Ленин-Крупская-Арманд

                Уж поверьте историку, - говорит студент Костик
                из фильма Михаила Козакова «Покровские ворота», -
                осчастливить против желания нельзя.
               
                ИСКУСИТЕЛИ. ЛЕНИН – КРУПСКАЯ – АРМАНД

     «Я так любила не только слушать, но и смотреть на тебя, когда ты говорил. Во-первых, твоё лицо так оживляется, и, во-вторых, удобно было смотреть, потому что ты в это время этого не замечал», - писала Инесса Арманд Ленину в письме вскоре после их знакомства в 1909 году.
   «Ленин не спускал своих монгольских глаз с этой маленькой француженки», - так вспоминал французский социалист и большевик Шарль Раппопорт, наблюдая за долгими беседами этой пары в парижском кафе.
                ***   ***   ***
                КТО КОГО СОБЛАЗНИЛ?      

      О Владимире Ильиче Ульянове (псевдоним – Ленин) написано столько, что книги и статьи, могут составить библиотеку с большим фондом. Но ещё много о нём не написано, а хранится в каких-нибудь секретных запасниках, а также ушло в мир иной с теми, кто его знал.
   В годы правления коммунистической партии только во сне можно было увидеть (и никому о нём не рассказывать), что появились книги «Личная жизнь Ленина», «Рассекреченный Ленин», «Феномен и фантом Ленина», «Драма Ленина», «Ленин-русские-евреи…» (сборник статей) и другие с такими «кощунственными» словами рядом с  бывшим, долго драгоценным, словом «Ленин». А в названиях книг о нём были только возвышенные слоги: «Наш Ленин», «Великий подвиг во имя людей»…

   Кажется, что нет ни одной стороны человеческой жизни, о которой Ленин не высказал своё мнение или кто-то не придумал это за него. О кино? Пожалуйста: «Из всех искусств важнейшим  для нас является кино». Есть книги о том, как В.И.Ленин любил музыку, как он читал Толстого, о его мнении о литературе и писателях…
   Я уж не говорю, что само собой подразумевалось, что Владимир Ульянов всё знал о пролетариате, о революции, о том, как сделать «массы» счастливыми, и как этому могут мешать отдельные «элементы». Он был хорошим учителем:  научил своих последователей-коммунистов везде искать врагов и все неудачи в пролетарском государстве списывать именно на них.
   И только он один (да, ещё, конечно, Карл Маркс) всё правильно понимал, а остальные ошибались.
  Все годы советской власти Ленин подавался выше Бога.
  И был он святее всех святых.
   
  После распада Советского Союза  (1991 год) несколько изменилось отношение к «вождю революции» - людям захотелось правды. Потихоньку открывались архивы. Вот тогда и стали появляться книги и статьи, раскрывающие Владимира Ульянова и с других сторон. Тех сторон, что долгие годы были в тени: кого любил и кого ненавидел, где жил и на какие средства, чьими руками делалась революция  в России в октябре 1917 года, до какой части (до локтей или выше) его руки были в крови, и как он закончил свою жизнь.
   И раньше, и сейчас многим хочется узнать: кем был Ленин – гением или злодеем.
   Надо сказать, истины ради, что и в советское время за рубежом выходили книги о Ленине, и в них он описывался совсем не святым. В тех книгах говорилось не о революции в России в октябре 1917 года, а о государственном перевороте; о «красном терроре»…Самое ценное в этих воспоминаниях и исследованиях то, что описывали Владимира Ульянова и его действия те, кто его знал.   
   Зарубежные и отечественные историки откопали документы, из которых стало понятно: ничто человеческое Ульянову не было чуждо. Мало того, теперь уже ясно, что Владимир Ильич, или как его любовно называли коммунисты, Ильич – был жестоким человеком. А если ещё точнее – палачом и тираном.
   Сам он никого не расстреливал, хотя стрелять умел. Метко попадать в цель научился  в молодые годы – при охоте на зайцев и другую живность.
  Один из  современных историков сравнил Владимира Ульянова с Понтием Пилатом. Об этом речь впереди.

   Но каким бы мужчина не был, всегда найдётся женщина, которая его полюбит. Есть истина в поговорке: любовь зла – полюбишь и козла.
   Была такая женщина – француженка Инесса Арманд. Насколько она обрусела, живя  с детства в России, трудно сказать, возможно, всего лишь на десятую долю процента, оставшись больше француженкой. Привлекательной, элегантной, умной, образованной, раскрепощённой в любви…
    Но вот же история – влюбилась в  Ульянова, и приняла его таким, каким он был. И он влюбился в неё.

   Кто кого искусил? Две версии.
  Первая: Инесса, как её представляют биографы, весьма искушённая в любовных делах, решила завоевать сердце Ленина и соблазнила его. Чем-то он ей приглянулся или скуки ради, трудно сказать. Не так давно по одному из каналов нашего телевидения был показан фильм на эту тему. Наряду с текстом и документальными  кадрами, были вкраплены сценки: не очень похожие актёры играли роли Ленина и Арманд.
   Утверждалось, что именно Инесса решила соблазнить (завоевать!) Владимира Ильича; как-то приготовила какое-то угощение и пригласила его «на чай», «на кофе» или «на музыку». В тот ли вечер или в другой, но соблазнила-таки, коварная, русского большевика.

  Вторая версия: симпатия была взаимной. Кстати, вполне возможно, что и Владимир Ульянов был также весьма искушённым в любовных делах, просто об этом мы пока ещё мало знаем. Хотя кое-что и знаем.
   Я уверена: Ленин влюбился в Инессу; возможно, это была его первая и последняя любовь. Не уверена, что любовь можно делить на «настоящую» и ещё на какую-то. Любовь – просто любовь. Всё остальное – иные отношения.
   Инесса отвечала его запросам, как мужчины.
   А кто может отрицать, что Владимиру Ульянову нравились только те девушки, которые бегали в марксистские кружки и носили  «глухие» платья, закрывающие все женские прелести? Никто этого утверждать не может.   

  Любовь – тайна. Она, как некое природное явление, как восход и закат, как полнолуние и затмение, как приливы и отливы, приходит к человеку, не спрашивая у него разрешения. И, тем более, ей всё равно, он Ленин или Сергей Петрович И.; политик он или подковывает лошадей.
   Предполагаю, что мы никогда не узнаем о сексуальных способностях Ленина. Прошу заранее призадуматься тех, кто сейчас начнёт метать молнии в меня, посмевшей соединить эти слова «секс» и «Ленин».

    Почему советские коммунисты  всячески избегали разговоров о том, что у «вождя пролетарской революции»  были интимные отношения с  женщинами? Такого в мужской среде назвали бы неполноценным. Да, известно, что как среди женщин (их называют несправедливо «старыми девами»), так и среди мужчин есть девственники; они ни разу не занимались тем самым.
    Владимир Ульянов не был девственником.

   Такой вывод можно сделать не потому, что он был женат, а супружество предполагает интимные отношения; а потому что у него были любовницы. Ничего не известно, когда он потерял свою девственность. Вполне возможно, что ещё до  появления в Петербурге; допустим, у него могла быть любовная интрижка с какой-нибудь молоденькой крестьянкой из Кокушкино. Или в Казани, где он немного учился в университете. Невозможно поверить, что до венчания с Надеждой Крупской в 1898 году Владимир Ульянов был девственником. До 28 лет?

   В.Е.Мельниченко, доктор исторических наук написал книгу «Личная жизнь Ленина» (Москва. ВОСКРЕСЕНЬЕ.1998). Сей свой труд автор представляет так: «В этой книге, написанной в жанре документальной миниатюры, впервые в мировой историографии раскрывается весь комплекс вопросов, связанных с личной жизнью Ленина. При этом автор не ушёл от честного рассмотрения соотношения добра и зла в облике большевистского вождя».
    Что заставило последнего директора Центрального музея В.И.Ленина взяться за такую запретную тему? Оказывается, В.Е.Мельниченко «из тех немногих историков, которые знают о Ленине, пожалуй, всё, за исключением того, что уже не узнает никто и никогда. В течение последних трёх лет Владимир Мельниченко опубликовал книги «Драма Ленина на исходе века», «Феномен и фантом Ленина», «Нужно быть сумасшедшим, чтобы не признать величия Ленина» и др.». В них есть и о личной жизни Владимира Ульянова.
   Жизнь заставила меняться и историков. Кто-то надел новую шкурку.
   Историк Мельниченко пожелал  заполнить «историографическую лакуну» - написать о  личной  жизни  вождя. Как будто до него об этом не писали.

                ОН  - ТАКЖЕ   ВИЛЬЯМ ФРЕЙ

    Оказывается, «святой» человек не был святым в семейной жизни. Что ж, и на Солнце есть пятна. Это я написала для утешения тех, кто никаких пороков в жизни Ульянова-Ленина и в упор не видит. Есть, конечно, его поклонники, которые знают о  каких-то шалостях Ленина, но оправдывают его так: великим людям всё дозволено.
   Пока любовницей Ленина не стала революция, нечто эфемерное, он имел любовниц-женщин со всей их плотью и кровью. А как утверждают теперь: шалил он и после октября 1917 года.

   В разных книгах можно найти информацию и ещё об одной его любовнице, скрывавшейся под именем Елизаветы К. Она  появилась в жизни Ленина до Инессы Арманд. Но  роман с Елизаветой К. длился и тогда, когда он воспылал любовью к «маленькой француженке».
   И эти отношения тоже были неровными. Как-то чем-то оскорблённая Инесса исчезла, за что получила прозвище «Исчезнувшая Джоконда». И вроде бы, Владимир Ульянов не знал, кто такая Джоконда, и просил именно у Елизаветы разъяснения. Что-то в подобное не очень верится.
   Ленин метался между двумя любовницами. У Инессы был план: заставить Владимира ревновать. И она этого добилась.

   Хотите, верьте – хотите, нет. Я верю, а потому выписываю из книги историка А.Г.Латышева «Рассекреченный Ленин» следующую информацию:
   «Как пишет Н.Валентинов в книге «Встречи с Лениным», ещё в 30-е годы в издательстве «Bandiniere» увидела свет книга «Тайные любовные увлечения Ленина», написанные двумя авторами – французом и русским (первый, скорее всего, был только переводчиком). Впервые в виде статей она появилась в 1933 году в газете «Intransigeant» («Непримиримая» - ежедневная газета, выходившая в Париже в 1880- 1948 гг.). Книга рассказывала об интимных отношениях Ленина с некоей Елизаветой К. – дамой «аристократического происхождения». В ней приводились письма Ленина к этой К., которые, даже на глаз неспециалиста, выглядели явной фальшивкой.
   А.Д.Волкогонов приводит документ из Архива Президента, согласно которому С.Тихомирнов, которому было поручено участвовать в собирании и хранении ленинского наследия, в ходе своей поездки в Париж в середине 30-х годов, вёл переговоры с бывшим большевиком Г.А.Алексинским, одним из первых летом 1917 года обвинившем Ленина в получении «немецких денег».
 
  В записке с грифом «сов.секретно» Тихомирнов докладывал: «При первой встрече он показал мне очень осторожно письма, судя по всему, написанные Лениным. Почерк, насколько я мог убедиться (вчитываться в них Алексинский не давал), абсолютно схож с ленинским.  Эти письма, как говорит Алексинский, писались Лениным одной писательнице, которая была в близких  отношениях с ним, но не была членом партии. Лицо это не хочет передавать эти письма нам, пока жива Надежда Константиновна. Эта женщина вполне обеспечена, т.к. получила средства от нас из Москвы, и они проходили или через Менжинского или через Дзержинского, а сейчас получает регулярно соответствующую сумму из вклада в банке».

    Когда они познакомились, Ленин представился Лизе как Вильям Фрей.
  Известно, что Владимир Ульянов имел много псевдонимов, из них несколько любимых, например, Парижанин. Хотя он не перещеголял в этом плане писателя Антона Павловича Чехова с его более 50-ю псевдонимами.
     Лиза ездила за Вильямом Фреем по всей Европе. Он вызывал  «приятельницу» туда, куда  приезжал на различные совещания большевиков за рубежом. Пока он произносил речи, она ждала его в гостинице. Ленин, сам большой любитель велосипеда,  научил эту даму ездить на велосипеде. А когда были повреждены шины на её велосипеде,  он привёз старые калоши, которые и пошли на латание дырок.

   Эта женщина была замужем за состоятельным человеком. Ленин устраивал её как любовник; большего от него она и не хотела. Он был увлечён Лизой. Это можно объяснить и тем, что он был нормальным (возможно, страстным) мужчиной, хоть и социал-демократом на тот момент, а Надежда Константиновна, как жена-девственница,  его не устраивала. С любовницами мужчины – как сексуальные партнёры -  более раскрепощённые. Особенно те, которые по разным причинам свою сексуальную страстность скрывают.

  Ещё  его увлечение можно объяснить тем, что на Лизу не влиял его гипноз, о чём будет говорить Инесса Арманд. Он же привык всех покорять, а  Лиза была не из тех женщин, кто кому-то подчиняется. Она была эмансипированной женщиной,  вне всяких партий, вне чьих-то идей. Только постель – и больше ничего! Только приятное времяпрепровождение – остальное ваше!
  Если ей что-то не нравилось, Лиза могла уехать, не предупредив Вильяма, и не заботясь о том, как он будет на её строптивость реагировать.  А Ленин к такому отношению не привык. В небольших компаниях большевиков за рубежом за ним признавали роль лидера, мало кто решался с ним спорить, везде, что называется, ему смотрели в рот, восхищались, хвалили.
  У меня сложилось впечатление, что Ленин относился к женщинам, как к существам менее умным, чем мужчины.
   
    Если  «приятельница» исчезала,  он её искал.
      Как-то во время одного из свиданий Ленин взял книгу и начал читать.
   - Что вы читаете? – спросила Лиза.
   - Это «Капитал» Карла Маркса. Вам будет скучно его читать.
   - Зачем же вы на свидание ко мне приносите скучные книги?

   Иногда Лиза слушала его выступления на каких-то партийных сходках. Она отмечала, что говорил Ленин не интересно. А ещё она рассказывала, что её любовник  всё время спешил, был постоянно озабочен. О себе он ничего не говорил, в компаниях, где были мужчины и женщины,  тщательно обходил «мужские» темы.
    Лиза  в воспоминаниях  отметила: этот её любовник был мускулист. Что было не удивительно, так как он постоянно поддерживал своё физическое здоровье плаванием, коньками, лыжами; много ходил, любил карабкаться  по горам.  А руки у него были, по мнению Лизы,  вовсе не для революционера; «ему бы быть хлебопашцем».

   Конечно, со временем Елизавета К. узнала, кто такой Вильям Фрей. Мне не попадался в книгах  нижеприведённый факт, но я услышала его в  телефильме «Тайная любовь вождя», показанный по ТВ Первый 20.08.2004 г. (автор сценария Е. Раздорская).
   Оказывается, Елизавета бывала в Москве.  После смерти Ленина  прошло несколько лет. Его тело было возложено в Мавзолей. Уезжая в Париж, Елизавета К. пошла последний раз взглянуть на своего любовника.
   И там она услышала «Лиза», сказанное тихо-тихо. Женщина решила, что это сказал не Ленин, измученный своей идеей фикс, скитающийся и скрывающийся  за разными псевдонимами, а  весёлый парень Вильям Фрей, который учил её кататься на велосипеде и привозил  резиновые калоши, из которых делали заплатки для велосипедных шин.
   
      Что же касается писем Ленина к Елизавете К. , то они вполне могли быть. А как он мог в их век  сообщать ей, что тогда-то он будет в Стокгольме, а тогда-то - в Цюрихе,  и просит её приехать? Только письмами и телеграммами.
    Эпистолярное наследие вождя пролетарской революции велико. Другое дело, что часть личных писем с  любовными откровениями  могла быть уничтожена  коммунистическими редакторами, или в них могли появиться пропуски и отточия.
   Уничтожал свои личные письма и Владимир Ульянов. Например, у них с  Инессой Арманд была бурная переписка. Но из её писем  к нему осталось одно-два. Есть информация, что когда они возвращались в Россию в 1917 году в опломбированном вагоне, то вышли в тамбур и сожгли письма, в которых содержались любовные эмоции.

   Ленин боялся скандала. Ведь у него, вождя большевиков, никак не должна быть подмочена репутация.
   Лучше бы он имел столько половых актов с женщинами, на сколько хватило бы сил, чем обречь на смерть миллионы людей только за то, что они не разделяли его взгляды на пролетариат, социализм и коммунизм.
   Что «опускалось» в личных посланиях и в многочисленных письмах-приказах Троцкому, Молотову, Сталину и другим первым «революционерам», можно увидеть в книге А.Г.Латышева «Рассекреченный Ленин», и не только в ней.

    Меня интересует вопрос: Вильям Фрей оплачивал  поездки Лизы  по разным странам или она сама? У него-то свои деньги, то есть заработанные собственным трудом, бывали крайне редко. За рубежом он жил на деньги, посылаемые матерью (она создала  своеобразный фонд помощи детям, продав свою долю в Кокушкино и прочую недвижимость),  инженером  М.Т. Елизаровым  – мужем сестры Анны и на средства из «партийной кассы», в которой не бывало особенно густо.
   Странно это или нет, но, по признанию Н.К.Крупской, они за рубежом ни в чём не нуждались.
   Интересует меня вопрос, оплачивал Ленин-Фрей поездки своей любовницы Елизаветы,  потому что по таким нюансам отношений можно судить об уважении мужчины к женщине; о том, насколько он скуп; о том, понимает  мужчина или нет, что  неприлично даме ездить на свидания к любовнику за свой счёт…

   Не думаю, что он был альфонсом. Но вполне возможно, что «эта женщина вполне обеспечена, т.к. получила от нас средства из Москвы…» (см. всю цитату выше) -  уже было после октября 1917 года и после смерти Ленина. А до того он мог содержать любовницу  на деньги из «партийной» кассы.
   Можно предположить, что  оплачивала эти поездки Лиза сама. Потом она, писательница, компенсировала все свои расходы не только, получая что-то из Москвы и имея  там же счёт в банке, но и гонорарами  за свою книгу о встречах с Лениным. Сочинения, в которых описываются  адюльтеры с известными людьми,  всегда находят издателей и читателей.
   И вовсе это не праздное любопытство. Не надо грешить, если находитесь на  олимпе власти! Падать с той горы очень больно. Но ведь за всё надо платить. Ленин дорого платил и за власть, и за любовь.

   Кому интересна эта любовная сторона жизни вождя,  тот может найти литературу. Это  также адюльтер, поскольку Владимир Ульянов был к тому времени женат. Вопрос лишь в том, знала Надежда Константиновна о той «приятельнице» мужа или нет? Наверное, не знала. А если ей и доносили о встречах мужа с дамой во время  разных  партийных мероприятий за границей, то она, вполне, могла этому не верить.
   Она была терпеливой женой. Есть такие жёны: не видят (не хотят!) то, что видно всем. Предполагаю, что соперницу она не видела.
   Иное дело было с Инессой Арманд: здесь роман развивался на  глазах Крупской.

                ЛЕНИН - МУЖЧИНА ТОЛЬКО ДО ПАХА?

    Возможно, где-то есть информация о том, когда и как  Владимир Ульянов заразился сифилисом. Скрыть, что предполагали наличие у него этого заразного заболевания, никак нельзя. Слухи о сифилисе у Ленина не утихали в течение всей его жизни. И, как я поняла, все, кто обсуждал этот факт, считал: раз появился у мужчины сифилис, то, значит, его заразила женщина при половом акте.
 
   Однако заразиться  люэсом (второе название болезни) можно и непорочным путём. Например, при поцелуе с больной особью. А также через предметы: полотенце, стаканы, зубную щетку и прочее такое. Дело в том, что больной человек, можно сказать, сеет «бледные спирохеты» - возбудителя люэса, где бы он ни был. Это так называемый бытовой путь передачи инфекции.
   Ленин всегда был в гуще масс (любимое его словцо). А в тех массах могли быть и больные люди.
   В общем, огня без дыма, как известно, не бывает. Не говорили же о наличии этой болезни у Сталина, который и не скрывал, что большой любитель женщин, и было у него любовниц гораздо больше, чем у Ленина.

   «Эти акробаты фарса, эти гиены пера! Эти виртуозы ротационных машин!», - это о журналистах в книге Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Двенадцать стульев». Не раз именно прессу обвиняли в том, что она сеет ложные слухи о сифилисе у коммуниста №1.
  Кто не верит журналистам,  тот может прочитать  книгу не журналиста, а учёного Ю.М.Лопухина, доктора медицинских наук, профессора, академика Российской академии медицинских наук, сотрудника лаборатории (!) при Мавзолее Ленина. Тема книги видна из названия  «Болезнь, смерть и бальзамирование В.И.Ленина. Правда и мифы» (Москва. Издательство «Республика». 1997).
  Конечно, надо бы написать не «бальзамирование В.И.Ленина», а «бальзамирование тела В.И.Ленина».
   Когда  у Ленина в 1922 году начали появляться признаки заболевания, которые и свели его в могилу (в Мавзолей), все врачи – и отечественные, и зарубежные – терялись в догадках, они не понимали болезни, так  как она по симптомам не вписывалась в рамки тех диагнозов, которые ему ставили.

   «Одно из предположений, - пишет в книге Ю.М.Лопухин, - которое, естественно, составляло врачебную тайну, будучи только догадкой, сводилось к возможности сифилитического поражения головного мозга.
   Для врачей России, воспитанных на традициях С.П.Боткина, который говорил, что «в каждом из нас есть немного татарина и сифилиса», и что в сложных и непонятных случаях болезней, следует непременно исключить специфическую (т.е. сифилитическую) этиологию заболевания, такая версия была вполне естественной. Тем более что в России сифилис в конце прошлого – начале текущего (автор имел в виду ХХ век – Л.П.) века в разных формах, включая наследственную и бытовую, был широко распространён.
   Это предположение было мало и даже ничтожно маловероятным хотя бы потому, что Ленин отличался в вопросах семьи и брака абсолютным пуританством, хорошо известным всем, кто его окружал. Однако консилиум врачей решил тщательно проверить и эту версию».

   Не буду комментировать слова о пуританстве Ленина. Так называемые «старые большевики» знали, что он не был пуританином. Как и многие из них. И ещё у меня вызывает сомнение понятие «наследственный сифилис». Об этом есть не только в книге доктора Лопухина. Может, всё-таки не наследственный сифилис, а сифилис приобретённый?  Я не слышала, чтобы сифилис передавался по наследству, как, допустим, гипертоническая болезнь. Врачам, конечно, виднее. Но есть в этой теме вопросы. А если у Владимира был наследственный сифилис, то, получается, что люэсом болели отец или мать, или оба?

   Врачи ошибались. Правильный диагноз так и не был поставлен. Бедного, уже тяжело больного Ленина,  упорно лечили и от сифилиса. А значит, невольно травили лекарствами, усугубляя его состояние. Антибиотиков тогда не было.
   Уверена, что умер Ленин не от последствий сифилиса. Есть новая версия его болезни и смерти. Об этом позже.

   Даже если сифилис у него  и был, допустим, в молодые годы, когда Владимир Ульянов  оторвался от опеки матери и уехал учиться, то, вполне возможно, что болезнь была в той форме, когда организм мужчины смог с ней справиться.
   Заболевание это тяжёлое, имеет несколько периодов. В третичном (последнем) периоде поражаются все органы, разрушается скелет носа и вместо носа остаётся его остов. Ничего подобного у Ленина не наблюдалось; нос был на месте.
 
   В медицинской литературе я прочитала, что при первичном и вторичном периодах сифилиса, если «больной лечится, ведёт нормальный образ жизни, он выздоравливает». Поскольку Ленин и Крупская  до 1917 года почти двадцать лет прожили в разных странах, у него была возможность вылечить тайно там любую болезнь.
   У  четы Ленин-Крупская не было детей. Только ли из-за базедовой болезни жены? Может, бесплодие было у Ленина и связано оно  с перенесённым сифилисом? Предполагаю, что ответы на эти вопросы  где-то записаны и ждут своего часа (если интерес к Ленину останется у последующих поколений), или они уже уничтожены.
   Насколько я знаю по литературе, детей не было и у сестёр Ульяновых – Анны и Марии.
 
   И что здесь такого, что у мужчины - Владимира Ульянова были сексуальные отношения с женщинами! Нормальное явление. Вот если бы с мужчинами; тут было бы, о чём позубоскалить. Среди «старых» большевиков были и «голубые».
   Когда читаешь  литературу о Ленине, вышедшую в советское время, понимаешь, что большевики (потом ставшие коммунистами), как искусные скульпторы, лепили не образ вождя пролетарской революции Ленина, а  коммунистического божка.
 
   Им бы очень хотелось, чтобы он был бесполым божком. Пусть бы ходил в мужской одежде и был мужчиной, но только до паха. Тут вождь им подкузьмил: Владимир Ульянов, ещё не взявший себе  псевдоним Ленин, до которого было так же далеко, как до космоса, и, будучи молодым человеком, взял и женился.
   А утверждать после этого, что Ленин не мог быть в интимных отношениях с женщиной, нельзя. Супружество – дело святое даже для коммунистов. Со свечой у их кровати никто стоять не мог, о личной жизни Ленин не рассказывал; сдержанной была и Надежда Крупская. Но о том, что ей было известно такое понятие, как страсть, читайте дальше её признание.
 
    Ничего особенного не было бы в  любовных отношениях Ульянова и Арманд, если бы не одно «но»… Ленин был женат на Надежде Крупской.
   Несмотря на наличие супруги, образовался  адюльтер с большевистским уклоном.
   Из вышедших в постсоветское время книг о Ленине и его соратниках,   видно, как умели резвиться  первые поколения большевиков – в свободное от революционных дел время.
    Резвился и Ленин.
    Но сначала по очереди стоит рассказать о каждом из любовного треугольника. Начнём с главного персонажа – Владимира Ульянова, поскольку он, мужчина, в адюльтере один, а рядом две женщины.

                ХЕРУВИМ ИЗ СИМБИРСКА

   Смотрю на закладку для книг. У мальчика и девочки на одежде значок октябрят. Значок – это  пятиконечная красная звезда, от которой в разные стороны расходятся лучи. В центре звезды личико миленького ребёнка: светлые вьющиеся волосы, упавший на лоб локон, пухлые губки; вокруг шеи белый воротничок…Херувим!
   Это Володя Ульянов в детстве.

   Интересно, сможет ли когда-нибудь наука заранее определять, кем станет вот такой херувим, когда вырастет? И насколько характер, наклонности, цели повзрослевшего херувима будут схожи с  родительскими?
   Вот мнение  швейцарского психолога, психиатра, основателя «аналитической психологии» Карла Густава Юнга:
   «Психология состояния тождества, предшествующего Я-сознанию, показывает, чем является ребёнок благодаря влиянию родителей. Однако причинной связью с родителями едва ли можно объяснить, чем является ребёнок как отличная от родителей индивидуальность. Можно даже рискнуть предположить, что не родители, а скорее, генеалогии родителей (деды и прадеды, бабки и прабабки) являются подлинными породителями детей и больше объясняют их индивидуальность, чем сами непосредственные и, так сказать, случайные родители.
   Так же и подлинная душевная индивидуальность ребёнка - есть новое в сравнении с психикой родителей явление, не выводимое из её особенностей. Она образует комбинацию коллективных факторов, присутствующих в психике родителей лишь потенциально и весьма часто совершенно невидимых. Не только тело ребёнка, но и его душа происходит из ряда предков, поскольку этот ряд индивидуально отличен от коллективной души человечества».

    Доказано, что родители – лишь воспроизводители новых людей. Вовсе не обязательно, что дети будут полной копией  отца или матери, или – копией в какой-то мере. Внешне – да, а всё остальное – уже иное.
   Например, все дети Ульяновых  похожи на отца; имею в виду лица. У него крупный нос, крупные губы… И выражение лиц похожи; если  помягче сказать – суровое выражение. Впечатление такое, что все Ульяновы были всю жизнь чем-то озабочены, чем-то недовольны, на что-то дулись.
  Чем старше становились молодые Ульяновы, тем ярче проявлялось внешнее сходство  с отцом. У Марии Александровны мелкие черты лица; если сравнивать фотографии, то она похожа на отца Александровна Дмитриевича Бланка. Фото её матери Анны Иоганновны мне не попадалось.

   О детстве Владимира Ульянова написано немало. Например, таким описывает его двоюродный брат (матери были родными сёстрами) Николай  Иванович Веретенников  (Володя Ульянов. Издательство «Детская литература». Москва. 1967):
   «Каждое лето семья Ульяновых приезжала в деревню Кокушкино. Туда же приезжала на лето из Казани и вся наша семья…
   Я ясно представляю себе невысокого, коренастого мальчика со светлыми, слегка вьющимися, необыкновенно мягкими волосами над выпуклым лбом; с искрящимися, порой лукаво прищуренными карими глазами; смелого, энергичного, очень живого, но без суетливости, резвого иногда до резкости, никогда, однако, не переходившей в грубость.
   Таков был Володя в те далёкие дни. Он был разговорчив, но далеко не болтлив, наблюдателен, чрезвычайно остроумен и так находчив, что не терялся никогда и ни при каких обстоятельствах».

   Известно также, что Владимир хорошо плавал и бесстрашно нырял; в детстве любил висеть на перекладине, которая была приделана в каретном сарае; зимой катался на коньках и лыжах, в тёплое время года – на велосипеде. Хорошо играл в бильярд, шахматы. Все Ульяновы любили музыку, а Мария Александровна прекрасно играла на рояле.
    И затем всю последующую жизнь Ленин всячески поддерживал своё физическое состояние на должном уровне. Так он готовился к  революции. Вот только он не спал на гвоздях, как  Рахметов - литературный герой романа Н.Г.Чернышевского «Что делать?»; Рахметов, из которого  советские коммунисты сделали революционера и пичкали  школьников этим его «самоотверженным» примером.

   Рахметов был богатым помещиком. Зачем он спал на гвоздях, заливая  своей кровью постель?  Чудил от скуки или у него было некое затмение сознания? Автор романа ясно написал: он был анахоретом.
   Получается, что помещик, которому революция была ни к чему, спал на острых гвоздях. А Ленин на гвоздях не спал; он ходил по горам, катался на коньках, гулял… 

   В это трудно поверить, но Владимир Ульянов пел; у него был приятный тенор. Он пел в детстве, нередко дуэтом с сестрой Ольгой. «Старые большевики», встречающиеся с Ульяновым в Шушенском, а затем -  за границей, вспоминали, что он любил петь и предпочитал песни с революционным накалом.
   Правда, после 1917 года Ленин не  ходил по горам, не гулял и не пел. Жизнь пошла другая, было не до песен. Большевики заседали, плодили декреты, «просеивали» массы…Если Ленин в один день 40 раз выступал на разных большевистских сходках, то когда гулять и петь!
   Владимиру Ильичу Ульянову, наконец-то, пришлось работать, когда ему уже было 47 лет. Не мальчик! А до этого он просто жил в своё удовольствие, имитируя страшную загруженность работой.

   То, что все дети Ульяновых много читали, не вызывает удивления – они росли в интеллигентной семье, а их отец был учителем. Не верю я только вот такому утверждению:
  «Глубокая любовь к народу помогала Илье Николаевичу и Марии Александровне воспитывать детей борцами за народное счастье» (И.А.Печерникова. Величие души. О воспитании в семье Ульяновых. Издательство политической литературы. Москва. 1973).
   Полный бред!

   По всей видимости, в этой семье от детей книги не прятали. В доме была большая библиотека – на все возрасты и вкусы.  В том числе и «Капитал» Карла Маркса и другие подобные.
   Владимир в 14 лет первый раз прочитал любовный роман Н.Г.Чернышевского «Что делать?». Он ему не понравился: никуда не годное чтение . Чуть повзрослев, юноша читал и перечитывал эту книгу. Потом Н.Крупская рассказывала, что её супруг: «В особенности любил он Чернышевского и его роман «Что делать?» знал, чуть ли не наизусть».

    Понятно, почему. Владимир  входил в тот возраст, когда много думают о любви, жаждут всё о ней узнать, видят эротические сны.
   Интересно, что и его будущая любовница Инесса Арманд, мать пятерых детей, также рано  позволила своим детям читать этот роман.
   Несовершеннолетним рановато читать подобную литературу, в которой  супружеская измена, адюльтер, любовные сцены, самоубийство… И ни слова о революционерах.
 
     Наверное, именно эта сторона «Что делать?» - любовь - «перепахала» тогда ещё незрелого Володю. Говорили ли отец и мать Ульяновы со своими сыновьями и дочерьми о сексуальных отношениях мужчин и женщин, не известно.
   Почему-то никто из тех, кто пишет о романе «Что делать?», перепахавшем Владимира Ульянова, не досказывают его конец. А ведь из мастерской (по мнению коммунистов, прообраза пролетарского производства) Веры Павловны ничего хорошего не получилось. Автор на последних страницах своего произведения показывает Верочку, как владелицу  магазина женской одежды. Среди её покупательниц не самые богатые, но и не самые бедные.
  Так что всё вернулось к бизнесу. И Ленин вынужден был от военного коммунизма (дикое словосочетание!) перейти к нэпу…
   Но это уже другая тема.

                ПО СТОПАМ  ОТЦА НЕ ПОШЛИ

  Все дети четы Ульяновых  сначала получали домашнее образование. С ранних лет Мария Александровна учила сыновей и дочерей немецкому и французскому языкам; были специальные дни, когда они обращались к матушке только  на каком-то из этих  языков. Позже молодые Ульяновы сами осваивали другие языки. Например, Анна переводила сочинения итальянских авторов, а Ольга – шведских…
  Владимир, когда ещё  учился в гимназии, пробовал с товарищем перевести с французского на русский «Капитал» Маркса. Видно, французский язык Владимир Ульянов так и не освоил хорошо. 
   За рубежом он нередко вместо себя отправлял Инессу Арманд на различные сходки большевиков, где надо было вести переговоры или произносить речь на французском языке. Или  просил её перевести свою речь на французский, но короткими фразами, чтобы было эффектнее. А для Инессы этот язык был родным.

  Для детей Ульяновы приглашали и домашних учителей. Служба вынуждала отца семейства Илью Николаевича проводить много времени вне дома. Но это вовсе не значит, что он не занимался воспитанием детей.
  Конечно, он контролировал их учёбу, давал советы. Илья Николаевич знал стихи А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, Н.А.Некрасова, А.Н. Плещеева, читал их на домашних посиделках, старался заинтересовать детей  прозой и поэзией русских и зарубежных классиков.
    Мария Александровна, хорошая музыкантша, учила играть всех, кто к этому проявлял интерес. Музыкально одарённой оказалась Мария (Маняша, как называл её брат Владимир)  Владимир не играл.

   Рано или поздно у детей начинают проявляться какие-то увлечения. Преподаватель Ульянов отлично знал, что интересы к науке или к чему-то  надо поощрять и поддерживать. Поэтому в доме всегда находилось место для химических опытов, которые проводил, самый серьёзный и сосредоточенный на чём-то своём, Александр.
   На стенах висели географические карты, барометры. Отец заказывал из Петербурга и других городов астрономические приборы, глобусы, атласы. В библиотеке Ульяновых была не только отечественная и зарубежная художественная литература, но и научные труды великих русских учёных:
    полное собрание сочинений  математика  Н.И.Лобачевского; «Органическая химия» и многие другие научные сочинения учёного-энциклопедиста Д.И.Менделеева; «Беседы о Земле и тварях, на ней живущих»  ботаника-эволюциониста А.Н.Бекетова (дед поэта Александра Блока по материнской линии);  а также - «Происхождение видов» и «Происхождение человека» англичанина  Чарльза Дарвина и других учёных.

    В семье Ульяновых детей никогда не били. Илья Николаевич разделял мнение  глубоко им уважаемого Николая Ивановича Пирогова, педагога и врача, что «розга – слишком грубый и насильственный инструмент для возбуждения стыда… Розга вселяет страх, - это правда, но не исправительный, не надёжный, а прикрывающий только внутреннюю порчу. Она исправляет только слабодушного, которого исправили бы и другие средства, менее опасные…».
    Зачем я так подробно пишу о воспитании  молодой поросли в семье Ульяновых? Чтобы показать: отец и мать всё делали для того, чтобы дать образование детям, научить их жить в обществе, любить Отечество и приносить ему  пользу.

   Если бы все молодые Ульяновы пошли по стопам отца – просветителя и педагога, то они бы значительно расширили территориальный  ореол в России, где  появлялись бы  школы, училища, гимназии, вузы…Потомки Ульянова и Ульяновой-Бланк могли бы строить школы,  учить детей разных народов России,  готовить учебники, проводить съезды учителей. Благое дело!
   Или они могли быть стать специалистами другого профиля. Допустим, Владимир Ульянов был математически одарённым, что отмечали его педагоги в Симбирской гимназии, но математиком не стал.
 
                ОНИ ВИТАЛИ В ЭМПИРЕЯХ

   Александр Ульянов (родился в Нижнем Новгороде 31 марта 1866 г.) уже на третьем курсе  Петербургского университета был награждён за работу по зоологии золотой медалью. Ему прочили звание профессора естественных наук. У юноши были также свои открытия в химии, а  химические опыты он ставил и дома, где был специально выделен в кухне уголок для его лаборатории. Изучал он химию по трудам  Дмитрия Ивановича Менделеева.

   И как реализовал Александр Ульянов свои знания по названному предмету?  20-летний студент предпочёл изготовлять бомбу.  На 4-м курсе университета он вступил в кружок, состоящий из студентов-химиков, которые научились готовить динамит. Самое интересное, что Александр Ульянов не был главным в той группе террористов, он лишь помогал. Мало того, два главных фигуранта готовящегося покушения на царя Александра III, сбежали, как только заговор был раскрыт и начались аресты. Александр попал как кур во щи.  Он взял всю вину на себя, отказался написать прошение царю о помиловании и был повешен (и ещё четыре обвинённых) во дворе Шлиссельбургской тюрьмы  8 (22) мая 1887 года.

   Почему он стал террористом? На эти вопросы могут ответить только психиатры.
   Можно лишь предположить, почему.   
   Потому что был внушаем и пошёл за другими.
   Потому что был слишком юным и горячим.  Юношеский максимализм – причина многих бед.
   Потому что не мог предвидеть свой страшный конец. Возможно, он рассчитывал на ссылку или тюрьму. Покушение ведь не случилось.

   Но какие бы ни были мотивы, толкнувшие его стать бандитом, он не имел права  забывать о своей большой семье. Александр, конечно же, знал,  сколько слёз прольют его родители, братья и сёстры, как его противоправные действия скажутся  сразу же на  судьбах всех его родных. Но это его не остановило.   
   Ужасно думать, что  благотворный климат в семье – совсем не гарантирует благородных поступков детей.   

 Дмитрий Ульянов, получивший медицинское образование, кинулся устанавливать советскую власть в Крыму и ещё где-то; и всё время  нарушал клятву Гиппократа: «Не навреди!»…
 Сёстры Анна и Мария вели себя как воинствующие амазонки.
 
  Анна родилась в августе 1864 года в Нижнем Новгороде. Окончила  Мариинскую гимназию в Симбирске и Высшие женские курсы в Петербурге (их называли Бестужевскими по имени их руководителя – историка К.Н.Бестужева-Рюмина). Анна училась на  историко-словесном отделении. Она  была литературно одарённой, писала стихи; могла бы стать филологом, преподавателем, журналисткой.
   Нет же, ринулась в марксизм-ленинизм. Не могу объяснить, почему  Анна, Мария и Дмитрий полностью разделяли разрушительные идеи Владимира. Если бы  кто-то один, а то все. Значит, у  них не было своей жизненной позиции, и они просто пошли на поводу у брата. Странно, что подпала под влияние брата самая старшая из детей четы Ульяновых – Анна.
   Кстати, не все родственники Владимира разделяли его идеи. Об этом есть литература.

    Мария родилась в Симбирске (1878 – 1937). Окончила Елизаветинскую гимназию в Москве (8-й педагогический класс). Два года училась на физико-химическом отделении Высших женских курсов Герье и ещё год – на химико-физическом факультете Нового брюссельского университета. Полгода (с декабря 1908 года) провела на учёбе в Сорбоннском университете.
   В 1898 году вступает в РСДРП. И начинается: арест и заключение в одиночную камеру; высылка в Самару; арест- тюрьма; арест – ссылка…
   И что за удовольствие для девушки сидеть в тюрьме и кормить клопов? Правда, я не уверена, что в царское время в тюрьмах были клопы, вши и крысы; всего этого вдоволь было в советских тюрьмах для «политических». Впрочем, тюрьма во все времена - не дворец.
   В книгах, где есть информация об арестах молодых Ульяновых, описано, что они просили у тех, кто их навещал: книги, письменные принадлежности, бельё, что-то съестное. Но  нет просьб о дусте и чём-то подобном.

    Кому хочется больше узнать о политической и редакторской работе (в газете большевиков «Правда») Марии Ульяновой, есть книги, в том числе и в серии «Жизнь замечательных людей».
   Не знаю, считала ли женщина, одарённая математическим и музыкальным талантами, что её жизнь удалась, чувствовала ли она себя счастливой, не жалела ли, что пошла «революционным курсом» вслед за братом Владимиром. Она много раз была арестована, сидела в тюрьмах, отбывала ссылки в разных регионах России. И что за удовольствие всё это для женщины!

   Со стороны глядя, можно сказать, что, по крайней мере, женская суть Марии Ульяновой  не была реализована: она не была замужем, не стала матерью. Мелькала информация, что она была больной с рождения.
   И дело, которое затеял её брат, и которое  она поддерживала, развеялось, как невесть откуда взявшийся туман. Социализм и  коммунизм  оказались эфемерной мечтой, правда, не безобидной, а обагрённой кровью многих невинных жертв.
   Умерла Мария внезапно, предположительно, от инсульта, в 1937 году. Ей повезло, что не в застенках НКВД.
    
     И ещё одна странность сестёр и брата Владимира: все они  в своих воспоминаниях называют его  Владимиром Ильичем или Ильичем, возвеличивают его так, что, читая, испытываешь за них неловкость. Не родители на первом месте, а только брат.
   В книге Анны Ульяновой-Елизаровой «О В.И.Ленине и семье Ульяновых» со страницы на страницу:
   «Таким образом, из ссылки (имеется в виду первая ссылка В.У. в село Шушенское – Л.П.) Владимир Ильич поехал не только революционером, имевшим опыт и определённо выкристаллизовавшуюся индивидуальность, которая была уже авторитетом в  подполье; не только человеком, выпустившим научный труд, но и укрепившим, в результате трёхлетней жизни в самой деревенской гуще, своё знание крестьянства – этого основного слоя населения России».
«Но Владимир Ильич охотно разговаривал с крестьянами…», «на почве бесед на охоте Владимир Ильич почерпал…», «Владимир Ильич решил, что я арестована»; «Владимир Ильич и в тюрьме проявлял свою всегдашнюю кипучую энергию»…
   Вот таким высоким стилем пишет Анна о своём брате. А, между прочим, Владимиру Ульянову к моменту ареста было 25 лет, и он был известен лишь в небольшой кучке студентов-марксистов.               

   И позже  вокруг Ульянова-Ленина будет столько легенд о его величии, его особом мозге. Его имя будет «кормить» многочисленные научно-исследовательские институты марксизма-ленинизма,  музеи, архивы. Бойкие люди, умеющие держать нос по ветру, напишут сотни, если не тысячи, диссертаций, книг, статей.
   Художники,  льстиво украшая лик Ильича, нарисуют его  в детстве,  юности,  на паровозе с картинно выброшенной   вперёд рукой, сидящим на ступеньках и пишущим… Кинематографисты снимут фильмы о нём и партии.
  Его именем будут названы города, улицы, пароходы, библиотеки и прочее. А памятников ему будет  сооружено столько, что, вполне можно было вместо этого  настроить домов и расселить  коммуналки, в которых жили люди, не дождавшиеся даже социализма.

  И сам Ленин был лживым, и вокруг него было много лжи, фальши и ханжества. Не вся правда о нём  известна. Например, почему именно Ленину некие «меценаты» дали деньги на государственный переворот в России?
 Почему не Г.Е.Зиновьеву (настоящая фамилия Радомысльский)? В большевистских кругах он был более известен. Марксистом он стал в то же время, что и Владимир Ульянов. Так называемая революция 1905-1907 гг. прошла без Ленина, а Зиновьев – её участник.  Он  выступал против вооружённого восстания в 1917 году. И по этой причине между Лениным и Зиновьевым начались разногласия.

    Кстати, Ленин не один прятался в шалаше на берегу озера  Разлив недалеко от Петербурга, а именно с Зиновьевым. В 1936 году Зиновьев расстрелян по повелению несостоявшегося священника Иосифа Джугашвили.
   Вместо фамилии Зиновьева можно поставить  фамилии других «старых» большевиков, не менее достойных, чем Ленин,  стать «вождём пролетарского государства».
   Значит, Ленин был более уступчив, соглашался на все условия «меценатов», был больше аморален и совершенно не любил свою Родину и не был патриотом. 
   Опосредованно все дети И.Ульянова и М.Бланк были причастны к массовым убийствам, террору, оскудению культурной части населения России, в частности, и из-за того, что большевики принудительно высылали интеллигенцию из страны.

   Владимир Ульянов  был и остался дворянином. Он никогда не знал «черной» работы. Да, он мог, взяв пилу, поправить дверь, и  в детстве что-то мастерил на верстаке. Но это он делал, когда было настроение. Он был и остался белоручкой, хоть, как утверждала его «приятельница» Елизавета К., у него были руки хлебопашца.
   Полная ложь, что он за время ссылки или когда в детстве жил в имении деда – Кокушкино, узнал жизнь крестьян. Если он и интересовался крестьянами, то лишь для того, чтобы  услышать от них какую-нибудь историю, затем вставить её  в свою статью или рассказать на сходке большевиков.
    Также,  выходя на «большую» дорогу, по которой двигались  паломники,  расспрашивал  скитальцев писатель Лев Толстой. Граф Толстой, как и дворянин Ульянов, никогда не смешивались с «простым» народом.

   Владимир Ульянов в России был мало кому известен. Много лет он прожил за рубежом. Когда закончилась ссылка в Шушенском,  в 1900 году он, Надежда Крупская и её мать Елизавета Васильевна  уехали в Германию. Это была первая эмиграция, и она длилась свыше пяти лет.
   Потом  они приезжали-уезжали. Вторая  длительная эмиграция - в конце 1908 года он с женой и тёщей уехал в Париж – там предполагалось издавать газету «Пролетарий». Газета была лишь ширмой для Владимира Ульянова.
    Ульянов с семьёй не сидел на месте; они кочевали по разным странам.
 
   В России ему просто нечего было делать. Ходить на митинги? Возраст уже был не тот. К тому же, сидеть в тюрьме уже больше не хотелось. Достаточно было первой отсидки в Петербурге – больше года.
  Он и жизни в России не знал толком; знал  только то, что вычитывал в газетах и что рассказывали время от времени навещавшие его родные и соратники по партии. Уверена, что «гости» рассказывали о стачках и прочем таком, а не о  хороших изменениях в стране.

  А где он был в России? Симбирск, Казань, Петербург и его окрестности, Москва... Всё!
   За те годы, что Ленин  за рубежом произносил речи на редких сходках большевиков и писал свои многочисленные статьи, в России стремительно развивалась промышленность и сельское хозяйство. Иначе откуда бы взяться столько пролетариату к 1917 году, на которого Ленин делал ставку!

   Владимиру Ульянову, можно сказать, не везло. Он всё время был, как говорят, на вторых ролях. И царский режим в 1917 году свергнул не он и не его соратники-большевики, а другие силы. Представляю, как его, самолюбивого, это язвило.
   Повезло ему лишь в октябре 1917 года. Никто, кроме Ленина, не хотел в России кровавой бойни. Ведь она совсем не обязательна, когда меняется власть. О Ленине можно говорить всё, что угодно, но нельзя сказать, что он был глупым.

   Он знал, что не сможет привлечь на свою сторону, увлечь своими идеями о  социализме и коммунизме интеллигенцию,  крупных промышленников, купцов и представителей других партий. «Завести» он мог только рабочих,  многие из которых, действительно, не имели ничего, кроме своих цепей (выражение Карла Маркса). Ему это удалось.
   Как можно «заводить» массы, лучше знают психологи. Один из приёмов: ругать царя и обещать дальше райскую жизнь. Потом, конечно, неизбежно протрезвление. Оно и было.
 
   Зачем сестре Анне надо было таким возвышенным слогом описывать брата, ещё ничего особенного не сделавшего,  не понятно. В 1900 году – время возвращения из ссылки – Владимир был никем.  Экстерном  сдавший экзамены в Петербургском университете, тусовки в марксистских кружках, тюрьма и ссылка – вот такая  биография в 30 лет. Для Отечества – ничего доброго от этого её гражданина. Даже псевдоним «Ленин» появился позже.
   С 1908 года он  десять лет  не появлялся в России; бродил из страны в страну. То, чем он там занимался, он мог бы и не делать. Никто от него этой «бурной» деятельности не требовал.
  Если бы он вдруг осел в каком-нибудь тихом местечке в Швейцарии или Германии и жил, лишь читая газеты, что-то  по настроению пописывая и бродя  для поддержания своего драгоценного здоровья по  горам, ни один бы камень нигде в мостовой не дрогнул  из-за того, что Ленин перестал быть большевиком.  Россия пошла бы по  другому – более гуманному - пути.

  В  1917 году Ленину  47 лет, по тем временам -  пожилой человек. Было из-за чего ему хвататься за голову: «А ведь ещё ничего не сделано! Доколе?». До той поры он витал в  эмпиреях (витать в эмпиреях – жить в отрыве от действительности, предаваться мечтам – Л.П.).
   Верил ли Владимир Ульянов в свою избранность, как единственного, кого выбрало Провидение для построения рая (читай – коммунизма)  сначала  – в отдельно взятой стране?
   Я уверена: верил. В подобную избранность верили Александр Македонский, Наполеон Бонапарт, Адольф Гитлер…
   Как они все закончили свою жизнь, известно. Есть некая аналогия судеб  Александра Македонского и Владимира Ульянова.

    Молодой самоуверенный Македонский решил завоевать весь мир. Он собрал войско и двинул на страны, подминая их под себя и думая, что они, имея такого императора, счастливы уже от одного этого. Потом он решил вывести новый тип людей. Для того он повелел 15 тысячам своих  воинов жениться на местных девушках.
   Вдруг его поразил некий недуг, прицепилась какая-то зараза, и сорокалетний император почил. И тут случилось то, чего он, великий, не мог предусмотреть: те, кто целовал его сандалии, кланялись  в пояс, всячески возвеличивали его таланты, кинулись делить власть. А  тело его бросили в ванну, наполненную мёдом – консервантом. Похоронили Македонского только через месяц.
   А в России власть захватил Иосиф Джугашвили уже в 1922 году, Ленин болел, но жил ещё почти два года. И он был искусно изолирован от всего. Имение Горки стало его тюрьмой. Тоже своего рода консервация. Такого поворота своей судьбы Ленин не мог предвидеть даже в  кошмарном сне.

    Что за бес  сидел в Ленине  и подзуживал: «А давай разрушим Россию!». На вопрос: «За что?», ответа пока нет.
  В советской литературе о нём такой рефрен: хотел устроить революцию, так как мстил царю за казнь старшего брата Александра.
   Юрист Владимир Ульянов должен был знать, что любое покушение на человека, не важно -  плотник это или царь – нарушение закона, а, следовательно, покушающийся или убийца, должны быть наказаны.

   Во всех советских изданиях о Ленине подчёркивается, то он не верил в Бога, и ещё в детстве отказался ходить с отцом в церковь.  Совсем не обязательно верить в Бога, чтобы понимать: нельзя убивать себе подобных.
   В 1918 году в Ленина стреляли. Актом возмездия стал расстрел 500 человек. И это было только начало. Их было  всё больше и больше, так как  молодцы Феликса Дзержинского хватали всех, без разбора.
   Где логика? Месть за брата – это лишь большевистская легенда; выражаясь современным языком – для пиара.

   Уверена: Владимир Ульянов хотел славы, хотел войти в историю. Любой ценой.
   Вошёл. Но Россия заплатила за стремление этого самоуверенного человека тем, что превратилась в бюрократическое государство, подавляющее любую живую мысль и жонглирующее людьми, как  шариками. Интересная деталь: о бюрократизме, который расцвёл так же пышно, как сирень весной,  большевики ставили вопросы на своих заседаниях  уже через год- два после «революции».
   Кстати,  есть большевистская легенда: Владимира Ульянова отчислили из Казанского университета из-за того, что он был братом казнённого Александра. Это легенда. Он мог бы там спокойно учиться до получения диплома, если бы не участвовал в студенческих выступлениях, не подбивал рабочих устраивать забастовки. За ним был бы установлен негласный надзор полиции. И всё.

   Но Владимир Ульянов предпочёл раскачивать ветку, на которой сидел. А, упав, винил во всём царизм.
   Ему пришлось готовиться и сдавать экзамены экстерном в Петербургском университете. Он хорошо сдал экзамены. Но из него не получился хороший адвокат. Любая профессия требует непрерывной практики и пополнения знаний, иначе  специалист становится  дилетантом.   
   
    Ленин  опозорил себя и  запятнал честь мундира. Юристы, как и врачи, дают клятву. Врачи: не навредить здоровью, а юристы – защищать, не щадя живота своего, свободу и честь личности.
   Государственный переворот в октябре 1917 года – насильственный, вооружённый захват власти в России. Никаких референдумов, никакого опроса населения!
   Есть такой советский фильм «Член правительства». О судьбе женщины, которая из числа осчастливленных советской властью по принципу: кто был ничем – тот  станет всем.
    Один из персонажей говорит этой «тёмной» женщине:
   - Не рассуждать! Слушай готовое!
   
    «Цыц!», -  сказал и Ленин.

   Ничего путного из  детей Ульяновых   не получилось. После смерти Ильи Николаевича (1831-1886) не появилось ни одного  учебного заведения, которое бы было связано с фамилией Ульянов или Ульянова. И, вообще, ничего педагогического за  ними не замечено. Уроки с детьми в чужих семьях, не в счёт, это нужно было для заработка.
  Молодая поросль Ульяновых выбрала иной путь. Путь разрушения. В 1883 году Александр и Анна уехали учиться в Петербургский университет. Знал ли, догадывался ли отец, что его старший сын Александр стал террористом? В исследованиях об этой семье, которые я прочитала, информации об этом нет. Но я предполагаю, что какие-то слухи до него доходили.

   Можно ли обвинять отца-педагога за то, что его сын готовился к убийству? Конечно, нет. Он своих детей подобному не учил.
   Судьба пощадила Илью Николаевича Ульянова, труженика на благо Отечества, ничем не запятнавшего свою репутацию –  своевременно отправила его в мир иной. Поэтому он не узнал, что сын Александр закончил свою жизнь на виселице. А также – о нелепо сложившихся жизнях своих остальных детей.

   Хорошо, что он не узнал, что в доме, купленном им  в Симбирске, при советской власти был устроен музей В.И.Ленина. Не Музей  семьи Ульяновых, не Музей  русского просветителя И.Н.Ульянова, а его сына. В том музее есть лишь кабинет отца.
   Несправедливо! Это большое дворянское гнездо с  обширным садом было куплено и оборудовано на честно заработанные деньги Ильёй Николаевичем. Владимир там и колышка не вбил. Некая компенсация заслуг И.Н.Ульянова есть в том, что город Симбирск стал Ульяновском.
                ЧТО БЫЛО ПОСЛЕ БЛИНОВ?

      Я  предполагаю, что Владимир и Надежда согрешили, стали любовниками, ещё до того, как поженились. Они познакомились в феврале 1894 года  в Петербурге на «блинах» у её знакомого Р.Э.Классона. Блины прикрывали сходку марксистов.
   Надежде было 25 лет (она на год старше), а Владимиру – 24. В то время она могла бы считаться засидевшейся в девушках. Странно, что Надежда тогда ещё не вышла замуж. Она постоянно была в обществе молодёжи, среди которой было больше как раз мужчин. То ли ей никто не приглянулся, то ли она никому не приглянулась.
   Как она выглядела в молодости?
   Была прелестницей. Высокая, стройная, белокожая; длинная коса…
 
   В книге С.А.Рубанова и С.А.Негинского «Крупская в Петербурге-Ленинграде» (Лениздат. 1975) на развороте два фото: Н.К.Крупская в 1895 г. и В.И.Ленин, февраль 1897 г.
  У неё пухлые губы, брови вразлёт, видно, что была хорошая кожа; очень серьёзная марксистка, ей бы чуть улыбнуться…
   Владимир начал рано лысеть, а потому к 27 годам уже половина головы без волос (одна из его кличек в то время «Старик»). Наверное, в этом он был в отца –  у Ильи Николаевича лысина тоже шла ото лба.
  У молодого Ульянова кудрявые усы висят концами вниз, как у запорожцев за Дунаем, и  бородка. Если это не тени на фото – то, видно,  он не брил волосы от уха до подбородка, и получилось нечто вроде  нижних бакенбард. Тоже пухлые губы. Очень серьёзный марксист! 
   И почему бы этим двум уже совершеннолетним не влюбиться друг в друга! Или, хотя бы, симпатизировать друг другу. Из младенческого возраста они вышли, супружескими узами не были обременены.
   Бытует мнение, что лысые мужчины очень сексуальны.
   
   В Петербург  Владимир Ульянов приехал осенью 1893 года. Ему было 23 года. Во всех книгах о нём, сочиненных в советское время, Ульянов представляется, как великий знаток Маркса и Энгельса. И, вроде бы, все, кто проповедовал философию Маркса, сразу же признали в нём вожака.
  В 23 года парень из далёкой провинции разбирался в теориях немецких философов? Вызубрить он мог целые страницы из «Капитала» и многочисленных статей упомянутых лиц, и потом цитировать, картинно выбрасывая руку вперёд и тем,  вызывая восхищение сверстников. Но заимствовать и цитировать – вовсе не значит понимать.

   В это я не верю. Скорее всего, сыграла  свою роль напористость молодого Ульянова. По характеру он был лидером. Лидерство -  не такая уж распространённая черта характера. Кто её не имеет, тот идёт за тем, у кого  она есть.
   Как говорят, кто смел – тот и съел. А этот Ульянов был очень самоуверенной личностью. А ещё, я предполагаю, что на его имидже марксиста сказывалась трагическая судьба  старшего брата Александра, «повешенного царскими палачами» в 1887 года за участие в подготовке покушения на царя Александра III.
    Говорят: не было бы счастья – да несчастье помогло.

   «Ещё до личной встречи с Владимиром  Ильичем  Надежда Константиновна слышала, - написала в  воспоминаниях  Вера Дридзо, -  от товарищей, что приехал, мол, с Волги Ульянов, очень образованный, чрезвычайно серьёзный марксист, но, добавляли они, его интересуют только общественные вопросы, беллетристики он никогда не читал, не прочёл ни одного романа, ни одной повести, ни одного стихотворения. Надежда Константиновна страшно удивилась. «Что же это за человек такой! – думала она. – Как можно не знать литературу, не увлекаться ею!».
   Владимир Ульянов, конечно, знал и художественную литературу. Интересный факт: ещё в юности Владимир Ульянов прочитал «Былое и думы» А.И.Герцена. Чрезвычайно полезная книга в любом возрасте.
   
    А что было после блинов у Р.Э.Классона? Владимир и Надежда стали часто встречаться. И не только на занятиях марксистских кружков. В книге «Крупская в Петербурге-Ленинграде»  так описана одна из  их встреч:
   «Как-то глубокой осенью 1894 года Надежда Константиновна, возвращаясь домой из Смоленской школы, в переполненном вагоне «паровичка», вдруг увидела Владимира Ильича. За Невской заставой она ещё ни разу не встречала его. Он был в простом осеннем пальто с поднятым воротником, в фуражке, надвинутой на лоб. На конечной остановке Ленин вышел из вагона в числе последних и здесь увидел Надежду Константиновну. Она пригласила Ильича к себе в гости. Пошли по Невскому – до Полтавской, где жили Крупские. Дверь открыла Елизавета Васильевна…».

   А дальше авторы  описывают обстановку, в которой жила Надежда: маленькая прихожая, небольшая сумрачная комната, самая простая обстановка: «диван с высокой спинкой, посреди комнаты стол, стулья, горка с посудой».
   Здесь и почти во всех книгах  о семьях Ульяновых и Крупских, о Ленине-Крупской умилительные и неправдоподобные описания их жилищ, одежды: везде скромно, просто, чуть ли – не убого. Возьмём хотя бы  эту встречу парня и девушки в переполненном «паровичке». В чём Владимир был? «В простом осеннем пальто». А что бывают «сложные» осенние пальто?
   Я  ещё к этой теме кое-что добавлю позже…

   А пока возвращаемся к встрече. Попили они чаю, и Надежда пригласила гостя в свою «келью», «как она в шутку назвала смежную, очень узкую и тоже полутёмную комнату». А там, «кроме простой железной кровати, едва уместившейся поперёк комнаты, маленького конторского стола и настенной полки с книгами да пары стульев, ничего не было».
   Вполне приличное жилище для девушки, которая  постоянно нигде не работает, тусуется, выражаясь современным языком, в марксистских кружках, бесплатно обучает  «людей труда» азбуке…

   Интересно, что Надежда всегда подчёркивала, что была крайне стеснительной девушкой.
   Стеснительная-то стеснительная, а умудрилась пригласить в гости видного парня!  Дворянина, а не одного из тех рабочих, которых она обучала грамоте.
   Надежда жила с матерью Елизаветой Васильевной. Владимир зачастил к ним по воскресеньям. Елизавета Васильевна – будущая тёща Ленина – прекрасно готовила. В Петербурге он, как и другие не местные студенты, снимали комнаты или углы. Как питаются студенты?  Чаще – скудно, всухомятку.

   А в квартире Крупских всегда вкусно пахло. Я уверена, что Елизавету Васильевну волновало затянувшееся девичество дочери. И когда появился Владимир – собой не дурён, серьёзный, из хорошей семьи – мать постаралась создать условия для того, чтобы молодые люди сблизились. Она могла уходить к приятельницам, в театр.
   В «келье» Надежды, где они проводили много времени, было тесновато, но нашлось место для  кровати, неважно, что она была «простой», -  это всегда соблазнительное ложе. Можно предположить, что девушке сразу понравился этот  активный парень, она  влюбилась. И ей не хотелось упустить свой шанс на замужество.
   Вот почему я думаю, что Владимир и Надежда были в сексуальных отношениях ещё до венчания. Я не вижу ничего крамольного в подобных отношениях, если мужчина и женщина свободны от брачных уз. Это их личное дело.

   Студентов, тусующихся в марксистских кружках, устраивающих демонстрации, распространяющих листовки,  часто арестовывали. Старшие товарищи придумали для связи с ними так называемых невест. Невесты  могли навещать  в тюрьмах своих «женихов», передавать им что-то съестное, книги, а также написанную  молоком и другим тайным способом различную  революционную информацию.

   В роли его  невесты выступала другая девушка. Но Надежда Крупская перехватила у неё эту роль. Когда в 1895 году Владимира Ульянова и других членов Петербургского  «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» арестовали, то именно она навещала его как невеста.
  А ещё она могла часами стоять на определённом углу и ждать, когда  арестованных выведут на прогулку. Случалось, что Владимир умудрялся  махнуть ей рукой.

       Конечно, Надежде Крупской удалось  выиграть  в лотерею. Не рубль, за который можно было купить расчёску. Она сделала ставку на Владимира Ульянова, и не проиграла.
   Трудно представить, как сложилась бы жизнь скромной петербургской девушки, если бы она упустила парня с Волги. Может быть, в конце концов, она бы вышла замуж за какого-нибудь «марксиста» или «не марксиста», родила бы ребёнка или – много детей.
   Прошло бы время и однажды Надежда и Владимир встретились бы, допустим, на одной из улиц Петербурга, ставшего Петроградом. В 1917 году ей 48 лет, а ему – 47.
   Интересно, что бы они сказали друг другу? И кто к тому времени считал бы себя счастливым?
     Кинематографисты, ау! Есть для вас тема.

    Видно, перспектива остаться рядовой марксистской Надежду  не устраивала. Она сделала ставку на Владимира Ульянова, и не проиграла, а по-крупному выиграла. С ним она повидала много стран, где  была налажена нормальная жизнь, и где не пахло большевиками, колхозами, «комитетами бедноты»,  продразвёрсткой, смычкой, прослойкой… И где – самое главное – жители были защищены законами.

   Надежда была личным секретарём мужа, вела всю его бумажную работу. Она писала письма, готовила для мужа тезисы, делала выписки из книг, газет и журналов, встречалась с приезжающими из России марксистами… Но никто её не контролировал, ни перед кем она не отчитывалась, качество её работы никто не проверял. У неё не было выработки, как, допустим, у  ткачихи или колхозницы, за которых она - большевичка так «переживала».
   Любопытно, что после переворота в 1917 году Надежду Крупскую лишили должности личного секретаря супруга. У него появились другие секретари. Можно думать, что это было делом рук Сталина, который рвался к власти, и чтобы знать каждый шаг Ленина, он вокруг вождя сплёл паутину из соглядатаев (шпионов).

   По-крупному выиграл и Владимир Ульянов, женившись на Надежде. Во-первых, она была не капризной женой; её всё в их жизни устраивало. Во-вторых, с ними всегда жила матушка Надежды – Елизавета Васильевна, мудрая, весёлая, с романтической душой, женщина, хорошая кулинарка.
   Некоторым супругам нужен некий нейтральный амортизатор – что-то или кто-то; когда в отношениях возникает  какой-то напряг, то тот некто  смягчает обстановку. Анекдотом, философскими рассуждениями или чем-то подобным. Вот таким амортизатором, как мне думается, была  в семье Ульяновых Елизавета Васильевна.
   Попутно вспомнила, как в  книге я  нашла воспоминание  одного из гостей  Ленина-Крупской, когда они жили за рубежом: «побывал у Ильичей». Смешно до колик.

    Елизавета Васильевна не могла быть персонажем анекдотов о тёщах. В семейную жизнь молодых  не вмешивалась, не учила дочь и зятя, как надо жить. Кроме дочери, детей у неё не было. Ей не хотелось жить одной. К тому же, она жалела свою дочь, возможно, в душе называя  её «непутёвой». Как все самоотверженные матери, Елизавета Васильевна,  просто облегчала жизнь своей дочери. Путешествуя с зятем и дочерью,  она повидала мир.

   Получается, что, объединившись, все эти люди  выиграли. Это была  семья. А семья – большая сила. Не известно, что было бы с Лениным, не имея он вот такого тыла, когда скитался (добровольно!) по странам.
   Может, сгинул бы в какой-нибудь тюрьме. Может, женился на Инессе Арманд, и продолжили бы они вместе делать революцию. Может, он разочаровался бы в большевизме, купил бы себе  домик в провинции Франции или Швейцарии,  каждый день  выходил за ограду и ждал почтальона с газетами…Возможно, женился бы на  пышной местной девушке. А ещё у него были бы собаки и кошки.

   Каким Ленин мог бы стать, можно судить по фото из книги «О том, как В.И.Ленин любил музыку» (М. Гольденштейн. Издательство «Музыка». Ленинград. 1967). Под фото подпись: «В.И.Ленин на прогулке в горах (Польша, 1914 год).
   Это старичок в панаме; расстёгнутый пиджак, жилетка, животик выпячен вперёд; в руке посох, усы висят вниз.
  Внешне – Ленину грустно. Но, возможно, это лишь мгновение, схваченное фотографом. Один великоросс  не гулял; за кадром могла быть супруга  Надежда   или любовница Инесса.
   А в книге  «Личная жизнь Ленина» Владимира Мельниченко (Москва. ВОСКРЕСЕНЬЕ.1998) есть очень смешной рисунок художника И.В.Симакова. Рисунок с натуры. Июнь 1917 года. Ленин во весь рост, лицо в профиль, подбородок выдвинут вперёд; на голове  шляпа; правой  рукой он держится за лацкан пиджака, в согнутой левой – портфель; ноги полусогнуты; то ли улыбается, то ли скалится.
   Не зная, что это Ленин, можно подумать, что нарисованный мужчина -  состарившийся клерк или озабоченный бухгалтер.

                ИЗ ОЩУЩЕНИЯ СУП НЕ СВАРИШЬ

   Молодой Ульянов, конечно, мог хорошо знать сочинения Маркса, Энгельса и других для него авторитетов. А почему и нет!  Для чтения времени у него было предостаточно. Не только до 1893 года, а и потом,  всю свою жизнь, Владимир Ульянов не работал где-нибудь стабильно, как, допустим, рабочий на заводе. Он называл работой просиживание в библиотеках и конспектирование трудов тех же Маркса и Энгельса, Каутского и так далее. А также участие в заседаниях  кружков, съездов, отбывание наказания  в тюрьмах и ссылках, многолетнюю жизнь в разных странах…
  Получается, что Владимир Ульянов, как другие граждане, не внёс в казну России ни рубля. Впрочем, он немного служил; в его послужном списке около десяти судебных дел. За тунеядство тогда не судили, но, не работая в казённом учреждении, Владимир Ульянов мог бы попасть в список неблагонадёжных.

   Я ликую! Неожиданно нашла единомышленника в миниатюре «Ну и ну!» в книге В.Мельниченко «Феномен и фантом Ленина» (Москва. 1993):
   «Среди обвинений в адрес Ильича, вылетевших из уст одного учёного есть и такое: «Мало кто задумывался, что Ленин пришёл к Октябрю 47-летним человеком. И никогда, кроме двух лет, официально (?) не работал».
    А как же быть с тем, что Адлер удачно и точно называл «ощущением революции как профессии»? И потом, если признать Ленина 47-летним бездельником, то, как величать тех очень немолодых исследователей, которые всю жизнь (?) официально кормились тем, что сначала хвалили, а затем хулили Ленина…».

   К  моему большому  сожалению, не назван учёный, из уст которого вылетели те справедливые слова. Кому принадлежит вопрос, стоящий в скобках после слова «официально», не знаю. Скорее, историку В.Мельниченко.
   Что же касается «ощущения революции как профессии», то из ощущения пиджак не сошьёшь, суп не сваришь,  дом не построишь, армию не обучишь…
   Если бы Владимир Ульянов  до 1917 года служил  в какой-нибудь российской конторе и  вдруг не вышел на работу, то  его бы наказали за прогул, лишили бы  премии.  Со своей заработной платы он бы платил налог, как все граждане страны.

   Ничего подобного в биографии В.И.Ульянова нет. Он был сам себе работодателем. Ленин беспрерывно писал. Обилием своих статей он просто бомбардировал соратников. Большинство большевиков-эмигрантов жили размеренно, не утруждая свои головы и руки, развлекались. Словом, брали от жизни всё, что могли взять.
  А Владимир Ульянов, в этом плане, был аскетом.
  Он писал! Ему нужна была, по моему мнению,  своеобразная подпитка  для сочинительства. Многочисленные его статьи – это полемические заметки, которые он сочинял, прочитав чью-то книгу или  статью.  Он любил спорить. И  мог спорить «до посинения», пока не выходил победителем.
    Но это же не была работа в полном смысле этого слова. Скорее, хобби. Кто-то собирает солдатиков, а кто-то пишет статьи.

   Жил Ленин, в основном, за чужой счёт; лишь иногда получал деньги за свои статьи,  книги и лекции. Но доход был скромным.
   А после государственного переворота в октябре 1917 года Ленин навязал России свою власть и свою личность – как единственного и неповторимого. Он ничего не построил. Большевики  нахально занимали дворцы, в которые не вложили ни одного камня.
   В первое время после переворота Ленин и его команда   расположились  в экспроприированном дворце балерины Матильды Кшесинской. На каком основании? Балерина Кшесинская зарабатывала средства для жизни тяжелейшим трудом, а не протиранием штанов в библиотеках, как Ленин.

 Движущей силой большевиков было оружие. 11 марта 1918 года правительство переехало в Москву. Ленин с командой расположился  в Кремле…
  Меня очень занимает вопрос: а что находилось в Кремле - этом обособленном городке в Москве, когда туда переехало большевистское правительство? Понятно, что было в прекрасных православных храмах. А ещё? Были подвалы, наполненные вином и прочими напитками только высшего класса.

  Откуда я это знаю? К Ленину стекалась вся информация о поведении членов его команды, включая сплетни. Занимая высокие должности, эти большевики "капали" друг на друга, как это делают кухарки в коммунальных кухнях. В то время в России был строгий "сухой" закон - спиртное не продавалось. Но эти большевики ни в чём себе не отказывали.
 Как-то до Ленина дошёл слух, что Сталин пьёт вино из царских подвалов. Сей товарищ сказал, что "кавказцы не могут обойтись без вина". Ленин вошёл в положение своего самого прилежного ученика по репрессиям и другим "революционным" делам. Сказал, что, если грузины не могут жить без вина, то пусть Сталин пьёт.
 Вот и так транжирились государственные ценности.
 Вино - мелочи.А как большевики распорядились другим имуществом огромного Кремля? Пока об этом литература мне не попадалась.

   В общем,  «вождь социалистической революции» не утруждался.
   Было, правда, несколько трудовых эпизодов.
   Как-то в Москве устроили субботник. Был там и Ленин. С места на место перенёс бревно. На эту тему были даже картины. С вождём то бревно несли ещё несколько человек. Постепенно тех, кто, вроде бы, нёс с Лениным бревно, набрался, чуть ли, не полк.
   И ещё ему  пришлось немного поработать кочегаром. Есть фото Ленина, сделанное для паспорта в августе 1917 года. К этому времени у него уже приличная лысина, а на фото из-под фуражки выглядывают тёмные волосы.
  Это парик. Ни бороды, ни усов.Лицо упитанное. Рубашка с  воротником-стойкой и пуговицы от шеи – по моде рабочих того времени. Вот только вряд ли такое добротное пальтишко, какое на нём, мог носить кочегар.

   После того, как Ленин и Зиновьев больше месяца пожили в шалаше на озере Разлив, они  съехали оттуда. Испортилась погода, пошли дожди, большевики начали мёрзнуть, особенно по ночам. Но показаться в Петрограде  Владимир Ульянов не мог – боялся ареста. А потому с помощью нужных людей ему был сделан паспорт кочегара. На паровозе Ленин перебрался в Финляндию. Сначала он жил в деревне под Гельсингфорсом (теперь Хельсинки), а потом – переехал в Гельсингфорс.
   Интересная подробность: чтобы никто не заподозрил в кочегаре не кочегара, Ленину пришлось бросать уголь в топку паровоза.

   И ещё один трудовой эпизод. Известно, что Ленина  поселили в шалаше на озере Разлив под видом финского косца. А потому туда привезли  косы, грабли и прочее. Опекал гостей большевик-рабочий Сестрорецкого завода Н.А.Емельянов и его семья, усадьба которых была недалеко.
   Однажды неожиданно к шалашу подошёл сосед Емельянова.  Хорошо, что в том момент рабочий был там же.
   - Не дашь ли ты мне твоего чухонца? – спросил сосед. – Смотрю, у тебя уже всё скошено. Пусть у меня покосит.
   Емельянову удалось как-то отговориться. В самом деле, для отвода глаз, Ленин иногда там косил (кстати, рабочего Н.А.Емельянова после смерти Ленина арестовали и погубили).

   Известно, что в  СССР не признавалось за труд сочинение прозы и поэзии, музыки. Таким  «тунеядцам»  грозило уголовное наказание. Поэтому певцам, музыкантам, поэтам  и другим творческим лицам приходилось, для отвода глаз, оформляться на работу дворниками, рабочими сцены, уборщиками  в библиотеке…
    Породили такую несправедливость большевики. А кто начал? Ленин! С него и спрос. Сам-то он себя тунеядцем не считал.   

                НАДЕЖДА – ВНУЧКА «ДЕКАБРИСТА»

     Лунноликий образ Ленина затмил родословную супруги.
    Вот этой стороны биографии Н.К.Крупской я не знала: оказывается, её дед был «декабристом». Странно, что внучка не нашла времени, чтобы посидеть в архивах, расспросить отца, других родственников и  написать о своём героическом деде.
   К тем военным и гражданским лицам, которые выступили 14 декабря 1825 года против царя Николая I, можно относиться по-разному. Они, как и позже Ленин со своей командой, хотели совершить государственный переворот. Не получилось. Потом их стали называть «декабристами»; советские коммунисты их всячески возвеличивали. Все, кто выступал против царя, были национальными героями.

  Я не считаю их  выступление подвигом. Это были взрослые люди, они прекрасно понимали, что делают и что их ждёт. Ведь вышли с оружием, значит, с намерением убивать. Они с оружием – и против них с оружием. В таких делах не шутят.
   Та демонстрация на Сенатской площади - на  петербургском майдане - была заведомо провальной. Кстати, выписываю из «Словаря русского языка» С.И.Ожегова: «Майдан – в южных областях России, на Украине: базар, базарная площадь».

   Так кто дед Крупской по линии отца? Из книги «Крупская в Петербурге-Ленинграде»:
   «Военная профессия была наследственной в роду Константина Игнатьевича. Своё начало служилые дворяне Крупские вели от времён Петра I. Не владели они поместьями, и звания у них были невысокие, хотя храбрости им занимать не приходилось. При штурме крепости Измаил в 1790 году отличился один из них – штабс-капитан Крупский. В этом жестоком сражении он лишился ноги.
   Отец Константина Игнатьевича был не только храбрым офицером. Игнатий Крупский примыкал к движению декабристов. После расправы над восставшими на Сенатской площади 14 декабря 1825 года он был выслан из Виленской губернии в Казанскую под негласный надзор полиции».
   Ему, конечно, повезло, что он отбывал ссылку не в самой холодной и не в самой отсталой губернии. Там Игнатий Крупский женился. Кто была его жена, не известно. В семье родилось два сына: в 1836 году – Александр, а 29 мая 1838 года – Константин, то есть отец Надежды.

    Надежда Крупская  лукавила, рассказывая о своей семье (Воспоминания  (сборник). РИПОЛ классик. Москва. 2013). В автобиографии «Моя жизнь», написанная  «по заказу юных пионеров» в 1925 году, она пишет:
   « Я родилась в 1869 году. Родители, хотя и были дворяне по происхождению, но не было у них ни кола ни двора, и когда они поженились, то бывало нередко так, что приходилось занимать двугривенный, чтобы купить еды.
   Мать воспитывалась на казённый счёт в институте, была круглой сиротой и прямо со школьной скамьи пошла в гувернантки».
   О родителях Надежда написала и правду, и неправду. Да, они не были богаты, но не были и нищими, которые занимают двугривенный.

   Как сурово написала дочь: «Мать воспитывалась…». А, между прочим, Елизавета Васильевна была интересной женщиной. Лиза была  девятым ребёнком в семье  инженера В. И. Тистрова. Василий Иванович окончил Петербургский горный кадетский корпус (потом – Горный институт имени Г.В.Плеханова).
  Он много лет работал на Уральских заводах; управлял  поочерёдно Барнаульским и Томским заводами, преподавал в горном училище.

    Лиза рано лишилась родителей: сначала умерла мать, потом – отец. 20 июня 1850 года родственники  определили её в Павловский институт благородных девиц. Там учились осиротевшие дети офицеров.
   В этом закрытом учебном заведении девочка прожила девять лет. Институток учили французскому и немецкому языкам, шить, вязать, вышивать; преподавали литературу, историю, математику.
   По выходе из института Елизавета получила право работать гувернанткой, но найти место в Петербурге не смогла. Она получила предложение служить  у  помещиков Русановых и уехала к ним в Виленскую губернию.

   Та же секретарь Н.Крупской – В.Дридзо, вроде бы, со слов Надежды Константиновны записала о её матери:
   «Девушка, совсем не знавшая жизни, сразу окунулась в самую гущу её – каждодневно с отвращением наблюдала она жестокое обращение помещиков с крестьянами. Навсегда запечатлелись зверские сцены в памяти Елизаветы Васильевны, и она часто рассказывала своей маленькой дочке о том, что ей приходилось видеть. Так с детства училась Надя ненавидеть помещиков, угнетение, произвол».

   И всё в таком духе! Во всех книгах о Надежде Крупской одна песнь: родители были бедными, отец был революционером, девочка с пелёнок начинала мечтать о том, как она будет бороться с произволом царских властей. По-другому издатели в советское время и не могли написать о жене вождя первой пролетарской революции.
   Примитив!

    Вот уж не знаешь, где найдёшь и где потеряешь. Недалеко от поместья Русановых  был расположен Смоленский полк. В тех краях и познакомились Елизавета Васильевна Тистрова и Константин Игнатьевич Крупский. Они поженились и в 1867 году переехали в Петербург.
   В столице Константин Игнатьевич был зачислен слушателем Александровской военно-юридической академии. Следовательно, отец Надежды был кадровым военным. В его служебной карьере были разные сложности. Какое-то время семья жила в Польше, в городке Груец, где К.Крупский  был начальником уезда.
   Отец Надежды – красивый мужчина, с благородными чертами лица. Дочь лицом в матушку.

   Был ли отец Надежды революционером, о чём дочь так упорно писала в своих автобиографических творениях, – большой вопрос. Но, несомненно, что это был человек с активной гражданской позицией; при его содействии в Груеце была отремонтирована  местная больница, построена ратуша, освещены улицы, вымощена дорога…Он был также ответственным мужем и отцом. Чтобы содержать семью, он брался за разные работы. И никакого в этом подвига нет.
    Семья Крупских какое-то время жила в Киеве, а в 1879 году окончательно поселилась в Петербурге.

   Первой учительницей Нади была мама. В 1880 году девочку  определили на учёбу в Литейную казённую гимназию (потом там повесили  мемориальную доску об этом событии). Но учёба  у Нади не заладилась. По её рассказам, класс был большой, она, крайне застенчивая, терялась в нём и т.д. Может, она была строптивой, а не застенчивой?
   Константин Игнатьевич  перевёл дочь в гимназию княгини А.А.Оболенской. Кстати, гимназия была дорогой. Значит, семья была не настолько бедной, что брала взаймы двугривенный, чтобы купить еды.

   В этой гимназии Надежда  училась очень хорошо. Потом она там же  продолжила учёбу в  восьмом – педагогическом – классе; специализировалась  по русскому языку и математике. Хотела стать учительницей.
   Елизавета Васильевна имела романтическую натуру, писала стихи. Написала книгу для детей «Детский день», которая была издана на русском и польском языках в 1874 году. Героиня – девочка Надя.
   Солнце чуть в окно заглянет,
   Надя вмиг с постельки встанет,
   Не лежит напрасно в ней,
   А оденется скорей…
     Эта книга сохранилась.

   Константин Игнатьевич имел слабое здоровье, наверное, у него был туберкулёз лёгких – бич того времени. Он умер сорокапятилетним  24 февраля 1883 года.
    Надежда Крупская  во всех своих сочинениях старалась создать  своеобразные образы своих родителей: с одной стороны – как бы ничем выдающимся они не блистали; с другой – они были недовольны царским режимом, а потому занимались революционными делами.
   Полная чушь! Елизавета Васильевна и Константин Игнатьевич – были интеллигентными, образованными людьми. В институте Лиза «тайком, урывками читала Белинского и Герцена». И что из того?  Ей просто были интересны эти сочинения.

   То, что Елизавета Васильевна, ставшая тёщей большевика Ленина и прожившая рядом с ним и большевичкой дочерью, не подпала под их влияние, сохранила своё мировоззрение, говорит о том, что она трезво смотрела на жизнь и была умнее зятя и дочери.
   Предполагаю, что она их жалела, как неразумных детей. А потому переезжала с ними из страны в страну, была с ними в ссылке. Елизавета Васильевна отдавала им свои пенсию  (получала как вдова офицера), вела их хозяйство и вкусно кормила.
   И тем поддерживала их оптимизм. Она  была их надёжным тылом.

   Получается, что родители Надежды имели  приличное образование. А вот она – нет. После гимназии А.А.Оболенской девушка  ради заработка два года работала там же, занимаясь с  десятью ученицами; она числилась «домашней наставницей».
   А 17 августа 1889 Надежда подала прошение о зачислении её слушательницей на словесно-историческое отделение Бестужевских курсов. Была принята. Но проучилась лишь несколько месяцев. Почему?

   Судя по всему, она не хотела утруждать себя какой-то постоянной работой. Зачем ей  возиться с учениками, проводить в школе или гимназии весь световой день, исправлять ошибки детей, общаться с озабоченными учителями?  Какая скука! Гораздо интереснее побузить в кружке, где с тебя никакого спроса; рассуждать о бедственном положении  работниц фабрики, которые после работы падают в обморок… Ничего не делать, а только витать в облаках, грезить!
 
   «Теперь стало времени больше, - это из книги «Крупская в Петербурге-Ленинграде». – Можно было вплотную взяться за произведения Маркса и Энгельса. Правда, их в кружке Коробко (Я.П.Коробко-студент-технолог, вёл один из марксистских кружков – Л.П.) специально не изучали, а познакомиться с ними по-настоящему очень хотелось».
   Потом Надежда выпросила «Капитал» Маркса у  одного товарища.
   Следовательно, образование у Надежды, по нынешним меркам, среднее. И работать она могла только учительницей начальных классов. Не более того.

   Несправедливо, что о матери Владимира Ульянова написаны  книги, а о Елизавете Васильевне, не уверена, что написана хоть одна. Удивительно, что потратившие тонны бумаги и  бочки чернил на разные «революционные» листовки, доклады, тезисы и прочее такое, Ленин и Крупская не оставили своих воспоминаний об этой самоотверженной женщине. Следы о её жизни с ними есть в переписке с родными Ульянова, друзьями…      

                «НАС ВЕНЧАЛИ НЕ В ЦЕРКВИ…»

   - Нас венчали не в церкви,
     Не в венцах, не с свечами,
     Нам не пели ни гимнов,
     Ни обрядов венчальных…
     - любил петь уже после свадьбы Владимир Ульянов.
   А их как раз и венчали! Без этого брак считался бы недействительным. И Крупская стала Ульяновой. Но почему-то фамилия мужа осталась только в официальных документах.

   Как же они поженились?
   В  ночь с 8 на 9 декабря 1895 года Владимир Ульянов был арестован. Четырнадцать месяцев провёл он в тюрьме.  Затем его отправили на три года в ссылку  в село Шушенское (Восточная Сибирь).
    Надежда Крупская была арестована с 11 на 12 августа 1896 года. По  свидетельству матери, дочь в тюрьме  плохо себя чувствовала, «таяла на глазах». Елизавета Васильевна писала прошение за прошением в департамент полиции, в которых содержались просьбы выпустить дочь из тюрьмы. Но получала отказы.
  Помог случай. В той же тюрьме находилась слушательница Бестужевских курсов Мария Ветрова. Не выдержав тюремного режима, она облила себя керосином из лампы и подожгла. Девушка погибла.

   У Казанского собора в Петербурге, а также в других городах прошли массовые митинги протеста в защиту заключённых. Побоявшись, что и Надежда Крупская может что-то подобное с собой сделать, её выпустили.
   Надежда и Владимир переписывались. Эти послания, написанные особым способом, содержались в книгах, которые переправлялись в Шушенское и обратно. Конспиративная кличка Крупской была Рыбкина.
   Надежде предстояло отбывать трёхлетнюю ссылку в Уфимской губернии. Но она попросила в департаменте полиции отправить её в Сибирь. Жандарм изумился тому, что девушка просится в  далекий и суровый край. И тогда  она рассказала, что хочет поехать к жениху.

    В автобиографических исследованиях не  приводится предложение Владимира Ульянова Надежде Крупской стать его женой. Есть версия, что он написал ей об этом в одном из писем. И что она, вроде бы, ответила: «Ну что ж, женой, так женой».
   От счастья у 28-летней ошеломлённой девушки и не такая фраза может вырваться.

    Секретарь  Крупской В.С.Дридзо в воспоминаниях написала:
   «Она говорила, что Владимир Ильич долго ещё потом напоминал ей этот ответ…Часто спрашивала я Надежду Константиновну, почему она ответила именно так человеку, которого глубоко любила и это большое чувство пронесла через всю жизнь. Для неё всё уже давно было решено, и только смущением, застенчивостью и какой-то врождённой боязнью громких напыщенных фраз можно объяснить её ответ на письмо Владимира Ильича».

    Вот так Надежда просилась к жениху:
    «Его превосходительству г-ну министру внутренних дел. Дочери коллежского асессора Надежды Константиновны Крупской.    
                Прошение
   Выходя замуж  за Владимира Ильича Ульянова, находящегося в ссылке в Енисейской губернии, Минусинском округе, селе Шушенском, я обращаюсь к вашему высокопревосходительство с покорнейшею просьбою назначить мне местом ссылки, если таковая последует мне в виде наказания, местожительство моего жениха. Избирая Сибирь местом ссылки, я прошу также о сокращении срока её до 2-х лет, ввиду того, что через 2 года кончается срок ссылки моего жениха, а также ввиду того, что со мною едет мать.
   1898 года, января 9-го дня. Надежда Крупская. С.-Петербург. Литейный пр., дом 35, кв. 18».

   Сначала ей отказали. Но она продолжала писать прошения до тех пор, пока не получила разрешение выехать в Шушенское. Срок ссылки ей не сократили.
   На что молодые супруги собирались жить в Сибири? Надежда подсчитывала доходы: у Владимира пособие 8 рублей в месяц, да пенсия Елизаветы Васильевны 9 рублей. Поэтому ради заработка Крупская взяла с собой для перевода с английского книгу  Сиднея и Беатрисы Веббов «Теория и практика английского тред-юнионизма».

   О том, что он собирается жениться на Надежде Крупской, Владимир сообщил матери, сёстрам и брату. Любопытная деталь: его сестра  Анна  не считала Надежду – хорошей партией для своего брата. Возможно, где-то ещё таятся подробности неприязни Анны к будущей невестке.

   В главе «Укоры» Владимир Мельниченко («Личная жизнь Ленина») написал:
   «Судя по всему, у сестры Ленина Анны Ильиничны были какие-то возражения или сомнения по поводу Крупской, как будущей жены Ленина. По крайней мере, в феврале 1898 года Надежда Константиновна писала Марии Ильиничне из Петербурга в Москву: «Поцелуйте А.И. (Анну Ильиничну – В.М.) и скажите ей, что нехорошо она делает, что меня так всюду рекомендует: Володе о моём селёдочном виде написала, Булочке (З.П.Невзорова-Кржижановская – В.М.) на моё лукавство пожаловалась…».

   А из Шушенского Крупская написала Анне:
   «Володя с превеличайшим удовольствием вычитал мне все укоры, которые ты писала как-то по моему адресу. Ну, что ж, признаю себя виноватой, но заслуживающей снисхождения».
   У Крупской  глаза были немного навыкате. Но на фотографиях тех лет она – симпатичная молодая женщина. Из-за чего Анна приписала невестке «селёдочный» вид, не ясно. И зачем было  Надежде брать такие конспиративные клички: Рыба, Минога?

   Из того, что я прочитала об Ульяновых видно, что Анна была самым эмоциональным  человеком в этой семье, и она была очень привязана к братьям Александру и Владимиру. Возможно, она ревновала Надежду Крупскую к брату.
  Анна оставила воспоминания «О В.И.Ленине и семье Ульяновых», в них много разных интересных подробностей. Видно, что Анна Ульянова обладала литературным даром; известно, что она писала такие стихи, что вызывала восхищение у сестры Марии.
   Потом, вроде бы, Надежда и Анна помирились. Но не думаю, что Крупская забыла обиду. Она её просто проглотила, как проглатывала  обиды от супруга, когда он «ходил налево».

                БЫЛИ И  ОБРУЧАЛЬНЫЕ КОЛЬЦА

    Надежда с матерью приехали в Шушенское 7 мая 1898 года. Но пожениться сразу они не могли, нужно было разрешение местных властей. Жених подал прошение Минусинскому окружному  исправнику, в котором просил выслать ему «свидетельство» на вступление в брак. Ответа он не дождался. Сходил на приём к исправнику. Результат тот же.
   И тогда Владимир Ульянов вспомнил, что он юрист и обратился к начальнику Енисейской губернии. Кроме того, что он написал о проволочках, которые не позволяют ему вступить в брак, он ещё и упрекал местные власти в том, что его невесте отказывают в выдаче пособия и «в результате всего виновной оказывается моя невеста, которая остаётся без всяких средств к существованию».

   Хорошо устроились ссыльные! Они своими экстремистскими  выступлениями против царя подрывали существующий строй. Их арестовали, отправили в ссылку и должны были обеспечить приличным  денежным пособием.
   Совершенно по-другому относились к «политическим» заключённым сам Ленин и его последователи-коммунисты. Ни в одной книге я не вычитала, что Надежду, Владимира и его товарищей били и пытали в тюрьмах.  Зато изощрённо пытали «врагов народа» в сталинских застенках. А Сталин – ученик Ленина.

    Наконец, разрешение на брак было получено. Ульянову очень хотелось, чтобы на свадьбе были его товарищи Кржижановский* и Старков, которые отбывали ссылку в селе Тесинском Минусинского округа. Они могли бы стать свидетелями при бракосочетании. Но им не разрешили приехать в Шушенское.
   А потому свидетелями стали крестьяне Шушенского Ермолаев и Журавлёв. Венчание состоялось 10 июля 1898 года, о чём была сделана запись в церковной книге.

   Ссыльный рабочий Оскар Энгберг сделал молодожёнам обручальные кольца из медных пятаков. Это именно ему, по просьбе Володи, Крупская из Петербурга привезла  набор ювелирных инструментов, который весил 32 килограмма.
   В 1936 году те обручальные кольца Крупская-Ульянова передала  в Музей В.И.Ленина в Москве.  Теперь этого музея нет. Очевидно, кольца находятся где-нибудь в запасниках. Здание бывшего Музея В.И.Ленина присоединено к Историческому музею.
   А некоторые «декабристы», находящиеся в ссылке в Сибири, носили обручальные кольца, сделанные из их кандалов.
   
   Видно, советская  цензура потеряла бдительность, а потому и  проскочило вот это признание Н.Крупской в книге «Надежда Константиновна» Веры  Дридзо (Западно-сибирское книжное издательство. Новосибирск. 1969). Автор была секретарём Крупской.
   «Как-то, уже после смерти Владимира Ильича, Надежде Константиновне прислали на просмотр пьесу о жизни Владимира Ильича в Шушенском, - читаем в книге. – Там было написано, что, когда к нему в ссылку приехала Надежда Константиновна, она стала его помощницей, и они начали вместе переводить с английского книгу Веббов об английских профсоюзах.

   Надежда Константиновна возмутилась.
   «Подумайте только, - говорила она, - на что это похоже! Ведь мы молодые тогда были, только что поженились, крепко любили друг друга, первое время для нас ничего не существовало. А он – «все только Веббов переводили».
   Сохранился отзыв Надежды Константиновны на одну из работ о Владимире Ильиче, где она пишет, говоря о жизни в ссылке: «Мы ведь молодожёны были, - и  скрашивало это ссылку. То, что я не пишу об этом в воспоминаниях, вовсе не значит, что не было в нашей жизни ни поэзии, ни молодой страсти».
   
   Я верю, что была страсть. Конечно, молодость брала своё. А ещё: чем им там было заниматься, в глухом сибирском селе? Да, он писал  книгу «Развитие капитализма в России», а она - «Женщина-работница» (слов нет; просто чепуха на постном масле).
   А ещё он охотился, в основном, на зайцев. В одном из писем из Шушенского  Крупская писала, что  убитыми зайцами, случалось, была наполнена вся лодка.
   Телевидения и театра в Шушенском не было. Читали книги, но этим невозможно заниматься сутками.

   Да, были посиделки с «революционерами», отбывающими ссылку там же. Кстати,  упорно ходили слухи, что у Надежды Константиновны был  в Шушенском роман с ссыльным рабочим – лодзинским социал-демократом поляком Проминским. Рабочий там был с женой и шестью детьми. Проминский хорошо пел.

   Все авторы, описывая жизнь Владимира Ульянова в Шушенском,  подчёркивают, что пели, в основном, революционные гимны. Например, так отметили  однажды 1 Мая:
    День настал весёлый мая,
    Прочь  с дороги, горя тень!
    Песнь раздайся удалая!
    Забастуем в этот день!
    Полицейские до пота
    Правят подлую работу,
    Нас хотят изловить, 
    За решётку посадить.
    Мы плюём на это дело,
    Май отпразднуем мы смело,
    Вместе разом,
    Гоп-га! Гоп-га!

    Владимир Ульянов был охоч до подобных песен. Научил даже Проминского исполнять русские революционные песни.
   Этот стихотворный текст я выписала из  книги Веры Дридзо «Надежда Константиновна». Напевшись, друзья по ссылке пошли в поле. Там Проминский постелил на землю красный платок и стал на нём на голову.
  Все были в восторге. Вечером опять пели; к хору присоединились мать Надежды Елизавета Васильевна, супруга Проминского и  местная  девушка Паша, помогающая Ульяновым по хозяйству.
   Неплохо жили в ссылке при царе «революционеры»!

   А после  так весело проведённого вечера, чем занимались молодожёны Владимир и Надежда? Любовью?
   «А ночью мы с Ильичем, - написала она  в своих воспоминаниях,  - как-то никак не могли заснуть, мечтали о  мощных рабочих демонстрациях, в которых мы когда-нибудь примем участие».
   Чего в этих словах больше: лукавства «стеснительной» девушки  или Крупская вынуждена была всё время подчёркивать, что её супруг ни о чём больше не думал, даже ночью, как только о революции, демонстрациях,  свержении царя и рае на Земле, который только он один был способен создать для масс?

   Скорее, она лила воду на мельницу Сталина, для которого Ленин был ширмой, как в театре, и «вождю народов» он нужен был на сто процентов положительный. И, конечно, бесполый.
   Надо ещё отметить, что у Крупской не было литературного дара, все её сочинения трудно читаются, в них нет никаких эмоций.

   В упомянутых выше мемуарах сестры Ленина -  Анны Ульяновой-Елизаровой написано:
 "Ленин с семьёй выехали из Шушенского 29 января (10 февраля) 1900 года".
 А дальше о том, что  Дмитрий Ульянов встретил брата в Подольске Московской области и они приехали в Москву, а именно - к Анне, которая жила в доме на Бахметьевской улице.

     Они прожили вместе  26 лет. Есть литература рассказывающая, где они жили, об их отношениях, привычках; опубликована переписка с родными, соратниками, друзьями. Были ли они счастливы в браке? Можно с уверенностью сказать: были счастливы. Каждый по-своему. Это была дружба мужчины и женщины, которые  дули в одну дуду.
   Была ли Крупская  совершенно искренней? Так ли уж её заботила жизнь «масс», как она об этом написала во всех своих сочинениях (а их, как это ни странно для женщины, имеющей лишь среднее образование, - ого-го-го!)?
   Может, она и была искренней. У каждого мозга своя программа.  Очень может быть, что Крупская гордилась мужем и была для него «душечкой». А заодно, гордилась и собой, что сумела увлечь  мужчину, вошедшего в историю России и не только. Тщеславие  не смогли  отменить даже коммунисты.

   Ходит такая версия: брак Владимира и Надежды был фиктивным, чтобы жандармы думали, что Ульянов стал семьянином и взялся за ум. Не верю в эту версию. Это был натуральный брак. А супружество не определяется  только количеством половых актов. Гораздо больше других нюансов в отношениях  мужчины и женщины, которые делают их брак долгим и стабильным. Таким он у этих двоих и был.
   Не знаю, что говорили Владимир и Надежда при венчании в Шушенском. Обычно при венчании жених и невеста дают клятву: быть верными друг другу до конца жизни, помогать друг другу и в радости, и в горе.

   Именно о таких сочинил своё эссе Жан-Жак Руссо:
   «Не соединяйте брачными узами людей, кои подходят друг другу лишь в известных условиях жизни, и не будут подходить, если эти условия изменятся; но соединяйте людей, которые будут соответствовать друг другу, в каком бы положении они не очутились, в какой бы стране ни обитали, в каком бы звании ни оказались».
   О Надежде Крупской говорили много чего: некрасивая, неумеха, что Ленин её просто терпел, ибо большевик не может быть разведённым мужем, и  прочее.
  Какой бы она ни была в быту, но одного от неё отнять нельзя: она была преданной женой.

                * СОНЕТ, ПОСВЯЩЁННЫЙ  ИЛЬИЧУ
   
    Г.М.Кржижановский (1872-1959) оставил воспоминания о Ленине, в частности, «Шу-шу» (Москва. Издательство «Детская литература». 1978 г. 450 тыс. экземпляров). Знакомясь с литературой о «вожде» и его делах, я поразилась, как много о нём было адресовано детям разного возраста. Это была атака на мировоззрение  молодого поколения, которому пришлось потом расхлёбывать кашу, сваренную большевиками во главе с Владимиром Ульяновым.
   «Шу-шу» - слащавое повествование о человеке, которому поклонялся всю жизнь Г.М.Кржижановский. В предисловии к этим воспоминаниям написано, что «Председатель Совета Народных Комиссаров В.И.Ленин поручил своему старому соратнику, в партбилете которого значился 1893 год, как год вступления в партию, дело громаднейшей важности.
   «Коммунизм, - говорил Владимир Ильич, - это есть Советская власть плюс электрификация всей страны».

  При Ленине разные «большие» должности  получали люди не по профессиональным знаниям, а по большевистскому стажу. Это было пагубно для России. Известно, что получается, когда сапоги начинает тачать пирожник.
    Мне не интересна профессиональная биография этого соратника Ленина. Когда он в 1920 году занялся ГОЭРЛО, ему было 48 лет. Можно предположить, что техническое образование он получил ещё до ссылки в Сибирь.

    Глеб Максимилианович  занимался электрификацией, много лет работал председателем Госплана, стал академиком, даже был одним из руководителей Академии наук СССР. Самое умилительное, что он был награждён 5 раз Орденом Ленина.
   Как он выжил при Сталине, загадка! Умер «боец революции» в 1959 году. Похоронен в Москве - в кремлёвской стене.
   Электрификация (план ГОЭРЛО) – одно из немногих положительных дел коммунистов. Но есть информация, что электрификация начиналась ещё в императорской России.

   О Ленине написаны книги, пьесы, песни, сняты десятки документальных и художественных кинофильмов; кажется, есть и опера, в которой актёр, стоя на броневике и выбросив  вперёд руку, поёт: революция, о которой так долго мечтали большевики, свершилась, или что-то подобное.
   Оказывается, есть и сонеты о Владимире Ульянове. И написал их Г.М. Кржижановский. Один опубликован  в книге А.Л.Лесса «Непрочитанные страницы» («Советский писатель». Москва. 1966).
    На встречу с соратником Ленина журналиста взял с собой  писатель Эммануил Казакевич. Он собирал материал для большого романа о Ленине. Вышел ли большой роман, не знаю, но существует повесть этого советского писателя «Синяя тетрадь». В ней о пребывании Ленина в шалаше в Сестрорецком Разливе.
 
    Г.М.Кржижановский написал несколько сонетов о Ленине. На вопрос гостей: собирается ли он напечатать их, академик ответил: «Ни в коем случае!  Я пишу их тогда, когда вспомню какой-нибудь случай или… когда захочу поговорить  с Лениным, как с живым».
   По крайней мере, у Ленина до конца его дней был один искренний друг. Хочется верить, что  после смерти Ленина в этой дружбе не было корысти. Хотя откуда сомнение автора сонета: «И чтобы не укор прочесть в твоём мне взоре»?
   
   Ужель всё кончено?.. Все струны отзвенели?..
   И о страде всех нас замолкнет в мире речь?..
   Не может быть!.. Недаром мы сумели
   Такой костёр из искорок зажечь…
   Далёких юных дней отрадные волненья
   И встречи первые, Ильич, с тобой…
   О, если бы в последнее предсмертное мгновенье
   Твой облик пламенный предстал передо мной!
   И чтобы не укор прочесть в твоём мне взоре,
   А прежний, тёплый твой и дружеский привет…
   С самой бы смертью я тогда поспорил,
   Сказал бы ей: где ты – там смерти нет!
   Где ты – там сердце мира бьётся,
   Там знамя красное победно развернётся!
 
   Кому интересно знать, все ли соратники Ленина были согласны с его планами на вооружённое восстание в России в 1917 году; о  том, как Владимир Ульянов расходился со своими соратниками и друзьями, какие нелицеприятные характеристики он им давал и что думал о себе «любимом» – об этом есть в названной повести. Конечно, надо сделать скидку на то, что это литературное  произведение. Но о подобных трениях написано и в исторических исследованиях.

    «Синяя тетрадь» - пасторальное произведение, в котором много  фальши и елейности. Это тот случай, когда писатель то ли добровольно, то ли принудительно  изменяет профессиональному уставу: в сочинениях, касающихся  любого землянина, должна быть правда. Не уверен, что можешь написать о нём правду, – не пиши.
       Возможно, только психотерапевты  ответят на вопрос: что могло заставить писателя-фронтовика написать  о человеке, который не был «общественным идеалом», а был своеобразным парвеню (фр. parvenu; выскочка)? Только Ленин пытался пробиться не в богатые слои общества, а … в пролетарские, не имущие. Пробивался, оставаясь при этом барином.
  Вот такой ход конём!

                ЛУЧШЕ БЫ ВЫ «МАШУ» ЗАВЕЛИ…

    Какой женой была Надежда? Хорошей женой. Был один минус – она не умела и не хотела учиться готовить еду и вести хозяйство. Если женщина хочет порадовать своего любимого мужчину, то она, как историк, изучает его вкусы и придумывает для него всякие вкусности. Надежда была, по её признанию, плохой хозяйкой. Ещё в Шушенском она пыталась что-то готовить. Она могла сварить суп и опрокинуть чугунок. И тогда клёцки из супа весело прыгали по избе.
   Их хозяйство вела Елизавета Васильевна. А если она уезжала, то Владимир и Надежда ходили питаться в «коммуну», в какое-нибудь кафе или брали обеды на дом.

   Как-то в Париж, где они жили, приехал муж Анны Ильиничны – Марк  Елизаров. Елизавета Васильевна была в отъезде.  Крупская угостила зятя обедом, который сама приготовила. Елизаров попробовал, есть не стал, и сказал: «Лучше бы вы «Машу» какую завели (т.е. прислугу)».
   Если бы Надежда захотела, то, конечно, она смогла бы научиться готовить хотя бы элементарные блюда так, чтобы их можно было без опаски есть. Медведь катается на велосипеде в цирке, хотя такие трюки не заложены в его природе.
   Крупская была уверена, что со временем  исчезнет «обособленное домашнее хозяйство» и не надо будет стряпать, наводить чистоту в жилище, шить, чинить одежду, растить детей…
   Размечталась!

   Ленин терпеливо относился к тому, что супруга не хочет утруждать себя приготовлением еды. Он шёл куда-нибудь, чтобы поесть. В 1916 году в Цюрихе они жили на квартире у сапожника Т. Каммерера. Крупской  было уже 47 лет. Она кое-чему научилась у фрау Каммерер.
   Но чаще в Цюрихе Ленин ходил в ресторан Народного дома. Там были обеды трёх категорий: за 1 франк 25 сантимов – «аристократический»; за 75 сантимов – «буржуазный»; за 50 сантимов – «пролетарский». Самый дешёвый  - это суп, картошка и кусок хлеба. Вроде бы, Владимир Ильи из экономии ел «пролетарский» обед.

   Но обычно там, где они жили, вкусно пахло, и  на столе стояли сытные блюда. Потому что Елизавета Васильевна была женщиной «старой закалки», возможно, она  исповедовала принцип: путь к сердцу мужчины лежит через желудок. Конечно, ей не хотелось, чтобы зять где-то бродил в поисках еды. Всё, что делала тёща Ленина – она делала ради своей единственной и очень своеобразной дочери.
   И ещё надо внести такое уточнение: почти везде,  где они жили, в доме была помощница по хозяйству. Начиная с Шушенского. Дворяне – они всегда и везде дворяне. Хоть потомственные, хоть «новоиспечённые», как Ульяновы.
   И как бы не пытались в своё время  биографы В.И.Ленина доказывать, что он был – скромнее всех скромных: ел самые дешёвые обеды, носил помногу лет одну и ту же одежду; что  эти супруги в зарубежных странах снимали тесные комнатки, имели такую примитивную мебель, что, когда переезжали, торговцы давали за неё гроши - всё это совсем не так.
 
  Одежду некоторые люди носят долго, не потому что не могут купить новую, а потому что им в ней удобно, они к ней привыкают. До дыр, вроде бы, носила свои платья и Надежда Крупская, хотя могла купить что-то другое; ей и дарили платья, которые она передаривала какой-нибудь знакомой. Однажды супруг, шутя, даже назвал жену «оборванкой».
  А зачем им дорогая мебель? Они ведь постоянно переезжали, а потому и довольствовались тем, что было в снимаемом жилье. Детей у них не было. Значит, никаких горшков, игрушек и детского гардероба…В их багаже самый объёмный и тяжёлый груз – это книги.

   Ульянов-Крупская – люди, которых можно сравнить с  «перекати-поле». Это травяной шарик. Когда созревают семена,  куст отрывается  от корня и катится туда, куда его гонит ветер.
   В «Словаре русского языка» С.И.Ожегова  есть и такое разъяснение «перекати-поля»: «О человеке, не имеющем домашнего очага, постоянно меняющем место своего жительства».
   А после государственного переворота в 1917 году и переезда правительства в Москву, Ленин с супругой жил… догадались?... в Кремле. То, что у него там был скромный кабинет и что  супруги жили в тесноватых комнатах – пусть поверит тот, кому это хочется. Смотрите кинохронику с живым Лениным - там всюду царские покои.
  Экспроприировать большевики умели, и себе, любимым, ни в чём не отказывали.

   Сошлюсь на мнение историка Владимира Мельниченко, что Ленин не был «неискоренимым сухарём». В руках его, последнего директора Музея В.И.Ленина в Москве, думаю, были такие документы о вожде, которых мы никогда не увидим.
   Из книги «Личная жизнь Ленина»:
   «Можно привести немало примеров внимательного, даже трогательного отношения к жене. Скажем, весной 1904 года в Швейцарии Ленин однажды поднялся высоко в горы и наткнулся на целое поле цветов. Восхищённый, он с юношеской ловкостью и быстротой собрал охапку для Крупской: «Надюша любит цветы». Да и весь основной фон их повседневной жизни, начиная со свадьбы, - это взаимопонимание и согласие».
   Улыбку вызывают слова «юношеская ловкость». Напомню, что в 1904 году В.Ульянову было всего 34 года.
   «Володя», как называла Крупская мужа в письмах к его родным,  рвал для неё цветы и в других местах. Получается, что Ленин – романтическая натура. Это подтвердится и тогда, когда он встретит Инессу Арманд.

   Ещё один пример из названной книги о том, как Ленина волновало здоровье супруги:
   «От Молотова узнал, - взволнованно писал он, - что приступ болезни сердца у тебя всё же был. Значит, ты работаешь не в меру. Надо строже соблюдать правила и слушаться врача хорошенько».
   Они уже в России. Я споткнулась о фамилию «Молотов» (настоящая фамилия Скрябин; 1890-1986). Интересный вопрос:  имеет ли этот Молотов-Скрябин  отношение к композитору  А.Н.Скрябину и учёным, носящим ту же фамилию? Надеюсь, что нет. Хотя говорят: в семье – не без урода.
   Не знала, что он работал ещё при Ленине. Стал большевиком в 1906 году, когда ему было 16 лет.  Сталин потом называл его «железной ж---й или з------й» за то, что Молотов мог сутками не вставать из-за письменного стола, выполняя какие-то его поручения.

   Молотова называют одним из ярых организаторов массовых репрессий в 1930- начале 1950 годов.  Говорят, что к бутылкам с взрывоопасной смесью, которую называют «Коктейлем Молотова», сей Молотов отношения не имеет.
   И как это он умудрился выжить при Сталине?  Всех пережил: Ленина, Сталина и так далее.
   Небось, получал до конца жизни особую пенсию, выплачиваемую  «старым» большевикам. Оказывается, дети (возможно, и внуки) «старых» большевиков также имели особую пенсию, как родственники.
    Большевиков со стажем, идущем от ленинских времён, называли… «персиками» - от слов «персональный пенсионер».

    Только за какие заслуги?
    Персональную пенсию платили не шахтёрам, ткачихам, трактористам, дояркам  - и дальше можно перечислять долго тех, кого Ленин называл пролетариатом и кого призывал на баррикады. «Персиками» становились те, кто работал, в основном, языком на съездах, сходках и разных других собраниях.

   Был ещё один «старый» большевик, работающий  в команде Ленина – К.Е. Ворошилов (1881-1969).
   Это о нём 6 января 1919 года  вождь большевиков писал в телеграмме председателю Совнаркома Донецко-Криворожской Советской республики Артёму (А.Ф.Сергеев):
   «Харьков Артёму.
   Сию минуту узнал, что окончательное решение нашего ЦЕКА следующее: Вы можете назначить командующим кого угодно, только не Ворошилова…».

   Ворошилов учился лишь «две зимы», а потому был малограмотным. Работал слесарем. Проявлял смелость и храбрость в боях. Большевиком стал в 1903 году. С Лениным познакомился в апреле 1906 года в Стокгольме во время IV съезда РСДРП.
  По-крупному обласкан советской властью: высокие должности, трижды Герой Советского Союза, Герой Социалистического Труда и так далее. Больше не учился, а потому  слыл малограмотным и в военной стратегии. Был  в числе организаторов массовых репрессий среди командного состава Красной Армии.

     Кому это интересно, тот может вспомнить, кто занимал посты руководителей России, включая  военные, после В.И.Ленина. Не самые умные, а самые напористые; по-другому – наглые. У части добравшихся до власти было такое же образование, как у Ворошилова – «две зимы».
  Малообразованный Иосиф Джугашвили, к тому же, не знавший особенностей жизни чужой ему страны – России,  узурпировал власть ещё при жизни  Ленина. Это было аморально. Но для всех большевиков, включая Ленина, мораль была пережитком  буржуазного общества. Кстати, Иосиф Джугашвили  был главным разработчиком «устава», по которому несколько государств в 1923 году первыми вошли в так называемый СССР.
   Вроде бы, Ленин возражал против слишком суровых условий сосуществования потом этих республик, что у них не будет обещанного суверенитета. Но он был тяжело болен, и  соратники списали его, как только Ленин перестал появляться в Кремле.
 
                ИЗ ПАРИЖА – В МОСКВУ
               
     А теперь о третьем персонаже в адюльтере – Инессе Арманд.
     Она  родилась 8 мая 1874 года в Париже, в доме № 63 по улице де ля Шапель. Отец её – Теодор Стефан, оперный певец. Мать – Натали Вильд, полуфранцуженка, полуангличанка, актриса, затем – учительница пения. Когда родилась Инесса-Елизавета, её родителям было по 24 года.
   Отец  рано умер. В семье к тому времени было трое маленьких девочек. И полная бедность.
    Именно поэтому Натали вынуждена была отпустить свою дочь Инессу с тётей – преподавательницей музыки и французского языка – в  Москву. Вместе с ними уехала и бабушка ребёнка.

    Девочка жила в благоприятной обстановке. Тётя много трудилась, а потому была возможность дать Инессе хорошее домашнее образование. С раннего детства она свободно овладела русским, французским и английским языками. Само собой разумеется, что тётя учила её играть на рояле. Девочка оказалась музыкально одарённой. Музыка была её отрадой всю жизнь. Как мы узнаем позже, самым внимательным  слушателем и почитателем её игры был Владимир Ульянов-Ленин.

    Инесса хотела быть самостоятельной, а  потому в 1891 году, когда ей было 17 лет, она сдала экзамены и получила свидетельство, позволяющее ей работать домашней учительницей. Нужно подчеркнуть, что Инесса много училась, о чём рассказ позже.
   Она была привлекательной девушкой: невысокая, хрупкая, с тонкой талией, со светлыми вьющимися длинными волосами; большие глаза, пухлые губки. Она обращала на себя внимание в любом обществе и тем, что прекрасно играла, пела; была улыбчивой.
   И обязательно надо отметить: Инесса всегда была экстравагантной, яркой женщиной. Она привлекала внимание мужчин, и сама ими интересовалась.

   Ей не пришлось поработать домашней учительницей, так как в 19 лет она уже стала женой. В жёны её взял потомственный почётный гражданин, Московской 1 гильдии купеческий сын Александр Евгеньевич Арманд.
   Большой родовой клан Армандов – обрусевшие французы. Эта  была богатая семья. Она владела шерстоткацкой и красильно-отделочной фабрикой в селе Пушкино, находящемся недалеко от Москвы. На фабрике было занято  1200 рабочих; в год на ней вырабатывалось на 900 тысяч рублей шерстяных тканей.

   Глава семейства Евгений Евгеньевич Арманд, потомственный почётный гражданин,   был в деловых и общественных связях с известными в Москве промышленниками и купцами: Морозовыми, Прохоровыми, Гучковыми, Рябушинскими и другими.
   Арманды владели поместьями и лесами, доходными домами, разным движимым и недвижимым имуществом. Торговые дела они вели не только в России, но и за рубежом. Занимались благотворительностью.

   Инесса и Александр познакомились в подростковом возрасте; он был немного старше её. Они -   прекрасная пара. Она -  молоденькая, порывистая, весёлая; он – красивый молодой человек, с романтическими нотками в душе, хоть и  сдержаннее, чем его юная жена.
   То, что Александр потом под влиянием жены-большевички Инессы, стал революционером – ложь. Он  не изменил своим убеждениям.

   Молодожёны поселились в подмосковной усадьбе Армандов – в Ельдигине. Они любят друг друга. У них большие хозяйственные и благотворительные планы. Например, на средства супруга Инесса открывает школу для крестьянских детей и  преподаёт там.
   Когда Александр свободен от дел, они гуляют, бывают на балах в Москве, в театрах. Но больше всего времени они проводят в Пушкино. В доме главы семейства бурлит жизнь, здесь собираются не только дети Евгения Арманда, но и внуки, племянники, многочисленные гости. В общей сложности, у старшей четы Армандов было сорок пять внуков и внучек.

   Инесса купается в любви. Она сразу же вписалась в семью мужа; у неё были прекрасные отношения с его родителями.
   А потом пошли дети. В 1894 году родился сын Александр. Через два года – Фёдор. А потом две дочки – Инна и Варвара.
   В 1903 году Инесса родила ещё одного сына – Андрея. Но с ним связана  интрига. О нём позже.

    Конечно, она любит своих детей, занимается ими, как все нормальные матери. Хотя, безусловно, были у неё мамки-няньки. Это позволяло Инессе заниматься благотворительными делами.
   Она начала с того, что вступила в Московское «Общество улучшения участи женщин». Эта общественная организация пыталась облегчить участь проституток. Сначала Инесса горячо взялась за это дело. Пыталась открыть при этом «Обществе» воскресную школу и выпускать газету или журнал. Но ничего из этого не получилось.

   Инесса начала читать серьёзные книги. Допустим, в 1898 году  на южном берегу Крыма, где она отдыхала с детьми,  с карандашом в руке  читала С.С.Арнольди (Пётр Лавров – Л.П.)«Задачи понимания истории. Проект введения в изучении эволюции человеческой мысли».
   Потом  о ней  Инесса написала мужу: «Некоторые его взгляды мне прямо ужасно по душе. Вообще, я давно не читала книги, которая бы так вполне соответствовала моим взглядам».

   У Инессы случился душевный надлом. Чем он вызван? Да, она видела, в каких нищенских условиях жили рабочие фабрики Армандов, ей было жалко крестьянских детей. Но это ли причина, что молодая женщина, мать четверых маленьких детей, которые нуждаются в её ласке, несмотря на обилие мамок-нянек, вдруг кинулась в общественную работу?
   Не знаю, кто может объяснить, почему такие женщины, как Инесса Арманд, и такие мужчины, как Владимир Ульянов,  начинают брать на себя особую миссию: осчастливливать других людей?

   И почему именно Инесса восприняла, как именно к ней обращённый, призыв С.С.Арнольди:
   «Понятая тобой история научила тебя и приспособляться к неотвратимому, и оценивать значение возможностей в борьбе за жизненные цели, и энергически бороться за лучшее будущее для миллиардов незаметных особей, которые, рядом с тобой, сознательно и бессознательно строят будущее. Борись же за это будущее  и помни слова одного из самых блестящих современных публицистов: «побеждён лишь тот, кто признал себя побеждённым»?

     В общем, Инесса стала исповедовать революционные идеи. На эту тему шли жаркие разговоры и споры в  имении Армандов в Пушкино, где собиралось много молодёжи, в том числе студентов – «вихрастых спорщиков». Они бредили революцией,  воззваниями к рабочим и прочему люду, сходками, подпольными кружками…Инесса внимательно слушала. Иногда включалась в споры.
   Что же случилось с Инессой? Можно предположить, что она разлюбила мужа, ей стало мало только семьи и детей. Она заскучала. Ей потребовалась некая трибуна.

   А в это время заканчивал отбывать свою ссылку в Шушенском Владимир Ульянов. И вскоре они начнут идти навстречу друг другу. Но сначала знакомство было заочным. Кое-кто из биографов Арманд уверяет, что в Ульянова Инесса влюбилась сначала заочно. Кто знает, возможно, это было так.
   Восторженные натуры и не на такое способны.

   Сама Инесса написала в автобиографии, что начала заниматься революционной работой с 1901 года.  Её автобиографию в 1964 году нашёл и опубликовал в своей книге «Товарищ Инесса» П.И.Подлящук.
   Осенью 1903 года Инесса вместе с детьми поехала в Швейцарию. Цель: поправить своё здоровье. На берегу Женевского озера она  жила до лета 1904 года.
   Из её автобиографии:
   «В 1903 году попала за границу, в Швейцарию, и после короткого колебания между эсерами и эсдеками (по вопросу об аграрной программе) под влиянием книги Ильина «Развитие капитализма в России», с которой впервые смогла познакомиться за границей, становлюсь большевичкой».

   А кто написал  в ссылке в Шушенском книгу «Развитие капитализма в России»? Владимир Ульянов.
   Ульянов и Арманд сближаются. В 1904 году она ещё  в Швейцарии, а он – не так уж далеко от неё. После ссылки в Шушенском он умудряется  16 июля 1900 года вырваться  за границу. Сначала в Германию, в Мюнхен, где издавалась газета «Искра». В апреле1902 года редакция газеты и Владимир Ульянов перебрались в Лондон. Весной 1903 года он переехал в Женеву; опять же с «Искрой»…
   Они бы могли встретиться в 1903 или 1904 году в Швейцарии, но не встретились. Хотя кто знает, может, их дороги там  где-то и пересекались.  Почему бы и не предположить, что они могли тогда  в какой-то день стоять близко друг к другу и любоваться Женевским озером и его обитателями – лебедями.

                ЭКСТРАВАГАНТНЫЕ  ПОСТУПКИ ИНЕСССЫ

    Займёмся небольшими подсчётами.
   Я не нашла информации, сколько детей было рядом с Инес (так её иногда называли на французский манер), когда она осенью 1903 года приехала в Швейцарию «для поправки здоровья». Скорее, их было четверо, которых она родила от законного мужа Александра  Арманда.
   Из книги «Товарищ Инесса»:
   «Таможня на пограничной станции Вержболово. К перрону только что подкатил берлинский поезд. Привычная вокзальная толчея, спешка; жандармские колючие взгляды. У барьера-прилавка пассажирка первого класса, молодая дама в просторной тальме-накидке из лёгкой шерсти. На руках у дамы  грудной ребёнок, вслед за ней чинно вышагивает целый выводок детей. Это Инесса Фёдоровна Арманд возвращается с детишками домой после длительного пребывания в Швейцарии».

   Что за грудной ребёнок на руках Инессы? Откуда он взялся? Четвёртый её ребёнок -  дочь, уже переросла грудной возраст.
   Всё дело в том, что Инесса уехала в Швейцарию беременной пятым ребёнком и  родила  его в конце 1903 года.  А затем, вполне возможно, что ей пришлось поправлять своё здоровье. Выносить и родить за 8 лет (считая от начала первой беременности в 1893 году) пятерых детей – это огромная нагрузка на организм  женщины. И ей всего 29 лет.
 Пятый её ребёнок - мальчик, которого назвали Андреем.
 Но его отец – не Александр Арманд, а его родной брат Владимир.

   Да, вот такая история. Кто кого соблазнил? В этом деле  посторонний никогда не разберётся.
   «Ах, оставьте!»,  - хотелось мне сказать автору  книги «Товарищ Инесса», прочитав такую его сентенцию:
   «Взаимоотношения любящих ничем не походили на нередкий в буржуазных  семьях адюльтер. Чувство было взаимное, открытое.
    Ярый враг всяческой лжи, Инесса, не таясь, объяснилась с Александром Евгеньевичем. Невыносимо трудно было причинить боль человеку, который сделал ей в жизни столько хорошего, относился к ней так бережно, был чутким мужем и ласковым, внимательным отцом».
   Автор названной документальной повести  со страданием вторгается «в область личных взаимоотношений своей героини». Но делает это П.Подлящук с одной целью: «Хочу только подчеркнуть бесспорную чистоту их чувств и столь же очевидную бескорыстность».

   Какая «бесспорная чистота» может быть у адюльтера? Это фантазия автора.
   Что же касается бескорыстности отношений Инессы и Владимира, то, если автор имеет в виду материальную сторону,  здесь и не могло быть никакой корысти. Оставаясь женой Александра – богатого купца, Инесса и её дети не знали никаких трудностей.  Муж никогда не лишал жену  материальной помощи. И посылал ей деньги, когда она моталась по странам, находилась в тюрьмах и ссылке, где-то лечилась. А Инесса никогда не отказывалась от богатства.

    Интересно, на какие шиши тогда она смогла бы переезжать из страны в страну, выполняя поручения Ленина, подолгу жить в богатых странах, которым совсем не нужны «бедные родственники»? Если она сама что-то и зарабатывала от каких-то переводов, то это были скромные суммы. Возможно, Ленин иногда  ей на поездки что-то отпускал из партийной кассы. Но в той копилке всегда было видно дно. Так что большевистские  дела за рубежом делались и за счёт средств «буржуев» Армандов.

   Деньги Инессе, настоящей французской даме, нужны были и для нарядов. Она умело совмещала революционный экстрим и  женский шик;  никогда не изображала из себя скромницу, как Надежда Крупская. На её фотографиях такие прелестные шляпки, сразу видно, что куплены не на блошином рынке в Париже или в Лондоне.
   К тому же, я уверена, что, как принято было тогда в купеческой среде, вступая в брак, супруги заключили брачный контракт, по которому Инесса имела право на долю доходов супруга. А Владимир имел свою часть дохода от всех коммерческих дел клана Армандов, так как был в числе управляющих этими делами.

   Меня умиляют попытки биографов становиться адвокатами и объяснять, почему мужчина и женщина вдруг начинают испытывать симпатию друг к другу, влюбляются и идут дальше в своих отношениях. Я не верю, что Инесса бросила мужа и стала любовницей его брата, потому что у Владимира были похожие с её «революционные взгляды».
   Из  описания Владимира видно, что он – привлекательный  молодой человек, очень образованный,  спокойный; «интересовался естествознанием». Что такое его «апостольская простота», которую отметил один из его друзей, не знаю. Исповедовал социал-демократические идеи.
   Они просто влюбились друг в друга и всё! Наверное, можно было бы подумать и о моральной стороне этой связи, но здесь адвокаты не нужны. Взрослые люди  сами совершают поступки и сами за них отвечают.   

   Не позавидуешь Александру!  Проще было, если бы жена влюбилась в какого-то мужчину из завсегдатаев их гостеприимного дома или где-то случайно встреченного. А тут  соперником  оказался его родной брат. Было от чего страдать. А в  клане Армандов не принято было враждовать друг с другом.
   Александр стоически принял любовь жены и брата. Конечно, это был самый настоящий адюльтер. У адюльтера нет разновидностей; он не делится на «буржуазный» и, допустим, «пролетарский».  Кстати, Александр и Инесса не разводились. Она до конца своих дней оставалась его  законной женой.
   Поэтому, можно сказать, что когда Инесса стала любовницей Владимира Ульянова, то в том адюльтере присутствовало не трое, а четверо.

    Инесса и Владимир сняли квартиру на Остоженке в доме Егорова. Дети были с ними. Вернувшись в Москву с их общим сыном Андреем, Инесса, вроде бы, сразу занялась  революционными делами и стала «твёрдокаменным большевиком-ленинцем». Этому я не верю.
   Да, Инесса очень энергичная, жизнь бьёт в ней ключом. Ей мало только семьи. И даже новая любовь не погасила в ней жажду общественной жизни.

    Когда она возвращалась с детьми из Швейцарии, на ней была просторная тальма-накидка. Оказывается,  под ней были нелегальные брошюры и листовки, прикреплённые лямками к платью на спине.
   С 1904 года невенчанные супруги в своей квартире устраивали «революционные» вечера. Приглашались только сочувствующие социал-демократам. Конечно, велись горячие споры, кто-то выступал с докладом.
   Подобные сходки в то время были очень модными в Москве.

    А как же личная жизнь? Счастливы ли Инесса и Владимир Арманд?  Нашёлся, интересно, хотя бы один мужчина, который бы принял эту молодую француженку такой, какой она была? Условно говоря: не совсем домашней. Вряд ли. Владимир Арманд привык к тому, что в его родительском доме  всем  укладом семьи занималась матушка. А потому там всегда было тепло, уютно, вкусно.
   Конечно, у Инессы были няньки, кухарка или кухарки; вряд ли она сама варила суп.  Мне пока не попалась информация, умела ли она готовить. И главное: хотела ли тратить своё драгоценное время на домашние дела?

   Осенью 1908 года Инесса написала в Москву вот такое письмо своим друзьям А.Я. и В.М. Аскнази:
   «Разлад между интересами личными или семейными и интересами общественными является для современного интеллигента самой тяжёлой проблемой, так как сплошь да рядом приходится жертвовать либо тем, либо другим, да и кто из нас не стоит перед этой тяжёлой дилеммой? И как ни вырешишь, одинаково тяжело. У рабочих другое – там гармония, совпадение личных и общественных интересов, потому-то они такие цельные, крепкие, а мы все интеллигенты более или менее в противоречии с самими собой».
   Ах, эта оригиналка Инесса! Нашла, кому завидовать. И пошла бы в рабочие, никто не держал.

   Чем закончились  посиделки в их квартире? Арестом. 
    Конечно, в их квартире был произведён обыск. Жандармы обнаружили огромное количество разной нелегальной литературы, а также… пистолет системы «Браунинг» и пачку патронов. А это уже было серьёзно. К тому же, масла подлила в огонь и прислуга. Кухарки и другие назвали тех, кто бывал в квартире Владимира и Инессы, и какие разговоры велись.
 
    7 февраля1905 Московский Градоначальник генерал-майор Волков изучил в Отделении по охранению общественной безопасности и порядка в г. Москве все сведения, касающиеся жены потомственного почётного гражданина Инессы (Елизаветы) Фёдоровны Арманд. Он принял решение: заключить её под стражу при Мясницком полицейском доме. Поместили её в «отдельное помещение».
   Арестованным была разрешена прогулка, но она длилась недолго. А поэтому Инесса требует разрешить ей более длительные прогулки, ибо у неё «развилось малокровие». Да, она начинает болеть,  даже  побывала в тюремном лазарете.

   А как же их дети? Старшему сыну Александру 11 лет, а младшему ребёнку – сыну Андрею чуть больше года. Надо сказать, что её законный супруг Александр был заботливым отцом, все дети, включая племянника, всегда были под его опекой.
    Он  взялся  выручать Инессу и Владимира. Писал прошения во все инстанции. Инессу освободили 3 июня 1905 года, не найдя основательных улик. За ней был установлен полицейский надзор.

    Угомонилась ли Арманд? Вовсе нет. В августе 1906 года в нелегальной газете «Пролетарий» была опубликована статья Ленина «Уроки московского восстания». Инесса в восторге от неё.
   Да, Инессе и Ленину  было о чём говорить, когда они познакомились.
    У Инессы маленькие дети, она их мало видит. Но дома она не сидит. Остановить её уже никто и ничто не может. Она становится  партийным пропагандистом в Лефортовском и других районах  Москвы. Новоиспечённая большевичка  «готова все силы отдать развитию сознания масс». Для чего организует кружки, готовит  из числа студентов пропагандистов, ведёт разъяснительные беседы в мастерских, пекарнях, фабриках…

    Странно, что эта умная женщина не понимала, что вся эта её так называемая партийная работа – чистой воды суета, самодеятельность. Никто её об этом не просил, не уполномочивал. Её беседы с рабочими и подмастерьями, листовки, которые она и другие пропагандисты им давали – никак не улучшали их жизнь.
    Это была бесполезная беготня ещё и потому, что до «революции» 1917 года было ещё десять лет. И за это время состарились или разочаровались в посулах те рабочие,  которых агитировала за большевиков Инесса. А у  поколения, шедшего им навстречу, было другое мировоззрение.

   Агитация против  царской власти, которую вела Инесса и многие другие, не только в Москве, но и в других местах, где был, так  полюбившийся  Марксу и Ленину, пролетариат, была совершенно бесполезной ещё и потому, что никак не повлияла на последующие события в России в 1917 году.
   Тот спектакль поставили опытные драматурги. Они же, проведя пробы, отобрали актёров,  продумали декорации. Спектакль получился многосерийным, растянувшимся почти до конца ХХ века.

   Инесса – многодетная  мать - тратила бесполезно время, которое могла бы с большей пользой провести с детьми. И когда в автобиографических книгах пишут, что она умудрялась, находясь в тюрьме или в ссылке, воспитывать  сыновей и дочерей – это фикция.
   Это напоминает «телефонное» воспитание детей в советское время. Даже многодетные матери должны были работать, иначе их бы записали в тунеядки. Женщины весь день проводили на работе, а о  самочувствии детей, какие уроки задали на дом и чем ребёнок занят, узнавали  по телефону. У кого он был.

   Чтобы Инессу принимали в рабочих кварталах за свою, она, конечно, не надевает  изящную шляпу с красными перьями, а  повязывается косынкой. Каждый день она проходит десятки километров. Соратники по партийной работе отмечают, что она похудела, зябко кутается в шаль; ботинки её истоптаны…
   Впечатление такое, что она теперь разочаровалась уже и во Владимире, а потому мечется по пригородам Москвы, только чтобы его не видеть и не выяснять отношений.

   Получается, что не Ленин вовлёк Инессу в революционную борьбу. К моменту их знакомства она уже была, если шутя сказать, прожжённой большевичкой: и в тюрьмах посидела, где, возможно, вшей покормила, и в ссылке побывала.
   Словом, к 1909 году, когда они встретятся, она будет ярой партийкой, но рядовой. А он, мечтавший  побывать на самом высоком большевистском троне, предпочтёт, вполне приличную жизнь за рубежом. И будет, как удав, терпеливо наблюдать за жертвой. Проглотит великоросс  Владимир Ульянов не какого-нибудь кролика, а целую страну.
   Правда, подавится.

   …Конечно,  полиция за Инессой  следит. Закончилась её беготня тем, что её опять арестовывают в апреле 1907 году. Вскоре выпустили, потом опять арест, тюрьма. Добегалась она до того, что прокурор Московской судебной палаты принимает решение … выслать Инессу Фёдоровну Арманд на два года в дальние  уезды Архангельской губернии под гласный надзор полиции.

    …Поезд, увозивший арестантов, отходил от Ярославского вокзала. Трогательное прощание. Пришли родные и друзья Инессы.  Александр Арманд привёз всех  детей. Пока мать сидела в тюрьме, ребятишки  стали взрослее, вытянулись. Инесса плакала и смеялась, обнимая их. Александр подарил Инессе букет цветов.
   Едва Инессу под конвоем доставили в Архангельск, туда приехал Владимир. Он  начал писать прошения в разные местные инстанции: просил, чтобы любимую оставили в Архангельске или отправили в Пинегу или Холмогоры, где условия  для проживания были более-менее приличные. К тому же, у них был план бегства за границу.
   Хлопоты  Владимира ни к чему не привели. Несмотря на то, что у неё была малярия,
Инессу всё же отправили  в городок Мезень, расположенный на побережье Мезенской губы у Белого моря.

    Владимир поступил так, как это делали в своё время  «декабристки»: поехал в ссылку вслед за невенчанной женой.  В Мезени всё деревянное, две ровные улицы. Вокруг болотистая тундра, влага,  частые перепады погоды. Сюда постоянно ссылали революционеров.
   Инесса и Владимир  сняли избу, в которой была кухня с большой русской печкой. Топить толком печь они не умели, а потому к утру вода в  кадке замерзала, по избе гулял ветер. С продуктами здесь плохо.

   В то время в Мезени было до ста политических ссыльных. Публика была пёстрой: поляки, евреи, латыши…Не надо даже сомневаться в том, что Инесса и здесь нашла применение своей коммуникабельности. Их изба стала своеобразным клубом. Политические встретили здесь новый 1908 год; они собирались, чтобы обсудить статьи в редко попадавших сюда газетах, устраивали дискуссии, было намерение выпускать социал-демократический «листок» - газету.
  Инесса в своём репертуаре: она обучает русскому языку тех ссыльных, кто его не знает. Преподаёт даже французский.

   Она переписывается с друзьями, родными. Однажды ей в руки попала московская газета «Час» от 24 ноября 1907 года. Из неё Инесса узнала, что  арестован её муж Александр Арманд – за то, что примкнул к забастовавшим рабочим  в Пушкине.
   Его быстро отпустили, но не позволили два года жить в Москве и других больших городах страны. Александр добивается разрешения выехать за рубеж и поселяется на севере Франции, в Рубе. В Высшей школе прикладных искусств он пополняет свои профессиональные знания - изучает технологию окраски тканей.
   Инессу волнует судьба детей. Хорошо, что ещё живы бабушка и дедушка Арманды. Они не разделяют политические взгляды невестки, но любят её и жалеют как неразумное дитя. В этом они схожи с Елизаветой Васильевной Крупской, которая  по той же причине жалеет свою, свихнувшуюся на большевизме,  дочь.
   
    Однако есть «но»… Ленин и  Крупская   - семья. Им было  легче вместе переносить ссылку, а потом колесить по странам. У Арманд такой поддержки нет, поэтому она  тяжело переносит ссылку в Мезени.
   Появилась ещё одна причина для переживаний: пошатнулось здоровье Владимира. Выросший под крылом заботливой матери, нежный и мечтательный Владимир тяжело переносил недоедание, сырой и холодный климат. Он вынужден был оставить Инессу и уехать лечиться в Швейцарию.
   А что же Инесса?  20 октября 1908 года Инесса сбежала из ссылки. Да так, что полиция обнаружила это  не сразу. Храбрая женщина воспользовалась тем, что из Мезени отправлялся санный обоз с  польскими рабочими, у которых окончился  срок ссылки. Наверное, она легла на дно саней, а сверху были набросаны вещи.

   Как бы то ни было, но Инесса вдруг объявилась… в Москве. Вот такая отчаянная. Ей бы где-нибудь спрятаться, допустим, в каком-нибудь домике на обширных (пока большевики не отобрали)  лесных угодьях  Армандов, и оттуда написать письмо родным. Это не её стиль.
   Сначала Инесса наслаждалась встречей с детьми. Отмывалась, отсыпалась, ела вкусные блюда, приготовленные кухарками, а не самой на «русской печи». А потом кинулась утолять другой голод.
 
   Она побывала  в Третьяковской галерее и долго рассматривала новые картины Малявина, Врубеля, Рериха и других художников. Посмотрела спектакли (включая «Синюю птицу) в Художественном, Малом и в Театре  Корша. Два раза  посмотрела фильмы в синематографе…
   Культурная программа её была обширной: концерты, библиотеки… Как писала она друзьям, даже «попала на лекцию о символизме, читали Белый, Брюсов».

   Конечно, сбежавшую ссыльную искали. Инессе пришлось уехать в Петербург, где проходил какой-то женский съезд. Тревожные письма приходили от Владимира. Инесса не могла оставить любовника одного в тяжёлое для него время.
   Нелегально через Финляндию в январе 1909 года она уезжает в Швейцарию. И там её ждал удар.
   «Вы, может быть, знаете, - написала Инесса  своим московским друзьям Аскнази, - что я теперь вот уже три, почти четыре месяца за границей. Мне пришлось уехать потому, что Владимиру внезапно стало хуже. Мне, к счастью, удалось очень быстро обставить свой отъезд. Уезжая, я, конечно, и не подозревала, что ему так худо, и думала, что предстоит лишь небольшая операция – вскрытие нарыва. Но ему внезапно, неожиданно даже для самих врачей, сделалось много хуже, и через две недели после моего приезда он умер».
   
    Дороги Ленина и Арманд  всё приближались.

                ДАМА В ШЛЯПЕ С КРАСНЫМИ ПЕРЬЯМИ

    В 1905 году в России началась революция. Ленин приехал в Петербург в начале ноября 1905 года. В апреле 1906 года он уже в Стокгольме, где проходил IV съезд (Объединительный) РСДРП. В конце апреля 1907 года едет в Лондон, где состоялся V  съезд РСДРП. В начале июня 1907 года из Лондона переехал в Россию и жил в Финляндии. В январе 1908 года приехал в Женеву, где взялся за издание газеты «Пролетарий». В конце 1908 года вместе с редакцией переехал в Париж.
 
   В апреле 1908 года отправился на остров Капри в Италию к Максиму Горькому. Осенью 1910 года ездил в Стокгольм  для встречи с матерью, которую не видел три года. Марии Александровне было тогда 75 лет. Больше они не виделись. Она умерла в 1916 году.
   В конце сентября 1910 года вернулся в Париж.
   Все годы за рубежом Ленин был беремен революцией, а Инесса родила пятерых детей и также «понесла» революцию. Но эта её «беременность» разрешилась только с её смертью.

   После смерти Владимира Инесса не вернулась в Москву. Она некоторое время живёт в Париже, а осенью 1909 года переезжает в Брюссель. Здесь в течение года она  усердно учится в Новом университете, отдавая предпочтение политической экономии и истории.  Мадам Инесса Арманд  успешно сдаёт все экзамены и получает диплом, подтверждающий, что она получила учёную степень лиценциата экономических наук.
   Инесса училась много. Из Брюсселя она возвращается в Париж. Здесь она  посещает лекции в Сорбонне. Её интересуют также педагогика и психология. Везде, где она живёт,  многие  часы просиживает в разных библиотеках, много читает: Спенсера, Гюйо, Льва Толстого, Достоевского…Но больше всего налегает на  «революционную» литературу.

   Ульянов и Арманд встретились в 1909 году. Где? Кто-то утверждает, что встреча могла бы произойти в Брюсселе, куда приезжал Ленин, или в Париже, где  она часто бывала в тот год.
   Как бы то ни было, знакомство состоялось. И закрутилась любовь.
   Ленин  за рубежом ведёт довольно однообразную жизнь. Мне не попалась информация о том, что он ходил в театр, в кино, на выставки, на скачки. А всего этого в европейских странах тогда было вдоволь.  Каждый день он видел одни и те же лица: супруги Надежды, тёщи, соратников и их жён.

   И вдруг появляется  совершенно другой персонаж: Инесса. Экстравагантные наряды, шляпы, перчаточки, украшения, косметика, духи…Революция – революцией, а французский шарм был всегда с ней. Она улыбчивая,  кокетливая, без комплексов; её обширные знания позволяют ей вести беседы хоть с королём, хоть с ещё не состоявшимся вождём русской революции Лениным.

   Владимир Ульянов давно не встречал такой женщины – фейерверка. И он влюбляется, как юноша. Но пыл его окрашен сексуальным возбуждением. Он ведь холерик, а  у людей с таким типом нервной системы всё происходит  молниеносно: быстро влюбился, быстро признался, быстро добился взаимности, быстро разочаровался…
   Ленин сразу же взял Инессу на абордаж.
   Вряд ли Ленин сохранил нежные чувства к супруге. Он оставался заботливым мужем, но муж это – одно, а муж-любовник – другое.  Можно предположить, что и  Инесса, и Владимир Ульянов к моменту встречи были в долгом сексуальном воздержании. У неё были семейные проблемы и ссылка, а у него – не было объекта для любви. Хотя, вроде бы, он ещё тогда поддерживал романтические отношения с Елизаветой К. Но это была любовница по вызову.

    Психологи уже давно дали ответ на вопрос: какие именно  люди становятся «революционерами». А вот Зигмунд Фрейд считал, что во многих делах  мужчин и женщин лежат сексуальные желания.
   Сексуальная неудовлетворённость или  подавляемые сексуальные желания должны у человека как-то проявляться, иначе его  разорвёт, как  раздутый резиновый шар. Чтобы выпускать пар, человек и пускается в разные авантюры; не обязательно – в революцию.

   Я верю З.Фрейду, так как он был  высокой пробы профессионалом – психиатром. Стажировался в разных странах в клиниках  учёных мирового уровня. Наблюдая много лет за пациентами с нарушенной психикой, он  сформулировал законы   психоанализа и положил в его основу сексуальную теорию.
   Был ли томим сексуальной неудовлетворённостью Ленин? Вполне возможно. Есть что-то эротичное в том, как он резко выбрасывал руку вперёд и вверх. На многих  памятниках он именно в такой позе.

   По мне, так пусть бы он занимался любовью со всеми женщинами, которые бы ему в этом не отказывали, чем он устроил государственный переворот в России, разрушил страну, перессорил народ, приказал расстрелять и уничтожить иными путями миллионы людей.
   Вот в этом его грех. А не в том, что он работал своим фаллосом.

     … Инесса из Брюсселя переезжает в  Париж.  Она и Ленин часто встречаются в кафе на avenue d`Orleans, разговаривают. Им трудно расстаться.
   Французский социалист Шарль Раппопорт рассказывал о своем впечатлении, когда он видел эту пару: «Ленин не спускал своих монгольских глаз с этой маленькой француженки».
   А где они могли встречаться без свидетелей? Таким опытным  конспираторам совсем нетрудно было скрыться  в какой-нибудь гостинице или меблированной комнате.

   Этот роман длился несколько лет.
    Уже было сказано, что советские партийные цензоры хорошо поработали над  эпистолярным наследием Ленина. В опубликованных письмах его и других - к нему, есть купюры.
  Например, в книге «Рассекреченный Ленин»  написано, что историк Д.А.Волкогонов  восстановил купюру в письме Ленина к Инессе, написанном на французском языке и отправленном в июле 1914 года:

   «О, мне хотелось бы поцеловать тебя тысячу раз, приветствовать тебя и пожелать успехов: я вполне уверен, что ты одержишь победу. Искренне твой В.Л.».
   Ленин старается, чтобы и Инесса  была  там, где он. Например, в 1910 году в Копенгагене проходил VIII Международный социалистический конгресс. Ленин с трудом добыл два билета – карты. Один  для себя, а в другой он потребовал вписать «имя Инессы». Она сидела на балконе, а он – в партере. Но это не мешало женщине любоваться своим  возлюбленным.
   Неделя в прекрасном городе Копенгагене! Надо думать, что нашлось там время и для любовных встреч.

   Инесса  очень хорошо играла, а музыкант - всегда желанный гость в любой компании. Инесса, играя музыку Бетховена и других композиторов, вносила разнообразие в жизнь эмигрантов-большевиков.               
   Ленин признавался: «Десять, двадцать, сорок раз могу слушать Sonate Pathetique, и каждый раз она меня захватывает и восхищает всё более и более».
    Историк Анатолий Латышев пишет: «Можно предположить, что именно виртуозная игра Арманд на рояле повлияла на «грехопадение» вождя».

   И это могло повлиять, а также её обаяние, раскованность; а голову её украшала такая роскошная  копна волос, что в одной из характеристик  внешности Инессы, составленной жандармом, сказано, что у неё коса, возможно, искусственная.
    Женщина – эксклюзив не может не привлекать внимание мужчин. А Владимир Ульянов был нормальным мужчиной. Советские коммунисты сделали из него муляж, полностью лишив половых признаков. И получается, что в жизни их кумира было лишь две женщины: жена Надежда Крупская и пролетарская революция.

   Дальше, где бы ни жили «Ильичи», Инесса поселялась неподалёку.
   Из воспоминаний Н.К.Крупской:
   «Арестованная в  сентябре 1912 г., Инесса сидела по чужому паспорту в очень трудных условиях, порядком подорвавших её здоровье, - у неё были признаки туберкулёза, - но энергии у ней не убавилось, с ещё большей страстностью относилась она ко всем вопросам партийной жизни.
  Ужасно рады были мы, все краковцы, её приезду… Осенью мы все, вся наша краковская группа, очень сблизились с Инессой. В ней много было какой-то жизнерадостности и горячности. Мы знали Инессу по Парижу, но там была большая колония, в Кракове жили небольшим товарищеским замкнутым кружком.
  Инесса наняла комнату у той же хозяйки, где жил Каменев. К Инессе очень привязалась моя мать, к которой Инесса заходила часто поговорить, посидеть с ней, покурить. Уютнее, веселее становилось, когда приходила Инесса.

   Вся наша жизнь была заполнена партийными заботами и  делами, больше походила на студенческую, чем на семейную жизнь, и мы были рады Инессе. Она много рассказывала мне в этот период о своей жизни, о своих детях, показывала их письма, и каким-то теплом веяло от её рассказов.
  Мы с Ильичем и Инессой много ходили гулять. Зиновьев и Каменев прозвали нас «партией прогулистов» Ходили на край города, на луг (луг по-польски – «блонь»). Инесса даже псевдоним себе с этих пор взяла – Блонина. Инесса была хорошая музыкантша, сагитировала  сходить всех на концерты Бетховена,  сама очень хорошо играла многие вещи Бетховена. Ильич особенно любил «Sonate Pathetique», просил её постоянно играть».

   И ещё одно из воспоминаний Н.Крупской:
   Летом 1915 года «Ильичи» живут на швейцарском курорте в Зеренберге.
   «В Зеренберге, -  пишет  Крупская, - заниматься было очень хорошо. Через некоторое время к нам туда приехала Инесса. Вставали рано и до обеда, который давался, как во всей Швейцарии, в 12 часов, занимался каждый из нас в своём углу в саду. Инесса часто играла в эти часы на рояле, и особенно хорошо занималось под звуки доносившейся музыки. После обеда уходили иногда на весь день в горы».
   Они поднимались в горы:  Ленин что-то писал, Крупская  просматривала почту, а Арманд грелась на солнышке  и …шила юбку.
    Так они и жили втроём.

   Любопытный факт. Как-то Инесса решила написать брошюру о свободе любви. Об этом много говорили социалистки и большевички на своём съезде в Петербурге в 1908 году, куда уехала под видом делегатки сбежавшая из ссылки (из Мезени) Инесса.
   В упрощённом варианте  её взгляд на отношения мужчины и женщины: лучше кратковременная страсть без любви и поцелуев, чем поцелуи без любви (она имела в виду супружество).
   Инесса с этой идеей носилась долго. Наконец, начала делать наброски, написала план и отправила его в январе 1915 года в Берн Ленину.

   Инессе хотелось написать о том, что женщина имеет право на свободу от деторождения, от серьёзного в любовных отношениях. И… внимание! – на свободу адюльтера!
    Разве мог «нравственный» Ленин посоветовать подруге и соратнице  призывать женщин к свободе адюльтера! Ни-ни! Пусть адюльтер существует, но тайно.
   И ещё Ленин  категорически советовал  автору будущей брошюры не пропагандировать свободу любви, ибо: «Это выходит действительно не пролетарское, а буржуазное требование».
   Ту брошюру Инесса не написала. А жаль!

    Ленин  везде видел проявление буржуазности. После того, как он провернул переворот в 1917 году, он начал требовать изживать буржуазность из всех сторон   жизни в России: из  науки, из театральных постановок, из всего, всего.
   Осталось загадкой:
   *почему некто Владимир Ульянов решил, что он самый умный в России?
  * почему он решил, что  у него больше прав жить на планете Земля, чем у других?   

                ПАРТИЙНАЯ КАССА…В МЕШОЧКЕ

    Об Инессе написаны книги разного жанра. Есть документальное повествование «Товарищ Инесса» П.И.Подлящука (Москва. Политиздат. 1973. Третье издание).
    Вступительное слово к первому изданию написала в марте 1963 года член КПСС с 1898 года, Герой Социалистического Труда Елена Стасова. Есть повод съязвить по тому поводу, как «персики» приписывали себе партийный стаж.
   В 1898 году КПСС не было. Ещё не было и партии большевиков. Создателем большевистской партии считается Ленин. А Владимир Ульянов, к тому времени – ещё только Владимир Ульянов,  в 1898 году находился  в ссылке в Сибири.

   Об Инессе Арманд  «старая» большевичка написала так:
   «Инесса Арманд относится к числу ярких, но незаслуженно  забытых и как-то остающихся в тени, а  на самом деле выдающихся тружеников нашей революции.
   Инессе посчастливилось работать под непосредственным руководством Владимира Ильича Ленина. Она была активным и стойким проводником ленинских идей, энергичным исполнителем ленинских поручений, одарённым партийным публицистом и организатором. Она по праву заняла место в первых рядах ленинской гвардии.
   Помню многогранность, широкую эрудицию, самоотверженность Инессы. Яркий это был человек! Умерла она рано, в самом расцвете творческих сил, не успела многое сделать для партии и народа. Особенно значительной была её роль в международной работе большевистской партии, а после Октября – в работе среди женщин».

    По-другому могла бы сложиться жизнь этого любовного треугольника, если бы Инесса в 1917 году осталась во Франции или в какой-то другой стране. Но Ленин уговорил её ехать в Россию.
   Ленин с женой и своей  командой жил в Швейцарии. Он знал, что оттуда попасть в Россию они не смогут – не выпустят. А потому был намечен путь через Германию. Накануне этой акции Владимир писал Инессе в швейцарский город Клоране:
   «Вы скажете, может быть, что немцы не дадут вагона. Давайте пари держать, что дадут! Конечно, если узнают, что сия мысль от меня или от Вас исходит, то дело будет испорчено… Нет ли в Женеве дураков для этой цели?..».
   «Дураки» нашлись.

   Арманд сомневалась: стоит ли ей ехать в Россию? Вот как уговаривал её Ленин  в письме от 19 марта 1917 года:
   «Вчера писал Вам открытку с дороги, думая, что Вы несомненно уже думаете и решили ехать в Берн к консулу. А вы отвечаете: колеблюсь, подумаю. Конечно, нервы у меня взвинчены сугубо. Да ещё бы! Терпеть, сидеть здесь… Вероятно, у Вас есть причины особые, здоровье может быть нехорошо и т.д.».

    Когда Инесса дала согласие, Ленин отправил ей 100 frs. Сообщая об этом в очередном письме, он добавлял:
   «Денег на поездку у нас больше, чем я думал, человек на 10-12 хватит, ибо нам здорово помогли товарищи в Стокгольме».
    Выражаясь современным языком, Ленин имел дар менеджера. Умело рекламируя «благие» намерения большевиков и будущего  переворота в России, он находил спонсоров. Хорошо помогала ему в этом яркая, эмансипированная, образованная женщина – Инесса Арманд. Можно по пальцам пересчитать  женщин-соратниц возле тех мужчин, которые делали революции или что-то иное – исторически экстравагантное.
   
   Возвращались  Ленин, Крупская и Арманд в опломбированном вагоне загадочного поезда, который кто-то назвал «поездом революции».  Мало того: они ехали в одном купе! Аттракцион!
  Можно с уверенностью думать, что остальные пассажиры – большевики – с усмешками говорили: «Ни стыда, ни совести!». Но Ленин никогда не обращал внимания на чужое мнение.

   Как себя чувствовала Надежда Крупская? Ей было очень грустно. Когда они жили в Берне, умерла Елизавета Васильевна; там она и была тогда похоронена.  Матушка была её гаванью; рядом с ней дочь могла утолять все свои печали; а теперь у неё не было моральной поддержки.
   К тому же, Крупская была серьёзно больна. Ещё в  мае 1913 года  Владимир Ульянов сообщил в письме  Максиму Горькому, что у жены  обнаружили базедову болезнь.

 Супруг договорился с известным швейцарским хирургом, профессором Бернского университета Теодором Кохером.  В июле 1913 года Надежде была сделана операция. Почему-то   только под местной анестезией; операция шла три часа. Женщина перенесла её стоически, но в первые дни после неё были  сильный жар и бред. Ленин не отходил от жены. Он собрал много литературы об этом заболевании, читал, выписывал советы.
  А никто и не говорил, что Ленин был плохим мужем. Он не злоупотреблял спиртным, не курил, не играл в рулётку, к жене не цеплялся по разным пустякам…Да, у него были любовницы. Если бы Надежда хотела из-за этого от него уйти, она бы это сделала.  Она была свободной женщиной, никто её не спутывал верёвками.
   
    Такие жёны, как она, могут закрывать глаза на любовные увлечения мужей, считая: «Перебесятся и вернутся». Если бы  не было шушуканья за спиной. В таком случае восстаёт женская гордость. Возможно, ёщё в Кракове супруга поставила вопрос ребром: «Надоело! Решай: или она, или – я».
   Наверное, они объяснились без свидетелей, и Владимир твёрдо обещал жене порвать с Инессой. Что и сделал. Но прервалась ли полностью любовная связь между Лениным и Арманд?  Можно лишь гадать, что не прервалась.

   После  возвращения в Россию «поездом революции» Арманд  уехала в Москву, а Ленин, Крупская и приехавшие большевики остались жить и работать в Петербурге.
 
   Есть письмо М.Ф.Фофановой, в квартире которой Владимир Ульянов прятался накануне  государственного переворота в октябре 1917 года:
   «…В Октябрьской революции Арманд не участвовала, - свидетельствовала Фофанова.  – Письма Ленина к Инессе Фёдоровне носили личный характер. Я не могла отказать Владимиру Ильичу. О его тёплых связях с Инессой Надежда Константиновна знала. На этой почве между Владимиром Ильичём и Надеждой Константиновной были серьёзные конфликты ещё до октября.
  Но особо остро возник конфликт между ними после революции, когда Ильич стал главой Советского правительства. Владимир Ильич назначил Инессу Фёдоровну председателем совнаркома Московской губернии и поселил её у кремлёвских стен, напротив Александровского сада, рядом с квартирой своей сестры, Анны Ильиничны. Он часто пешком навещал Инессу Фёдоровну.
   Надежда Константиновна заявила Владимиру Ильичу, что если он не прекратит связь с Арманд, то она уйдёт от него. К сожалению, семейный конфликт стал достоянием членов ЦК партии и правительства, которые все знали и замечали.
   Вскоре после назначения Арманд на должность председателя совнаркома Московской губернии обнаружилось, что она не справляется с этой совершенно необычной для неё работой. Тогда по инициативе Ленина она была назначена на вновь созданную должность заведующей женским отделом при ЦК РКП (б)».

   Есть предположение, что  Крупская отправилась в длительное путешествие на пароходе «Красная Звезда» летом 1919 года   из-за того, что ей надоели поведение супруга, сплетни. Путь был неблизким: по рекам Волга и Кама до Перми. Ей 50 лет. Она давно себя плохо чувствовала. У неё шалило сердце, отекали ноги. Это был шаг отчаяния.
   По просьбе мужа  она  делала записи обо  всех остановках парохода, о встречах с «массами»… Это был скучный поход партийных активистов по городам и весям. Цель: агитировать за советскую власть.
   Ленин   собственноручно выписал  жене (Надежде Константиновне Ульяновой (Крупской-Лениной) удостоверение, в котором была такая просьба:
   «Прошу все советские учреждения, военные, ж.- д. и речные власти оказывать всяческое содействие предъявительнице».

   Крупская тогда работала в Наркомпросе. Она – ещё один пример, как важные посты в России после переворота в 1917 году занимали люди не по профессиональным знаниям, а  по  партийному стажу, или, как Надежда Константиновна – благодаря тому, что была женой Ленина.
   У неё был мизерный педагогический опыт. После «революции» она не работала в школе. Своих детей у неё не было. А я не верю, что люди, не воспитавшие с пелёнок детей (пусть даже усыновлённых), могут давать какие-то вразумительные советы учителям и родителям. Крупская  сочиняла статьи по просвещению, выступала на учительских съездах и прочих собраниях. Сомнительно, что она имела на это право.
    ( все упомянутые здесь письма взяты из книги А.Г.Латышева «Рассекреченный Ленин»).   
 
   Пока Ленин не стал болеть, никакое решение Совета Народных Комиссаров, съездов и прочих подобных форумов, не принималось без него. Его мнение было первым и последним. Кто-то мог спорить, но без результата.
   И я думаю, а если Ленин решил  перевести  своё правительство в марте 1918 года именно  из-за Инессы? Чтобы быть рядом с любимой женщиной. Наверное, ему тогда уже было не до секса, но любовь  - не только секс. Доказывать подобное никому не надо.
   Это моя версия. Даже, если вслух Ленин высказывал другие соображения, почему столицей России должна была стать Москва, он  мог иметь и  личные подспудные желания.

   И до октябрьского переворота и после Инесса выполняет многочисленные поручения  Ленина. Она постоянно мотается из страны в страну, выступает на каких-то конференциях. В письмах возлюбленный даёт ей рекомендации, что и как говорить; как вести себя с врагами…
   В июле 1914 года в Брюсселе было намечено совещание левых российских партий и организаций, организованное Международным социалистическим бюро II Интернационала. Почему Ленин не едет сам? Странно, что он не торопится, ведь там его бывшие друзья по партии, в частности, Плеханов. Мог бы поехать и сказать марксисту Плеханову, которого не так давно называл своим учителем, всё, что он о нём думает. Обленился или трусит?

   Ленин уговаривает поехать Инессу. А у неё дети, которых не на кого оставить. И Ленин  об этом знает. Арманд соглашается поехать в Брюссель. Ленин пишет в письме ей вот такие рекомендации:
   «Ты с делом достаточно хорошо знакома, говоришь хорошо, и я уверен, что теперь сможешь быть достаточно «нахальна». Пожалуйста, не истолкуй «в  плохую сторону», если  и даю тебе кое-какие частные советы для облегчения твоей тяжёлой задачи. Плеханов любит «смущать» товарок, говоря им «вдруг» галантности (по-французски и т.п.). Надо быть готовым к этому для быстрого ответа – я восхищена, товарищ Плеханов, вы поистине старый волокита (или галантный кавалер) – или что-либо в этом роде, чтобы вежливо отбрить его. Ты должна знать, что все будут очень злиться (я очень рад), увидев, что я отсутствую, и, вероятно, захотят отомстить тебе. Но я уверен, что ты покажешь свои «ноготки» наилучшим образом. Заранее восторгаюсь при мысли, как они нарвутся публично, встретив холодный, спокойный и немного презрительный отпор».

   Поведение  Ленина  напоминает мне мужа одной моей родственницы. Когда к ним приходил слесарь, чтобы что-то починить, то муж говорил своей супруге: «Иди, спроси, сколько он запросит. Ты красивая. С тебя он возьмёт меньше».

   Поручений было много. Например, он, живя в Цюрихе в январе 1917 года,  задумал основать маленькое издательство и выпускать «маленькие брошюрки» для швейцарцев. Но ничего для этого у него нет, а главное – денег. И Ленин пишет Инессе: ей надо поехать в Ла-Шо-де-Фон, чтобы разведать о финансовой стороне и технике.
   А затем открытым текстом: «Вы бы выяснили также, можете ли Вы достать (или авансировать) деньги на это производство…».
  По сути, он её нещадно эксплуатирует.  Об этом можно прочитать в разной литературе.
 
  Но одно поручение Ленина меня просто сразило.
   В начале 1917 года, поддавшись слухам, что Швейцария вступает в войну, Ленин пишет из Цюриха в Кларан (Клоран), где живёт Инесса (из книги «Товарищ Инесса):
   «Дорогой друг!
   Если Швейцария будет втянула в войну, французы тотчас займут Женеву. Тогда быть в Женеве – значит быть во Франции и оттуда иметь сношения с Россией. Поэтому партийную кассу я думаю сдать Вам (чтобы Вы носили её  на себе,  в мешочке, сшитом для сего, ибо из банка не выдадут во время войны). Пишу об этом Григорию. Это только планы, пока между нами.
   Я думаю, что мы останемся в Цюрихе, что война невероятна.
   Лучшие приветы и рукопожатие! Ваш Ленин».

   Подвергать женщину такой опасности! Совсем товарищ большевик сошёл с ума. Сразу вопрос: а почему Ленин не носил на себе партийную кассу в мешочке? Боялся ограбления? Или пусть бы мешочек сшила и носила Крупская, а супруг бы её охранял.
   Не знаю, хохотала или рыдала Инесса от такого нахальства любовника, сшила ли мешочек. Где-то раньше я читала, что речь шла о мешочке, который надо было прикрепить к юбке.

    Попутно скажу, что близость Инессы к Ленину сохранило жизни всех Армандов, кто к 1917 году находился в России. Александр Арманд умер в 1943 году  под Москвой. Конечно, после переворота в 1917 году  фабрика,  движимое и недвижимое имущество, счета, земля – всё было экспроприировано в пользу новой власти. Но что-то было оставлено, может, какой-то дом, где и жил  супруг Инессы.

                ОНА СОШЛА С ЗЕМЛИ

   Летом 1920 года проходил II конгресс Коммунистического Интернационала. Инесса, являясь его делегатом,  работала на износ: переводила многочисленные речи, выступала. А ещё одновременно была проведена Международная конференция коммунисток. И здесь она много трудилась.
   По свидетельству Н.Крупской, Инесса «едва держалась на ногах». Ленин всегда находил время, чтобы черкнуть ей записочку и отправить из Кремля в квартиру Инессы, расположенную на улице  Неглинная (потом – Манежная).
 
     В тех записочках он ей пишет, чтобы она сообщила ему размер её ноги, так он хочет подобрать ей калоши. В её квартире не работает телефон и он даёт распоряжение, чтобы его починили, и сообщает ей об этом.
   Она болеет и Ленин волнуется, чтобы не было осложнений, предостерегает, чтобы она рано не выходила из дома… Спрашивает: «Есть ли дрова? Кто топит? Есть ли пища? Кто готовит? Компрессы кто ставит?». Какие-то слова он для убедительности подчёркивает.

   Инесса, наверное, самый образованный человек в команде Ленина. Она не только переводит на другие языки  статьи, которые пишет Ленин; не только выступает на различных совещаниях, но и пишет.  Под псевдонимом Елена Блонина опубликованы её брошюры «Работницы в Интернационале», «Почему я стала защитницей Советской власти?» (1919 год) и другие.
   Она печатает  на разные темы статьи в газете «Правда», в журналах  «Работница» и «Коммунистка»…А темы, вы меня простите, совсем не женские:  «Вечное в марксизме», «Перспективы революции во Франции». Не буду все перечислять, кому это интересно, есть литература. Инесса  даже написала пьесу «Деникинцы».

   Прочитав, возможно, по оценке большевиков – соратников, главный её труд – «Почему я стала защитницей Советской власти?», я не нашла ответа на вопрос: «Почему француженка Инесса Арманд стала защищать Советскую власть?».
   Детский лепет!   

   А.Г.Латышев в книге  «Рассекреченный Ленин» даёт информацию, что  в середине августа 1920 года  Ленин пишет письмо Арманд, которое оказалось последним:

   «Дорогой друг! Грустно очень было узнать, что Вы переустали и недовольны работой и окружающими (или коллегами по работе). (Имелись в виду разногласия с Коллонтай – А.Л.). Не могу ли я помочь Вам, устроив в санатории? С великим удовольствием помогу всячески.
  Если едете во Францию, готов, конечно, тоже помочь: побаиваюсь и даже боюсь только, очень боюсь, что Вы там влетите… Арестуют и не выпустят долго… Надо бы поосторожнее. Не лучше ли в Норвегию (там по-английски многие знают) или в Голландию? Или в Германию в качестве француженки, русской (или канадской?) подданной?
  Лучше бы не во Францию, а то Вас там надолго засадят и даже едва ли обменяют на кого-либо. Лучше не во Францию.
   Отдыхал я чудесно, загорел, ни строчки не видел, ни одного звонка. Охота  раньше была хороша, теперь всё разорили. Везде слышал Вашу фамилию: «Вот при них был порядок» и т.д. (Ильич охотился в местах, где ранее находилось имение семьи Арманд. Вокруг шли аресты и расстрелы крупных собственников и их семей – но Ленин отдал распоряжение, чтобы многочисленную семью «Армандов», т.е. родственников мужа Инессы не трогали. Никто из этой семьи не пострадал даже в 30-40-е годы – А.Л.).
    Если не нравится в санаторию, не поехать ли на юг? к (так в письме – Л.П.) Серго на Кавказ? Серго устроит отдых, солнце, хорошую работу, наверное, устроит. Он там власть. Подумайте об этом.
   Крепко, крепко жму руку.
   Ваш Ленин».

   «Охота раньше была хороша, теперь всё разорили…», - написал Ленин. А кто разорил то, хорошо налаженное хозяйство Армандов, дававшее  только на фабрике возможность работать более тысячи человек? Большевики с ружьями, комиссары в кожанках (с ударением на «о»). Самозваные хозяева России.
   Ленин отдыхал в Заболотье под Сергиевским посадом (теперь Загорск) – эти лесные угодья принадлежали Армандам.

   Интересная деталь. В другой книге в этом же письме Ленина слово «охота» заменено словом «работа». Увидев замену, я подумала: это ошибка редактора, который готовил книгу к изданию или это сделано сознательно? Дескать, не надо  дразнить гусей: в стране голод, мор, разруха, а Владимир Ильич охотится в Подмосковье! Лучше: он устал, поехал отдохнуть и немного поработать.

   И зачем Ленин уговаривал Инессу ехать с больным сыном Андреем (ему 17 лет) на Кавказ? По донесениям Серго Орджоникидзе, там было очень опасно, орудовали остатки белогвардейского десанта генерала Фостикова; в горах прятались бандитские шайки…И днём и ночью  были слышны выстрелы, раскаты артиллерийской стрельбы.
   Отправить уставшую, «сильно истощённую и нервно крайне расстроенную» женщину с больным  сыном туда, где стреляют? Ленин всегда был иллюзионистом; принимал на веру то, что нельзя было принимать за веру. Да, Серго Орджоникидзе был бравым воином, но не всесильным.

   Если бы Ленин не сбивал Инессу с толку, то она бы поехала в любую европейскую страну, где климат был не хуже, чем на Кавказе. Инесса с её знанием  многих языков, с коммуникабельностью, с опытом жизни в разных странах, могла бы спокойно отдохнуть и вылечить сына в Швейцарии или в Германии…
   Пусть бы поехала во Францию. Ленин боялся, что её там арестуют. Пусть бы лучше арестовали; у неё и такой опыт был, не пропала бы; зато  осталась бы жива.
   Инесса сомневалась: ехать ли ей на Кавказ? И всё-таки поехала. Наверное, «революция» уже высосала из неё все соки, сломала волю. Плюс, любовь к Ленину. Этого никто не отрицает. Любимым доверяют. Или – подчиняются. Себе во вред.

   …И вот она  в Кисловодске. Санаторий совсем не  похож на  учреждение, в котором лечат. В её комнате нет даже подушек, и ей пришлось их добывать. Нет лампы, а потому  вечером в помещении темно. Кормят плохо. Медицинские услуги весьма скромные.
  В санатории поправляют здоровье разные партийцы. Но первое время Инесса ни с кем не общается – так она устала. Но постепенно она приходит в себя. Много гуляет, часами играет (на каком инструменте, не известно – Л.П.).
 
   Она пишет дочери Инне:
   «Мы уже 3 недели в Кисловодске, и не могу сказать, чтобы до сих пор мы особенно поправились с Андреем. Он, правда, очень посвежел и загорел, но пока ещё совсем не прибавил весу…
   Я сначала всё спала, и день и ночь. Теперь наоборот, совсем плохо сплю. Принимаю солнечные ванны и душ – но солнце здесь не особенно горячее – не крымскому чета, да и погода неважная. Частые бури, а вчера так совсем было холодно, Вообще не могу сказать, чтобы я была в большом восторге от Кисловодска. И сейчас начинаю уже скучать…
   Твоя мать».
   Это было последнее письмо Инессы Арманд.

    Инесса, никогда до того не вела дневник. Делать дневниковые записи она начала в Кисловодске. Строчки от первого сентября 1920 года:
   «Раньше я, бывало, к каждому человека подходила с тёплым чувством. Теперь я ко всему равнодушна. А главное – почти со всеми скучаю. Горячее чувство осталось только к детям и к В.И. Во всех других отношениях сердце как будто бы вымерло. Как будто бы, отдав все свои силы, всю свою страсть В.И. и делу работы, в нём истощились все источники любви, которыми оно раньше было так богато.
  У меня больше нет, за исключением В.И. и детей моих, каких-либо личных отношений с людьми, а только деловые. И люди чувствуют эту мертвенность во мне и они оплачивают той же монетой равнодушия  или даже антипатии (а вот раньше меня любили). А сейчас – иссякает и горячее отношение к делу. Я человек, сердце которого постепенно умирает…».

    Появляются слухи, что Кисловодск могут окружить банды. Местные власти решили эвакуировать отдыхающих. Инесса ехать не хочет. На её беду, за то время, что она на Кавказе, Ленин буквально бомбардирует телеграммами Серго Орджоникидзе, требует обеспечить безопасность Инессы и её сына.
   Кто же ослушается вождя! Инессу предупреждают, что если она добровольно не поедет вместе с другими отдыхающими, то красноармейцы применят силу.

   Поезд пошёл в Нальчик. Добирались четверо суток. Во Владикавказе она встретилась с Орджоникидзе, вспомнили его учёбу в Лонжюмо. Серго не смог скрыть своего огорчения, увидев, как изменилась Инесса. От жизнерадостной и цветущей женщины ничего не осталось.
   Дальнейший путь: Беслан – Нальчик. На станции Беслан поезду пришлось долго стоять. Вокзал и  примыкающая к нему территория были забиты людьми.  Спали, ели там, где находилось место. Везде грязь, гнилые фрукты… В регионе свирепствовала холера.

   В первый день Инесса и её попутчики осмотрели город,  побывали на собрании местных коммунистов. Говорят, что она на вокзале выпила воды. К ночи ей стало плохо. Но она не стала никого будить…
   Её отвезли в больницу, но спасти не смогли. Андрей не пострадал.

   Инесса Арманд умерла 24 сентября 1920 года в Нальчике. Долго не могли найти свинцовый гроб, чтобы перевезти её тело. Привезли 11 октября. На вокзале скорбный поезд  встречали Ленин и Крупская. Он был подавлен. Когда Инессу хоронили, он рыдал, был в полуобморочном состоянии. Оказывается, и большевики умеют плакать.
   Крокодилы, поедая свою добычу, тоже льют слёзы.

   Похоронили Инессу возле кремлёвской стены. Есть два варианта надписи на его венке из белых цветов: «Тов. Инессе Арманд от В.И.Ленина» и «Тов. Инессе – от В.И.Ленина». 
   Но ей уже было всё равно. Инесса своё отслужила большевикам и Ленину. Уверена, что она его любила. Как и многих других мужчин.

   Меня мучает вопрос: знала ли Арманд, что Владимир Ульянов подписывал распоряжения о расстрелах?
   После  переворота в 1917 году, по распоряжению Ленина, в России появились трибуналы. Тысячи людей расстреливали  без суда и следствия. Во многих документах, подписанных Лениным,  присутствует слово «расстрелять». Он признавал, как необходимую меру  для защиты «революции», террор. Долгое время  замалчивалось, что Ленин был вдохновителем «красного террора».
   Так что руки Ленина в крови по плечи.

   До сих пор не утихли споры: давал ли Ленин распоряжение  на расстрел царя Николая II и его семьи или  это сделали местные большевики (жуткие подробности – как большевики решали судьбу этих несчастных людей -  можно прочитать в разных книгах)?
   Некоторое время назад я видела по телевидению передачу об этом трагическом событии. Был показан лист бумаги, на котором текст о разрешении расстрела; подписи Ленина и Свердлова. Теперь говорят, что такой документ Ленин не подписывал. Но его могли уже давно уничтожить, как улику о кровожадности Владимира Ульянова.

  Здесь он поступил, как  римский наместник Иудеи Понтий Пилат – умыл руки (справедливое сравнение принадлежит историку  А.Г.Латышеву). Если бы Понтий Пилат крикнул толпе: «Этот человек не виновен. Я дарую ему жизнь и свободу», то Иисус Христос был бы спасён.
  Понтию Пилату очень хотелось  казнить Иисуса Христа, но так, чтобы все подумали, что он к этому не причастен. Поэтому наместник  сказал: «Как решит народ!». А народ закричал: «Распни его!». И невинный был распят.

   Ленин мог бы дать распоряжение: «Не трогать царя и его семью! Если хоть один волос упадёт  с их головы по чьей-то вине – велю того расстрелять». И послушались бы, как миленькие, все чекисты. Знали: Ленин был крут на расправу.
   Да, он хотел казнить царскую семью! И сделал это.

   Когда читаешь воспоминания тех мужиков, которые расстреливали царя, царицу, их приближённых  и  особенно – их четырёх дочерей и смертельно больного сына, сразу появляется мысль: те палачи и их вдохновители  – больные люди. По-другому объяснить  подобную жестокость невозможно.
   Ленин мог бы, как он твердил на всех углах, отомстить  царю за казнь своего старшего брата Александра – убить Николая II (хотя не при нём был казнён Александр Ульянов). Но, «во имя революции»,  убивать женщин и больного ребёнка – объяснить подобное  можно  лишь садистскими наклонностями или затмением сознания.   

    О массовых расстрелах, начавшихся после покушения на Ленина 30 августа 1918 года, и продолжавшихся дальше, не могла не знать Инесса Арманд. Но продолжала служить Ленину.  Слабовольная  женщина или  такая  у неё была сильная любовь к нему, что она  всегда его оправдывала? Вопросы без ответов.
   Очень может быть, что, согласившись поехать на Кавказ, она совершила своего рода самоубийство. Инесса надорвалась и устала. И самое главное: она разочаровалась в большевизме и его проповедниках.

 Я уверена: она ожидала от «революции», которую так долго пропагандировал её любовник Ленин,  совершенно другого и не предполагала, что будет так страшно, унизительно, кроваво, голодно и лживо.
   Одно дело: жить в благополучных странах,  бродить по горам, выступать на съездах, спорить с меньшевиками… И фантазировать о будущем рае. Другое: столкнуться с действительностью.

   Как-то я услышала слова поэта Леонида Дербенёва (пишу так, как услышала):
   - С меня довольно!
      Надоело!
      Остановите Землю.
      Я сойду.
   Есть признание Арманд, что она находилась  под гипнозом Ленина, и  ей некуда было отступать. А если она отступится, «значит, все мои жертвы были напрасны, и жизнь прошла зря». Вот такое разочарование.

   Покушение на Владимира Ульянова – это было возмездие ему за невинно расстрелянных и умерших от голода. От расстрела  царской семьи до покушения прошло чуть больше месяца. Говорят: за всё надо платить. И за власть, достигнутую насильственным путём  - тоже.   

                «Я БЫ И СЕЙЧАС ОБОШЛАСЬ БЕЗ ПОЦЕЛУЕВ…»
   
    Посылать друг другу личные письма  Ленин и Арманд начали в конце 1913 года. После того, как  он устроил «расставание» между ними. Это случилось в Кракове, где жили супруги Ульяновы, а также Зиновьев, Каменев и другие большевики.
   Инесса курсировала из страны - в страну, из города - в город, выполняя партийные поручения Ленина. Ещё  до лета 1912 года между ними была любовь. А когда Инесса вернулась в Краков через год, вот тогда он и устроил «расставание».

   Возможно,  где-то хранятся письма или воспоминания участников этой любовной драмы, в которых есть подробности: почему  он устроил «расставание». Причины могли быть разные. Допустим, супруга погрозила пальцем. Или  соратники по партии намекнули, что их лидер не имеет право на шуры-муры. Тайно – пожалуйста, а чтобы все знали – ни-ни!

   Можно пофантазировать: Инесса и Владимир встретились в  каком-нибудь уединённом кафе или на безлюдной поляне, и он ей сказал:
   - Прости, дорогая, но мы должны расстаться. Отныне между нами будут только деловые отношения.
   - Но почему, почему?
   - У политика  биография должна быть чистой. Я – женатый мужчина. А моя любовница – революция. Это грустно. Но я выбрал такой путь и с него не сверну.
   - Дорогой, я  же от тебя не требую многого. Хочу видеть тебя хоть изредка. И помни, что мои окна, где бы я не жила,  всегда будут освещены. Я буду ждать тебя.

   - Нет! Я любил и люблю тебя. Счастлив, что в моей жизни была такая яркая женщина, как ты. Я никогда не забуду тебя и твоих поцелуев. Только, когда я встретил тебя,  понял, что такое раствориться в женщине. Думал, что такое бывает лишь в любовных романах… Всё кончено. Ты должна уехать.
   - Позволь мне остаться.  С Надеждой Константиновой мы уже ходили присмотреть для меня квартиру. Обещаю, что не буду показываться тебе на глаза до тех пор, пока ты будешь этого хотеть.
  - Нет! Я уже всё решил.

   Инесса плакала. Ленин поцеловал (он умел это делать, по свидетельству  родных) ей руку:
   - Простите меня, дорогая. Надеюсь, что мы ещё увидимся, но при других обстоятельствах. Я ценю вас, как хорошего помощника и пламенного большевика. Я и Надежда Константиновна остаёмся вашими верными друзьями.
   Советую вам отдохнуть. Могу похлопотать о путёвке на какой-нибудь курорт.
   Ленин ушёл, ни разу не оглянувшись.
   Почти все любовники, уходя, не оглядываются.
   
        Инесса была сражена. И написала  Ленину вот такое письмо:
   «Расстались, расстались мы, дорогой, с тобой! И это так больно. Я знаю, я чувствую, никогда ты сюда не приедешь! Глядя на хорошо знакомые места, я ясно сознавала, как никогда раньше, какое большое место ты ещё здесь, в Париже, занимал в моей жизни, что почти вся деятельность здесь в Париже, была тысячью нитей связана с мыслью о тебе. Я тогда совсем не была влюблена в тебя, но и тогда я тебя очень любила.
  Я бы и сейчас обошлась без поцелуев, только бы видеть тебя, иногда говорить с тобой было бы радостью – и это никому бы не могло причинить боль. Зачем меня было этого лишать? Ты спрашиваешь, сержусь ли я за то, что ты «провёл» расставание. Нет, я думаю, что ты это сделал не ради себя.
   Много было хорошего в Париже и в отношениях с Н.К. В одной из наших последних бесед она мне сказала, что я ей стала дорога и близка лишь недавно. А я её полюбила почти с первого знакомства. По отношению к товарищам в ней есть какая-то особая чарующая мягкость и надёжность.
  В Париже я очень любила приходить к ней, сидеть у неё в комнате. Бывало, сидишь около её стола – сначала говоришь о делах, а потом засиживаешься, говоришь о самых разнообразных материях. Может быть, иногда и утомляешь её. Тебя я в то время боялась пуще огня. Хочется увидеть тебя, но лучше, кажется, умерла бы на месте, чем войти к тебе, а когда ты почему-то заходил в комнату Н.К., я сразу терялась и глупела.
  Всегда удивлялась и завидовала смелости других, которые прямо заходили к тебе, говорили с тобой. Только в Лонжюмо и затем следующую осень в связи с переводами и пр. я немного попривыкла к тебе.
  Я так любила не только слушать, но и смотреть на тебя, когда ты говорил. Во-первых, твоё лицо так оживляется, и, во-вторых, удобно было смотреть, потому что ты в это время этого не замечал…».
    Оно заканчивается так: «Крепко тебя целую. Твоя Инесса».

   Я была в восторге, когда прочитала  своеобразный панегирик  в адрес Ленина историка В.Мельниченко: никаких поцелуев у  Владимира Ульянова и Инессы Арманд не было; она всё придумала; она этого хотела, потому так написала;  Инесса любила Ленина, а он её – нет…

   Как хотите, так и понимайте вот такой текст из его книги «Личная жизнь Ленина»:
   «Мне кажется, что без этой страстной и неутолённой любви Арманд личная жизнь Ленина предстала бы перед нами намного беднее, а его человеческий образ ощутимо потерял бы свою привлекательность и теплоту. Инесса Арманд оставила нам и потомкам огромность, трепетность искреннего чувства, которое Владимир Ильич, очевидно, вполне заслужил. Может, она единственная столь глубоко и полно видела в нём не только гениального вождя, мудрого соратника, но и хорошего человека, обаятельного мужчину, достойного земной женской любви».
   Мнение о литературном стиле текста опущу.

   Оказывается, на эту тему есть ещё мнение «серьёзного лениноведа, опытного ульяновского исследователя» Жореса Трофимова:
   « Несомненно, что он очень ценил ум и способности Арманд, доверял ей сложную и ответственную партийную работу, и после четырёхлетнего знакомства с ней уважал и любил, как преданного друга, интересную, эрудированную и весёлую собеседницу, отличную музыкантшу. Не обошло стороной и её женское обаяние.
  Но, как только почувствовал глубоко неравнодушное отношение к себе Инессы Фёдоровны, он, предотвращая драматическое развитие событий, дипломатически «провёл расставание» - отправку её на лечение в Арозу. Что же касается «письменных» поцелуев, то они шли только с её стороны, и, по всей видимости, и оставались только «письменными».
  В письмах же Владимира Ильича к Арманд не было ни одного поцелуя, а после «проведённого» расставания он вскоре даже переходит в переписке на «Вы», чётко ограничивая рамки их отношений. Вот и всё».
 
   Интересная оговорка лениноведа: «и, по всей видимости, и остались только «письменными». Значит, не уверен.
   Я могла бы написать: «Это чисто мужской взгляд на  отношения Ленина и Арманд».
   Но названные оппоненты Инессы – не  просто  представители мужского пола; это мужчины – исследователи жизни Ленина, как вождя пролетарской революции. Это их хлеб. В их представлении: он чист и непогрешим.

   Кто-то сказал, что на Земле нет ангелов; они на небе.
   Если бы  таким почитателям Ленина позволило общество, то они бы поставили его выше Иисуса Христа. По тому, что они написали о В.И.Ульянове, вполне можно причислить его к  числу апостолов  - тринадцатым. Но бесполым.

    Если бы Инессе в том году было 16-17 лет, я бы могла усомниться в искренности её чувств; можно было бы подумать, что  юная дева придумала поцелуи. Но в то время она – зрелая женщина, мать пятерых  детей; а любовный кульбит, которые она устроила – бросив мужа, стала любовницей его родного брата  и родила от него ребёнка – лишь подтверждает, что, если она написала о поцелуях, значит, они были.
    Стесняются девственницы. А в 39 лет властвует любовь, а не романтическая влюблённость. Сексологи  считают, что у женщины сексуальные чувства расцветают после тридцати лет; у мужчин к сорока годам идёт спад. Это касается, конечно, не всех, но большинства.
   
    В постсоветское время для историков начали открываться некоторые документы в архивах.  И выяснилось, что во многих письмах Ленина к разным лицам, включая Арманд, сделаны  купюры. Где-то не было начала, где-то - конца. Убиралось всё интимное. И не только интимное, а и то, что касалось членов большевистской команды Ленина. 
   После его смерти  было принято специальное постановление ЦК партии: все партийцы должны были передать в  архив ЦК письма, записки, записочки Ленина и прочее такое. С 1929 года всё это богатейшее наследие (в бумажном  варианте)  стало принадлежать Сталину.
 
  Когда ещё этот товарищ был  фаворитом советских коммунистов,  часто можно было прочитать, что у  Сталина за полночь горит свет в окнах рабочего кабинета. Дескать,  «вождь народов» работает, не щадя себя.
   Очень может быть, что он всю свою долгую жизнь читал и уничтожал всё то, что Ленин написал о нём. А возможно, были какие-то  ленинские сомнения  в правоте большевиков, что было, по мнению Сталина, компрометирующим фактором для его единоличной власти.  Или он по тем документам составлял свои кровавые списки.
 
  Ленин был неутомимым  работником пера. Для многотомных собраний сочинений надо было много потрудиться.
   Об этом можно прочитать в книге историка А.Г.Латышева «Рассекреченный Ленин» и в его многочисленных статьях.
 
   Но вернемся к любви. Оказывается, и Ленин писал о поцелуях. Ах, какой пассаж! И после «расставания» Инесса и Владимир переписывались. Можно думать, что в письмах влюблённой женщины было отчаяние и вопросы: «За что? Чем, мой милый, я тебе не угодила?». Он пытался её успокоить и как-то объяснить, почему они должны быть прервать «греховную» связь.
   В самом деле, почему он это сделал? Кто знает, возможно, не все письма уничтожены и когда-то откроется  этот секрет.  Причины могли быть самые разные.

   Допустим, большевики, которые жили рядом с Ульяновыми, намекнули ему, что они делают ставку на него, как на главаря революции в России, и за ним не должно быть никаких грешков. Или в том скучном месте, где они жили тогда, только сплетни и скрашивали их,  бедную событиями,  жизнь. А шушуканье за спиной надоело Надежде Константиновне и, набравшись храбрости, супруга погрозила пальцем.
   А то, что он не разочаровался в любовнице, не подлежит сомнению. Значит, принёс любовь в жертву. Но кому или чему?  Репутации политика? Но до революции было ещё далеко. И даже, если бы, как говорят, у Ленина было столько ума, как при семи пядей во лбу, он не мог предвидеть развития событий. Революция  могла случиться  не в 1917, а в 1920 году.

   Остаётся обозначить ещё одну причину: его половую слабость.
   В 1913 году, когда произошло расставание, Владимиру Ульянову 43 года. Время климакса, возрастных гормональных изменений. Какой мужчина признается, что у него наметилась импотенция? Жене он может сказать. А любовнице, да ещё такой, как француженка Инесса – ни за что! Лучше умрёт.  Есть повод слукавить так, как наш герой: дело, дорогая моя, прежде всего!

   Надо учесть, что у Ленина всю его жизнь были проблемы  с желудком и кишечником. А подобные заболевания сказываются  на общем физическом тонусе человека и на его настроении. Если, допустим, гастрит сопровождается болью в желудке, то не до любви. Есть информация, что уже в те годы у Ленина была сильная усталость, он страдал бессонницей и головными болями.
   Чем не причины для импотенции или элементарного желания отказаться от половой жизни!
   Чтобы не осрамиться, когда дело дойдёт до объятий.

   Недавно прошла информация, что, поселившись в Кремле, Ленин стал водить в свой кабинет всех секретарш. Конечно, с определённой целью. Тогда было принято  выносить на обсуждение партийцев даже интимные стороны жизни. Вроде бы,  Крупская, измученная изменами супруга,  написала заявление в партийную  организацию, и потребовала обсудить поведение Владимира Ильича.
   Но партийцы отказались обсуждать поведение вождя и посоветовали Крупской лучше исполнять свои супружеские обязанности.

    В казановость Ленина я не верю. Он вернулся весной 1917 года в Россию, когда ему было под 50 лет. По свидетельству его старшей сестры Анны Ильиничны, брат страдал бессонницей и головными болями. А потом подобные симптомы только нарастали.
   Хотя, спорить не стану. Надежда Константиновна была рядом и могла быть  в курсе амурных похождений супруга.

    Об усталости и нервозности можно судить по письму, которое Владимир Ульянов написал Инессе в мае 1914 года:
   «… как я ненавижу суетню, хлопотню, делишки и как я с ними неразрывно и навсегда связан!!! Это ещё лишний признак того, что я обленился, устал и в дурном расположении духа. Вообще я люблю свою профессию, а теперь я часто её почти ненавижу».
   Ленин устал от кочевой жизни. Скуку наводили одни и те же разговоры – о предстоящей революции, а её всё не было. Перед глазами были одни и те же лица.  О какой профессии он написал, не понятно. Наверное, большевик – это профессия.

   В июле 1914 года Ленин пишет вот такое письмо Инессе (из книги «Рассекреченный Ленин»):
   «Никогда, никогда я не писал, что я ценю только трёх женщин. Никогда!!! Я писал, что самая моя безграничная дружба, абсолютное уважение и доверие посвящены только 2-3 женщинам. Это совсем другая, совсем-совсем другая вещь.
   Надеюсь, мы увидимся здесь после съезда и поговорим об этом. Пожалуйста, привези, когда приедешь (т.е. привези с собой) все наши письма (посылать их заказным сюда неудобно: заказное письмо может быть весьма легко вскрыто друзьями. – И так далее…). Пожалуйста, привези все письма, приезжай сама и мы поговорим об этом».

   Инессу также волновала судьба её писем к Ленину. Не из-за своей репутации, а из-за его. Я вычитала вот такую версию их уничтожения.
   1917 год. На всех парах мчится поезд Берлин - Петербург. В опломбированном вагоне едут Ленин, его супруга и вся большевистская компания. Инесса и Владимир выходят в тамбур с письмами и уничтожают их. Может, сжигают. Допустим, бросают в  вагонную печь или сжигают в ведре. Инесса курила, так  что огонь был.
   Или они разрывают письма и  выбрасывают их в окно. По поводу окна – лишь моя версия. Опломбированный вагон значил, что пассажиры не могли выйти из него за всё время пути, чтобы не привлечь внимания. Но окна могли открываться  для вентиляции воздуха.

   Инесса Арманд переписывалась с Кларой Цеткин, Александрой Коллонтай (настоящая фамилия Домонтович), Балабановой и многими другими. К сожалению, не указано имя Балабановой в той книге, где я это вычитала.
   Меня эта женщина заинтересовала, потому что совсем недавно по ТВ «Россия 1» прошёл документальный фильм «Анжелика  Балабанова. Русская жена для  Муссолини». Её назвали первой русской революционеркой. Тот же стиль жизни, что и у Инессы Арманд – круговерть,  скитания по разным странам. Во имя революции и любовника.

  В названной передаче идёт спор: была ли Анжелика любовницей Муссолини или это сплетни? Или они были в определённое время соратниками и друзьями?
  Интересный вывод психолога: Анжелика  определённо  могла быть любовницей итальянского диктатора Бенито Муссолини. Ибо только любовницы так ласково пишут и говорят о жёнах любовников, так хвалят все их достоинства, как это делала Анжелика.
   Именно так восторгается Надеждой Крупской  и Инесса.

   Интересное совпадение. А.Балабанова  сначала разочаровалась в любовнике Муссолини, говорила: он её не любил, она  ему нужна была для карьеры. После Великой Отечественной войны она поселилась у одного рабочего в Риме. Ему-то Анжелика и призналась, что «зря положила всю жизнь на борьбу».
   Такое же разочарование революцией испытала и Инесса Арманд. Об этом в её дневнике, который она начала вести в последние месяцы своей жизни, когда находилась в Кисловодске. 
   Разочаровалась ли она в Ленине? И это было; Инесса несколько раз хотела бросить всё своё сподвижничество, Ленина и уехать подальше. Да он её не отпускал! И, в конце концов, погубил.    

   Совершенно по-другому сложилась бы жизнь этого треугольника, если бы Инесса в 1917 году осталась во Франции или в какой-то другой стране. Но Ленин уговорил её  ехать в Россию. Все трое персонажей адюльтера ехали трое суток в одном купе!
  Вот такой аттракцион устроил мужчина, который даже накануне судьбоносного для него события – «революции», не смог отказаться от присутствия любовницы. Или он уже не отдавал отчёт себе в своих действиях?

    В разных книгах о Ленине можно найти упоминание о женщинах, по которым он вздыхал.
   До сих пор нет окончательного ответа на вопрос, как Владимир Ульянов стал Лениным. Например, польская писательница Б.Орса-Койдановская в книге «Интимная жизнь Ленина» высказывает такую версию: в Казани Владимир влюбился в прелестную девушку Елену Ленину. И, вроде бы, она обещала студенту-марксисту поехать за ним в Сибирь. Но их отношения не имели продолжения.

   Еще одна версия появления названного псевдонима:  В Петербурге Владимир влюбился в артистку хора Мариинского театра  двадцатилетнюю Лену Зарецкую. В знак их взаимной симпатии он и стал Лениным.
   Это далеко не все версии. И далеко не все  девушки, по которым вздыхал Владимир Ульянов.
   Советские коммунисты сделали из него такую постную личность, что  тошнит.
   Кому интересна история с этим псевдонимом, прочитайте «Ульяновы и Ленины. Тайны родословной и псевдонима» историка М.Г.Штейна. 

                БЕДНАЯ, БЕДНАЯ МАРИЯ АЛЕКСАНДРОВНА!

    Из книги  В.Е.Мельниченко «Личная жизнь Ленина»:
   «В ленинских буднях  и быту мать по сути отсутствовала, начиная с его отъезда в Петербург в 1893 году. Однако она не только постоянно жила в сердце и памяти сына, но реально напоминала о себе неиссякаемой духовной поддержкой и финансовой помощью…
   Тезис советской Ленинианы о том, что Ленин любил свою мать, безусловно, верен. Просто нужно добавить, вероятно, что его любовь не была деятельной в общепринятом понимании: Владимир Ильич никогда не помогал матери материально, наоборот, она, как могла, поддерживала его деньгами; Ленин не жил с матерью и не мог оказывать ей ежедневную помощь в быту».

   Одна моя знакомая – пожилая женщина имела сына. Он как-то не смог вписаться в жизнь, то работал, то бросал работу, женился-разводился, и всегда был без денег. Мать говорила ему: «Ты уже седой, а плачешься, как маленький».
   То же самое можно сказать и о Ленине. Мог бы работать, накопить денег, купить матери дом и обеспечить ей благополучную старость. После смерти старшего брата Александра и отца, главой семьи должен был стать Владимир. Но этого не получилось.
   Есть такой тип людей – они ориентированы на чужих. Их мало заботят жизнь и проблемы родных. Ленин всего себя отдал утопии: создать рай сначала в России, а потом – и на всей планете Земля.
   Ничего не получилось с раем. И Мария Александровна не дождалась заботы от сына.

    Возможно, где-то и есть письма Мария Александровны Бланк-Ульяновой, в которых она жалуется на своих детей. Всех её сыновей и дочерей поразил марксистский вирус. Начал старший сын Александр. Но хотя бы кто-то из оставшихся четверых детей (Анна, Владимир, Мария, Дмитрий) не был  заражён революционными идеями. Так нет же, все!
   А что оставалось делать матери? Поддерживать их. Такой удел всех матерей.

     Из воспоминаний Анны Ильиничны Ульяновой - Елизаровой «О В.И.Ленине и семье Ульяновых» (Москва, Издательство политической литературы. 1988):
   «Не успели мы порадоваться возвращению Ильича из Сибири, быстро умчался он, проведя несколько дней у нас, в Москве, в Псков, - как в мае вновь тревожная весть: арестован в Петербурге. Помню, как сильно поразила она нас, особенно, конечно, мать, которая была прямо-таки в отчаянии, несмотря на неоднократно проявленную твёрдость характера.

   Но мать была уже измучена арестами: за время ссылки Владимира Ильича был арестован меньшой брат, Дмитрий, студент V курса, и просидел девять месяцев по нудному, никак не выходившему у его творцов делу… Брат плохо выносил московские условия сидения, и мать под конец совсем расхворалась. А незадолго до возвращения Владимира Ильича из ссылки была арестована сестра, Мария Ильинична, уже вне всякого наиневиннейшего «сообщества», были прерваны её занятия в Брюссельском университете, и она была выслана в Нижний.

   И мать ездила то в Тулу к Дмитрию, то в Нижний к Мане. Только удалось добиться возвращения последней домой и водворения Мити в Подольск Московской губернии, куда мы собирались на летние месяцы, как новая беда, грозившая быть много худшей: Володя, уже показавший себя серьёзным революционером, за родство с которым брали и меньших, оказался вновь арестованным в Петербурге…».
    Это неправда: что «брали и меньших» за родство с Владимиром. Они бы могли спокойно учиться, если бы не нарушали существующие законы. А заодно – могли бы пожалеть и матушку.

   Мария Александровна бесконечно писала прошения по разным делам своих детей; ходила в тюрьмы на свидания с ними, носила  им передачи,  просиживала часами в приёмных жандармов и охранников. Она  часто оставалась одной, так как, если сыновья и дочери не сидели в тюрьмах, то уезжали в зарубежные страны или скрывались, как, например, Владимир в Разливе.
    Потом Анна подсчитала, что Марии Александровне пришлось пережить 19 арестов детей.
   Жалели ли они маму? Если жалели, то по-своему. Мне активно не нравится, что Анна (а также и Надежда Крупская) пишет «мать», а не мамочка, матушка, мама.
    Но зато  в воспоминаниях и письмах братья и сестры Ульяновы  Владимира называют Владимиром Ильичом. Смешно и глупо.
   
                О  БЛАНКЕ ЗАМОЛВЛЮ СЛОВО

    Воспользуемся  мнением Юнга (можно найти на эту тему исследования и других учёных) и проследим жизнь Ленина. Своими деяниями он не похож на родителей.
    Давно яростно спорят: какая доля еврейской крови текла в кровеносных сосудах Владимира Ульянова? Да, дед – отец матери – Александр Дмитриевич Бланк был крещёным евреем; родители этого деда также были иудеями, и прапра… - тоже.
   И что здесь криминального или аморального? На мой взгляд, споры пустые. Если покопаться в родословной каждого из нас, то можно  найти примеси разной крови. Предполагаю, что сейчас так называемой чистой расы найти невозможно.

   По, не такому уж большому, Земному шару  волны разных народов, ища лучших условий жизни, перекатывались с одного континента на другой; с севера на юг, с юга – на север… А ещё были многочисленные войны, оставлявшие после себя и детей, родившихся от людей разных рас и национальностей. Было рабство, нашествие иноземцев,  пленение, революции...
   А всё это перемешивало нации. Дети рождаются всегда, они не ждут, когда утихнут революционные бури, войны или катаклизмы стихийных бедствий.
   И почему именно предки-евреи Владимира Ульянова вызывают столько интереса? А почему не предки- шведы или предки-немцы? Чем одни хуже других, не знаю. Все – просто люди, созданные по единому образу и подобию. И если в чём-то провинился перед человечеством какой-то  член этой нации, то несправедливо обвинять в грехах всю нацию.   

   Этот  «дискредитирующий» факт – один из дедов Владимира Ульянова, ставшего «вождём пролетарской революции», - еврей, тщательно скрывался. Но, конечно, мать Владимира отлично знала, кто её отец. А знали ли внуки и внучки?  Знали.
   Владимир Ульянов  в разных документах о себе писал: «Великоросс».
   Из «Словаря русского языка» С.И.Ожегова: «Великороссы (устар.). То же, что русские// ж.- великоросска // великоросский», «Великорусы (книжн.). То же, что русские // ж.– великоруска //великорусский».

    Как Владимир Ульянов относился к еврейской нации? Кому эта тема интересна, могут найти его статьи. В накалённой эмоциями статье «Положение Бунда в партии» есть такие строчки: «Совершенно несостоятельная в научном отношении идея (здесь есть сноска – Л.П.)об особом еврейском народе реакционна по своему политическому значению».
   А ещё, по воспоминаниям писателя Максима Горького, когда  как-то речь зашла о жалости к людям, Ленин сказал: «Умных – жалею. Умников мало у нас. Мы – народ, по преимуществу талантливый, но ленивого ума. Русский умник почти всегда еврей, или человек с примесью еврейской крови».

   Это лишь частное мнение, хоть и Ленина. Наверное, Владимир Ильич был в весёлом расположении духа. Мало кто знает, что с детства он любил  подшутить над другими.
  А то, что русский народ «ленивого ума», совершенно несправедливо. Тем самым, он кинул огромный камень, например, в своего отца.
  Получился анекдот: самый великий умник, великоросс Владимир Ульянов - «человек с примесью еврейской крови». Сам сказал. И незачем было это скрывать.
      
   После смерти  Ленина стали появляться воспоминания о нём жены Надежды Крупской,  родных сестёр Марии и Анны, брата Дмитрия; соратников и противников, а потом  -  биографические и другого жанра литературные произведения, в том числе роман писательницы Мариэтты Шагинян «Семья Ульяновых» (1938 г., переработанное издание – 1957 г.). За содержание сочинений о Ленине Мариэтту Шагинян яро осуждали собратья-писатели. Есть их фамилии.

   Книги и статьи выходили  в СССР и за рубежом.
   В том, что публиковалось в Советском Союзе, Александра Дмитриевича Бланка называли «малороссом», «обрусевшим немцем» или  писали загадочно: «из мещан», «происходил из православного купеческого рода».   
   Я понимаю, что доктор А.Д.Бланк не нуждается в моей защите, поскольку был он человеком замечательным, достойным уважения. Таким  дедом внуки должны были гордиться. Честь рода он ничем не запятнал. И всё-таки замолвлю о нём доброе слово.
   О человеке судят не по национальности, а по его делам.

   В семье Мойши Ицковича Бланка  и Марем  (Марьям, Мария) Фроимович было два сына: Абель и Израиль. Родились они в местечке Староконстантинове Волынской губернии (тогда входила в состав Российской империи).
  Из-за конфликта с соплеменниками Мойша Ицкович вынужден был переехать в Житомир. Его сыновья  учились здесь в поветовом (уездном) училище, в котором преподавание шло на русском языке. Образование  еврейские дети – мальчики получали обязательно; на это никак не влияло материальное положение их семьи. Таково было требование еврейской религии.

   Мойша Ицкович очень хотел, чтобы его сыновья получили хорошее образование. И когда Абель и Израиль собрались уезжать в Петербург, он этому не препятствовал. Кстати, этот прадед Владимира Ульянова также перешёл в православие и стал Дмитрием. Но случилось это лишь после смерти его жены (прабабки В.У.). Марем осталась верной своей религии и, вроде бы, печалилась по поводу того, что её сыновья стали отступниками.

   Братья мечтали стать врачами. Но они не могли поступить в Медико-хирургическую академию, не перейдя из иудаизма в православие. Не буду описывать, какие документы и от кого требовались для крещения. Кому  интересно, есть литература о положении евреев в России в то время, о разных «положениях», принятых императором Николаем I,  многое запрещающим иудеям. Впрочем, документов было много:  были и запреты, и послабления в правах.

      Восприемниками братьев стали «родовитые люди»: крёстным отцом Абеля (после крещения – Дмитрий) был сенатор Дмитрий Осипович Баранов, а  крёстным отцом Израиля (после крещения – Александр; он и есть дед Владимира) – действительный статский советник граф Александр Иванович Апраксин, герой Отечественной войны 1812 года, адъютант Михаила  Ивановича Кутузова и так далее. Словом, уважаемый в российской империи  человек.

   Почему эти «родовитые люди» вдруг снизошли до того, что стали восприемниками   парней из еврейского местечка Староконстантиново?
   Судьба благоволила братьям Бланк.
  В то время Д.О.Баранов был одним из руководителей Еврейского комитета. Он выезжал с ревизиями в разные губернии. В апреле-мае 1820 года был в Житомире. Вот тогда Мойша Ицкович или сами  Абель и Израиль могли  обратиться к сенатору с просьбой помочь им перебраться в Петербург, креститься  и стать воспитанниками Медико-хирургической академии.

   Скорее всего, помог им именно Д.О.Баранов. И даже вызвался стать восприемником одного из братьев,  а для другого брата он «сосватал» А.И.Апраксина.
   Чем объяснить такой порыв души великосветских вельмож? Оказывается, в 1820 году лишь единицы  иудеев переходили в православие или иную религию. «Родовитые люди» не считали для себя зазорным  становиться крёстными отцами (у братьев Бланк были и крёстные матери, но информацию о них я опускаю) евреев, перестающими быть евреями.

   Будущее показало, что братья Бланк не опозорили своих восприемников: учились они хорошо и стали, как бы теперь сказали, - врачами высокой квалификации.
   Но у этих молодых людей было ещё кое-что, сближающее их с крёстными – шахматы.   
    М.Г. Штейн в своей книге (в её основе многолетнее и скрупулёзное исследование биографии предков Владимира Ульянова) «Ульяновы и Ленины. Тайны родословной и псевдонима» рассказывает, что у сенатора Баранова было два увлечения: поэзия и шахматы. Стихи он писал всю жизнь, их охотно печатали. В 1833 году он был избран в члены Российской академии. Среди голосовавших «за» избрание был и «добрый знакомый» Баранова Александр Сергеевич Пушкин.

   Сенатор Баранов в Петербурге имел 4-этажный дом (как отметил М.Г.Штейн, теперь на месте этого дома размещаются Елисеевский магазин и Театр комедии им. Н.П.Акимова). Вот этот дом и стал своеобразным клубом для всех любителей шахмат. Здесь бывали разные известные писатели, поэты, драматурги. Частенько захаживал сюда и А.С.Пушкин, чтобы сразиться с кем-нибудь за шахматной доской.
   
    Так что судьба одарила деда  и родного дядю будущего «вождя революции» Ленина встречами с поэтом-гением Пушкиным. Не уверена,  что, зная об  этом,  Владимир Ульянов, гордился бы  своим дедом. У него рано появился совсем иного рода кумир – Карл Маркс.
   Возможно, Владимир с детства многое знал о своём этом деде и других предках. Но это осталось  семейной тайной.

      Заслуга сенатора Баранова в развитии шахмат была высоко оценена. Ему был посвящён первый русский учебник "О шахматной игре". Учебник написал муж сестры Баранова, чиновник Сената И.А.Бутримов.     И такая ещё информация: в шахматном клубе сенатора Баранова совершенствовал своё мастерство будущий первый чемпион России по шахматам А.Д.Петров.

                КОКУШКИНО

     Как сложилась дальше жизнь Александра Бланка?
   Опишу коротко. В 1824 году состоялся торжественный выпуск воспитанников Медико-хирургической академии. Братья Бланк, как и ещё  55 молодых врачей, в торжественной обстановке получили свидетельства об учёных званиях. Каждому вручили и подарок – карманный набор хирургических инструментов.

   Старший брат Дмитрий был оставлен в Петербурге и работал сначала врачом в одной из полицейских частей.  Александра отправили уездным врачом в город Поречье (Демидов) Смоленской губернии, где он прослужил больше года.
   Его не оставили в столице не потому, что он показал неудовлетворительные знания во время учёбы и практики. Выпускников отправляли в те губернии империи, где не было врачей. И это была правильная политика.

   Но Александр Бланк вскоре вернулся в Петербург (возможно, благодаря протекции брата) и  также начал работать в полицейской части. Обязанности этих врачей были обширными: оказывать помощь  обмороженным, получившим травмы, находящимся в состоянии опьянения, пострадавшим во время пожаров…
  Кроме того, они учили фельдшеров делать прививки, в частности, против распространённой в то время оспы; следили за  санитарным состоянием промышленных предприятий и  помещений, где жили рабочие, и так далее.

   В 1831 году в Петербурге появилась холера.  Родной брат Александра Дмитрий работал штаб-лекарем в Центральной холерной больнице. Население города напугано эпидемией, мором, устраивает бунты и во всём обвиняет врачей. В один из дней обезумевшая толпа ворвалась в больницу. Дмитрия выбросят из окна  третьего этажа, и он погибнет.
   
   Лекарь Александр Дмитриевич, ни в какой ситуации не отступал от священной для него  клятвы Гиппократа: не навреди больному; спасай, о себе не думая…
   У него был большой послужной список:  работал (вместе со старшим братом) в  больнице Святой Марии Магдалины, в Морском ведомстве…

   Он много трудился,  труд его хорошо оплачивался. К тому же, у него была и частная практика. А деньги нужны были, поскольку у Александра Бланка  появилась семья. Предположительно, в 1829 году он взял в жёны Анну Иоганновну (Ивановну) Гроссшопф. Её называют «полунемкой-полушведкой».
   Если кто-то хочет познакомиться с генеалогической таблицей предков Владимира Ульянова, это есть в книге М.Г.Штейна «Ульяновы и Ленины. Тайны родословной и псевдонима».
 
   Подробностей нет, как они познакомились. Братья Анны были любителями шахмат, а потому -  частыми гостями в доме  Д.О.Баранова. Одна из версий – будущих супругов познакомили именно братья Гроссшопф.
   Семье Гроссшопфов  принадлежало три дома на Васильевском острове
   Анна  была образованной девушкой – окончила пансион,  хорошо владела несколькими иностранными языками, прекрасно играла на клавикордах. Александр Дмитриевич  любил слушал игру жены. И особенно он выделял «Лунную сонату» Бетховена.
   Получается, что любовь к музыке Бетховена у Владимира от деда.

   Это был счастливый брак. Супруги считали, что в семье должно быть много детей. И их было много: сын и пятеро дочерей. Мария – матушка Владимира – родилась 22 февраля 1835 года.
   Материальное положение семьи Бланков постоянно улучшалось.  Улучшались и жилищные условия. В Петербурге у Бланков были свои дома. Один из них на Петербургской стороне был куплен на приданое Анны Ивановны.

   Но  не пришлось  пожить долго  Анне Ивановне в новом доме. Она тяжело заболела и умерла молодой в 1840 году. Была похоронена на Смоленском лютеранском кладбище в семейном склепе. Супруг поставил ей памятник.
   Как интересно: за могилой бабушки Владимира Ульянова никто не ухаживал, и она  исчезла, как и памятник!

    Не буду подробно описывать все перипетии службы Александра Дмитриевича. После смерти жены ему пришлось одному растить детей. Несколько лет он добивался места инспектора врачебной управы, что позволило бы  улучшить материальное положение семьи. Но из его хлопот ничего не получилось. И он принял предложение  переехать на работу в Пермь.

   К этому времени овдовела родная сестра его жены – Екатерина Ивановна Эссен. Александр Дмитриевич предложил ей стать его женой, и она согласилась. Своих детей у неё не было.
   Как тогда полагалось, он – вдовец – должен был получить разрешение на венчание. Получил, но  венчание не состоялось. Дело в том, что Екатерина Ивановна была крёстной матерью дочерей Анны и Александра, а потому, вроде, при таком раскладе нельзя было венчаться.

   Но они не расстались. Екатерина поехала с семьёй сестры в Пермь. И была невенчанной женой Александра Дмитриевича.
   В какой-то книге о  Марии Александровне я прочитала, что её воспитывала «чопорная тётка». Это несправедливо по отношению к Екатерине Ивановне. Если она чопорная, да ещё и  «тётка», то и  мать Анну Ивановну надо назвать «чопорной».

   Ох, уж эти советские авторы! Вовсю старались принизить всех родных Владимира Ульянова, чтобы  больше величия досталось ему. В частности, это прослеживается в  книге И.А.Печерниковой «Величие души. О воспитании в семье Ульяновых» (Москва. Издательство политической литературы. 1973). Этакое елейное произведение!
   А между тем, с помощью тёти Екатерины Ивановны все дети овладели немецким, французским и английскими языками, изучали русскую и западную литературу; девочки научились шить, вышивать и готовить. Тётя  учила их играть на пианино. Девочки  получили  домашнее образование. Учёба в официальных учебных заведениях  была не по карману отцу.

    Александр Дмитриевич хотел вернуться в Петербург, так как климат  Пермской губернии был слишком суров, и он боялся за здоровье детей. Но его прошение не было удовлетворено. И тогда он вернулся в Пермь и работал врачом в  местной гимназии.
   Там же учился и его единственный сын Дмитрий, которого отец очень любил и надеялся, что он продолжит его дело. Но этот очень способный юноша покончил жизнь самоубийством, не дожив до 20-летнего возраста. Все оставшиеся годы жизни отец был безутешен.

   Александр Дмитриевич работал затем врачом (с 1 сентября 1845 г.)  на Златоустовской оружейной фабрике. Здесь был небольшой госпиталь. А.Бланк навёл там полный порядок, постоянно заботился об улучшении лечения  заболевших. Сам он старался быть в курсе всех новейших достижений медицины, для чего выписывал из Петербурга книги, журналы.

   Труд добросовестного лекаря хорошо поощрялся – ему повышают оклад, оказывают всяческие почести. 26 июня 1846 года он был произведён в надворные советники «со старшинством с 13 января 1843 г., а 22 августа награждён знаком отличия беспорочной службы за 15 лет». В 1859 году «Сенат  утвердил А.Д.Бланка и его детей в потомственном дворянстве и внёс их в 3-ю часть родословной книги Казанской губернии».
   Так что «революцию» в 1917 году делал внук А.Д.Бланка, скрывший своё дворянское происхождение.
   
   В 1847 году доктор Бланк уходит на пенсию.
   Незадолго до этого Александр Дмитриевич по совету  Е.И.Эссен и с её помощью купил имение. Все, кто потом  писал о Кокушкино, включая Надежду Крупскую и родных Владимира Ульянова, всячески подчёркивают скромность и хилость того «хуторка». Зачем? Так ведь, «великий Ильич» везде и всегда  жил в очень скромных условиях; даже в детстве всё у него было по-пролетарски.
   Это всё выдумки.

   Из книги М.Г.Штейна «Ульяновы и Ленины. Тайны родословной и псевдонима»:
   «…А.Д.Бланк приобретает имение – деревню Янасалы (Кокушкино) в Казанской губернии,  размером 462 десятины (503,6 га) с 39 душами крестьян мужского пола (женщины в счёт не брались). Кроме того, около Янасал (Кокушкина) он приобретает водяную мельницу, которая давала 100 рублей дохода в год. Впоследствии Бланк продал мельницу и 30 десятин земли.
   Поселилась семья в помещичьем доме с колоннами, расположенном на высоком берегу реки Ушни. Дом имел мезонин, верхние и нижние балконы, всевозможные пристройки. Впоследствии, когда дочери вышли замуж и стали приезжать со своими семьями, Бланк построил рядом с домом новый флигель. Вокруг дома был большой сад, в котором росли сирень, липы, берёзы».

   Когда было отменено крепостное право, А.Д.Бланк отдал часть земли крестьянам. Его уважали и любили, так как он был человеком образованным, имел широкий кругозор; с родными был ласковым, любил пошутить.
   Здесь А.Д. Бланк прожил 23 года. Он занимался сельским хозяйством и бесплатно лечил всех крестьян не только своей деревни. А ещё он занимался воспитанием дочерей. По-спартански воспитывал: летом и зимой девочки носили платья с короткими рукавами и открытой шеей. Пища в имении была простой. Дочери не получали чай и кофе, так как отец считал их вредными.

   Шло время. Дочери выходили замуж, становились мамами. Детей у всех дочерей было много. Отец  им внушал: рожать полезно для здоровья. Летом в Кокушкино становилось шумно и весело: приезжали дочери с мужьями и детьми. У Владимира Ульянова было 33 двоюродных братьев и сестёр.

   В 1863 году умерла  Е.И.Эссен - верная подруга А.Д.Бланка и заботливая опекунша  его детей. Незадолго до смерти она приняла православие. Александр Дмитриевич пережил её на 7 лет.
   Последним его пациентом, по воспоминаниям родных, был  внук Володя Ульянов. Ребёнку было несколько месяцев. Дед осмотрит его как врач. Что сказал, осматривая, не известно. Можно предположить, что Александр Дмитриевич напутствовал внука такими словами: «Расти здоровым, внучок. И пусть все твои дела будут на благо людям».

   17 июня 1870 года А.Д.Бланк скончался; на 71-м году жизни. Был похоронен недалеко от Кокушкино  в селе Черемышеве Лаишевского уезда, на кладбище при церкви, рядом с Е. И.Эссен.
   Интересно, сохранились ли могилы А.Д.Бланка и Е.И.Эссен?
   Вот такой замечательный дед был у Владимира Ульянова.

   Отдельная тема: какие письма писала Анна Ильинична Ульянова-Елизарова на имя Сталина, когда обнаружила документы, подтверждающие, что отец матери Владимира Ульянова был евреем. Она предлагала рассекретить этот факт. Ах, как она уничижала себя в тех  посланиях Сталина! Но ничего не добилась.

   Во врачебной биографии А.Д.Бланка была и история, связанная с украинским поэтом Тарасом Шевченко. Александр Дмитриевич работал тогда в больнице Святой Марии Магдалины. Располагалась она на Васильевском острове (М.Г.Штейн указывает современный адрес:1-я линия, 57, у Тучкова моста). Когда начинался  ледоход на Неве,  эта часть города оказывалась отрезанной от больниц. Лечились здесь, выражаясь современным языком, малоимущие петербуржцы.

   Но больница эта пользовалась хорошей репутацией, главным образом, из-за добросовестно выполнявших свой долг, врачей. Несколько раз её посещал император Николай I. Консультантом здесь был виднейший в то время хирург, лейб-медик Николая I Н.Ф.Арендт. Известно, что и он пытался спасти раненного на дуэли А.С.Пушкина.
   В апреле 1838 года в больницу Святой Марии Магдалины поступил Т.Г.Шевченко. Он был в тяжёлом состоянии, вызванном брюшным тифом. Почти два месяца А.Д.Бланк лечил этого пациента; можно сказать, что  врач вырвал его из лап смерти. По свидетельству биографов Тараса Шевченко,  поэт всегда с благодарностью вспоминал доктора Бланка.      

 У меня  есть брошюрка с названием «Дом-музей В.И.Ленина в Кокушкино». Какая  несправедливость! Должен быть «Дом-музей А.Д.Бланка в Кокушкино», в котором лишь  часть малюсенькой экспозиции можно посвятить его внуку Владимиру.
   Если заслуги человека можно взвесить, то вес заслуг врача – лекаря и просветителя
А.Д.Бланка будет значительно больше, чем у внука Владимира.
  Дед лечил и спасал, а этот внук разрушал, воровал и расстреливал. Не своими руками. В чём и хитрость подобных политиков.

   Я предлагаю перестать спорить на тему: был ли один из дедов Владимира Ульянова евреем. Был! И что? Александру Дмитриевичу Бланку надо поставить памятник. У врачей нет национальности.
  У прадедов и дедов своя жизнь. За то, что могут творить их внуки, они не отвечают.
   Не еврейская  кровь сделала Владимира Ульянова вдохновителем государственного переворота в России и «красного террора», а ненависть к людям вообще.
   Можно сказать, что Ленин – ошибка природы.   

                ЕЩЁ НЕКОТОРЫЕ ШТРИХИ СЕМЬИ УЛЬЯНОВЫХ

   Владимир Ульянов, став Лениным, также скрывал, что он дворянин.
   Был дворянином и отец Владимира – Илья Николаевич. Но не потомственным. Он получил этот титул за ревностное служение Отечеству на ниве просвещения народа. Заслуженно получил. Здесь – никакой иронии.

   Из книги М.Г.Штейна «Ульяновы и Ленины. Тайны родословной и псевдонима» (Санкт-Петербург. ВИРД.1997.):
   «Да, Илья Николаевич происходил из семьи мещан. Но ко времени рождения сына Владимира он был инспектором народных училищ и имел чин коллежского советника, приравнивающийся к воинскому званию полковника, и, следовательно, был личным дворянином. А в конце жизни Илья Николаевич – директор народных училищ и действительный статский советник, т.е. фактически генерал-майор, кавалер многих орденов, что давало право на потомственное дворянство».

   Вот Илья Николаевич Ульянов (1831-1886), как говорят, сделал себя сам. Он рано остался сиротой. Если бы не старший брат Василий,  то не известно, как бы сложилась жизнь Ильи. Вполне возможно, что он бы не встретился  с Марией Бланк и не стал бы  отцом Владимира – будущего Ленина.

   Вот так судьба играет  человеком!  Старший брат Василий Николаевич сам очень хотел учиться, но пожертвовал этой мечтой, чтобы дать возможность получить образование младшему брату. Илья окончил уездное училище, потом – Астраханскую гимназию. А в 1850 году он стал  студентом Казанского императорского университета.
   Поступил он не сразу, сидел на скамейке запасных, как «приватный слушатель». Был большой конкурс, к тому же, ему мешало мещанское происхождение. Но потом всё утряслось, но был он «своекоштным студентом», то есть студентом, не получающим стипендии и живущим на собственные средства.

   Поэтому Илья Николаевич начал рано самостоятельно добывать себе средства для  кошта. Учился он упорно. В 1854 году университет был окончен. Совет физико-математического факультета удостоил И.Н.Ульянова учёной степени кандидата.
   Его направили старшим учителем в Пензенский дворянский институт. Ещё в Казани молодой человек занимался метеонаблюдениями, составлял сводки погоды. Эти занятия он продолжил и в Пензе, даже написал две научные статьи, которые  получили положительную оценку специалистов в этой области.

   Одна из них – «О грозе и громоотводах», можно сказать, познакомила Илью Ульянова и Марию Бланк.
   В 1861 году должность  инспектора Пензенского дворянского института занял Иван Дмитриевич Веретенников. Он был женат на Анне Бланк. В том же году из Кокушкино приехала её навестить родная сестра Мария. Все дети Александра Дмитриевича Бланка получили хорошее домашнее образование.  Анна  знала литературу, писала стихи, свободно владела  несколькими иностранными языками.
   Мария в знаниях и талантах ей не уступала. Она владела немецким, французским и английскими языками,  была способна к математике, разбиралась в садоводстве и огородничестве. Вот почему везде, где жили Ульяновы, обязательно появлялись цветники или сад. А ещё Мария   прекрасно играла на рояле и пела. Сёстры нередко пели вместе.

   Вскоре после того, как Мария приехала в Пензу, в институте был устроен вечер, на котором Илья Ульянов и прочитал свою статью «О грозе и громоотводах». Мария была среди слушателей. Там же молодых и представили друг другу. С этого и началось знакомство.
   Среди преподавателей дворянского института было много холостых мужчин. Они-то и зачастили к Веретенниковым «на пироги и чай». Молодёжь  пела, танцевала, читала стихи.
 
   Илья сделал предложение Марии. Но надо было получить согласие отца. Когда девушка заболела, дали знать отцу, и Александр Дмитриевич приехал, обеспокоенный состоянием дочери. Тогда-то и познакомились будущий зять и отец Марии. Согласие было получено.
  В августе 1863 года в Кокушкино сыграли свадьбу. Вскоре молодожёны на пароходе по Волге отправились в Нижний Новгород, где Илья получил  место учителя математики.

   Илья Ульянов совсем не был завидным женихом. У него не было ни кола ни двора. Он с трудом нашёл деньги, когда надо было ехать к невесте в Кокушкино. Но он был образованным, трудолюбивым, порядочным человеком.
  А отец Марии, уверена, никогда не забывал из каких низов он сам вышел. Можно предположить, что Илья Ульянов был рад породниться с  А.Д.Бланком, которого уважали не только в медицинских кругах.
   Семья Ульяновых никогда не знала нужды, хоть и не была богатой. Илья Николаевич  был большим тружеником. В Нижнем Новгороде он работал в нескольких местах. Особенно это стало нужным, когда родились Анна, Александр…

   Что бы не говорили затем большевики о том, что в России было мало грамотных людей, что царское правительство не заботилось о просвещении народа – это неправда.  Смотрю фотографию, на которой здание Казанского императорского университета (80-е годы ХIХ века): цепочка каменных зданий; колонны, лепнина, высокие окна…А вот здание Нижегородского дворянского института: каменное в два этажа, высокие окна, башенки…

   Читаю о Пензе (вторая половина ХIХ в.): «Кроме дворянского института, есть ещё мужская гимназия, частный женский пансион, духовная семинария и духовное училище, училище садоводства, уездное и приходское училища, художественная школа, женское училище второго разряда». А ещё были  воскресные школы, библиотеки, читальни.
   И это на 23 тысячи жителей.

   Кто хотел получить образование – тот его получал. Илья Ульянов – сын крепостного крестьянина. Ещё когда он учился в  Астраханской гимназии, то зарабатывал деньги (в семье было ещё две сестры) репетиторством. Кроме того, он помогал брату Василию заготавливать дрова, сено, брался за любую работу.
  Окончив гимназию, этот тихий и робкий, каким его считали, паренёк взял билет и уехал в Казань с намерением поступить в университет. Уехал в незнакомый город, где он никому не был нужен. И стал-таки студентом.
   Как в своё время, захотев учиться, 19-летний сын помора Михаил Васильевич Ломоносов пришёл сначала в Москву, потом – в С.-Петербург…И получился из него учёный мирового уровня, гордость России.

   Вокруг семьи Ульяновых было немало слухов.
   Например, говорили, что Мария Александровна Бланк была любовницей царя Александра III. И, вроде бы,  её  старший сын был сыном этого царя.  Когда «грех» стал заметен, то нашли покладистого Илью Николаевича Ульянова и, посулив ему разные блага, уговорили жениться на Марии Бланк.
  Когда Александр был арестован (получается: хотел убить отца), то Мария Александровна ездила к царю и просила  помиловать сына. И, вроде бы, царь сделал бы это, если бы Александр Ульянов признал свою вину. Но он не повинился и был повешен.

   Из того, что я прочитала о семье Ульяновых,  слухи никак не могут подтвердиться. А.Д.Бланк со своей большой семьёй уехал из Петербурга в 1841 году. Маше было 6 лет. В Петербург она вернулась только в 1887 году, когда подавала прошения в разные инстанции, чтобы спасти сына Александра.

    За Илью Николаевича она вышла замуж, по тем временам, поздновато – в 28 лет.
   В семье Ульяновых было, по разным источникам,  то ли 7, то ли 8 детей. В упомянутой книге М.Г.Штейна на разных страницах указывается 6 и 8.  В книге старшей дочери Анны Ильиничны Ульяновой-Елизаровой «О В.И.Ленине и семье Ульяновых» (Москва, Издательство политической литературы, 1988) написано:
   «В 1871 году родилась сестра Ольга, в 1873 году – умерший через несколько дней - брат Николай, в 1874 году – брат Дмитрий». А до рождения Ольги уже были Александр, сама Анна и Владимир. Последний ребёнок  - Мария  родилась 6 февраля (по старому стилю) 1878 года.

   И всё-таки, детей было восемь. В серии «Жизнь замечательных людей» есть  книга о И.Н.Ульянове. В разделе «Основные даты жизни и деятельности И.Н.Ульянова» написано, что в июле 1868 году родилась дочь Ольга и что девочка заболела и умерла через год в Кокушкино.
   Сначала я думала, что это ошибка. Ведь Ольга, родившаяся в ноябре 1871 года,  прожила много больше, была  способной к языкам и наукам. В девятнадцатилетнем возрасте заболела брюшным тифом и умерла.
   Значит, было две Ольги.
   В названном   разделе книги есть и упоминание о рождении сына Николая, который умер через несколько дней. Значит, детей в семье Ульяновых было 8.
   Глава семьи Илья Николаевич внезапно умер 12 января 1886 года.

                МАРИЯ АЛЕКСАНДРОВНА НЕ ЖАРИЛА КОТЛЕТЫ

   Анна, Владимир, Мария и Дмитрий Ульяновы  с молодых лет увлеклись революционными идеями,  конечным результатом которых должно быть свержение царя и построение коммунизма в  отдельно взятой стране, а потом – на всей планете Земля.
   Спасибо Карлу Юнгу, что объяснил, почему при учителе-отце, то есть созидателе и образованной, миролюбивой матери вырастают дети, стремящиеся к разрушению.
 
  Получается: сколько бы не стремились родители  вкладывать в своих детей всё  только  хорошее, наставлять их на путь истинный -  не факт, что, вылетев из родительского гнезда, сыновья и дочери постараются всё это применить в своей жизни. Гены предков, перемешавшись, сделают своё дело и направят их в какое-нибудь такое русло жизни, что родителям останется лишь рыдать.
  Это лишь моя теория. Кроме генов, на формирование характеров, помыслов, целей, нравственности и так далее, влияет ещё что-то такое, что недоступно пониманию человека.

     Нельзя сказать, что Илье Ульянову всё нравилось в государственном  и общественном устройстве России. Но он, верующий человек,  был против  революции и террора. Ему не могла прийти в голову мысль: изобрести бомбу и кинуть её в царя. Он прекрасно знал, что разрушением жизнь в стране не улучшится. Лишь, если каждый на своём месте, будет добросовестно трудиться, тогда будут и улучшения.

   В Нижнем Новгороде Илья Николаевич проработал учителем 13 лет. Семья жила в достатке. И вдруг он принимает предложение стать инспектором народных училищ и уехать в Симбирск -  в глубинку. Школ в губернии не было, учителей было мало и те не были  подготовлены к работе с детьми, а потому «Илье Николаевичу пришлось много колесить по губернии, насаждая, ревизуя, реформируя школы».
 
      Ничему подобному – выступать против царя и существующего строя -  в семье Ульяновых сыновей и дочерей  не учили. Никогда не испытывали эти дети голода и холода. Им, вообще, не на что было жаловаться.
   В книгах о родителях и детстве Владимира, выходящих в советское время,  всячески подчеркивалось: семья жила очень скромно. Советские коммунисты-последователи Ленина, прежде всего Иосиф Джугашвили, ставший Сталиным, сотворили иную биографию Ленина: он был только русским, без примеси какой бы то ни было другой крови, а жил везде и всегда очень скромно. Следовательно, был, самый что ни на есть, пролетарий.
   Это МИФЫ.

  На самом деле, Мария Александровна Ульянова-Бланк никогда сама не жарила котлеты и не мыла полы. Были кухарки, дворники; если Владимир любил висеть на перекладине, устроенной в каретном сарае, значит, были лошади, коляска и конюх. А по-другому в то время никак нельзя было, допустим, переехать на лето в Кокушкино, съездить к кому-нибудь в гости.

   В семье Ульяновых  почти двадцать лет жила няня – Варвара Григорьевна Сарбатова.
   «В противоположность мне Саша мало хворал. – Вспоминала Анна Ульянова-Елизарова. – Помню одну его опасную болезнь – воспаление желудка – в возрасте четырёх лет. Помню поразившее меня отчаяние матери: она упала на колени перед образом, шепнув мне: «Молись за Сашу»; помню, как она оторвала от груди, перебросив няне (здесь есть сноска о няне – Л.П.) ревущего Володю и кинулась к Саше, которому было тогда, очевидно, плохо».
   Мать просила Бога  спасти её старшего сына, а её средний сын Владимир, став большевиком,  будет приказывать разрушать и грабить церкви, убивать священников. Бедная мать! К счастью, она до этого не дожила.

   Рассказывая о начале жизни семьи в Симбирске, Анна Ульянова  пишет: «Всё же там росла и зелень, и мы, двое старших, ходили туда одно время с девочкой лет 14, Еленой, дочерью нашей кухарки».

   Потом:
   « Отец купил тем летом дом на Московской улице (в Симбирске), - написала в воспоминаниях Анна Ульянова, - в котором мы и жили до 1887 года. При нём был большой зелёный двор и молодой, но довольно обширный садик, большей частью фруктовый. Всё место тянулось на целый квартал, и калитка в заборе сада давала возможность выйти на следующую, Покровскую, улицу. Окраинные, заросшие сильно травой улицы, прелестный цветник, которым заведовала мать, изобилие ягод и плодов, а также близость реки Свияги, куда мы ходили ежедневно купаться, делали этот уголок недурным летним пребыванием…Мы подолгу гуляли в тёплые летние вечера или сидели на увитой цветами терраске, а в особенно душные ночи вытаскивали на неё матрацы и спали на ней».
   Всем бы так скромно жить! Есть фото этого «домика», в котором семья Ульяновых прожила 9 лет.

  А вот, поди же ты, начал всё старший сын Александр Ильич. Мог бы стать известным учёным-зоологом или биологом. С детства и в студенческие годы Александр изучал червей, имел открытия об их строении. Одну из двух полученных золотых медалей юноша имел за студенческую работу по зоологии. Ему прочили работу в Петербургском университете и учёное звание профессора.

   Но Александр, параллельно с червями, изучал труды Карла Маркса и Фридриха Энгельса, конспектировал их, даже перевёл на русский язык статью Маркса «К критике гегелевской философии права. Введение».
  Чем это закончилось, известно.  В 20 лет быть повешенным! Кому он что доказал? Никому и ничего. Лишь сестра Анна написала: «Александр Ильич погиб, как герой, и кровь его заревом революционного пожара озарила путь следующего за ним брата, Владимира».
   Можно усомниться: Анна Ильинична ли это написала? Явно, добавил кто-нибудь из Института марксизма-ленинизма. Надо же было и  тем «учёным» отрабатывать персональные оклады и пенсии. «Персики» своего мнения не имели.

                РОССИЯ - КОСТЬ В ГОРЛЕ МАРКСА

   Произведения Маркса и Энгельса  – философские размышления, хотя и жёсткие.
   Призывали ли они к государственным переворотам? Призывали.
   Сколько беды натворили  они этими своими размышлениями о коммунистах и пролетариате! Особенно К.Маркс. Именно он всё это начал. А позже Ф.Энгельс примкнул к нему.

   Трагические  развязки вспыхивающих  революций то в одной, то в другой европейской стране, этих мужей не останавливали.  Они делали то, что избрали  целью своей жизни. До других жизней им не было дела.
   Одни выращивают цветы, а другие эти цветы срывают.
   Как говорил один мой знакомый: богатый капиталист Фридрих Энгельс  отдал имущество и деньги, накопленные его предками, Карлу Марксу, потому что влюбился в него. В него или в его теории, уточнять не будем. Они подружились  ещё в молодые годы.   

   Крайне любопытен  философский труд этих друзей «Манифест Коммунистической партии». У меня его издание в СССР за 1977 год: Москва, Издательство политической литературы. По-другому – Политиздат. Кто-то из этого главнейшего (и непререкаемого!) в советское время издательского фаворита, представил читателям (тираж – 1,5 миллиона) этот трактат так:
   «Манифест Коммунистической партии» вооружил пролетариат научным доказательством неизбежности краха капитализма и торжества социалистической революции, определил задачи и цели революционного пролетарского движения».
   Есть и отзыв Ленина (а как же без его мнения!): «Эта небольшая книжечка стоит целых томов: духом её живёт и движется до сих пор весь организованный и борющийся пролетариат цивилизованного мира».

   Старшее поколение, наверное, помнит лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Он употреблялся  в СССР так же часто, как любители острых блюд, посыпают перцем все блюда.
  Кто придумал эту фразу, не знаю. Возможно, Маркс. Хоть на обложке «этой небольшой книжечки» и указаны два автора, но Энгельс  подчёркивал, что «Основная мысль, проходящая красной нитью через весь «Манифест»… принадлежит всецело и исключительно Марксу».

 Здесь же описана эта мысль, а также сравнение мысли, «которая, по-моему мнению (Энгельса – Л.П.), должна для истории иметь такое же сравнение, какое для биологии имела теория Дарвина».
   Совершенно неуместно сравнение. Дарвин был учёным. Его политикой была бесстрастная наука.
   А у Марка, Энгельса, Ленина и иже с ними были лишь идеи, прожекты, фантазии. Правда, с агрессивным подтекстом.

   Текст «Манифеста…» начинается бравурной фразой: «Призрак бродит по Европе – призрак коммунизма». Ау, коммунизм! Не оправдал доверия своих отцов-фантастов; как был призраком, так и остался. И, конечно, состарился и отрастил такую же дремучую бороду, как и у названных лиц (см. то ли фото, то ли рисунок на этой брошюре).
   Такие заросшие мужчины, что я удивляюсь: и как их только женщины целовали! Не помню, были ли у Энгельса жена и дети, а вот Карл Маркс имел большую семью, постоянно нуждающуюся в хлебе насущном.
 
   Мало того, у Маркса тоже случился адюльтер. Он закрутил любовь со служанкой, та родила ребёнка. Чтобы жена не обвинила Карла в измене, он уговорил Энгельса сказаться отцом младенца. Дружба ведь познаётся в беде; Фридрих согласился. В дальнейшей жизни ребёнка ни родной отец, ни приёмный участия не принимали. Им некогда было: учили человечество уму-разуму. Хотя их об этом никто не просил.

   Из «Предисловия ко второму русскому изданию», подписанное  Марксом и Энгельсом 21 января 1882 года в Лондоне:
   «Первое русское издание «Манифеста Коммунистической партии» в переводе Бакунина появилось в начале 60-х годов; оно было напечатано в типографии «Колокола» (первая русская газета за рубежом; издатели – А.Герцен и Н.Огарёв – Л.П.). В то время русское издание «Манифеста» могло казаться на Западе не более как литературным курьёзом. В настоящее время такой взгляд был бы уже невозможен.

   До какой степени ограниченную область распространения имело тогда (декабрь 1847 г.) движение пролетариата, лучше всего показывает последняя глава «Манифеста»:
  «Отношение коммунистов к различным оппозиционным партиям» в различных странах. В ней недостаёт как раз России и Соединённых Штатов. Это было время, когда Россия являлась последним большим резервом всей европейской реакции, когда эмиграция в Соединённые Штаты поглощала излишек сил европейского пролетариата. Обе эти страны снабжали Европу сырьём и служили в то же время рынком для сбыта её промышленных изделий. Обе они, следовательно, являлись тогда, так  или иначе, оплотом существующего в Европе порядка…».

   А  коммунисты-ленинцы внушали, что Россия была «лапотной» и убогой! А она снабжала Европу сырьём и была для неё рынком сбыта продукции.
   А как вам мнение Маркса и Энгельса: «Россия являлась последним большим резервом всей европейской реакции»?
   В Европе эти друзья наколбасили; нужен был новый полигон для опробования их опытов по преобразованию мира путём  пролетарской революции – читай: оружием и штыками.

    А дальше ещё похлеще:
   « Задачей «Коммунистического манифеста» было - провозгласить неизбежно предстоящую гибель современной буржуазной собственности. Но, рядом с быстро развивающейся капиталистической горячкой и только теперь образующейся буржуазной земельной собственностью, мы находим  в России больше половины земли в общинном владении крестьян. Спрашивается теперь: может ли русская община – эта, правда, сильно уже разрушенная форма первобытного общего владения землёй – непосредственно перейти в высшую, коммунистическую форму общего владения? Или, напротив, она должна пережить сначала тот же процесс разложения, который присущ историческому развитию Запада?..».
   Возмущению моему нет предела! Ишь, чего захотели!

    А вот аккордные фразы «Манифеста…»:
   «Коммунисты считают презренным делом скрывать свои взгляды и намерения. Они открыто заявляют, что их цели могут быть достигнуты лишь путём насильственного ниспровержения всего существующего общественного строя. Пусть господствующие классы содрогаются перед Коммунистической Революцией. Пролетариям нечего в ней терять кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир.
         ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ!»

   Страшные слова! Получается, что расхваливаемый коммунистами Маркс – людоед!

   Стоит пожалеть Ленина. Хоть он и  хорошо учился в гимназии, получил университетское образование (неважно, что экстерном), но не знал законов экономики. Как был «кремлёвским мечтателем», так и остался. А капитализм, как жил, так и живёт.
 
  Та его «революция» не сделала главного: не накормила народ (Ленин в своих статьях и выступлениях называл народ «массами», что напоминает чабана, называющего овец «стадом»), не дала крышу над головой. А ещё та «революция» поделила народ на «белых» и «красных», спровоцировала войну  между братьями, вынудила  из России бежать (далеко не все смогли) и разбрестись по всему свету интеллектуалов – научной, культурной и просветительной основы любого общества.
   И, конечно, унижала, пытала, убивала…

   У оригинального поэта, большого  труженика на литературной ниве Константина Бальмонта, умудрившегося убежать за рубеж сразу после  «революции» в 1917 году (спасал не себя, а жену и дочь, боялся, что они умрут с голоду), написал:
 «Никогда революция не давала того, чего не было до неё».   

   Не знаю, может ли тело переворачиваться в мавзолее. Есть в русском языке такое фразеологическое выражение: «Перевернулся бы в гробу, если бы узнал…», то есть пришёл бы в ужас, в негодование.
   Может, тело вождя  социалистической революции, о которой мечтали большевики, но от которой теперь уже  остались лишь  следы (живучей оказалась!), и переворачивалось, когда до него доходили слухи о распаде СССР и о свергнутой с пьедестала, как главенствующей, коммунистической партии; а ещё о том, что в самой населённой стране на планете Земля, где по-прежнему правит коммунистическая партия, она же вдруг провозгласила: богатство – это почётно.
   Получается, что жизнь  идёт по законам, которых Ленин не знал. Ума не хватило.

   Да, Ленин ненавидел Россию и все её народы.
   Ненавидел, потому что ненавидел или потому, что был… нездоров?
   Близко знавшие Владимира Ульянова, работавшие с ним, отмечали, что он часто «впадал в бешенство». О ненормальности Ленина говорил муж Анны Ильиничны – Марк Елизаров.

   Хорошо знал Ленина Александр Александрович Богданов (1873-1928; настоящая фамилия Малиновский), политический деятель, врач, философ, экономист. В РСДРП вступил в 1896 году. Большевик. Дружил с А.В.Луначарским.
   Н.Валентинов вспоминал слова А.А.Богданова: «Наблюдая в течение нескольких лет некоторые реакции Ленина, я как врач пришёл к убеждению, что у Ленина бывали иногда психические состояния с явными признаками ненормальности».

   А без «явных признаков ненормальности» как можно объяснить такие приказания Ленина: «Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц»; «Тов. Зиновьев! Только сегодня мы услышали в ЦК, что в Питере рабочие хотели ответить на убийство Володарского массовым террором и что вы (не Вы лично, а питерские цекисты или пекисты) удержали. Протестую решительно!»; «Если наступление начато, нельзя ли мобилизовать ещё тысяч 20 питерских рабочих плюс тысяч 10 буржуев, поставить позади их пулемёты, расстрелять несколько сот и добиться настоящего массового напора на Юденича?»; «расстрелять и вывезти сотни проституток, спаивающих солдат, бывших офицеров и т.п.»…

   Идёт  заготовка дров. 19  декабря  православный праздник – День Святителя Николая-чудотворца. Работать не положено. Ленин пишет: «надо поставить на ноги все чека, чтобы расстреливать не явившихся на работу из-за «Николы»»…
 А что он сделал со своим другом с молодых лет, большевиком Н.А.Рожковым!

                ОТ ЧЕГО ЖЕ УМЕР ЛЕНИН?

   Он умер не от сифилиса, не от отравления свинцом из не извлечённой пули и  не от классического инсульта. Как уже было отмечено, многочисленные  иностранные врачи- неврологи, невропатологи и психиатры (платили им за консультации по-царски!) и отечественные эскулапы терялись в догадках, что за болезнь поразила Ленина? Наблюдаемые симптомы не совпадали с классическим  склерозом сосудов головного мозга.
   В январе 2014 года было 90 лет со дня смерти Ленина. В одной из телепередач речь шла и о причинах его смерти. Была высказана новая версия, которую я разделяю.

   Популярно о ней можно рассказать так:  одна из пуль, выпущенных в Ленина в 1918 году, задела сонную артерию. Если бы  пуля перебила этот крупный сосуд, но «вождь» умер бы мгновенно. Внешние  симптомы той травмы сосуда исчезли через несколько недель. У Ленина болела шея, рука и т.д. Но  вскоре он вернулся к работе.
   Но остался след внутри сонной артерии, своего рода царапина. Вот с этого места и начались болезненные процессы внутри сосуда. Стенка сосуда постепенно утолщалась, просвет его становился всё уже, следовательно, кровь проходила с трудом. Мозг начал испытывать «голод», ему не хватало кислорода, питательных веществ и прочего, что требуется для нормальной работы.

   Процесс этот шёл медленно, и его  нельзя было предвидеть. Первые тяжёлые  приступы у Ленина начались в середине 1922 года. А точный диагноз поставить не могли, так как тогда не было   медицинской аппаратуры, позволяющей исследовать такие «тонкие материи», как кровеносные сосуды.

  И ещё одна причина  смерти Владимира Ульянова: он не просто умер, а его съела злоба на соратников, которые отняли у него власть.
  Интересная версия появления его "Политического завещания".  В то время Ленин уже не мог писать и диктовать. "Завещание" написала Надежда Крупская-Ульянова-Ленина. В это я могу поверить. А  в то, что она была любовницей Сталина - не верю.

                ИНЕС, ЗАБЕРИ МЕНЯ ОТСЮДА

    Хочу пофантазировать. Представим другой поворот событий. Инесса Арманд не умирает от холеры в Нальчике в 1920 году. Она пережила Ленина. Разочаровавшись полностью в большевизме и решив навсегда уехать в Париж, Инесса приходит в Мавзолей.
   Она всматривается в то, что было когда-то её любимым мужчиной. Вспоминает, каким он мог быть нежным. В Мавзолее она одна. Стоит долго, плачет.
 
   Простившись, она идёт к выходу. И вдруг слышит: «Инес, возьми меня отсюда. Мне здесь так тяжёло. Мне надоело быть экспонатом. Помоги, дорогая. Во имя нашей любви.
  Я чувствую себя виноватым перед народом России. Я  вижу взгляды, полные ненависти или полные равнодушия. Если бы можно было начать жизнь сначала, я бы прожил её  не так, как прожил. Инес, возьми меня  отсюда».

   Если ещё кому-то  надо, чтобы в светском государстве, в самом центре его столицы лежал в Мавзолее  Ленин, пусть лежит.
   Но не водите туда детей. Кроме зла, в Мавзолее ничего нет.
               


Рецензии
Уважаемая Лариса, пара неточностей:
Инесса умерла не в Беслане - в Нальчике;
село Шушенское супруги Ульяновы покинули вместе,
конца своей ссылки Надежда ещё год дожидалась в Уфе.

Анатолий Шуклецов   06.11.2017 21:20     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Анатолий!
Благодарю Вас за интерес к этой моей статье.
Проверю и Вам отвечу.
Всех благ!

Лариса Прошина   08.11.2017 18:21   Заявить о нарушении
Здравствуйте, Анатолий!
Да, Инесса умерла в Нальчике. Благодарю за поправку.
Чтобы ответить на Ваше второе замечание, воспользуюсь мемуарами Анны И.Ульяновой-Елизаровой "О В.И.Ленине и семье Ульяновых" (Москва. Издательство политической литературы.1988).
Стр.152. Через год к нему приехала вместе с матерью его невеста - Надежда Константиновна Крупская (7 (19) мая 1898 года). Владимир Ильич переселился в квартиру побольше и стал жить по-семейному. Надежде Константиновне была назначена местом ссылки Уфа, но была разрешена по её просьбе замена селом Шушенским, куда назначен был Владимир Ильич.
Стр. 155. В.И.Ленин с семьёй выехали из Шушенского 29 января (10 февраля) 1900 года.
На стр.156. написано, что Дмитрий Ульянов встретил в Подольске В.У. и они приехали в Москву, а именно к сестре Анне. Там была и их матушка. Приехал В.У. с женой и тёщей.
Постараюсь ещё найти подтверждения или опровержения.
Удач!

Лариса Прошина   17.11.2017 19:03   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.