Жизнь в СССР и за границей. Документ без комментар

                О мировом кризисе и 9 ведрах пива

ПИСЬМО ИЗ АМЕРИКИ
    СССР. Ноябрь 1936 года. Запсибкрай. Топкинский район, Пинигинский сельский совет, деревня Таловка,
    МАЛЫШКО Василию Афанасьевичу
    
 Письмо от вашей племянницы и сестры Феодосии и от моего мужа Прокофия до своего дяди Афанасия и до тети Ксении, а также до братьев и жен ваших, а также детей.
    Повидомляем вас, что мы до сего часу живы и здоровы, чего и вам желаем. Живется нам плохо. Сотни тысяч людей без работы ходят и без крыши над головой.      
     Экономический кризис ударил по рабочему классу еще в 1930 году и до сих пор все по-прежнему. Скажем вам одно – в Канаде хлеба полные магазины, они трещат от хлеба, а также есть и ткани и одежда.
   Но рабочие безработные голодны и оборваны. Тем безработным, которые являются гражданами этой страны, помогает государство. Чужестранцы же совсем бесправные, жадное государство не помогает им.
Сачала мы поселились в Канаде, хотели заниматься хозяйством, жили и живем на ферме до сих пор. Мы не стали хозяевами, мы боролись за свои права, но не удержались на земле и вынуждены были уехать в город. В городе мы каждый день в поисках работы, так проходит наша жизнь. Мы обращались к властям, чтобы нам дали поддержку. Власти захотели тогда нас выслать в Польшу, но мы не хотим ехать туда, потому что знаем, что в
Польше высланных из Канады людей подвергают  аресту, считают коммунистами, а коммунисты в буржуазных странах считаются ненадежными элементами. Поэтому нам ехать в Польшу не за чем и не на что, если только под нагайками. Мы вас хотим просить, чтобы вы нам дали совет, каким же способом нам можно выехать в СССР.


ПИСЬМО В АМЕРИКУ
Почтовое отделение Почта – Эдмонтон Алберта, Канада, П. Шостак.

С большим вниманием, интересом и волнением прочитали мы ваше письмо. Действительно, жизни вашей едва ль кто позавидует.
    Вы просите рассказать, как мы живем. С большим удовольствием. Чтобы выразить в одной фразе нашу жизнь, скажем словами товарища Сталина, нашего первого друга, вождя и учителя: «Жить стало лучше, жить стало веселее».
    В своем письме вы спрашиваете, как мы обрабатываем землю,индивидуально или коммунально? Отвечаем: колхозом мы ее обрабатываем, коллективно. Почти вся наша
деревня в колхозе состоит, вместе сеем, пашем, бороним, земля считается общей. А для того, чтобы легче нам было ее обрабатывать, государство дает нам через машинно-
тракторные станции трактора, комбайны, молотилки, автомобили и другие сложные машины. Доходы же делим в зависимости от того, кто сколько сработал.
    Урожай нынче получили обильный, по 18-20 центнеров с гектара. Труд у нас в колхозах оценивается по трудодням. Наша, например, семья выработала уже около 900 трудодней за этот год. Хлеба получим по 12 килограммов на трудодень. По предварительным подсчетам мы должны получить в этом году 647 пудов хлеба. Это же целый большой амбар. Полное распределение доходов по трудодням бывает у нас в конце года, а сейчас в порядке аванса мы уже получили 128 пудов. Такую массу хлеба заработали мы четверо. Василий работает на тракторе, считается лучшим ударником, жена его Мария во время уборки работала на вязке снопов, на молотьбе. Андрей тоже работает в полеводческой бригаде, а младший брат Семен учетчиком.
   Такую массу хлеба нам за 10 лет не переесть. А ведь в будущем году мы собираемся получить еще больший урожай, значит, жизнь будет еще лучше. Излишки хлеба продаем кооперации. Сейчас заказали себе всем по хорошим пимам, по сапогам, много мануфактуры, велосипед и много других вещей.
    Живем зажиточно. Имеем корову, овец, свиней, мелкую домашнюю птицу. Дом, конечно, хороший имеем.
Это письмо мы приурочили к великому празднику. Сегодня у нас радостный день, исполнилось 19 лет со дня Великой Октябрьской революции, с тех пор, как власть в
нашей стране перешла в руки рабочих и крестьян. Сегодня мы устраиваем у себя семейный вечер. Как было бы хорошо, если бы вы побывали у нас, посмотрели нашу жизнь. На свой вечер мы приглашаем лучших людей колхоза. Наварили 9 ведер пива, настряпали печенья, пирогов чуть ли не полкороба с овощами, с мясом, с ягодами, так что пир будет, как говорится, на весь мир. Живем, как видите, в достатке.
   Живем культурно, имеем неплохую библиотечку. В ней книги Лермонтова, Пушкина и других писателей. Вся семья наша прочитала книгу Островского «Как закалялась сталь», а также книгу Шолохова «Поднятая целина». Сейчас читаем «Тихий Дон».
   Мы не беспокоимся о завтрашнем дне, мы уверены, что он будет еще светлее. За радостнуюжизнь мы шлем свою благодарность, спасибо отцу нашему товарищу Сталину.
   Затем, до свидания. Все мы, конечно, живы остаемся и здоровы.
МАЛЫШКО Василий, Мария, Андрей, Семен.



Рецензии
Почему то есть и другие свидетельства и письма тех лет.

В дневниковых записях академика Вернадского, относящихся к 1939-1940 годам, важное место занимают упоминания о продовольственных трудностях и об угрожающей реакции на них населения:
«8.10. 1939 г. Кругом волнение в связи с недостатком самого необходимого. Чёрный хлеб ухудшился. Трудно доставать белый, дорогой. Всё население занято добычей хлеба и т. п. За водкой огромные очереди.
19.10. Население энергично и с ропотом добивается продуктов.
1.1. 1940 г. Москва. В городе всюду хвосты, нехватка всего. Население нервничает. Говорят, что в Москве ещё лучше (чем в других городах. – В. Р.).
4.1. 1940. Во всех городах недостаток продуктов... Нет самого необходимого – сыра, хлеба (кроме Москвы).
12.1. 1940. По-видимому, по всей стране не хватает и хлеба, и пищевых продуктов... Люди – тысячи и сотни тысяч – стоят в очередях буквально за куском хлеба».

Осенью 1939 года ситуация с продовольствием обострилась вновь. «В апреле 1940 года Берия в донесении Сталину и Молотову информировал: «По сообщениям ряда УНКВД республик и областей за последнее время имеют место случаи заболевания отдельных колхозников и их семей по причине недоедания»... «Проведённой НКВД проверкой факты опухания на почве недоедания подтвердились».
На июльском пленуме ЦК ВКП(б) 1940 года Микоян в своём выступлении говорил о катастрофически низких темпах заготовки хлеба: «В прошлом году на 25 день с начала уборки хлеба было заготовлено 283 млн. пудов, в этом году – около 80 млн. пудов. Хлеб, подлежащий сдаче государству, часто сдают самый худший, засоренный, затхлый». Отмечалось, что были случаи, когда хлеб старались сознательно испортить, лишь бы государство не приняло его, оставило.

Приоритеты отдавались крупным индустриальным городам. Москва, где проживало немногим более 2% населения страны, в 1939-1940 годах получала около 40% мяса и яиц, более четверти всех рыночных фондов жиров, сыра, шерстяных тканей, порядка 15% сахара, крупы, керосина, резиновой обуви, трикотажа. Фонды других товаров тоже не соответствовали доле столицы в общей численности населения страны и составляли порядка 7-10%. Москва и Ленинград «съедали» более половины всего рыночного фонда мяса, жиров и яиц.

Всё это способствовало тому, что в крупные города хлынул поток покупателей со всей страны. О том, что творилось в магазинах Москвы, можно судить по следующим донесениям НКВД.
«Магазин «Ростекстильшвейторга» (Кузнецкий мост). К 8 часам утра покупателей насчитывалось до 3500 человек. В момент открытия магазина в 8 час. 30 мин. насчитывалось 4000-4500 человек. Установленная в 8 часов утра очередь проходила внизу по Кузнецкому мосту, Неглинному проезду и оканчивалась наверху Пушечной улицы».
«Ленинградский универмаг. К 8 часам утра установилась очередь (тысяча человек), но нарядом милиции было поставлено 10 грузовых автомашин, с расчётом недопущения публики к магазину со стороны мостовой... К открытию очередь у магазина составляла 5 тыс. человек».
«Дзержинский универмаг. Скопление публики началось в 6 часов утра. Толпы располагались на ближайших улицах и автобусных остановках. К 9 часам в очереди находилось около 8 тыс. человек».
«В ночь с 13 на 14 апреля общее количество покупателей у магазинов ко времени их открытия составляло 33 тыс. человек. В ночь с 16 на 17 апреля 43 800 человек».
В апреле 1939 г. было принято постановление «О борьбе с очередями за промтоварами в магазинах г. Москвы». 1 мая вышло аналогичное постановление в отношении Ленинграда. 17 января 1940 г. появилось постановление СНК СССР «О борьбе с очередями за продовольственными товарами в Москве и Ленинграде». Весной и летом того же года Политбюро распространило его на длинный список городов Российской Федерации и других союзных республик.

Главными методами борьбы с очередями были репрессивные. Милиция получила разрешение за нарушение «паспортного режима» «изымать» приезжих из очередей и выдворять их за черту города, а также на вокзалы, где для них формировались специальные составы. Устанавливались штрафы и уголовные наказания для тех, кто превышал нормы покупки.

Кроме того, Политбюро пошло ещё дальше. Оно вообще запретило очереди. Очередь могла стоять только внутри магазина и только в часы его работы. Стояние в очереди до открытия и после закрытия каралось штрафом. НКВД регулярно докладывал Политбюро и СНК о том, сколько людей и каким санкциям подвергнуто за нарушение этих постановлений. Но люди приспосабливались и к этой ситуации. Они прятались в подъездах близлежащих домов, в парках, толпились на трамвайных остановках невдалеке от магазинов.

Одним из ценных источников, характеризующих кризис снабжения в городах, является собранная в партийно-государственных архивах подборка писем трудящихся в высшие органы власти, в том числе Сталину и другим «вождям». В этих письмах рисуется не только невыносимое положение советских людей, но и их растущее недовольство своим положением. Характерно, что из 18 писем в подборке, опубликованной в журнале «Вопросы истории», всего два анонимных, что свидетельствует о смелости их авторов в описании обостряющихся социальных конфликтов.

Судя по письмам из разных городов, рыночные цены на мясо составляли 20-60 руб. за килограмм, на масло – 75-90 руб. за килограмм, на картофель – 5-8 руб. за килограмм, на яйца – 15-35 руб. за десяток, на пшеничную муку – 80-85 руб. за пуд. «При такой цене на хлеб, – подчёркивалось в письмах, – вся заработная плата уходит на покупку хлеба; ведь, если купить 1 кило картофеля на 1 день, то в месяц выйдет до 150 руб. только на картофель, по одной штуке на человека (при семье из пяти человек. – В. Р.), а на что покупать остальное?.. В чём виноваты наши дети, что они не видят ни булки, ни сладкое, ни жиров, даже грудные дети не имеют манной каши».

Н. С. Неугасов писал в Наркомторг СССР: «Город Алапаевск Свердловской области переживает кризис в хлебном и мучном снабжении, небывалый в истории. Люди, дети мёрзнут в очередях с вечера и до утра в 40-градусные морозы за 2 или 4 килограмма хлеба». «Если продукты имеются в магазине по твёрдой цене, – писал Т. Макаренко из Севастополя Сталину, – то не достать работающему, так как здесь давка и один ужас делается, драки. Какое озверение человека... В одном из магазинов за то, что рабочий хотел достать колбасы, его задавили самым настоящим образом... Очереди создают с вечера, и на 6 часов утра очередь принимает колоссальные размеры».
Во многих письмах рисуются страшные картины таких эксцессов, которые возникали в очередях.

Член ВКП(б) Игнатьева писала в ЦК ВКП(б): «В Сталинграде в 2 часа ночи занимают очереди за хлебом, в 5-6 часов утра в очереди у магазинов – 500-700-1000 человек... На рынке у нас творится что-то ужасное... Мы не видели за всю зиму в магазинах Сталинграда мяса, капусты, картофеля, моркови, свёклы, лука и других овощей, молока по государственной цене... Стирать нечем и детей мыть нечем. Вошь одолевает, запаршивели все. Если в городе у нас, на поселке что появится в магазине, то там всю ночь дежурят на холоде, на ветру матери с детьми на руках, мужчины, старики по 6-7 тысяч человек... Одним словом, люди точно с ума сошли. Знаете, товарищи, страшно видеть безумные, остервенелые лица, лезущие друг на друга в свалке за чем-нибудь в магазине, и уже нередки у нас случаи избиения и удушения насмерть»[53]. Игнатьева рекомендовала «вождям» «поинтересоваться, чем кормят работяг в столовых, то, что раньше давали свиньям, дают нам».
Домохозяйка Н. Е. Клементьева писала из Нижнего Тагила Сталину: «Все магазины пустые, за исключением в небольшом количестве селёдки, изредка если появится колбаса, то в драку. Иногда до того давка в магазине, что выносят людей в бессознательности. Иосиф Виссарионович, что-то прямо страшное началось. Хлеба, и то, надо идти в 2 часа ночи стоять до 6 утра и получишь 2 кг ржаного хлеба, белого достать очень трудно».
«Вот уже больше месяца в Нижнем Тагиле, – писал секретарю ЦК Андрееву член партии, работник газеты «Тагильский рабочий» С. Мелентьев, – у всех хлебных магазинов массовые очереди (до 500 и больше человек скапливается к моменту открытия магазинов). Завезённый с ночи хлеб распродается в течение 2-3 часов, а люди продолжают стоять в очереди, дожидаясь вечернего завоза. И так некоторые покупатели стоят с 4-5 утра до 6-7 вечера в очереди и только после этого могут купить два килограмма хлеба... В магазинах, кроме кофе, ничего больше не купить, а за всеми остальными видами продуктов массовые очереди. Ежедневно в магазинах ломают двери, бьют стёкла, просто кошмар».
Из того же Нижнего Тагила учитель И. Н. Фролов, член ВКП(б) с 1924 года, писал: «За последнее время, особенно с декабря 1939 г. ... у нас на Урале происходят ежедневные перебои с хлебом, вызывающие большое недовольство среди населения... Бывая ежедневно в очередях, слышишь от населения такие слова: «Неужели не знает наше правительство, как мучается народ, простаивая по многу часов ежедневно в очередях за хлебом?» Фролов обращал внимание и на то, что дефицит продуктов первой необходимости и гигантские очереди «создали огромную непроизводительную армию. Каждая семья, чтобы не остаться голодной, старается заиметь «домашнего завхоза» (т. е. неработающего человека, имеющего возможность простаивать долгие часы в очередях. – В. Р.), которых по одному Тагилу – не одна тысяча, а производство ощущает крайний недостаток в рабочей силе».

Рабочий Алапаевского металлургического завода Свердловской области С. В. Ставров писал в ЦК ВКП(б), что с первой декады декабря 1939 года «мы хлеб покупаем в очереди, в которой приходится стоять почти 12 часов. Очередь занимается с 1-2 часов ночи, а иногда и с вечера... В январе был холод на 50 градусов... Лучше иметь карточную систему, чем так колеть в очереди». Предложения о возвращении к карточной системе на продукты питания с целью ликвидации гигантских очередей встречаются и в других письмах.

С началом Второй Мировой войны и увеличение армии, положение только ухудшалось .О уровне жизни в СССР в то время свидетельствует сравнительные оценки советских людей после присоединения части Польши в 1939 году.

Польша, считавшаяся одной из самых бедных и отсталых стран Европы, показалась советским военнослужащим и чиновникам, хлынувшим в «освобождённые районы», страной изобилия

Александр Ресин   16.05.2019 17:13     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв, Александр!
Вы совершенно правы – о жизни тех лет есть множество свидетельств самого разнообразного содержания. Только почему «почему-то»? Давно известно, что и официальные документы и воспоминания людей могут отличаться диаметрально противоположно (это видно даже по рецензиям к данной статье).

Есть, например, такой документ:
С. Абуладзе — В.М.Молотову:
«…Снова очереди с ночи за жирами, пропал картофель, совсем нет рыбы. На рынке все есть, но тоже мало и по четверной цене. Что касается ширпотреба, то в бесконечных очередях стоят все больше неработающие люди, какие-то кремневые дяди и дворники, ранние уборщицы или незанятые. Сейчас — колхозники, которые часто складывают купленное в сундуки как валюту».

В. Игнатьева (та самая):
На рынке у нас творится что-то ужасное…Рынок, т. е. торговля продуктами первой необходимости, вся находится в частных руках. Допустимо ли при социалистической системе государства, чтобы на рынке орудовали частники?
Мы не видели за всю зиму в магазинах Сталинграда мяса, капусты, картофеля, моркови, свеклы, лука и др. овощей, молока по государственной цене. Возмутительнее всего, что частники треплют наши нервы, как хотят. Цены повышают ежедневно, совершенно не торгуют вразвесную на весах. Капусту трусят ложечкой в малюсенькое блюдечко, это за 3 рубля. Картофель на 5-6 руб. сыпят в обрезную консервную банку, кислое молоко продают 1 руб. 70 коп. за граненый стаканчик, а не на литр».

Может быть, Польша, считавшаяся одной из самых бедных и отсталых стран Европы, и показалась советским военнослужащим и чиновникам страной изобилия, однако:

Мелентьев (тот самый):
«Особо хочется описать такой момент — в Тагил приехало более 2-х тысяч бывших безработных из Западной Белоруссии. По указанию горкома ВКП(б) и горсовета, хлеб, сахар, мануфактура, обувь продаются им без очереди».

Опять же Игнатьева:
«Теперь так же, как в (бывшей) Польше, мы друг у друга занимаем грязную мыльную пену. Стирать нечем и детей мыть нечем. Вошь одолевает, запаршивели все».

То есть жизнь в СССР ухудшилась настолько, что стала как в «стране изобилия»?

А 17.09.1939 г. ,сразу после ликвидации советско-польской границы:
"Население польских сел повсеместно приветствует наши части..Зарегистрированы попытки группового перехода на нашу сторону с целью свидания с родственниками и покупок разных предметов и продуктов в кооперативах наших погрансел". (Оперсводка управления погранвойск НКВД Киевского округа).

Из страны изобилия групповые походы к нам за покупками? Впрочем, как известно, в чужой чашке каша всегда гуще…

С уважением

Игорь Семенников   17.05.2019 13:27   Заявить о нарушении
Игорь с ситуаций,которую описываете Вы в Польше все банально просто.Сначала Красная Армия, а затем тысячи бюрократов, прибывших сюда с семьями, буквально за несколько недель опустошили полки в магазинах.
Тяжело ударило по местному населению и то, что рубль был приравнен к польскому злотому, который в действительности котировался намного дороже. Цены на многие товары в Советском Союзе были гораздо выше, чем в западных областях Украины и Белоруссии. Например, наручные часы в Москве стоили 340-400 рублей, а во Львове – 30 злотых. В результате этих ценовых ножниц советские офицеры и работники различных советских ведомств, организаций, нахлынувшие в освобождённые районы, скупали всё, что в СССР являлось дефицитным. Мелкие лавочники и кустари быстро разорились. Цены на все товары, включая и продовольствие, выросли в несколько раз, а заработная плата у местного населения оставалась прежней и выплачивалась в злотых. Решение Сталина провести ускоренную советизацию бывших польских территорий вызвало осуществление там форсированными темпами раскулачивания, насильственной коллективизации, огосударствления не только крупных предприятий, но и мелких кустарных мастерских.

В феврале, марте-апреле и июле 1940 года органы НКВД осуществили три массовые высылки населения из западноукраинских и западнобелорусских земель в Сибирь, на Алтай и в степные районы Казахстана. Из материалов главного управления конвойных войск НКВД следует, что только ими было вывезено более 400 тыс. человек. По польским данным, было депортировано от 500 тыс. до 1 млн человек. В основном выселялись имущие граждане, чиновники, члены политических партий, беженцы, перебежчики, представители интеллигенции, члены семей офицеров и полицейских.

Все это естественно обрушило экономику этих земель.

Александр Ресин   17.05.2019 14:41   Заявить о нарушении
Александр, я привёл документ, в котором описано совсем иное! Там говорится, что из Польши люди массово шли к нам за покупками, а не наоборот. И происходило это уже 17 сентября 1939 г., когда никаких тысяч бюрократов, да ещё с семьями, там и близко не было.
Вы невнимательно прочитали?

Игорь Семенников   17.05.2019 14:55   Заявить о нарушении
ВЫ забыли, что города были переполнены людьми, там оказались тысячи беженцев. Не хватало пищи, мест для ночлега, расцвела спекуляция, подпольная торговля, преступность — как в любой стране, которая охвачена войной.Да многие с радостью встречали Красную Армию. Беженцы, , активно прибывали в восточные регионы и в основном оседали в городах, рассказывая, что происходит по другую сторону. Больше всего радовались бедняки и коммунисты. Среди них были и евреи, и белорусы, и украинцы, и поляки. Некоторые просто считали, что с новой властью можно наладить хорошие отношения. Благодаря специальным отделам, агентам, проникавшим на польскую территорию, советской стороне удавалось устраивать торжественные встречи армии. Сохранились также воспоминания и рассказы, в частности, еврейских беженцев. Когда они увидели, что в Белосток после немецкой входит советская армия, они подумали, что кошмар, который им довелось пережить, больше не повторится. Это было если не повсеместное, то очень частое явление.

Александр Ресин   17.05.2019 15:21   Заявить о нарушении
"Очень частое явление" - вот это Вы верно сказали. Надо полагать, это было настолько часто, что наши специальные отделы и агенты могли особо на трудиться.
И вообще "Благодаря специальным отделам, агентам, проникавшим на польскую территорию, советской стороне удавалось устраивать торжественные встречи армии" - в первый же день? Умели наши работать!

Игорь Семенников   17.05.2019 16:18   Заявить о нарушении
Ещё момент.
Война - фактор, бесспорно, важнейший. Плюс к нему большое значение имели, надо полагать, довоенные украинско-белорусские,еврейские и польские отношения.
А как Вы, Александр, считаете, "очень частое явление" могло быть следствием просто довоенной жизни в Польше и в СССР и обмена информацией о ней? Я имею в виду статью, к которой Вы написали рецензию. Судя по содержанию писем, эти люди-родственники были как раз польскими украинцами.

Игорь Семенников   17.05.2019 16:40   Заявить о нарушении
То что полонизация в Польше проводилась несомненно и это врядли нравилось украинцам,белорусам и евреям проживающим на этой территории.А вот о реальностях жизни в СССР они вряд ли были хорошо информированы.Пропаганда самого счастливого и справедливого общества в СССР работала тогда прекрасно по всему миру.Так что ничего удивительного в том, что многие с радостью встречали Красную Армию не было.

Александр Ресин   17.05.2019 17:40   Заявить о нарушении
Пропаганда самого счастливого и справедливого общества в СССР работала тогда прекрасно по всему миру? В 1930-х годах? Это интересно! И как это технически осуществлялось? А антисоветская пропаганда с распространением самой разнообразной "чернухи" об СССР, видимо роли не играла?

Игорь Семенников   17.05.2019 18:11   Заявить о нарушении
Осуществлялась через компартии,которые полностью содержали.Через приглашение известных людей типа Фейхтвангера или Шоу, которым устраивались потемкинские деревни в поездках по стране и издания их собраний сочинений.Через участие в международных экспозициях.Вся внешняя разведка 30-х годов работала в основном с идеалистами верящими, что помогая СССР, они помогают самому справедливому обществу всеобщего счастья.

Александр Ресин   17.05.2019 22:56   Заявить о нарушении
По сравнению с антисоветской, антикоммунистической и взаимосвязанной с ними антирусской пропагандой это было чуть больше, чем капля в море.

Но если это имело успех, значит достижения социализма действительно были такими, что их невозможно было скрыть, замолчать. И это похоже на правду.По крайней мере свидетельств об этом хватает. Как с нашей, так и с иностранной стороны.

Игорь Семенников   19.05.2019 11:06   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 22 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.