На реке

 Ужасное ощущение, пыль, мелкие травинки набились, казалось, везде. Не только в одежде, но и в ушах, носу, волосы как проволока. Стрижка короткая, на голове словно иголки выросли. Зудят нестерпимо укусы слепней на руках и шее. Огромный овод умудрился впиться в ухо, пал смертью храбрых, оставив на память суровую шишку.

 Откуда такой я взялся? Да всё просто, очередной сенокос. Сено готовят не поодиночке, собираются дворами, роднёй и все вместе, мужики, женщины, подростки с раннего утречка до тёмной ноченьки в полях. Хорошо хоть косят не косами, как раньше, а техникой, копнят также машинами, нужно только оправлять выпадающие из "бочки" толстые копны. А вот когда нужно возить домой, здесь уже выходят все. Накидать на телеги, забить сеновалы, поставить омёты рядом с сараями. Адская работа - набивать сеновал, пыль, воздуха мало, от постоянного хождения по сену ноги начинают дрожать уже к половине сеновала. Но никто не ноет, не жалуется, смех, шутки. Омёт класть ещё сложнее, нужно сложить сено так, чтобы стог не рухнул на бок, а, самое главное, чтобы не протёк, когда пойдут дожди Иначе всё сгниёт уже к середине зимы,  не углядят хозяева, хватанёт корова плесневой травки и отойдёт в мир иной. Умение вывершивать ценилось на селе, даже передавалось в роду, как знахарство либо ещё что.

 Вот и сегодня труднейший день завершился ночью. Матери сено уже запасли, сегодня возили двоюродному брату, ещё завтра будем ему возить и потом ещё зятю. И всё на этот год, если ещё кто не позовёт помогать. Сославшись на усталость и ещё на то, что надо привести с выгона мерина, не остался ужинать, как водилось, у брата,  а отправился домой. Меринок был привязан около реки, возле ивовых зарослей на лужку. Мать бы привела его давно, но сегодня как белка в колесе целый день, некогда ей. Малыш очень хотел пить и беспокойно ходил кругами по траве. Увидел меня, тихо заржал.  Пока я его отвязывал, он постоянно толкал меня огромной головой в бок и сердито фыркал. Ругался. А я оправдывался. Очень устало. Спустились к воде, мерин жадно стал пить воду. Совсем стемнело, запад еле тлеет, комары звенят. Малыша, видно, крепко укусил комар в лопатку, тот оторвался от воды и махнул головой, пытаясь стукнуть сам себя по боку, капли воды сорвались с его морды, попали на лицо. Присел, опустил руки в реку. Вода- парное молоко.  А, может, искупаться? Нет уж сил терпеть, хочется смыть скорее с себя эту пыль, пот, усталость. Но куда лошадь деть? Мерин напился, нетерпеливо тянул за повод, домой хотел.
-Ну вот, так и знала, что вы здесь. Знала бы, не пошла,- вдруг раздался за спиной голос матери. Я испуганно вздрогнул.
-Господи, напугала то,- я устало отёр ладонью лицо.- Ма, ты возьми Малыша, раз уж пришла. Не могу больше, искупнуться хочу.
-А чего в баню не остался? Я дома то не топила. Так, тёплая чуть со вчерашнего.
-Ну и ладно. Идите, я скоро.
 Мать и Малыш скрылись в густом сумраке, мелькнули наверху склона на фоне уснувшего неба и пропали. Стихли тяжёлые шаги копыт по распаренной земле и душной траве... тишина, только где-то брешет собака, ненавязчиво, потусторонне.

 Раздевшись донага, осторожно, с едва слышным плеском вхожу в реку. Вода прохладными ладонями коснулась колен, живота, груди. Солнце давно село, небо погасло, наполнилось густой пустотой, в которой переливались первые звёзды. Вода недвижна, едва блестит в их свете. Иногда тишину рвал короткий плеск охотящейся рыбы, простуженный голос летящей среди звёзд цапли и невнятный бой перепела в далёких овсах. Согнув колени, ушёл под воду раз, другой, третий. Усталость, зуд, раздражение смылись мгновенно, пришёл покой, смутная радость, непонятно от чего, от ощущения жизни, что ли, единения с чем-то. Звёзды в небесах разгорались, их  всё больше, больше, становились крупнее и ближе. Вода набирала нереальный свет, на берегу возникли кусты, уснувшие вётлы, уронившие косы в воду, мир наполнялся волшебством, тайной, колдовством.

 Как под гипнозом отталкиваюсь ногами ото дна, как можно тише плыву всё дальше и дальше, в неизвестность, на чей-то бесшумный зов, тянущий за струны души, против своей воли увлекающий, завлекающий... Где-то на середине пруда переворачиваюсь на спину, неторопливыми движениями рук поддерживаю себя на плаву. На поверхности только лицо, уши под водой и я слышу своё дыхание, стук своего сердца. Или, может, это дышит река, это бьётся её сердце, я смотрю её глазами, вижу этот невероятный по красоте бархат неба, усыпанный миллиардами ярких звёзд-жемчужин. Неописуемый шедевр, сотканный тысячи веков назад и не перестающий удивлять своей красотой. Мне хорошо, спокойно, ладони реки бережно поддерживают меня и качают, качают...

  Как бы не уснуть по-настоящему, переворачиваюсь на живот, из ушей  потекла вода, обманно горячая по ощущениям, потихоньку поплыл назад. Над лесом светила огромная жёлтая луна, залив всё расплавленным серебром, подчеркнув резко детали. Берег хорошо виден впереди. Вдруг руки под водой на мгновение задели что-то, или кого-то. Руки коснулись кого-то живого, упругого и холодного, кто-то проплыл подо мной и ушёл ко дну, пощекотав живот восходящим бурунчиком. Как-то сразу стало жутковато, неспокойно, захотелось на берег. Это мог быть крупный карп, но на него такое поведение не походило. Это пугливая рыба и не позволит себе такого. Сердце стало набирать обороты, неприятно затошнило, когда рука прошла словно сквозь облако распущенных волос и вновь кто-то проплыл подо мной. Это могли быть плавающие в толще воды водоросли, но сознание уже затуманил страх. С ленивого брасса я перешёл на истеричный кроль, захлёбываясь и задыхаясь выскочил на берег, у кромки воды остановился, опёрся руками о колени, тяжело отдуваясь и дыша. Губы уже кривились в усмешке, я смеялся над собой, над своей глупостью и мнительностью, когда оглянулся на реку и застыл- в лунном серебре метров за двадцать отчётливо виднелось что-то на поверхности, что-то наблюдало за мной и как видение ушло, не вызвав малейшей ряби.

 Не отрываясь взглядом от воды, не дыша, оделся наспех и, не оглядываясь, отправился домой. Прошло много лет, воды не боюсь, но ничто не заставит войти в реку ночью. Карп, водоросли, плавающее гнилое бревно- или...?


 


Рецензии
Рассказ преотличный!Написан понятным,добротным,в меру красочным,русским языком.Ваш рассказ,Валерий,навеял мне уйму ярких воспоминаний,связанных с сенокосной порой в моей сельской молодости.Я наяву ощутил чувство потери единения с природой именно тогда,когда у нас исчезла возможность держать скотину и косить самим сено.Наши родные угодья теперь на дне большого водохранилища.А каков сенной дух зимой!Этим навеян мой рассказик "Сенной десант".Есть рассказик и о случае на покосе.Так его и назвал. Ваш ночной заплыв-штука рискованная,думаю что такое любого выбьет из душевного равновесия.
Желаю Вам,Валерий,крепкого здоровья и бесконечных творческих удач!
C уважением-Владимир.

Владимир Николайцев   15.07.2016 12:12     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв! Мне тоже нравится запах сена, особенно только скошенного и уже подсушенного на солнце. Незабываемый аромат. Сейчас у сестры в деревне идёт сенокос, а поехать помочь возможности нет. С удовольствием бы покидал навильники, только в сеновал вставать не хочу, адская работа, вся романтика убегает, поджав хвост, и никакие ароматы не радуют!

Валерий Сливков   15.07.2016 14:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.