Батька Махно на Дону

Батька Махно на Дону.
Первые упоминания о том, что территорию Митякинского юрта посещал со своей армией Н.И. Махно, появились в документах 2-й Донской дивизии и датируются  они февраля 1921 года, когда отряды Махно  появилась в районе современной границы Луганской  области.  Махно шёл на Дон, надеясь найти поддержку у казаков, преследуемый красными частями. Однако казаки прекрасно помнили, как махновцы воевали на стороне красных и не простили им пролитой казачьей крови.
По рассказу очевидицы один из таких махновских отрядов к рождественским святкам заехал на постой в слободу Курнолиповка Митякинского юрта. Махновцы рассчитывали, что местные жители – этнические украинцы и казаки поддержат их в борьбе с большевиками и потому не приняли обычных мер предосторожности, заночевав, не выставив постов.
Узнав   об этом, к слободе выдвинулся отряд подъесаула Попова, начавшего борьбу с большевиками ещё в 1918 году. Тогда, чтобы вооружить своих казаков, сотник Попов разоружил охрану трёх рудников, лежащих в юрте Гундоровской станицы. В его руках оказалось 140 винтовок и 3000 патронов. Данное оружие было роздано казакам своего отряда. Так отряд начал вести борьбу против советов власти.
Вскоре, восставшие казаки Попова утром 16  апреля 1918 года  подошли к станице Гундоровской и сходу её захватили. Только при помощи артиллерии бронепоезда, который подошёл из Каменска, красные, 19 апреля сумели отбить станицу Гундоровскую.
С махновцами, поддержавшими в своё время большевиков, у есаула Попова были свои счёты, Скрытно выдвинувшись, отряд казаков подошёл к Курнолиповке и обрушился на спящих махновцев. Началась жестокая и беспощадная резня. К утру всё было кончено. По всему хутору собирались на лошадиные сани, изрубленные останки махновцев. Награбленное ими добро, которое поповцы не смогли увезти с собой безвозмездно раздавалось в самом центре слободы, чубатыми казаками с красными лампасами. Которые без лишних слов выполняли негромкие приказы, исходившие от высокого всадника, с блеском офицерских погон на куцей венгерке обтягивающей его широкие плечи.
Уже в июле 1921 года отряд Нестора Махно снова появился на Дону в районе станицы Митякинской  и станицы Гундоровской (ныне – город Донецк Ростовской области). 15 июля 1921 г., после неудачного для повстанцев боя у посёлка Голодаевка (ныне – пос. Куйбышево Ростовской обл. РФ), в ходе которого махновцы потеряли до 100 чел. убитыми, 53 тачанки и 33 пулемета, им пришлось отступить в сторону Успенской (Матвеево-Курганский р-н Ростовской обл. РФ), не доходя которой, однако, резко повернули на северо-восток, пройдя за 16 июля 1921 г. по маршруту Равнополье (расп. в треугольнике Куйбышево – Лысогорка – Миллерово, в 40 км северо-восточнее Матвеева Кургана) – Миллерово (Куйбышевский р-н Ростовской обл. РФ). Отсюда махновцы выступили в северо-западном направлении, узнав о приближавшихся частях красной армии. На следующий день, 17 июля, махновцы заняли Исаево-Дьяково (ныне – Дьяково Антрацитовского р-на Луганской обл. Украины), где состоялось заседание штаба армии и совета движения. На котором произошел раскол: часть повстанцев поддержала идею В. Белаша о заключении перемирия с большевиками и переброски повстанцев в Турцию, в помощь Кемалю. Другая же часть партизан поддержала идею Н. Махно об уходе в Галицию (принадлежавшую тогда Польше) и проведении там ряда мероприятий, направленных на подготовку мощного народного восстания на этой территории. Не придя к общему согласию, Белаш и Махно решили разделиться.
В тот же день, после небольшого митинга, два вновь образованных отряда разошлись навсегда, каждый по своему маршруту. Отряд Н. И. Махно за остаток дня 17 июля и половину дня 18 июля прошел по маршруту сл. Нагольная (ныне – Нагольно-Тарасовка Свердловского р-на Луганской обл. Украины) – ст. Должанская – балка Дуванная (неподалеку от Суходольска совр. Луганской обл. Украины), где был атакован частями Красной армии. После неудачного боя махновцы ок. 22:00 переправились в районе с. Б. Суходол через Северский Донец и заняли х. Уляшкин (чуть северо-восточнее Б. Суходола; расположен на тер. Каменского р-на Ростовской обл. РФ), где и остановились на ночлег. На следующий день, 19 июля 1921 г., махновцы заняли х. Нижние Грачики (южнее Чеботовки, Тарасовский р-н Ростовской обл. РФ), откуда намеревались двинуться на северо-восток, в сторону станицы Вёшенская,
 Нестор Иванович, не смотря на зимний разгром одного из своих отрядов у Курнолиповки, не потерял надежды привлечь на свою сторону казаков, и украинцев живших в слободах Митякинского юрта, но жестоко ошибся в своих ожиданиях. Казаки не желали вставать под махновские знамёна, да и местное украинское население больше поддерживало большевиков, а не махновцев.

Тем временем (18 июля), узнав о подходе махновцев, местные большевики отправили в  штаб СКВО сообщение о том, что на  этом участке обнаружены махновские  силы  численностью 700 сабель, 100 тачанок, 20 пулемётов и один бронеавтомобиль. Стремясь предотвратить прорыв повстанцев в промышленные районы к казачьим станицам, командование округа срочно выдвигает из Новочеркасска на Александровск-Грушевский (современный город Шахты) кавалерийский дивизион, для недопущения махновцев к угольным шахтам.  В 6 вечера того же дня поступило известие о том, что  отряд Батьки Махно  форсировал Северский Донец возле хутора Уляшкин. Население хутора в ожидании грабежей и бесчинств, характерных для Гражданской войны, разбежалось и попряталось в окрестных лесах и балках. Обстановка сложилась угрожающая, поэтому в район слободы Мальчевской были переброшены 13-й и 14-й полки 2-й Донской дивизии. Туда же выехал и штаб дивизии для непосредственного руководства операцией. Махно, узнав о приближении частей РККА, направился на Грачинские хутора, а затем в Митякинские леса.
При прохождении махновцами хутора Верхние Грачики, по рассказам старожилов, произошла трагедия, одна из сотен тысяч трагедий Гражданской войны. Здесь Нестор Махно, кроме других целей, хотел разыскать непокорного казака Башмакова, с которым у него были свои счёты. Отказавшись служить под чёрным знаменем анархии, Башмаков ушёл, после того, как махновцы отмежевались от красных. Ушёл Башмаков, не на шутку разругавшись с Махно. Но не хотелось Нестору Ивановичу терять такого лихого рубаку и командира, не смотря на взаимные обиды.
И надо же такому случиться, наткнулся казак Башмаков на колонну махновцев, представ перед самим «батькой». Ехал он на коне домой от кума, с ведром слив, сорванных в его саду, не ожидая такой встречи. Ехал без оружия.
Махно, увидев старого знакомца, без обиняков предложил «дезертиру» присоединиться к его отряду. Казак столь же прямо отказался, сказав, как отрубив: нет! навоевался!  Зная взрывной характер «батьки», он прекрасно понимал, чем эта встреча для него может закончиться. Но не мог поступиться своей честью и гордостью, считая Махно бандитом. Прямо на месте встречи и принял верхнеграчинский казак Башмаков мученическую смерть, а махновский отряд  продолжил своё движение.
20 июля, преследуемый красной кавалерией, Махно ворвался в хутор Чеботовский, где его отряд изрубил трёх продработников, четырёх милиционеров и одного партактивиста, а на следующий день ушёл на хутор Ушаков. В хуторе Нижне Митякинском, когда махновцы начали забирать у жителей продовольствие, скот и лошадей, этому воспротивилась казачка Чеботкова (Чёботова?) Варвара Михайловна, замахнувшись кнутом на Махно. Тот, вырвав из рук женщины кнут, избил им её в кровь, что бы другим было неповадно.
Желая прекратить настойчивое преследование красными своего отряда, Махно решил дать им бой, который состоялся 22 июля у хутора Машлыкино (это район современной российско-украинской границы). Вот что писал начальник штаба 2-й Донской дивизии Сперанский в своём донесении: «...эскадроны собрались и снова перешли в атаку. Кавалеристы и бандиты несутся друг другу навстречу и, сблизившись, остановились друг против друга стеною. В этот момент и та и другая стороны чувствовали себя равными и не решались перейти в решительную схватку: наши эскадроны – на измученных пятидневным переходом конях, но имели где-то вблизи резервы, бандиты же не имели резервов, но конский состав был почти свежий. Страшен человек, решившийся умереть. Воодушевлённые своим руководством бандиты бросились в атаку. Наш единственный пулемёт из-за задержки замолчал... Эскадроны начали медленно отходить».
Но отступление красных эскадронов махновцы сочли за ловушку и не решились на преследование, так как сам Махно неоднократно пользовался этим приёмом. К вечеру Махно приказал своим отрядам уходить в сторону  села Стрельцовка, где они заночевали на площади, не расходясь по домам, опасаясь внезапного ночного удара красных. Но кони последних, были столь измотаны форсированными переходами, что им пришлось отказаться от ночной атаки.
Несколько иначе все эти события выглядят у краеведа Ю. Галкина. «20 июля. Утром 20 июля от войсковой разведки получено сведение, что банда Махно (200-250 сабель, 5 тачанок, 3 пулемета) 18 июля не выдержала боя у балки Дуванной с укрчастями, бежала и переправилась вплавь через Северный Донец у Б. Суходол и около 22 часов заняла Уляшкин, где пробыла 19 часов. Население х. Уляшкин при появлении Махно спряталось в лесах и балках. 19 июля, когда (очевидно, заметив движение красных частей или получив эти сведения от своих агентов), банда двинулась на Нижне-Грачинский с намерением двигаться на север и далее в район ст. Вешенской. Ввиду этого, части дивизии были повернуты на север. 13 полку приказано двигаться через Чеботовский-Красновский на Мальчевская (цель – это выдвижение прикрывало Донобласть), во время движения вести разведку и при обнаружении банды, свернуть с указанного маршрута по собственной инициативе и, не дожидаясь приказа, энергичным ударом смять и уничтожить. Кавполку выбросить немедленно один эскадрон в погоню за бандой с задачей сесть на хвост бандитов, не давая им ни минуты покоя, с остальной частью полка перейти в Свиногеев. Комбригу 5 перебросить 14-й полк из Стрельцовки в Мальчевскую (приказ дивизии № 00238 от 20.07. 11 час 5 мин) 18 часов принят приказ СКВО о переброске 14-го полка в Городище (приказ № 009/оп/с). Во исполнение сего было дано изменение маршрута 14-му полку, которое ему было передано в пути. В 21 час 30 минут начштаба с начдивом выехал на двух легковых автомобилях с одним пулеметом для непосредственного руководства».
Рано утром махновцы, боясь попасть в окружение, двинулись вдоль реки Камышная, преследуемые по пятам полками 2 Донской дивизии. Вечером того же числа они перешли железнодорожного переезда у станции Зориновка. Обстановка, при которой махновцы перешли железную дорогу, говорит о том, что Махно было точно известно прохождение разъезда бронепоездом № 43.
Махновцы выждали, когда бронепоезд ушел на юг и спокойно двинулись к разъезду. Откуда, после разгрома станции и эшелона № 510, пользуясь темнотой ночи, ушли без потерь. Так как бронепоезд, вскоре вернувшийся, не мог махновцам причинить особого вреда, в связи с тем, что те уже отошли на полторы-две версты и растворились в темноте. Второй - переход железной дороги южнее разъезда Маньково произошёл в ночь на 3 августа. Отряд Махно, сосредоточившись в лесу, в полутора верстах, не доходя железной дороги, выждал прохода бронепоезда № 43 и шедшего вслед за ним поезда № 3 (с вагоном командующего войсками), перешёл дорогу между этими поездами и отставшей бронелетучкой № 2. Двигаясь дальше по балкам, махновцы к рассвету пришли в Великоцкое. Смелый выбор последнего села вблизи от крупного населённого пункта (Чертково) и железной дороги говорит о том, что Махно был осведомлен о том, что Великоцкое красными частями не занимается, и что в Черткове нет частей, которые могли бы быть ему опасны. Эти сведения и сведения о движении бронепоезда, как после выяснилось, Махно получил от того железнодорожника, который и провел махновские  отряды ночью в Великоцкое.


Рецензии
Ужасно интересно! Спасибо!

Николай Попов 7   18.10.2019 19:57     Заявить о нарушении
И вам спасибо за ваше внимание!

Геннадий Коваленко 1   18.10.2019 21:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.