Глава 1. Стихия огня

Прежде, чем что-либо было, ничего не было. А был один только Господь, которого в Арде зовут Илуватар или Эру или Единый или ещё как-нибудь. Всех имён и не упомнишь. Давным-давно, Эру Единый создал себе помощников из мыслей своих. Их называют айнурами. Эти айнуры спели Великую Песнь и предпели Арду и её судьбу. Те из айнуров, что возлюбили Арду больше других, были посланы Создателем, дабы сотворить наш Мир.

Пока я, как видите, ничего нового не открыл. То же самое сказано и в Сильмариллионе. А вот дальше, наши гоблинские предания существенно отличаются от эльфийских. Кто из нас прав – судить читателю.

Для начала, ответьте на простой вопрос из курса начальной гондорской школы: Сколько в природе стихий? Ответ очевиден! Их четыре: Воздух, Вода, Земля и Огонь. Это даже троечникам известно. И вот, читая Сильмариллион, мы узнаём, что Манвэ был Владыкой Воздуха, Ауле – Владыкой Земли, Ульмо – Владыкой Воды. А вот кто был Владыкой четвёртой стихии – Огня, об этом в сей удивительной книге ни слова не сказано. Не кажется ли читателю странным такое досадное упущение? Что же, раз Сильмариллион молчит, попробуем сами разобраться в этом вопросе.

И, главное, древопоклонники не хуже нас с Вами знают, что стихий не три, а четыре. Так в своей книге под названием: «О кольцах власти», они пишут: «То были три кольца, созданные позже прочих, и они обладали величайшей силой. Звались они Нарья, Нэнья и Вилья – кольца Огня, Воды и Воздуха, украшенные рубином, адамантом и сапфиром…»

Как видите, древопоклонники здесь причисляют огонь к стихиям, уравнивая его в правах с водой и воздухом. Здесь тоже представлены три стихии, но отсутствует уже не огонь, а земля. Так, что нолдоры отлично знают, что Огонь – стихия. Просто, когда им нужно, они умеют забыть об этом.

Словом, как ни крути, а раз стихий четыре, то и владык стихий должно быть четверо. Но, что мы видим в Сильмариллионе?

Всего валаров было пятнадцать. Предлагаю Вашему вниманию их список, взятый мной из Сильмариллиона:

1. Манвэ – Владыка Воздуха.
2. Ауле – Владыка Земли.
3. Ульмо – Владыка Воды.
4. Мандос – Владыка загробного мира.
5. Лориэн (он же Ирмо) – властелин снов.
6. Оромэ – великий охотник.
7. Тулкас – покровитель войны.
8. Варда – супруга Манвэ. Она – Владычица Звёзд. В звёздах, конечно, есть огонь, но, если уж на то пошло, то огонь присутствует и в небесных молниях, и в сухом полене, и даже в куче навоза. Однако владелец навозной кучи – это ещё не Властелин Огня. Владычица Звёзд – это ещё не владычица огня. Во всяком случае, нигде не сказано будто бы Варда повелевала каким-либо другим огнём, кроме того, что был заключён в её звёздах. Владыка Огня обязан был обогреть Арду, а кого обогрели звёзды? Даже Сильмариллион не дерзает её назвать Владычицей Огня. Она не принимает участия ни в зажигании первых великих светильников – Иллуина и Ормала, ни в создании светоносных дерев, ни в сотворении Солнца и Луны. Словом, если верить Сильмариллиону, она не имеет ни малейшего отношения к освещению или к обогреву Арды.
9. Йаванна – супруга Ауле. Она – создательница жизни в нашем мире.
10. Вайрэ – супруга Мандоса. Она – ткачиха, владычица судьбы. Она хитроумно сплетает нити всех судеб в причудливый узор, где чёрные нити зла сплетаются с белыми нитями добра. Когда-нибудь, её острые ножницы обрежут и мою ниточку, и я попаду в холодные руки её муженька. То-то он покуражится!
11. Эсте – подружка Ирмо. Она – подательница исцеления. Лично я премного благодарен ей. Если бы не она, то мои раны, полученные в Изенгарде, так никогда бы и не зажили. Но Владыкой Огня она не является.
12. Ниэнна – богиня печали и сострадания. Она одинаково оплакивает и жертвы наводнения, и жертвы пожара. (По нашей версии, она ещё и владычица поэзии, подательница вдохновения, ибо во всякой поэзии есть боль. Где нет боли, там нет поэзии. Но к стихии огня Ниэнна отношения не имеет).
13. Вана, чем она заведовала, сказать трудно, известно лишь, что там, где она прошла, вырастали цветы, а там, куда падал её взгляд, оные цветы распускались. Возможно, она даже ходила задом-наперёд, чтобы видеть цветы выросшие из своих следов. В противном случае, эти цветы бы не распустились, и пришлось бы ей обходить весь мир по второму кругу. А это – вдвое больше пустой беготни. Но не важно задом она ходила, или передом, важно, что всё это никак не соответствует нашим представлениям об огне.
14. Несса – подруга Тулкаса. Она легконогая, гибкая, любит танцевать, любит оленей. Я тоже люблю оленей, особенно их вырезку, запечённую на угольях, но это не даёт мне права называться Властелином Огня.

Как видите, никто из выше перечисленных четырнадцати валаров, не был Владыкой Огня. Во всяком случае, он не назван таковым в бессмертном эльфийском творении. Заметьте, Сильмариллион подробно сообщает нам о том, кто на ком был женат, кто лучше умел танцевать, кто был хорошим другом, а кто хорошим советчиком и даже кто любил оленей; а вот о таком пустячке,  кто был Владыкой Огня – молчок. К чему бы это?

Может быть, огнём вообще никто не управлял? Может быть, Пламя само по себе бушевало, где придётся? Не знаю, стоит ли тратить время на обсуждение столь бредовой идеи? Если уж какая из стихий и нуждается в особо внимательном присмотре, так это огонь. Оставьте пылающий очаг без присмотра, и дом Ваш сгорит, а ночевать Вам придётся на свежем воздухе! Оставьте без присмотра жарящееся мясо, и Вы останетесь без обеда! Нет, раз уж Воде, Воздуху и Земле требовались хозяева, то Пламени и подавно требовался хозяин.

Может быть, Пламенем управляли все валары понемножку? Кто оказывался ближе в данный момент, тот и командовал! Но у семи нянек – дитя без присмотра! Кто не верит, тому я предлагаю поставить эксперимент: Если Вы – король, доверьте управление государственной казной всем желающим, одновременно. А если Вы из тех, кого предусмотрительно не подпускают к казне, то постройте корабль, нагрузите его дорогими товарами и пуститесь в плаванье. Только не ставьте к румпелю рулевого, а пусть каждый из матросов, кто случайно проходит мимо, рулит по своему усмотрению! Представляю, как Вы разбогатеете, сэкономив на должности рулевого! Если Вам и корабль не по карману, тогда постройте хотя бы сортир, общий на всю деревню. Но не поручайте никому присматривать за ним и прибираться в нём. Ручаюсь, что через неделю Вам будет противно в него заходить!

Вот и получается, что у Огня должен быть свой хозяин. Какой-то конкретный валар должен был управлять Огнём и нести ответственность за последствия своего управления. Но, как мы уже убедились, ни один из вышеперечисленных валаров не был Владыкой Огня. Что делать?

Не вижу другого выхода, кроме того, чтобы рассмотреть ещё одну кандидатуру.
Всякому, кто читал Сильмариллион, известно, что существовал ещё один, пятнадцатый валар. Звали его Мелькор. Что нам известно о нём из Сильмариллиона?

 Цитирую:
 «Мелькор был превыше всех айнуров одарён мудростью и силой, владея частицами открытого каждому из его братьев. Он часто скитался один по пустынным безднам в поисках Негасимого Пламени; ибо ему не терпелось дать Бытие собственным творениям; и казалось ему, что Илуватар не спешит обращать Ничто в Нечто, и нетерпение охватывало его при виде пустоты. Пламени он не нашёл, ибо Пламя было у Илуватара. Но одиночество породило в нём думы неведомые собратьям».

Итак, мы видим из данного отрывка, что Мелькор, ещё до Великой Песни айнуров, ищет именно Пламя. Заметьте, не Воду, не Воздух, не Землю, а именно Пламя! Пламени он не нашёл, ибо Пламя было у Всевышнего. А разве остальные стихии были у кого-то другого? Разве не Единый – отец всех четырёх стихий? Нам же здесь важно, что сильнейший из айнуров ищет огонь, ибо таковы его наклонности. Если он возник из мыслей Единого, значит, это были мысли о Пламени. Да и кому из валаров дать в управление столь своенравную и коварную стихию, как ни сильнейшему из них?

Читаем дальше:
«Самым могучим из айнуров, что пришли в Мир, был изначально Мелькор; но Манвэ ближе Илуватору и яснее его понимает".

А чем этот  Мелькор занимался при Сотворении Мира?

А вот чем:
« Он придумал жестокий, убийственный холод – и всё же не разрушил красы твоих родников и прозрачных озер. Взгляни на снег и на искусную работу мороза! Мелькор создал зной и необоримое пламя – и не иссушил твоего желания, не заглушил музыку моря. Взгляни на высоту и величие облаков и зыбкие туманы; услышь, как падает на землю дождь!»

Кому под силу создать « зной и необоримое пламя», как Вы думаете? Владыке Огня! А в чьей власти не дать тепла, и тем самым сотворить «жестокий, убийственный холод»? Владыке Огня конечно! Кому же ещё? Так кем был Мелькор? Владыкой Огня! И всё, что он создал, воздействуя на воду: и снег, и туман, и облака; создано с помощью огня. И всё это оказалось прекрасным! За что же его осуждать? Сам Ульмо признаёт это:

«Воистину, вода стала теперь прекраснее, чем представлялось моей душе, и в самых тайных думах не видел я снежинок и не пел о дожде».

Что ещё пишут о нём нолдоры? Читаем дальше:

«… и они создавали земли – Мелькор разрушал их; выравнивали долины – Мелькор вздымал их вверх; воздвигали горы – Мелькор низвергал их; заполняли моря – Мелькор иссушал их…»

Во-первых, в чьей власти иссушать моря? Во власти Владыки Огня! Во-вторых, зачем ему нужно менять рельеф Средиземья? Не для того ли, чтобы оградить Средиземье от холодных северных ветров? Не от них ли Нарготронд был защищён Теневым хребтом, равнина Ард Гален – Железными горами, Чёрнолесье – Серыми горами, Подгорное царство – Железистым кряжем, Гондор – Белыми горами? А кто должен был позаботиться об оптимальной температуре в сотворяемом мире? Владыка Огня! Так, что горы он перестраивал вовсе не из вредности, даже если Ауле это было и не по вкусу.

Кстати, об иссушении морей: Иссушались, я думаю, только замкнутые моря, не имеющие сообщения с океаном. Потому, что незамкнутое море не иссушишь, как ни старайся. Сколько воды из него испарится, столько же и вольётся через проливы.

Так вот. Что, по-вашему, должен делать Властелин Огня, если море расположено в жарком климатическом поясе и в него впадает мало рек? Сохранить такое море, можно только сотворив «жестокий убийственный холод». Но если он сделает это, Йаванна поднимет крик, что безжалостный Мелькор опять заморозил её любимые магнолии, а её бесценных носатых макак – оставил без бананов!

Можно попробовать изменить рельеф Средиземья, чтобы увеличить количество рек, впадающих в такое море. Но тогда Ауле завопит, что Мелькор снова лезет не в своё дело! Он вздымает вверх равнины и выравнивает горы. А кто ему давал такое право? Вот и поступай, как хочешь – всё равно будешь плохим!

Может быть, я всё-таки ошибаюсь? Давайте снова заглянем в Силмариллион, и что же мы там увидим?

Цитирую:

«И низвергся он на Арду в величии и мощи больших, нежели у любого валара, подобный горе, что, стоя в море, увенчанной огнём и дымом главою пронизывает тучи, и свет глаз Мелькора был пламенем, что опаляло зноем и пронзало холодом».

Как Вам нравится такой портретик? Чем не Владыка Огня? Здесь присутствует и огонь, и дым, он опаляет зноем и пронизывает холодом. Комментарии излишни! Владыка Огня для того и нужен, что бы опалять зноем и пронзать холодом!

Теперь, я предлагаю вспомнить, кто такие – балроги. Что там о них пишут нолдорские мудрецы?

«И был он не один, ибо многих майаров привлёк его блеск во дни величия, и они остались верны ему во тьме; а других он после сманил к себе на службу ложью и предательскими дарами. Ужаснейшими из этих духов были валараукары, Огненные бичи, что в Средиземье звались балрогами, демонами страха».

Из этого любопытнейшего отрывка мы узнаём, что балроги были не просто так себе охламонами, они были майарами! Вот так: «…многих майаров привлёк его блеск (…) Ужаснейшими из этих духов были валаукары». Никак иначе эту фразу понять невозможно. Балроги – майары Огня! И кому же они служили? Мелькору! Так кем был Мелькор?

Далее, в главе 11, мы читаем о некой деве из числа майаров, по имени Ариэн:

«Дева Ариэн была более могуча, чем он, и её избрали потому, что она не боялась жара Лаурелин и не обжигалась, будучи изначально духом огня, которого Мелькор не смог ни обмануть, ни привлечь к себе на службу. Даже Эльдаров слепило сияние её глаз. Уйдя из Валинора, она сбросила облик – одеяние, что носила подобно Валарам, - и стала обнажённым пламенем, ужасающим в полноте своего блеска».

Как видно из этой цитаты, майары огня всё-таки существовали, и Ариэн была одной из них. В Гоблинских сказаниях она зовётся – Огневушка Поскакушка. Но раз существовала бригада, значит, должен быть и бригадир. Раз существовала команда, значит, должен быть и капитан. Раз существовали майары огня, значит и валар огня, тоже должен был существовать. Кто же он? Не тот ли, кого эта поскакушка предала, и кому остались верными остальные майары огня – балроги?

Из всех живых существ в Средиземье, только драконы способны изрыгать огонь. Ну и кому же они служили? Мелькору! Так кем был Мелькор?

Вслушаемся же в звучание имён, что носят владыки четырех стихий. В имени Манвэ нам чудится звонкая небесная высь, в имени Ульмо – тихий плеск волны, в имени Ауле – подземный гул, глухое эхо замкнутых пространств; в имени Мелькор видится мелькание искр, слышится рёв пламени на ветру. Случайно ли это?

Основная задача Квента Сильмариллион – как можно больше очернить Мелькора. Поэтому из сей «добродетельной книги» кем-то старательно вымараны все упоминания о том, что Мелькор был Владыкой Огня. Но правду всё равно не спрячешь. Поскольку Мелькор, без преувеличения, – главный герой сего произведения, то нельзя о нём совсем уж ничего не сказать. А что бы автор о нём ни сказал, всё выдаёт в Мелькоре Владыку Огня.

Если уж нолдорам хотелось скрыть правду о Мелькоре, то им необходимо было:

Во-первых, – выдумать ещё одного – шестнадцатого валара и объявить его Владыкой Огня.

Во-вторых, – придумать для Мелькора какое-нибудь, не связанное с огнём занятие, например – бросание в воду камушков, или дрессировку блох, чтобы хоть как-то оправдать его пребывание в Средиземье. Ибо без управления огнём, оно – это пребывание, начисто лишается всякого смысла.

В-третьих, нужно было снять с Мелькора все обвинения в создании необоримого пламени, жестокого убийственного холода, в иссушении морей и перестройке континентального рельефа. А вместо этого, надо было придумать для Мелькора другие преступления, не связанные со стихией огня. Например: подглядывание за купающейся Вардой, растление малолетних, кража табака у Тулкаса, харкание в общий суп, подкладывание булавок на трон Манвэ, подпиливание досок в общественном сортире и тому подобное. Только так можно было бы скрыть факт владычества Мелькора над огнём.

Но, клеветникам не хватило ума. Они скрыли миссию, которую Мелькор нёс при сотворении Мира, и получилось, что Мелькор вообще ничем не управлял, что он был праздно шатающимся обормотом. Стало непонятно, зачем Илуватар вообще направил его в Арду.
По мнению нолдоров, Илуватар нарочно направил в сотворяемый мир валара, которому не дал никакого конкретного задания. Этот валар, от нечего делать, начал всё ломать и портить. И, в результате, возникло искажение Арды, и в мир пришло зло. Нолдоры, таким образом, уподобляют Всевышнего полоумному повару, который, в силу своей умственной неполноценности, положил в кастрюлю кусок мыла и тем испоганил весь суп.

Мелькор родился из первой мысли Господа нашего Илуватара, и создан был из первого слова Отца всего сущего. И нолдоры силятся нас убедить, что первая мысль Господа была пакостной, а первое его слово – матерным, а первый его поступок – глупостью!

Они поленились придумать для Мелькора ложные обвинения, и получилось, что все его «преступления» связаны с огнём.

Воистину Илуватар не допускает, чтобы большой ум и мелкая подлость сочетались в одной личности. Поэтому, клеветника всегда можно изобличить.

Следующая глава   http://www.proza.ru/2014/11/01/2038


Рецензии
Мда это не Сильмариллион и не Черная книга Арды

Александр Степанов 2   12.09.2018 00:53     Заявить о нарушении
Совершенно верно, Александр. Это вообще ни на что не похоже.

Михаил Сидорович   12.09.2018 05:36   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.