Глава 2. Искажение Арды

Хотя мои симпатии находятся на стороне Мелькора, я не стану доказывать в этой книге, будто он был прав в своём споре с коллегами.

Во-первых, я недостаточно компетентен, чтобы решать, где следует располагать горы, а где не следует, какие моря следует иссушать, а какие – не следует.

Во-вторых, валары – высшие существа, и суду гоблинов они не подвластны. Единственный, кто вправе их судить – это Всевышний. Вот и предоставим это занятие Илуватару. Если же нолдоры думают иначе, это означает, что у них мания величия.

В-третьих, прав или не прав был суд валаров над Мелькором, а только он за те свои дела уже отсидел триста лет строгого режима, и второй раз судить его за то же самое нельзя. Это Вам любой юрист подтвердит. Поэтому, я ограничусь лишь констатацией факта: между валарами возникли творческие разногласия, которые в дальнейшем переросли в ссору.

Позволю себе напомнить, как эта ситуация описана в Квента Сильмариллион.

Согласно этой книге, валары сами, без помощи Мелькора обустроили Арду. Мелькор, якобы был выгнан ими и скитался вдали от нашего мира. Для освещения и обогрева Арды, валары построили два гигантских светильника и зажгли в них Негасимое Пламя. Само собой, горели в них не дрова, иначе бы Мир задохнулся от дыма. А когда сгорело последнее дерево, Мир бы снова погрузился во тьму. Скорее всего, там горело особое пламя, подобное солнечному, которое светит и греет, не требуя топлива и не загрязняя воздух.

Но вот вернулся Мелькор и, по своей врождённой пакостности, сломал и угасил оба выше означенных фонаря. В результате этой диверсии, Мир погрузился во тьму. Валары погоревали-погоревали да и арестовали Мелькора. Посадили они его в темницу, но светильники, почему-то, восстанавливать не стали. Пусть, дескать, Арда пребывает во тьме. Шут с ней, пусть гибнет старая сволочь!

Одна только Йаванна не смирилась с создавшимся положением. Она усыпила всех животных и растения, дабы они не погибли от стужи и голода. Кроме того, она взрастила на холме два светоносных дерева. Эти деревья излучали свет и тепло, которого хватало для того, чтобы осветить и обогреть небольшую страну, где валары и устроились жить. Страна эта называлась Валинор, а располагалась она на острове Аман, что находится к западу от Средиземья.

При анализе этой версии развития событий, сразу же бросаются в глаза две странности:

Во-первых, кто из валаров конкретно, зажег в гигантских светильниках Негасимое Пламя? Может быть Ульмо, или Тулкас, или Ниэнна? Как-то не верится, что они на такое способны. У каждого из четырнадцати валаров были свои функции, ничего общего не имеющие с зажиганием негасимого пламени. Это мог бы сделать Владыка Огня, но его среди них нет. Мелькор же, по мнению Сильмариллиона, шлялся в это время неизвестно где. Нам остаётся только макушку скрести да плечами пожимать: толи Пламя возгорелось само собой, толи кто-то из валаров, например Ульмо, был по совместительству ещё и Владыкой Огня; но автор Сильмариллиона счёл эту мелочь настолько несущественной, что ни словом о ней не обмолвился.

Во-вторых, почему валары не восстановили свои гигантские светильники, после ареста Мелькора? Ну, подумаешь беда – огонь погас! Зажгите снова! Так поступила бы любая домохозяйка. Или валары были глупее любой домохозяйки?

Ведь Арда гибла без света и тепла! Разве этого требовал от них Всевышний? Он ведь повелел им построить прекрасный мир, в котором должны будут жить его дети – эльфы и люди. Вряд ли он имел в виду непроглядный мрак и лютую стужу. И что же валары? Почему они сидят в своём светлом и прекрасном Валиноре и в ус не дуют?

Но вот пробил час, и пробудились эльфы – старшие дети Илуватара. Они нуждаются в пище, но пшеница в темноте не растет, а усыплённые Йаванной животные не размножаются! Пора бы уже осветить и обогреть Средиземье, но вместо этого валары предлагают эльфам эвакуироваться в Валинор. Вскоре выяснилось, что не все эльфы согласны на переселение, и ситуация начала принимать угрожающий оборот. Эльфам нужна еда. Они начинают отыскивать спящих под снегом зверей и поедать их. Поскольку спящие звери не размножаются, то их становится всё меньше и меньше. А эльфов, поскольку они едят и плодятся, становится всё больше и больше. Нетрудно догадаться, чем это должно было кончиться! Когда старшие дети Всевышнего скушают всех животных и обгрызут всю кору с осин, они встанут перед выбором: либо подохнуть с голоду, либо пожирать друг дружку, но потом всё равно околеть! И спасти мир от этого ужаса можно только одним способом: осветить и обогреть Арду, но валары этого не делают! Столетие идёт за столетием, а они и палец о палец не ударят. Всё ждут чего-то! Интересно знать, чего именно?

Так почему они не восстановили светильники и вновь не зажгли в них Негасимое Пламя? Одно из двух: либо не хотели, либо не могли. Как говорится в старом анекдоте: тот, кто хочет, но не может – называется импотентом; а кто может, но не хочет – называется сволочью.

Предлагаю рассмотреть оба варианта.

Итак, вариант первый – Валары не хотели дать Арде свет и тепло. Но разве они не понимают, что это означает гибель Мира? Тогда получается, что они хотели превратить Средиземье в мёртвый, занесённый снегом мир, погружённый во мрак, где изо льда торчат обглоданные кости детей Всевышнего, а тут и там разбросаны кучки их заледенелых экскрементов? Ну, ни сволочи ли они после этого?

Нет! Не верю! Этого просто не может быть! Не могут создатели мира, желать своему творению такого ужасного конца! Поэтому, первый вариант я с негодованием отвергаю! Я бросаю его обратно в рожу тому, кто его измыслил! Конечно же, валары хотели осветить мир! Но это означает, что они не могли его осветить.

Вариант второй – Валары не могли осветить Средиземье. Позвольте, но ведь в Сильмариллионе ясно сказано, что валары построили два гигантских светильника и зажгли в них пламя. Почему бы им не повторить то же самое ещё раз?

Ну-ка Ульмо, Ауле, или кто там, в прошлый раз зажигал пламя? За работу! Зажигайте Пламя! Арда на краю гибели! Но почему вы медлите? Ах, не можете? Вот и получается, что не вы в прошлый раз их зажигали? Ай-яй-яй! Неужели автор этой правдивейшей из книг, солгал? Но если не вы зажигали пламя в прошлый раз, тогда кто это делал? Может быть, его зажигал Владыка Огня? Мелькор? Получается, что он! Больше некому…. А, раз так, значит, Мелькор не был в изгнании? Но, тогда выходит, что освободили его из узилища Мандоса, вовсе не от доброты душевной, а для того, чтобы он мог продолжить выполнение своих должностных обязанностей – обогревать и освещать мир? Впрочем, об этом – позже.

Учитывая всё выше изложенное, я нахожу более правдоподобной, нашу – гоблинскую версию развития событий, которую мы передаём из поколения в поколение, сидя у костров, долгими зимними вечерами. Её нам поведал сам Мелькор. Её я и предлагаю Вашему вниманию:

«Призвал Господь своих айнуров и повелел им создать наш Мир. Для этого, наделил их Всевышний властью над четырьмя стихиями. Манвэ получил воздух, Ульмо – воду, Ауле – твердь земную, Мелькор же получил огонь. И создали они наш мир, и премудро всё в нём устроили. Манвэ, Ульмо и Ауле создали три царства: воздушное, водное и каменное, а Мелькор не создал своего огненного царства, ибо весь свой огонь он растратил. И за это был он прозван духом расточительным.

Изначально Мелькор был самым могущественным из валаров, и никто не дерзал с ним спорить. Но вот отдал Мелькор часть огня брату своему Манвэ, дабы тот сотворил молнии небесные, и стал Мелькор от этого чуточку послабее. Подарил он часть огня своего Варде, для звезд ясных, часть огня – Ауле, для его подземной кузни, часть огня – Йаванне, для создания жизни. И вот, расплавил Ауле земное нутро, вздыбил в высь могучие горы, разверз глубокие бездны. И отделилась вода от земли. Стали бездны морями, а возвышенные места – сушей. И выковал Ауле два великих светильника и утвердил их на двух концах Средиземья. Мелькор же наполнил их своим огнём, и озарилась Арда их светом от края до края. При свете тех светильников, взрастила Йаванна травы и деревья. Сотворила она и птиц небесных, и зверей лесных, и рыб морских. То была Весна Арды.
Увидел хитроумный Манвэ, что мало осталось у Мелькора огня и силы, и осмелел.
Лицемерными своими речами, он возмутил против Мелькора иных из его собратьев, а иных из них запугал. И сверг он с престола Владыку Огня и занял его трон.

В великой обиде покинул Мелькор светлый остров Альмарен, где жили валары, и поселился на севере Средиземья в мрачной пещере – Утумно. С ним ушли в изгнание те из майаров, кто не захотели предать его, кого не обманули сладкие речи Манвэ, кого не испугали могучие кулаки Тулкаса. И вот, разгневаный на братьев своих, проклял Мелькор оба великих светильника и угасил их. Померк неистово-синий Иллуин, затмился кроваво-красный Ормал. И пала на Средиземье Тьма. Замёрзли реки, увяли цветы, снегом укрылась земля.

Но не смирился, обуянный гордыней Манвэ. Сказал он валарам:

«Вот видите ныне вы, каков Мелькор! В гневе своём, он готов погубить все ваши труды и заморозить мир лютой стужею. А между тем, его стихия – огонь, вовсе не самая важная. Чем был бы мир без твоей воды, Ульмо? Пустыней! Чем был бы мир без твоей земли, Ауле? Бездной! Чем был бы мир без моего воздуха? Склепом! Чем был бы мир без твоей жизни, Йаванна? Никчёмной кучей камней! Не покоримся же ему и не станем просить мира. Давайте удалимся на запад мира. Там есть страна, огражденная со всех сторон горами от моих студеных ветров, которые несут отныне не жизнь, а смерть. Осветим её тем огнём, что ещё остался у нас».

И по велению его, удалились валары на остров Аман. Кольцо высоких гор ограждало тот край от холодных ветров, что дули теперь и с севера, и с юга, и с запада, и с востока. Йаванна взрастила посреди ограждённого горами места два дерева и вложила в них весь огонь, что остался у неё после создания жизни. С тех пор Йаванна не может больше сотворить ничего нового, ибо жизнь – есть гармоничное слияние минералов, воды, воздуха и огня, но огня больше не осталось у Богини. И ожил тот край, согретый подземным теплом и освещённый светоносными деревьями. Только здесь теперь не выла метель и не царила тьма.

И вот пробил назначенный час, и у священных вод Куйвиэнена пробудились эльфы, и увидели они вокруг себя холодный безжизненный мир. И ужаснулись валары, узнав об этом. Ибо должны они были подготовить мир для встречи детей Всевышнего, но, вместо радости и света, встретили их тьмой и ужасом.

Задумали тогда валары переселить пробудившихся в освещенный деревьями край и стали звать их туда. Но не все эльфы согласились на переселение.

Тогда повелел Манвэ Тулкасу и Оромэ схватить Мелькора, дабы силой принудить его осветить Арду.

И вот, по приказу Владыки Воздуха, ворвались валары в подземелья Утумно, напали на Мелькора, схватили его и доставили на судилище. Но напрасно Манвэ грозил ему. Не дрогнул Огненный Властелин и не согласился стать рабом бывшего брата своего. Тогда проклял его Манвэ, и по велению его, Ауле приковал Мелькора к скале. И каждый день стали прилетать к той скале посланцы Манвэ – орлы, дабы клевать его печень. И каждую ночь Йаванна выращивала Мелькору новую печень, дабы продлить его муки. И Эсте исцеляла его раны. Но не смирился Мелькор. Тогда вверг его Манвэ в мрачное узилище Мандоса, не знающего жалости, чьи руки холодны, а глазницы пусты и повелел Мандосу мучить Мелькора, пока не покорится он.

Так прошло триста лет, но не покорился Мелькор. Вынес он все ужасы Мандоса, выдержал все пытки, но не стал просить пощады.

Страх овладел Манвэ. Испугался он, что скоро вымрут дети Всевышнего от голода, тогда не избежать ему заслуженной кары! И повелел он выпустить Мелькора на волю. И сказал он Мелькору такие слова:

«Отныне ты на свободе, заблудший брат мой! В твоей власти обогреть Мир, или заморозить его. Тебе решать, но тебе и ответ держать перед Илуватаром. Бойся гнева его! Я же, твой господин, повелеваю тебе – немедля отринь глупую гордыню и сотвори ясное пламя и освети Арду от края, до края!».

Но Мелькор не поклонился Манвэ и так ответствовал ему:

«Ты уж триста лет пугаешь меня, возлюбленный брат мой. И что хорошего из того вышло? Нет! Если я когда и надумаю снять с Мира проклятие тьмы, то причиной тому будет не страх, а жалость или, может быть, любовь. Но ныне нет в душе моей ни страха, ни любви, ни жалости. Ничего, кроме гнева! И ты знаешь, кто посеял этот гнев».

Вышел Владыка Огня на свободу. Был он чёрен словно головня, но ещё шевелились на ветру его огненные кудри, ещё змеились по мускулам огненные прожилки».

Прошу прощения у читателя за столь длинную цитату. Обещаю в дальнейшем не злоупотреблять вашим терпением и свести к минимуму цитирование Мелькориады, больше уделяя внимания Сильмариллиону. Тем не менее, в первых главах моей книги, мне не обойтись без подобных отрывков. Извинением мне служит лишь то, что наши оркские предания ныне почти никому не известны в Средиземье, хотя они не менее красивы, чем нолдорские и куда более правдивы.

В самом деле, сравнение наших легенд с Сильмариллионом выходит отнюдь не в пользу последнего. У нас огонь управляется Мелькором, у них – никем. У нас светильники зажжены Владыкой Огня, у них – лицами, не имеющими к огню ни малейшего отношения. У нас Мелькор гасит светильники, дабы показать значимость своей стихии, у них – просто из вредности. У нас валары не спасают Арду от тьмы и смерти потому, что не могут этого сделать, у них – из необъяснимой жестокости. У нас валары вынуждены эвакуировать эльфов в Валинор, потому, что только этот малый клочок суши они и могут осветить; у них Валары делают это из странной придури. Оказывается, они, шутя, могли создать Солнце и Луну, за несколько дней. Но вместо этого, они затратили годы на убеждение квенди и на саму эвакуацию, которая проводилась в пешем порядке на тысячи лиг, в кромешной тьме. И на кой шут им это было нужно?

Не знаю, убедил ли я Вас, но мне представляется, что гоблинская версия развития событий гораздо ближе к истине, чем нолдорская.

Следующая глава   http://www.proza.ru/2014/11/01/2043


Рецензии
Добрый день, Михаил!
Да, я совершенно далёк от всякого рода мифологии, именно доскональной конкретики какой либо её темы. Что-то поверхностно знаю, но теперь благодаря вашей повести, буду изучать мифологию орков. В случае чего, не серчайте за немногословные рецензии, ведь во всём этом надо разбираться.
С уважением))

Алексей Грибанов   10.02.2018 13:36     Заявить о нарушении
Спасибо, Алексей. Если Вы не в теме эльфийско-оркских разборок, тогда, возможно, Вам будет не очень интересно это читать.

Этот фанфик написан по произведению профессора Толкиена "Сильмариллион" Смотрели наверное, экранизацию "Властелин колец"?

Мой Л Г несколько принижает высокий эпический пафос и задаёт эльфам неудобные для них вопросы. Без знания первоисточника Вам будет трудно оценить юмор Л Г.

Решать, конечно, Вам. Но если надоест, бросайте читать. Я не обижусь.

Михаил Сидорович   10.02.2018 15:15   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.