Глава 14. Пленение Маэдроса

Король умер – да здравствует король! После смерти Феанора, престол занял старший из семи его сынов – Маэдрос. В описании пленения Маэдроса, между нолдорской и оркской версиями существует небольшое различие. Различие это поначалу кажется несущественным. Нолдоры полагают, будто его пленили до первого восхода солнца. Мы же утверждаем, что это случилось после сотворения дневного светила. Казалось бы, какая разница? А разница принципиальная.

Рассмотрим сначала версию Сильмариллиона:

«В самый час смерти Феанора к его сыновьям явился посланец Моргота. Тот признавал поражение и предлагал условия – вплоть до возвращения одного из Сильмариллов. Тогда Маэдрос Высокий, старший из сыновей, убедил братьев притвориться, что они согласны на переговоры, и поехать в назначенное место. Но нолдоры были не честней Моргота. Потому оба посольства прибыли с силами большими, чем было договорено; но Моргот прислал больше войска, и там были балроги. Товарищей Маэдроса перебили, а его самого - по приказу Моргота – захватили живьём и отвели в Ангбанд.

Тогда братья Маэдроса отступили и стали укреплённым лагерем в Хитлуме. Но Моргот взял Маэдроса заложником и прислал сказать, что не освободит его, покуда нолдоры не откажутся от войны и не отступят на Запад – или не уйдут из Белерианда далеко на юг. Но сыновья Феанора знали, что Моргот обманет их и не отпустит Маэдроса, что бы они ни сделали; к тому же они были связаны клятвой и не могли прекратить войны против Врага. А потому Моргот повесил Маэдроса на утёсах Тангородрима, приковав его к скале за кисть правой руки». (Сильмариллион глава 13).

Скажите, дорогой читатель, Вы не пробовали охотиться на тигра? Страшновато, правда? Хотя тигр обычно бывает вооружён хуже, чем охотники. А не хотели бы Вы поохотиться на валара? Правда, было бы здорово набить морду Тулкасу?

Боюсь, что валары – неподходящий объект для охоты. И не важно много у них войска или мало. Их сила не в войске, а в стихиях. Никакое, даже очень большое войско не справится с Тулкасом, ибо он – валар войны. Никакие, пусть самые опытные диверсанты, не смогут незаметно подкрасться к Оромэ, ибо он – Великий Охотник. К Манвэ Вы, может, и подкрадётесь, но, подкравшись, получите хороший удар молнии по макушке. А если Вы обидите Эсте, то Вас можно только пожалеть, ибо с этой минуты ни одна рана, ни одна царапина у Вас не заживёт, и скоро Вы превратитесь в живое месиво мяса и гноя. А если Вы вздумаете тягаться с Мандосом, то очень скоро у Вас в доме заиграет печальная музыка, жаль, что Вы её не услышите… Может быть, из всех валаров, уязвима только Ниэнна – плакальщица. Но проверять это я никому не советую. Мало ли что? Вдруг, и она умеет постоять за себя?

А вот Маэдрос запросто идёт охотиться на валара! Да ещё на такого, который был «превыше всех одарён мудростью». И поражение Маэдрос терпит вовсе не потому, что его противник обладает какими-то сверхъестественными способностями, а потому, что у Мелькора больше солдат. Ни слова нет о том, что Мелькор применил волшебство или испепеляющее пламя. Получается, что Мелькору и защититься-то нечем, кроме как шеренгами своих воинов. Какой же он после этого валар?

Вот почему мы – орки настаиваем, что пленение Маэдроса произошло уже после первого восхода солнца. Мелькор был уже не Мелькор, а Моргот – Чёрный Властелин. И никакой стихией он уже не управлял, ибо весь свой огонь, до последней искры, он отдал Арде. Именно это сделало его уязвимым. Именно поэтому, уже не он защищал орков, а орки защищали его. Именно отсутствие у Моргота сверхъестественной власти и придало Маэдросу наглости. Именно поэтому, он и дерзнул заманить Чёрного Властелина в ловушку. Будь Моргот всё ещё Владыкой Огня, он мог бы обойтись вообще без охраны. Вот почему, спор решили мечи и копья, а не смерчи всепожирающего огня.

В любом случае, из этого эпизода ясно, что к моменту схватки с Маэдросом, Моргот уже не обладал властью над стихиями. Куда же эта его власть подевалась? Мы – орки твёрдо знаем: Мелькор отдал свой огонь Арде. А что говорит по этому поводу Сильмариллион? Какое-то нелепое бормотание, что он, дескать, в злобе своей растратил все силы. Какая несуразица! Тот, кто жаждет власти, не растрачивает силы, а копит их. Ибо быть сильнее, есть смысл жизни властолюбца. Его цель – власть, а сила – это средство её достижения. Без силы, он – ничто. Путь властолюбца – это путь наращивания силы. Но даже по Сильмариллиону видно, что Мелькор растратил все свои силы к моменту встречи с Маэдросом, то есть задолго до главных битв. И далее он мог рассчитывать только на мечи орков и бичи балрогов.

Итак, если называть вещи своими именами, Сильмариллион утверждает, что Маэдрос задумал подлый обман. Но и Моргот, якобы, замыслил то же самое.

А вот тут я готов поспорить. Никакого обмана Моргот не замышлял. Просто, он узнал о готовящейся западне и принял контрмеры.

Чем я это докажу? Словами самого Сильмариллиона. Прочтите главу 13, этой добродетельной книги, и Вы увидите, что Моргот не воспользовался плодами своей победы. Он не убил Маэдроса. Он не заточил его. Ведь нельзя же считать заточением то, что сделал Моргот. Он приковал Маэдроса к скале, снаружи своей крепости. Причём, даже охрана не была выставлена. Маэдроса просто приковали к скале за руку и ушли. Разве это плен? Любой, кому не лень, может перепилить его цепь и отпустить узника на все четыре стороны! В конце концов, кузен Маэдроса – Фингон именно так и сделал. Вернее, почти так…

Если бы Моргот и впрямь хотел использовать Маэдроса в качестве заложника, он бы запер его в подземелье, да выставил бы надёжную стражу. Но, из поступка Чёрного Властелина видно, что он хотел наказать и унизить Маэдроса, а не удерживать в плену. Даже выкупа за пленного короля Моргот не потребовал.

Мы видим, что Чёрный Властелин добровольно отказался от всех выгод, которые сулила ему поимка столь знатного пленника. Это означает, что пленник ему был не нужен, и никакой поимки он не замышлял. Стоило ли так стараться, ловить, только для того, чтобы потом задаром отпустить? Где же тут обман со стороны Моргота? Тот, кто сознательно строит западню, не отпустит пленника просто так.

Единственная выгода, которую владыка Ангбанда извлёк из поимки Маэдроса, это – то, что он сам остался цел и невредим. Следовательно, его действия не выходили за рамки необходимой самообороны.

Вероятно, Вас интересует, откуда Моргот узнал о готовящейся западне? Если меня читают лица искушённые в интригах, то они и без меня уже догадались. И мне остаётся только подтвердить их догадки. Детей у Маэдроса в то время не было. Кому в случае его смерти или плена досталась бы власть? Правильно, старшему из его братьев – Маглору. Так вот, именно Маглор и предупредил Чёрного Властелина об опасности. Разумеется, его посланник уверял Моргота, что принц Маглор делает это только из внутреннего благородства. Дескать, он – Маглор не может допустить, чтобы Моргот попал в такую бесчестную ловушку. Но зря он изощрялся в красноречии. Чёрный Владыка отлично понимал, какими стремлениями движим сей благородный принц.

И потому Моргот, не убил подлого короля, как того кой-кому хотелось, а выдрал его розгами пониже спины и приковал к скале. Дескать, давай поглядим, освободят тебя твои братья, или нет. Много дней пришлось Маэдросу провести на цепи! Что-то не торопился Маглор снять оковы со своего брата и повелителя. Видно, много у него было тогда неотложных государственных дел.

В конце концов, Маэдроса освободил не брат, а кузен – Фингон. Он первый сжалился над несчастным и не дал ему сгнить на привязи. Правда, сделал он это по-идиотски. Вместо того чтобы перепилить цепь, он перерубил Маэдросу руку. Толи ему лень было съездить домой за напильником, толи он шибко торопился куда-то? Не знаю. Так или иначе, он вынул из ножен меч, и запросто оттяпал Маэдросу руку. Неужели, и в этом Моргот был виноват? Ни сам Чёрный Владыка, ни кто-либо из его сподвижников, даже в ночном кошмаре не могли предвидеть, что Маэдроса освободят столь экстравагантным способом!
Фингон, видите ли, не мог перерубить цепь! Конечно, не мог! Ведь её ковал сам Гортхаур. Ученику Ауле стыдно было бы ковать некачественные цепи. Морготу хотелось, чтобы враги изрядно помучились, освобождая Маэдроса от оков. Но, не тут-то было! Не стал Фингон долго мучиться. Он решил проблему одним ударом. Впрочем, другие родственники не сделали для Маэдроса даже этого. И Фингона, отрубающего руку своему двоюродному брату, по справедливости, следует признать самым сердобольным из них.
Теперь поговорим о том, кому же по праву должны были принадлежать Сильмариллы. Разве не сам Сильмариллион утверждает, что свет, заключённый в Сильмариллах не принадлежал Феанору. Тогда кому же он принадлежал? Вероятно тому, кто его возжёг, то есть Владыке Огня.

Что есть Сильмариллы? Это – крупные алмазы, отлично обработанные, содержащие в себе Негасимое Пламя. Сильмариллион и сам, как видно забывшись, называет эти камни алмазами: «Возможно, я смогу расщепить свои алмазы, но никогда не сотворю я подобных им; и если я разобью их, то разобью своё сердце и погибну – первым из эльдаров в Амане». (Сильмариллион глава 9).

Создал алмазы Ауле, обработал их Феанор, пламя возжёг Мелькор.

Вполне очевидно, что Ауле не может претендовать на Сильмариллы, ибо Арда создавалась валарами для всех, кто на ней будет жить. Следовательно, каждый обитатель этого мира имеет право взять себе часть сущего в Арде. Например, любой из нас может напиться воды, и это не считается кражей воды у Ульмо. Любой может вдохнуть воздух, и при этом не считается, что он обокрал Манвэ. Любой может добыть из недр железо, золото или алмазы, и при этом Ауле не вправе требовать эти минералы обратно. Таким образом, Ауле не является собственником Сильмариллов.

Другое дело, что Ауле – не только валар, но и житель Арды. Он тоже может взять из земли алмазы и вставить их в свою корону. Тогда эти алмазы станут его собственностью. И всякий кто посмеет присвоить эту корону, является вором.

 Феанор сам добыл алмазы, сам лично огранил их, и поэтому он является полноправным владельцем этих камней. А вот к созданию Негасимого Пламени, Феанор не имел ни малейшего отношения. Замечу так же, что Феанор и не добывал этого пламени. Тот, кто вырыл колодец, становится собственником воды, из него получаемой. Тот, кто высек из кремня огонь, становится владельцем огня, ибо огонь добыт его трудом. Но Феанор палец о палец не ударил, чтобы добыть Негасимое Пламя.

Мелькор и Феанор, таким образом, являются соавторами Сильмариллов. Один из них отыскал в земле и огранил три крупных алмаза, другой возжёг в тех алмазах живой огонь. Феанор сделал природные камни бриллиантами, а Мелькор сделал бриллианты Сильмариллами.

Мне могут возразить, что Мелькор – валар, и огонь, данный ему Илуватаром, принадлежит всей Арде, а не только ему. Любой может взять его огонь и использовать по своему усмотрению.

Да это – так. Но в том-то и дело, что Феанор не взял этот огонь и не использовал его для украшения своих изделий. Это Мелькор взял огонь и вложил его в камни. Это Мелькору принадлежала идея осветить камни изнутри. И выполнил он сию работу сам лично. Следовательно, Мелькор является творцом оных несравненных ювелирных изделий. Алмазы Феанора были для него лишь сырьём, не более того.

Так нередко бывает, что изделие одного мастера, является сырьём для другого. Например, изделие ткача – холст, является сырьём для художника, который пишет на нём свою картину. И ткач не вправе требовать себе эту картину, только потому, что она написана на его холсте. Он может лишь требовать, чтобы ему заплатили за холст по справедливой цене. Изделие рудокопа – руда является сырьём для кузнеца. Гвозди, выкованные кузнецом, являются сырьём для корабела. И так далее.

Если художник, в порыве вдохновения, написал картину на первом попавшемся под руку холсте, то верх гнусности отнимать у творца его детище, на том основании, что, дескать, это был не его холст! Несомненно, картина должна принадлежать её создателю, пока он её не продаст, или не подарит кому-нибудь. Но он должен заплатить за холст, по справедливой цене. Справедливая цена, это не та, которую заломит владелец холста, видя, что на нём написана бесценная картина, а та, за которую можно купить чистый холст в данной местности.

То же произошло и с Мелькором! Он увидел редкостной красоты алмазы и, в неземном озарении, вдохнул в них живой огонь. И получились Сильмариллы – дивное чудо! Ну, не мог он обдумывать в этот момент всех юридических тонкостей! Что же, теперь его нужно за это бессовестно обокрасть?

Если бы Мелькор, прежде чем вкладывать свой огонь, купил у Феанора алмазы, он являлся бы единоличным владельцем Сильмариллов. Но он этого не сделал.

Если бы Феанор нанял Мелькора, дабы тот украсил его камни негасимым огнём и заплатил бы ему за работу, тогда Феанор был бы единственным их собственником. Но и Феанор этого не сделал.

Значит, оба они – хозяева Сильмариллов и должны искать компромисс.

Теперь посмотрим, как они этот самый компромисс ищут. Поначалу, Феанор прячет Сильмариллы в своей сокровищнице. Он явно не собирается ни с кем ими делиться или хотя бы предложить Мелькору компенсацию за его труд. Он самовольно вставляет их в свою корону, носит их, когда захочет. А Мелькор всё это спокойно терпит.

Когда Владыка Огня спасает Сильмариллы от ненасытной пасти Унголианты, Феанор не выказывает за это ни малейшей благодарности. Он во всеуслышанье объявляет Мелькора вором, и бросается за ним в погоню. При этом, злоба его настолько велика, что он убивает всех, кто попадётся на его пути. Неважно, будь то телери или эльфы Средиземья. Он явно считает себя единственным владельцем Сильмариллов. А с какой стати? Разве Мелькор не заработал частичное право на Сильмариллы, наделив их чудесным свойством излучать свет? Разве, спасая камни от Унголианты, он не заработал это право во второй раз?

Но вот Феанор убит. Его права на часть Сильмариллов переходят к наследнику. И как ведёт себя Маэдрос? Он требует себе Сильмариллы, угрожает, не идёт ни на какие уступки.

На тех злополучных переговорах, что кончились кровавым побоищем, Моргот признал за Маэдросом право на три бриллианта весом по шестьдесят карат каждый, в хорошей огранке. Он предложил королю нолодоров вместо Сильмариллов три других бриллианта, весом более семидесяти пяти карат каждый, при условии, что их огранит сам Гортхаур – майар земли. Но Маэдрос с гневом отверг это предложение. Тогда Моргот предложил заплатить за алмазы золотом, или чем другим, на усмотрение короля. Но и это предложение было отклонено. Тогда Моргот сделал Маэдросу последнее предложение: взять себе один из Сильмариллов в компенсацию за алмазы, из которых они были сделаны. Это было предложение неслыханной щедрости. Камни Феанора, конечно были очень дорогими, но именно огонь Мелькора делал их бесценным чудом. И вот один камень Чёрный Властелин возвращает Маэдросу, а в уплату за остальные два, отдаёт бесценный живой огонь. Конечно же, предвечный Пламень – дороже двух бриллиантов! Бриллиантами многие щеголяют, а кто может похвалиться Негасимым Огнём? Но Маэдрос и тут воротит рыло! Он требует себе все три Сильмарилла! Дескать: «Камни мои – отдавай, да и только! А что в них горит какой-то огонь, так меня это не касается. Не надо было вкладывать свой огонь в чужие камни! И когда мне их отдадут, я, может быть, прекращу войну против орков»!

Чувствуете, чем «прекращу», отличается от «может быть, прекращу»?

Разумеется, Моргот не мог больше идти на уступки. Предложение одного камня было щедростью. Но предложить два камня, было бы унижением. Любому ясно, что Негасимое Пламя – дороже, чем алмазы. И отдать Маэдросу большую часть – означало бы для Моргота потерять лицо, показать себя трусом.

Поэтому Чёрный Властелин посоветовал Маэдросу положить на лоб холодную примочку и пошёл прочь. Он считал, что честно выполнил свой долг. Он сделал все мыслимые предложения. Если эти предложения отвергнуты, то он – Моргот имеет полное право единолично владеть Сильмариллами до тех пор, пока Маэдрос не передумает и не снизит свои претензии.

Но Маэдрос крикнул ему вслед: «Уж не хочешь ли ты удрать, ворюга?!». Видимо, эта фраза была условным сигналом, потому что, как только Маэдрос её прокричал, отовсюду на Моргота бросились вооружённые нолдоры.

Чёрного Властелина спасло лишь то, что он был предупреждён о подлых замыслах Маэдроса и заранее принял меры. Среди его свиты были не только орки, но и балроги. Их огненные бичи были гораздо длиннее, чем нолдорские клинки. Никто из Нолдоров так и не смог приблизиться к ним на расстояние удара мечом. Конечно, по условиям перемирия Моргот не имел права брать с собой на переговоры балрогов. Но как тут быть? С волками жить – по-волчьи выть…

Моргот, родившийся из мыслей самого Господа ещё до сотворения Мира, был неизмеримо старше Маэдроса. И Маэдрос казался ему наглым, скверно воспитанным сопляком, которого необходимо отшлёпать и поставить в угол. Примерно так он и поступил.

После публичной порки Маэдросу объявили, что за свой бесчестный поступок, он лишается права на три крупных алмаза и Моргот ему больше ничего не должен.

Потом Маэдроса посадили на цепь, а месяц спустя, Фингон освободил его от оков, а заодно и от правой руки. Что с нолдора возьмёшь? Они даже добрые дела умудряются совершать с особой жестокостью и цинизмом. Таковы нолдоры – губки бантиком, бровки домиком, а ручки шаловливые по локоть в крови.

http://www.proza.ru/2014/11/01/2110


Рецензии
Мне понятно стремление Лихаима оправдать поступки своего властелина, и во многом я с ним согласна, но вот только ни в этом случае. Если уж говорить о виновности Феанора в том, что он присвоил Сильмариллы себе, то Мелькор виновен в их присвоении в той же мере, если ни в бОльшей. Как известно цена бриллиана зависит от мастерства ювелира. Не ограненный алмаз - всего лишь кусок углерода весьма непрезентабельного вида. И какое неугасимое пламя в него не помести, максимум, что получится - вечный фонарь, который будет светить днем и ночью. Вся красота и ценность сильмариллов заключалась именно в мастерстве огранки, позволившей им не только сиять, подобно звездам из-за разлитого в них неугасимого пламени, но и "вбирать в себя свет и отдавать его лучами, более прекрасными, чем прежде".

И если бы Мелькор забрал у Унголиант сильмариллы, не для того, чтобы обладать ими единолично, подобно Феанору,а по какой-то другой причине (с примеру - чтобы спасти их от гибели в утробе паучихи), то почему он не вернул их нолдорам, или хотя бы выставил какие-то требования - мол, давай, Феанор, поделимся по честному, или дай и мне тоже поносить в короне, я ж тоже к ним руку приложил.

Так что нет тут Мелькору оправдания, он их спер точно также, как потом у него спер один камушек Берен.

И также нет оправдания Мелькору за ту неоправданную жестокость, с которой он наказал Маэдроса. Уж не знаю почему, вероятно опять же, чтобы оправдать своего повелителя, но Лихаим сознательно не упоминает о том, как именно был прикован Маэдрос.

Я согласна с тем, что Маэдрос нарушил слово, явившись на встречу с большим посольством, чем было уговорено. Это можно объяснить тем, что он не доверял слову Мелькора. Не сдержать слово в Арде было страшным проступком, даже если это было сделано из лучших побуждений. И за это Маэдрос тут же и поплатился.
Но я не верю в то, что Мелькор был предупрежден Маглором. Маглор, как и все сыновья Феанора, давал клятву. Я повторюсь, сказав, что клятвы в Арде овеществлялись и били по тем, кто их нарушил, что и случилось с Маэдросом, но не с Маглором. Лихаим опять же, строит предположения, обвиняя беспочвенно и бездоказательно. К тому же, Маглор что - совсем дурак так подставляться? Если бы и хотел предать брата, то предупредил бы Мелькора не называя имени, так сказать инкогнито. Но чтобы напрямую обращаться! Ведь Мелькор скорее всего выдал бы его - вот мол, братец-то ваш - предатель.

Мелькор выслал бОльшее воинство во главе с барлогами, поскольку не доверял нолдорам. И правильно делал. Короче, в этой ситуации обе стороны друг друга стоят. Как говорится - на войне все средства хороши.

Что же касается отказа Майтимо от предложенного сильмарилла, то такой вариант не мог устроить (как и "равноценная" замена на бриллианты - впервые слышу о таком), поскольку они поклялись той самой страшной клятвой вернуть все три сильмарилла.

Но вернемся к наказанию Маэдроса. Даже смешно читать о том, что Мелькор "не заточил его. Он приковал Маэдроса к скале, снаружи своей крепости. Причём, даже охрана не была выставлена. Маэдроса просто приковали к скале за руку и ушли. Разве это плен? Любой, кому не лень, может перепилить его цепь и отпустить узника на все четыре стороны!"

Рассчитано на тех, кто не читал и не будет читать Сильмариллион.

Начнем с того, сколько провел Маэдрос в плену. В плен он попал в 1497 году эпохи Древ. Подвесил его Моргот в 1498 году. Учитывая, что один валианский год равнялся 9,582 солнечным годам, то в плену Маэдрос мог находиться от года до 9 солнечных лет!

Теперь по поводу "просто приковали к скале за руку и ушли". Мелькор или теперь уже - Моргот, приковал его цепью за кисть правой руки и подвесил на на отвесном утесе Тангородрима, куда не мог никто подняться. И провисел Маэдрос на скале не месяц, как пишет Лихаим, а несколько десятилетий. Это можно очень просто посчитать.
Итак. Подвесил его Моргот, как я уже писала в 1497 году. А освободил его Фингон в 5 году эпохи солнца.
Теперь считаем, сколько он провел на скале. До нового летоисчисления в эпоху Солнца, Маэдрос провисел три года. Путем несложных подсчетов, умножив 3 на 9,582, получаем 28 лет и 9 месяцев. Прибавляем сюда еще пять солнечных лет (равных уже 365 дням) и получаем, что Маэдрос провисел на скале 32 года и 9 месяцев!

Наказание, которому подверг Мелькор Майтимо далеко превосходит все его прегрешения (в которых он все-таки не был зачинщиком и не играл главную роль – кроме последней ситуацией с переговорами). Это страшная пытка. Мне ничего не известно об особенностях анатомии эльфов за исключением того, что они были бессмертны, но здесь я тоже могу сделать предположение, что Мелькор мог зачаровать цепь так, чтобы Маэдрос не умирал, испытывая постоянные физические и моральные мучения.

Известно, что у Толкина эльфы могут умирать по своей воле. Майтимо на скале мечтал умереть (за это говорит то, что он умолял Финдекано убить его), но своей волей жизнь не прекратил. Я думаю, это объясняется тем, что он еще не дошел до крайнего предела своих сил, к тому же, возможно, ему мешала Клятва.

В том, что Финдекано не смог сломать цепь, нет ничего удивительного, поскольку цепь была зачарована. Можно было, конечно, отрубить большой палец и тогда тогда ладонь проскользнула бы в наручник. Но я не буду обвинять Финдекано в глупости – вполне вероятно, что рука была в таком состоянии, что ее все равно пришлось бы отрезать целителям в лагере.

И я больше чем уверена, что приковывая Маэдроса таким способом, Мелькор, возможно, рассчитывал на то, что, даже обнаружив Майтимо, никто не сможет его спасти, и родичам придется его убить. Убить из милосердия – такая изысканная месть вполне в духе Моргота, не Мелькора.

И если до этого момента я была на стороне Мелькора, то сейчас я скорее, перешла бы на сторону эльфов, поскольку, став Морготом, вероятно он вместе со своей силой утратил и тот свет, который изначально был заложен в нем Эру, потерял свою божественную сущность, стал более "человечным" в плохом смысле этого слова, ибо как раз нам, людям, свойственна такая изощренная жестокость, именно нами были придуманы многочисленные орудия пыток и убийства.

Как бы двояко я не относилась к Мелькору/Морготу, но никто и ничто не заставит меня перестать увжать Маэдроса, как самого смелого, самого вменяемого, самого благородного из сыновей Феанора, хотя он так и не сумел отринуть злую клятву Феанору, хотя и ведел, сколько зла она приносит. И хотя на его руках была кровь трех Братоубийств, и в конце он так отчаялся, что покончил с собой, но он очень много выстрадал и не сломался практически до самого своего конца.

Рута Неле   09.07.2018 14:41     Заявить о нарушении
Поражён до глубины души. Неужели бедный Маэдрос просидел на цепи аж 32 года? В связи с этим ЛГ задал мне ряд вопросов, на которые я не знаю что ответить...

1. Откуда информация о 32 годах? Источник? Номер главы, номер абзаца?

2. У меня в голове не укладывалось, как можно тянуть со спасением месяц. А тут 32 года и девять месяцев! Почти 33 года! Как жесток Моргот! Кстати, а при чём здесь Моргот? Разве это он тянул с освобождением? По-моему, это нолдоры тридцать лет и три года думу думали - спасать своего короля, или не спасать? Спасать, или не спасать? Спасать, или не спасать? Разве нет? Так кто жесток? Если бы не Фингон, так до сих пор бы думу думали.
3. Насчёт заколдованности цепи - неубедительно. Кто пробовал её пилить? Кто пробовал рубить её зубилом? Кто пробовал её нагреть и перебить молотом? Никто? Тогда откуда информация о её заколдованности? Откуда дровишки?
В Сильмариллионе сказано, что её не удалось перерубить мечом. Это правда. А где вы видели кузнеца, который рубит металл мечом? Это совершенно не профессиональный подход. Каждая работа требует своего инструмента. Они бы ещё с чумаданом за грибами пошли!

Стражи действительно не было выставлено у цепи. Никто не препятствовал Фингону освобождать Маэдроса. Если есть противоположная информация - предъявите.

Маэдрос висел? Приковать и подвесить не одно и то же. Источник в студию, пожалуйста.

Тогда по отсечении руки он должен был упасть в пропасть. Там что солому постелили? И где информация о соломе? Источник, пожалуйста.

На чём стоял Фингон, когда пытался перерубить цепь? На чём стоял, когда перерубал руку? Сидел на спине Торондора? Или орёл Торондор завис в воздухе перед Маэдросом? Только одна птица умеет зависать в воздухе - колибри. Орлы, при всём уважении к орлам, зависать не умеют.

Вот, видите, Алёна? Такие у нас с ним беседы ночами... Одно слово - контуженный.

Михаил Сидорович   09.07.2018 20:29   Заявить о нарушении
Источник в "Анналах Белерианда" и в "Анналах Амана".
В "Анналах белерианда":

параграф 49 - год 1497
"Ныне Моргот был напуган разгромом своих армий и нежданной доблестью Нолдор, и желая выиграть время для новых замыслов, он послал вестников к Майдросу, и притворился, что хочет вести переговоры. Майдрос, со своей стороны, тоже притворился, что желает этого, но каждый замыслил зло против другого. Поэтому оба они пришли на место встречи с силами большими, нежели было уговорено, но отряд Моргота был сильнее, и Майдрос был побежден и взят в плен."

параграф 50 - 1497 год
"И Моргот удержал Майдроса как заложника, пообещав освободить его только в том случае, если Нолдор либо уйдут в Валинор, либо покинут пределы Белерианда и отправятся на крайний Юг. И еще сказал он, что в случае отказа Майдрос будет подвергнут мукам. Но остальные сыновья Феанора поняли, что Моргот обманет их и не отпустит Майдроса, что бы они ни делали; к тому же связаны они были клятвой и в любом случае не могли отказаться от войны с Врагом."
параграф 61 5-й год солнца

"И Фингон Отважный решил исцелить вражду, разделившую Нолдор, до того, как Враг будет готов к войне; ибо земля на севере сотрясалась от грохота кузниц Моргота. Более того, мысль о его старой дружбе с Майдросом язвила его сердце печалью (хотя и не ведал он еще, что Майдрос не забыл о нем при сожжении кораблей). Потому отважился он на подвиг, который справедливо считается одним из славнейших среди деяний принцев Нолдор: один, не с кем не посоветовавшись, он отправился на поиски Майдроса; и под покровом той самой тьмы, что сотворил Моргот, он незамеченным пробрался в царство врага. В Квэнте рассказывается о том, как он нашел друга, спев в одиночестве в мрачных горах песню Валинора, и как ему помог Орел Торондор, отнеся его наверх к Майдросу; но не смог он разрубить стальную петлю и был вынужден отсечь руку, которую она держала. Так он избавил от мучений друга былых дней, и возобновилась любовь меж ними; а вражда домов Финголфина и Феанора была исцелена. После этого Майдрос всегда держал меч в левой руке".

Анналы Амана.
О начале времени и его исчислении.
§6 По исчислению же цветения Дерев в каждом дне валар было двенадцать часов, и одну тысячу таких дней валар в своих владениях положили за год. И Мудрые полагают, что валар так задумали часы Дерев, чтобы одна сотня лет, подобным образом измеренных, равнялась бы одному веку валар7 (каковы они были в дни их трудов до основания Валинора)8. Однако в точности это неизвестно.

§7 Но что до лет Дерев и тех, что настали после них, один такой год был длиннее, чем девять нынешних. Ибо в каждом из них было двенадцать тысяч часов. Но каждый час Дерев был в семь раз длиннее, чем один час полного дня Среднеземья от восхода солнца до другого восхода, когда свет и тьма делятся поровну. А значит, каждый день валар длился восемьдесят четыре наших часа, а каждый год - восемьдесят четыре тысячи: что равно трем тысячам и пяти сотням наших дней, и немного больше девяти с половиной наших лет (девять и половина и восемь сотых и еще немного).

§9 "Год Солнца был создан более кратким из-за того, что все стало расти быстрее и быстрее также изменяться и увядать; валар ведали, что это должно случиться после гибели Дерев. И после того как свершилось это зло, валар исчисляли время в Арде годами Солнца и делают так поныне, даже после Изменения мира и сокрытия Амана; но десять лет Солнца считают они теперь за один лишь год, и одну тысячу лет за одно лишь столетие. Это извлечение из "Йенонотиэ" Квеннара: сказано Пенголодом.

Итого после несложных подсчетов получается, что Майтимо мог провисеть на скале от 28 до 32 лет.
По видимому, Моргот забыл сообщить братьям, где и как он приковал ихнего короля.

И речь совсем не о том, кто был более жесток - нолдор, бросившие брата на растерзание врагу, или Мелькор, придумавший наизощреннейшее наказание для бессмертного эльфа. Я ничуть не хочу обелить нолдор. Они были первыми эльфами. пролившими кровь в Амане, и за это был проклят весь их род. Речь о Маэдросе, наказание которого было несравнимо с его виной.

Да, никто не препятствовал братьям освободить Майтимо, если не считать того, что Мелькор забыл им сообщить, что именно он сделал с их братом. И если не считать препятствием отвесную скалу над пропастью, куда никто не мог добраться. Скорее всего за такое количество лет они уже считали его мертвым. Отказавшись от него, братья фактически подписали ему смертный приговор. Маэдрос больше не нужен был Мелькору и благороднее было бы просто его убить или казнить. Но не делать то, что в итоге сделал Мелькор.

То, что Маэдрос именно висел над пропастью, а не сидел где-нибудь в уютной пещере, прикованый, где ему ежедневоно приносили воду и еду, говорят те же "Аналы Белерианда"
параграф 51 - год 1498
"Поэтому Моргот надел на правое запястье Майдроса петлю из злой зачарованной стали и подвесил его за руку над пропастью на западном пике Тангородрима, где никто не смог бы добраться до него. А его братья отступили и возвели большой укрепленный лагерь в Хитлуме."
Здесь же говорится и о том, что сталь оков была зачарована.

Конечно, Лиахим может сказать, что все это вранье и нельзя верить эльфийским ученым, особенно нолдор из числа которых был Пенголд, написавший эти самые Анналы. Но если уж на то пошло, то какое основание верить тому, что рассказывает Лиахим? Слово Лихаима против слова Пенголда.

Дальше. По поводу освобождения Маэдроса Фингоном. Орел Манвэ конечно не мог зависать. как колибри, но вот садиться на скалы, цепляясь когтями очень даже мог. Даже на отвесные.
Это могло выглядеть примерно вот так:

http://www.goodfon.ru/download/the-lord-of-the-rings-john-682/1920x1080/

В таком положении Фингону было очень сложно перерубить цепь мечом, даже если бы она была не зачарованная. А "болгарку" тогда еще не изобрели. И даже если бы Маэдрос сорвался в пропасть, думаю Торандор успел бы его подхватить. В сравнении с этим орлом эльфы - как гномы.


Рута Неле   09.07.2018 22:37   Заявить о нарушении
Ответ заключается в прологе. Дело в том, что Грамотею попалась в руки только одна книга, Квента Сильмариллион, да и то случайно. В этой книге указанных датировок нет.
Но даже если принять эту версию за истину, то вина за тридцать лет и три года ложится на тех, кто по только им известным причинам, бросил Маэдроса на произвол судьбы и медлил с освобождением.

А если бы они думали не тридцать лет, а триста? Опять Моргот виноват был бы?

А если бы они вообще не стали его освобождать?

А если бы они в Маэдроса ещё камнями принялись кидаться? Тоже Моргот был бы виноват?
Болгарок не было. Это верно. Но были другие способы. Основным было перерубание. Но рубили не мечами, а зубилами. У зубила другая закалка и другой угол заточки. Зубило приставляется к кольцу, вмурованному в стену, ибо оно неподвижно. После чего наносятся удары молотом по зубилу Так можно нанести в одну точку десятки, сотни, тысячи ударов. Попасть мечом два раза в ту же точку невозможно. Принцип понятен?

Есть вариант, когда бьют только тяжёлым молотом (без зубила), заставляя вмурованное кольцо (или штырь) сгибаться то в одну сторону, то в другую. И металл отламывается.

Есть вариант с помощью кирки выломать камень вокруг вмурованного штыря.
Есть ли сведенья, что эти попытки предпринимались? Тридцать три года мало?
В общем, если в кране нет воды, значит, Моргот выпил.

Михаил Сидорович   10.07.2018 10:25   Заявить о нарушении
Мне понятно желание Лихаима любыми способами обелить своего владыку. Очень похвальное желание.
Однако же и я остаюсь при своем мнении. Повторюсь. Вопрос даже не в том, сколько именно провисел Маэдрос на скале и почему его не искали его братья.
Вопрос в том, как такому доброму и справедливому правителю, каким Мелькора представляет Лихаим, пришло в голову столь изощренное наказание для эльфа, вся вина которого (перед Мелькором, а не перед собственным народом) заключалась в том, что он нарушил слово и пришел на встречу с большим воинством, чем было оговорено (я уже даже не упоминаю о том, что Мелькор поступил точно также).

Жаль, конечно, что Фингон не прихватил с собой ящик с инструментами. Возможно тогда он бы сохранил кузену руку.
Хотя я все же придерживаюсь версии о том, что цепь была зачарована. Каким бы бессмертным не был эльф Маэдрос, но ему для поддержания жизни нужна еда и вода. Сомневаюсь, что Мелькор кормил его тридцать лет и три года. Скорее всего дело было именно в зачарованной цепи, которая не позволяла Маэдросу умереть. А если учесть, что у Толкиена эльфы могли умирать по своей воле, думаю эта мысль не раз приходила в голову Маэдросу за 30 лет мучений, но умереть он не мог, поэтому и просил Фингона убить его.

Мы можем спорить на эту тему бесконечно. Я уже заметила, что Лихаим любит, чтобы последнее слово оставалось за ним. Поэтому можем остаться каждый при своем мнении и на этом остановиться.

Рута Неле   10.07.2018 10:55   Заявить о нарушении
Лиахим отказался от последнего слова. Мне он сказал: "Бессмысленно говорить, когда не слушают".
Лично мне понравилась ваша идея зачарованной цепи. Теперь я начинаю понимать, чем кормил Моргот свою рать запертую в Ангбанде 400 лет. Он просто посадил всех орков на зачарованные цепи! Просто и гениально! Так можно вырастить миллионы воинов, не имея ни крошки хлеба и ни глотка воды!

Михаил Сидорович   10.07.2018 11:28   Заявить о нарушении
Ну, не так уж она и заперта была, эта рать. Насколько я знаю, Ангбанд был взят в кольцо только с трех сторон, а с севера орки могли свободно перемещаться и совершать вылазки в Белерианд за провиантом. Да и воды у них было хоть отбавляй в том самом озере, о котором пишет Лихаим. А зачарованных цепей пришлось бы слишком много ковать, да и не хватило бы у Моргота сил их зачаровать все. Он же уже был без сил к тому времени, как я поняла. Так что идея провальная.

Рута Неле   10.07.2018 11:38   Заявить о нарушении
Алёна, давайте поиграем.

Допустим, Вы отправились в Африку гулять. Но в Африке жил злой разбойник Бармалей. Он поймал Вас и посадил на цепь.

Прошло 33 года. Приехал освободитель - добрый доктор с двойной фамилией, Айболит-Сидорович.

-Алёна, радуйтесь! Сейчас я Вас освобожу. - говорит Сидорович и вынимает из ножен саблю.

-Алёна, закатайте рукав и отвернитесь. Сейчас будет немного больно.
-Что Вы собираетесь делать, Михаил?
-Ничего особенного. Руку буду рубить...
-Ой, погодите, Михаил. А может не надо?
-Надо, Алёна, надо. Должен же я Вас освободить.
-Но может есть другой способ? Попробуйте перерубить цепь.
-Цепь рубить бесполезно, милая Алёна. Бармалей злой колдун. Цепь наверняка заколдована, так, что вы уж потерпите. Возьмите в зубы ствол молодой пальмы, чтобы от боли язык себе не откусить.
-Подождите, Михаил. А вдруг цепь всё же не заколдована? Вдруг Бармалей не заколдовал? Ну, забыл, или не успел? Мало ли? Давайте хотя бы попробуйте болгаркой. Если не получится, тогда уж, так и быть, рубите руку.
-Господи! Ну, чего тут пробовать? Тем более, что болгарка у меня на даче. Ехать далеко. На дорогах в это время пробки. Этак я до ночи за болгаркой ездить буду. К тому же я тороплюсь, через 40 минут начинается мой любимый сериал. Вы же не хотите, чтобы я пропустил его?
-А вдруг цепь не заколдована?
-Это очень мало вероятно.Не валяйте дурака, подставляйте руку, и отвернитесь, чтобы кровь лицо не забрызгала.
-НЕЕЕЕТ!!!
-ДААААА!
-Не надо, Михаил!
-Мужайтесь, Алёна.
-Как же я без руки?
-Протез купите.

-Лучше оставьте меня здесь.

-Не могу. Я же добрый доктор. Спасти Вас мой долг.

Михаил Сидорович   10.07.2018 13:29   Заявить о нарушении
Вам нужно поменять фамилию: Сидорович на Сказочник)))

Рута Неле   10.07.2018 14:03   Заявить о нарушении
В школе у меня было погоняло - "Сказочник".

А фамилию поменять не могу. Это связь с Родом. В моём роду были люди и более достойные, чем я.

Михаил Сидорович   10.07.2018 14:16   Заявить о нарушении
Это я так, к слову. Я тоже вернулась на родную, девичью фамилию.
Со Сказочником угадала.

Рута Неле   10.07.2018 15:04   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.