фкдз11

Глава 31

Сам оказался неподалёку – в братском Китае, где пытался склонить китайских товарищей принять участие в совместной кампании по преобразованию нефтедолларов в нефтеюани. Или в нефтетугрики, что могло бы – за небольшую комиссию в пользу монгольских союзников – оказаться делом ещё более выгодным. А тут звонок. Ну, Владимир Владимирович идею-то китайским товарищам подал, затем погрузился на свои два самолёта и отвалил, потому что капитан Абакумов тоже не новый фасон лаптей в Москве придумывал. Перед Шереметьевым, правда, второй самолёт Владимира Владимировича чуть не столкнулся с Зуевым, но ничего, обошлось: президент сошёл на родную землю, пересел на вертолёт и рванул в Кремль. Зуев полетел туда же, но прибыл, ясное дело, позже. В сам Кремль он, конечно же, не полетел. А так как погода стояла ясная, а зеваки вокруг Кремля присутствовали, то недалеко от бывшей гостиницы «Россия» Кирилл Самсонович ожил, выскочил из своего гнезда и стал гипнотизировать этих зевак так, чтобы они не обращали никакого внимания на некоторые странные явления в виде летающего на оригинальной трости карлика и на самого себя, необычного вида «птичку», сопровождающую данного карлика. А Зуев приземлился на виду кремлёвской ограды, сошёл с трости, взял её в правую руку и борзо потащился за ней в сторону угловых ворот Кремля почти напротив Василия Блаженного. Кирилл Самсонович сидел у «приятеля» на плече и медитировал. Вернее, гипнотизировал. И всё тех же зевак. Ну, чтобы не пинали бедного карлика и не мешали его свободному передвижению к намеченной цели.
Тем временем Владимир Владимирович с капитаном Абакумовым, тремя академиками, одним учёным из палаты мер с весами и двумя помощниками президента разводили кипучую деятельность. Два академика норовили продолжить распрю и вцепиться друг другу в пакостные бородки, третий их разводил, учёный по весам с мерами сквозь зубы матерился, а остальные прикидывали создание специальной группы контроля над деятельностью петухообразного бегемота и совещались на тему более текущих мероприятий одновременно. Каковые мероприятия касались непосредственно бегемота, не желающего (зараза!) кукарекать. Вначале, правда, капитан растолковал свои резоны по поводу бегемотского саботажа. И объяснил так, будто во всём виноват классик русской словесности Александр Сергеевич Пушкин. Дескать, тот заранее накаркал технические нюансы, без соблюдения которых его сказочные персонажи, спроецированные (условно говоря, потому что где – бегемот, а где – петушок) в последнюю современность не станут функционировать так корректно, как хотелось бы присутствующим. Дескать, петушка (бегемота), президенту должен вручить некий старец, он же мудрец, он же скопец, он же – по совместительству – мелкий служащий планетария. Иначе говоря, звездочёт.
«Ничё не понимаю! – начал возмущаться президент. – Ведь вы сами меня заверяли в том, что наше дело в шляпе, а тут – какой-то мелкий служащий планетария! Темните, капитан… И потом: какого хрена кто-то нам должен вручить, если петушок… гм! уже на месте?!»
 «Никак нет, господин верховный главнокомандующий! – прижимал к груди руки Сил Силыч. – Не темню! Заминка, то есть, вышла, но с кем не бывает? Ведь вы сами любите повторять, что не ошибается только тот, кто ни хрена не делает?»
Президент хотел возмутиться, но вовремя вспомнил, что – да, было дело, приговаривал. Особливо когда чего-нибудь у его ближайших сподвижников не ладилось. И не ладилось так капитально, что казна вследствие подобных конфузов несла миллиардные убытки. Так ведь не при негодяе же Сталине живём, когда чуть что и – к стенке. Или минимальный срок, десять лес с полной конфискацией имущества, начиная с золота – бриллиантов и кончая собачьей конурой на деревне у дедушки. А капитан продолжил.
«Но заминка-то плёвая! Всего делов – вас сюда пришлось вызвать. А мудрец уже на походе, и не важно, что бегемот… гм! уже на месте. Нам ведь главное – что?»
 «Что?» - переспросил президент.
«Формальности соблюсти!»
 «Понятно…»
К формальностям, надо сказать, наш президент относился с уважениям. Потому что не какой-то гопник или невежда. А потому что с высшим образованием и даже с кандидатской степенью. И ещё умеет говорить на нескольких иностранных языках.
Что касается группы, долженствующей осуществлять контроль над деятельностью «петушка», то её, как уже говорилось выше, сотворили раньше. И получилось так совершенно спонтанно, потому что сначала бегемот не хотел кукарекать, потом капитан вспомнил Пушкина, затем прибыл президент и первым делом стал прослушивать записи Филиппа Бедросовича. Поскольку был большой его почитатель. Ну, выслушал, отметил, что каждое киркоровское кукареку мастерски звучит по-своему и что таких ку-ка-ре-ку несколько дюжин. И, не успел спросить, зачем так много, как капитана осенило. Ну, как это обычно бывает среди российских изобретателей-самородков: сначала, то есть, наш самородок чего-нибудь изобретёт, а потом его таки осеняет насчёт истинной пользы его изобретения. Хотя капитан велел записать несколько дюжин ку-ка-ре-ку так, без задней (или передней) мысли на всякий случай. И, как всегда, получилось сверхудачно. Потому что, как потом моментально сообразил будущий полковник ФСБ Сил Силыч Абакумов, у нынешней России под руководством его любимого президента могло оказаться гораздо больше неприятностей, нежели порча, военная угроза, гадские санкции и прочее. То есть, они с президентом конспективно уже обговорили краткий перечень возможных проблем, однако ж группировали их по таким признакам как порча и санкции. Но как прикажешь ориентироваться на данные проблемы «петушку»? И как прикажешь ему откукарекиваться от той или иной проблемы в частности, если их уже сгруппировали, а для «петушка» записали только три ку-ка-ре-ку? Одно – для военной угрозы. Другое – для порчи. Третье – для санкций. А их под рукой целых три дюжины! Вот тебе и всякий случай, вот тебе и капитан, вот тебе и сукин сын. Ну, совсем как Пушкин…
В общем, капитана осенило, он и доложил. Что, дескать, записали несколько дюжин киркоровских ку-ка-ре-ку вовсе не для смеха, а для уточнения петушиных функций. Вот здесь и пошла речь о специальной группе контроля. Вот они, капитан, два помощника, учёный по мерам с весами и президент (два академика опять выясняли между собой свои старинные отношения, а один их разнимал) её и соорудили. Опять же конспективно, но чётко прописали обязанности каждого члена будущей группы в деле контроля над деятельностью «петушка». Вернее, каждого члена поставили ответственным за каждое ку-ка-ре-ку. Немного (и, опять же, чисто конспективно) поспорили о денежном содержании и технической поддержке, а затем перешли к обсуждению мероприятий более текущих. И, как мы уже выяснили, успешно прошли и это.
А Зуев подползал к кремлёвским воротам, снабжённым специальной усиленной охраной. Дело в том, что наш президент, как очень порядочный передовой человек, сильно заботился о том, чтобы в его стране и духу не осталось от той проклятой империи зла, которую и ему пришлось пережить. Владимир Владимирович лично приказал отменить празднование Великой Октябрьской революции, которую иначе чем октябрьским переворотом не называл. Он также лично похлопотал о том, чтобы бывшая милиция стала называться полицией, а от бывшего государственного страхования остались рожки да ножки. Так же, как от бывшей жилищно-коммунальной службы. Поэтому и его новая русская гвардия ничем не напоминала гнусную роту почётного караула СССР. Зато новые российские воины были усилены царскими бескозырками, испанскими кирасами, медвежьими шотландскими штанами и израильскими «узи». Бескозырки, для придания им большей колоритности, были украшены английского вида помпонами. На кирасах, «обработанных» самим Юдашкиным, имелись нагрудные карманы, откуда культурно выглядывали носовые платки. А шотландские медвежьи штаны по новому уставу внутренней кремлёвской караульной службы предписывалось заправлять в американские хромовые кроссовки. Что касается «узи», то их слегка «довооружили»: примкнули к ним штыки от отечественных трёхлинеек, и вид получился весьма грозный.
Вот Зуев и тащился за своей тростью к этим сказочным богатырям, которые даже молчали по-английски. Сделавшийся невидимым, Кирилл Самсонович порхал рядом и беззвучно транслировал в голову бывшего директора наставительные мысли.
«Не ссы, братан, - пищало в зуевской голове, - вели этим павианам звонить наверх самому, что мудрец прибыл».
- Куды прёте, сэр? – корректно наехал на Зуева один из сказочных богатырей.
Зуев передал наставление Кирилла Самсоновича. Богатырь чисто по-английски плотоядно ощерился, но потом в его башке что-то явственно щёлкнуло, и он послушно позвонил самому. То есть, сначала своему начальнику, а тот – по назначению.
- Велено впустить и препроводить, - развёл огромными руками богатырь, прислонил к кремлёвской стене «узи» и стал растерянно сморкаться с помощью культурного кружевного платочка.
Зуева препроводили. Он полчаса шкандыбал по кремлёвским улицам, затем поднимался по каким-то лестницам, зачем-то пересёк Георгиевский зал, потом его везли на лифте и – наконец – наш бедный бывший директор предстал перед одним президентом и полудюжиной его каких-то сатрапов. Вернее, сатрапов оказалось ровно семь. Ну, если не считать обслуживающий персонал, притаившихся летописцев и маскирующуюся под картину Репина «Бурлаки на Волге» личных телохранителей дорогого Владимира Владимировича.
Надо сказать, теперешний Зуев не испытывал к президенту былого благоговения. Наверно, потому, что в нынешней ситуации именно президент стоял на пути Зуева к его конечному благосостоянию. Вернее, на пути возвращения Валерия Дмитриевича в его директорское кресло и новоарбатскую квартиру. Причём в данную квартиру Зуев планировал вернуться полным победителем, а в директорское кресло – якобы из командировки, оплачиваемой по международному тарифу. Вот он, Зуев, и не благоговел. А фигли благоговеть, если у этого козла итак всё есть, да ещё и философский камень ему подавай?
Думая так непочтительно о президенте, Зуев сильно заблуждался. Но где ж ему было знать, что наш президент, в отличие от него, Зуева, озабочен чисто государственными интересами. В то время как Зуева одолевали интересы чисто поросячьи. Поэтому наш герой дослужился только до директорского звания в теме складирования всяких железных изделий, в то время как Владимир Владимирович достиг почти царского положения.
- Ну, ты не молчи, - нарушил образовавшуюся тишину капитан Абакумов, - хрюкни чего-нибудь.
- Да, вы это, - вступил со своей партией президент, - объяснитесь: какого хрена и так далее?
Зуев прислушался к своим мыслям, которые обещал корректировать всеспособный Кирилл Самсонович, ни фига не услышал и брякнул первое, что вспомнил из «Сказки о золотом петушке»:
- Инда плакал царь Дадон,
Инда забывал и сон.
Вот, блин, жизнь в такой тревоге,
Оторвать бы руки-ноги
 Тому самому коню,
Кто придумал всю мудню…
- Чё? – дружно разинули рты президент, Сил Силыч, их сатрапы и даже личные телохранители Владимира Владимировича, прикидывающиеся бурлаками.
«Чё ты лепишь, придурок? – возник в зуевской голове голос Кирилл Самсоновича. – И чё ты себе позволяешь: классика пересобачивать?!»
 «А ништяк вышло», - остался доволен собой Зуев.
«Нет, вы на него посмотрите! – возмутился невидимый Кирилл Петрович. – Короче: бубни следующее…»
И Кирилл Самсонович стал диктовать то место из классика, где мудрец встал перед Дадоном, вынул из мешка золотого петушка и начал инструктировать царя. Типа, посадить птицу на спицу, и она вдруг встрепенётся, и в ту сторону обернётся, откуда ждать беды, приподнимет гребешок и ну орать, едрёна мать и так далее. Зуев выслушал стихотворный фрагмент, передал его своими словами и заткнулся, ожидая новый наставлений.
«А теперь скажи: пусть толкают ответную речь», - велел бывший инструктор райкома КПСС.
- Теперь, я извиняюсь, ваша очередь, - сказал Зуев.
- Наша очередь, - согласно кивнул головой Владимир Владимирович. – А очередь чего?
- Вот, читайте от сих и до сих, - велел президенту Сил Силыч, и протянул ему раскрытый на нужной странице томик Александра Сергеевича.
Глава 32

- За такое одолженье, - прочёл Владимир Владимирович, изображая на своём лице восхищенье, - волю первую твою, я исполню как свою.
Не успел он закончить своё выступление, как здание Кремля, где они все находились, содрогнулось, и все услышали громоподобное ку-ка-ре-ку, снабжённое оригинальными киркоровскими интонациями. Затем ещё и ещё. А потом до тех пор, пока многотонный «петушок» не исчерпал весь свой репертуар. Исчерпав, он заткнулся.
- Вот, блин!
- А как же мы без специальной группы всё это пропустили?!
- А будет ли он ещё кукарекать?!!
- И в какие стороны он кукарекал, мы не заметили!
- Ну, посмотрим записи камер видеонаблюдения…
- Опять вы со своей гнусной теорийкой!
- Да я вам морду набью!
- Как вы достали, коллеги!
- А волю мою как свою – это когда? – послышались возбуждённые голоса, последний из которых принадлежал Зуеву.
«Заткнись, - велел ему Кирилл Самсонович. – Лучше попроси, чтобы выделил апартаменты, в которых мы поживём до тех пор, когда президенту придёт пора расплачиваться. Или по помойке соскучился?»
 «И то», - мысленно согласился Зуев и стал теребить Владимира Владимировича за рукав.
- Ну, что вам ещё? – нетерпеливо спросил президент.
- Я надеюсь, вы от своих слов отказываться не станете? – осведомился Зуев.
- Каких моих слов? – переспросил президент и посмотрел на капитана.
- Не станет, не станет! – заверил Зуева Сил Силыч. – Вот, когда придёт время, когда появятся первые результаты, вот тогда он и не станет.
- А можно нам… мне… пока у вас пожить? – не смущаясь, поставил вопрос ребром Зуев.
- Да живите, сколько хотите, только сейчас под ногами не путайтесь! – воскликнул капитан, сделал умоляющий жест в сторону президента, чтобы не гневался, и убежал хлопотать. В первую очередь ему предстояло собрать ту известную группу, которую они с президентом и другими официальными лицами уже создали, но конспективно. Во вторую – просмотреть записи видеонаблюдения с «выступающим» бегемотом. А президент моргнул кому надо, и Зуева вмиг препроводили куда следует. Вернее, в одно из огромных подземелий под бывшим дворцом съездов. Место Зуеву не понравилось, но рядом с ним возник Кирилл Самсонович, радостно затрещал крылышками и пропищал:
- Нормально устроились! Да ты знаешь, что это за место?! Тут раньше съезды репетировали! Приедут депутаты со всей страны, придут сюда пораньше и ну тренироваться хлопать так, чтобы перед всем остальным миром потом было не стыдно. Затем, под управлением опытных режиссёров, хлопанье переходило в организованные овации. А ещё здесь учились правильно скандировать… Кстати, если я не ошибаюсь, тут должны быть и буфет, и винный погреб, и места для отдыха. Ведь тренироваться правильно хлопать – это не легче, чем строевая подготовка…
И, пока Зуев с Кириллом Самсоновичем исследовали буфет с несметными продуктовыми припасами и места для отдыха, капитан суетился на новом этапе полезной реализации волшебных свойств философского камня. Группа, надо отдать ей должное, начала работать много раньше, чем «петушок» возобновил своё громогласное кукареканье. Больше того: под руководством неутомимого капитана члены группы просмотрели записи, снабжённые звуковой дорожкой, главный компьютерщик мобильного коллектива включил установленное оборудование, и работа закипела.
- Господа, минуточку внимания! – надрывался кандидат в полковники ФСБ. – Включаем съёмку с арендованного тайваньского спутника!
Ну, да, ну, арендованного. Ну, да, ну, тайваньского. Мы, конечно, могли бы и свой спутник-шпион запустить, но кому это надо? Ведь гораздо выгодней запустить на своей ракете-носителе дюжину чужих, а потом один из них арендовать. То есть, арендовать не весь спутник, а часть аппаратуры. Или купить субаренду у вьетнамцев, но это дело пятое. Потому что началась трансляция съёмки с арендованной аппаратуры спутника тех сторон света, на которые давеча откукарекался «петушок». Трансляция сопровождалась комментариями.
- На 28-ой долготе по 59 с копейками северной широте – незаконная миграция отечественных шпротов в сторону Эстонии…
- Запад-юго-запад, Таганрогский залив, вижу грузинский хванчкараналивной супертанкер водоизмещением сто центнеров…
- Восток, сектор 2, Ярославское направление, наблюдаю заговор местных сионистов…
- Юго-восток, сектор 5, замечено приближение отряда таджикских боевиков, вооружённых совковыми лопатами…
- Дальний запад, обнаружен явный симптом подготовки очередной санкции в адрес России со стороны Бельгии в виде запрета поставок натуральной плесени в швейцарские сыры моршанского производства…
- Строго юго-запад, сектор 7, Сумская область, зафиксирована попытка прогрызть трубу российского газопровода местным террористом с помощью металлических зубов от фирмы «Панацюк, Нехайдент и Орест Зубатый»…
- Господа, попрошу без рекламы! – вопил капитан. – Но ещё минуточку вашего внимания! Пришла распечатка характеристик ку-ка-ре-ку по принципу классификации угроз и их последующей нейтрализации! Пожалуйста, ознакомьтесь…
- Прекрасно! Шармант! Зашибись! – зашумели, ознакомившись, сотрудники. – Каково знатно подействовало! Браво!
И члены группы контроля над деятельностью «петушка» стали аплодировать. Да и то: после соответствующего ку-ка-ре-ку шпроты снова повернули в российские территориальные воды, прихватив с собой два эстонских косяка. За ними, правда, погнались эстонские природоохранные деятели, но у них своевременно кончилась солярка.
Грузинский супертанкер, гружёный пятью тоннами дрянной хванчкары, прямики попал в руки российских таможенников, после чего грузины могли с чистой совестью плюнуть на прибыль от запланированной контрабанды. Чего, разумеется, не стали делать российские таможенники.
И с сионистами после третьего ку-ка-ре-ку всё нормализовалось. Сионисты, то есть, оказались обыкновенными баптистами, протестующими против очередного призыва в российскую армию.
Таджикские же боевики, всосавшись всем своим составом в пределы Московской области, как-то моментально зарегистрировались по местам жительств своих родственников, и через самое короткое время сделались чистокровными гражданами обновлённой России.
Но каково досталось бельгийцам? Мало, моршанцы изобрели собственную плесень, они ещё и отказались смотреть сериалы с участием Эркюля Пуаро.
Вот с сумским террористом пришлось повозиться. Его наш «петушок» (как показали спектрографические с количественными анализы) обкукарекивал целых четыре раза. Сначала у террориста свело скулы, потом он сломал один зуб, затем в нём взыграло ретивое, и только после этого террорист побежал судиться с фирмой «Па…»
В общем, мы тоже против скрытой рекламы.
Однако ж, нормализовалось?
Когда аплодисменты затихли, капитан объявил пятиминутный перерыв. Пятиминутный перерыв превратился в небольшую пьянку-гулянку, в которой принял участие сам пресс-секретарь нашего дорогого президента господин Песков. И, когда господин Песков уполз на своих секретарских бровях в специальные апартаменты, группа продолжила работу. И сделала это своевременно, потому что начались угрозы военного характера. Члены группы оживились, снова послышались конструктивные переговоры, защёлкали принтеры, выдавая по требованию того или иного специалиста ту или иную информацию в бумажном виде. Несколько раз возникали словесные перепалки по поводу не очень чёткой организации сетевого окружения. Досталось, в общем, и программисту группы, и инженеру по компьютерному обеспечению. Однако, ничего, снова справились. Оперативно, то есть, и с точностью до секунды определили источник угрозы, и стали прикидывать, кого бы на это дело командировать.
Угроза, в общем, возникла в одном из отделений хоккайдской якудзы, окопавшейся в городке Абасири. И занимающейся незаконной добычей крабов в российских территориальных водах. Дело в том, что давеча японские рыбаки, сотрудничающие с вышеупомянутым отделением вышеупомянутой якудзы, потеряли две тонны крабов. Эти две тонны конфисковали российские пограничники и, пока крабы не попали в раздачу, якудза готовила налёт на Славянку (71) , где имелся небольшой специальный холодильник для хранения конфискованных морепродуктов.
- Нет, что творят, волки позорные?
- Совсем обнаглели!
- Вот нас наш петушок выручил!
- А то: не кукарекни он своевременно и – остались бы без крабов! – гомонили сотрудники группы.
- Надо предупредить президента – пусть принимает ответные меры! – нашёлся кто-то.
Но президент снова укатил в дальнюю зарубежную командировку. Однако назначил специального человека, отвечающего за всё, имеющее государственную связь с петушиными делами. И, к слову заметить, этот человек оказался таким молодцом, что не стал мешкать, но почти моментально принял решение, касающееся реакции на ту угрозу военного характера со стороны злокозненного дальневосточного соседа, про которую прокукарекал «петушок». Сначала, правда, данный государственный муж хотел послать в Славянку российских десантников, но ему сказали, что те заняты оперативным кормлением моржей на одной из льдин Северного Ледовитого океана. Затем вышеупомянутый муж вспомнил о хвалённых русских авиаторах, звякнул в генштаб ВВС, но оттуда ему сообщили, что российские военные лётчики готовятся к очередному авиашоу. Ну, наш деятель попытался напрячь танкистов, но те уехали всем составом на соревнования по биатлону.
- Блин, да чё я парюсь? – хлопнул себя по лбу назначенец. – Ведь у нас на Руси испокон веку не техника решает проблемы, а человеческий фактор. И пошлю-ка я туда, куда прокукарекал петушок, Колю Валуева.
Сказано – сделано. Наш Валуев прибыл в Славянку, стал на берегу Тихого океана и ну дожидаться представителей вышеупомянутого отделения вышеупомянутой якудзы. А те как раз на трёх моторках и одной рыбацкой шаланде пересекли морскую границу и мылятся прямики на Славянку. А там – Коля Валуев.
«Ну, нет, - думают оборзевшие япошки, - давай-ка мы назад, на родной Хоккайдо. Потому что на этого мужика и смотреть-то страшно, не то, что через него в холодильник за крабами переться. Или, чего доброго, не замордует, так вусмерть морально достанет, показывая нам глобус Российской Федерации, им самим из подходящего полена вырубленный…»

Глава 23

И пошли наши дела российские так, что лучше почти некуда. Санкции на корню засыхают, козни оборачиваются против самих устроителей, а если какая военная угроза, то наш Николай Валуев тут как тут. Иногда, правда, когда у Николая возникали неотложные семейные дела, вместо него мотался сам министр обороны и председатель российского географического общества господин Шойга. А когда и Шойге получалось недосуг, то за дело брались или Рогозин, или Миронов, или Жириновский. И если всякую, вновь образующуюся угрозу милитаристского толка, Валуев с Шойгой унимали одной только своей видимостью, то Рогозин, Миронов и Жириновский могли заболтать любое военное начинание антироссийского характера просто на корню. Да так качественно забалтывали, что после с ними ни одна, антироссийски настроенная собака, связываться уже не хотела.
А вот с порчей всё как-то не получалось. Бензин, зараза, продолжал дорожать, коммунальные услуги, попавшие в частные руки, также не сидели на месте, электричество с газом аналогично грозились прибавить в цене. Да и остальные цены, будь-то цены на продукты, товары первой необходимости, просто роскоши или цены на услуги с жильём, стояли на высоком старте, подрагивали членами и готовились рвануть к пределу бесконечности под названием условный финиш поросячьих чаяний в теме обогащения за счёт потребителей продуктов, товаров, услуг или желающих приобрести жильё.
Некоторые не очень умные люди объясняли такую тенденцию роста цен на всё просто: дескать, отсталая сырьевая экономика, привязанность к иностранным валютам и правовой беспредел, когда возможны любые парадоксы вплоть до сговора охреневших от безнаказанности российских предпринимателей с коммерсантами в теме организации очередного дефолта для извлечения личной выгоды. А некоторые, вообще самые неумные, договаривались даже то того, что во всём обвиняли российское правительство и даже нашего дорогого президента. Дескать, а почему членам российского правительства и самому президенту не способствовать очередному дефолту? Или резкому скачу цен на зарубежные валюты? Ведь им, держателям миллиардных (или многомиллионных) состояний в долларах и евро только на руку, когда эти доллары с евро дорожают.
Что же касается наших замечательных предпринимателей с коммерсантами, то на них некоторые неумные россияне (ей-богу, даже стыдно за них!) клепают такую несусветную ерунду, будто перед лицом подорожания реальных валют в виде евро и доллара они (наши замечательные коммерсанты и производители) начинают гнать вверх цены про всё по такой примитивной причине, как нежелание нести убытки в процессе обмена отечественного рубля на доллар или евро. Каковые доллары с евро потом можно будет вывезти за границу, положить в тамошний банк или просто потратить на дело приобретения заграничного жилья, заграничного сервиса, заграничной жратвы со шмотками и заграничных шлюх.
А ещё говорят, будто раньше, когда наша главная отечественная валюта, доллар с евро стояли на устойчивой позиции по отношению к нашей подтирочной валюте в виде российского рубля, цены на всё всё равно росли. А потому, дескать, что на росте цен сказывалась не какая-то там экономическая составляющая, а самый обычный неунывающий российский человеческий фактор. Когда сидит себе какой-нибудь из директоров какой-нибудь российской нефтяной компании, получает себе по сто тысяч долларов чистой прибыли в неделю и начинают его одолевать всякие фантазии. Ну, типа, чего это я в позапрошлую неделю получил сто тысяч прибыли, в ту – сто тысяч, в эту – сто тысяч? Скучно, ей-богу! А давай-ка я со следующей недели стану получать по сто двадцать тысяч.
Хозяин – барин.
Он, то есть, как схотел – так и стал получать по сто двадцать тысяч прибыли от деятельности своей компании. А бензин, зараза, подорожал на рубль за литр. Потому что, какая наша коммерческая собака, стоящая на пути от российской нефти до российского бензина, согласится потерять хоть процент из своей прибыли, к которой он вот как привык?
И подобным образом среди всех российских предпринимателей с коммерсантами вплоть до членов правительства, министров и нашего дорогого президента, потому что, дескать, и они во всякую коммерцию и всякое предпринимательство по самые уши вмазавшись.
Поливают, в общем, нашу передовую, неуклонно возрождающуюся, экономику с её адмиралами и флагманами некоторые отсталые граждане матушки Расеи, не имеющие ничего святого насчёт подъёма патриотизма, а также ничего не смыслящие в истинном положении дел. Ну, типа, не знают ни черта о порче государственного значения, а туда же, критиковать.
А капитан Абакумов и группа контроля над деятельностью «петушка» билась не на жизнь, а на смерть над возникшей проблемой, над проблемой нежелания известной порчи истребляться так, как ей было должно. Первым делом члены группы открыли, что в ассортименте «петушковых» ку-ка-ре-ку не оказалось ни одного, которое бы конкретно адресовалось порче. То есть, несколько ку-ка-ре-ку побочно таки относилось к известной напасти, но чтобы в яблочко – ни-ни!
- Вот, беда!
- Ай-я-яй!
- Как же вы, Сил Силыч, в самом начале это дело не просекли?
- Да где ж тут всё просечёшь, мать вашу! – скандалили и причитали промеж себя специальные государственные сотрудники. Хорошо, президент укатил в турне по миру и быстро не ожидался. К тому же у него получилось такое занятое турне, что из него нашему дорогому Владимиру Владимировичу даже позвонить в Москву было недосуг. И этим, в общем, решили воспользоваться специалисты во главе с колдуном седьмой категории Сильвестром Сильвестровичем Абакумовым. Они задвинули на сон, на еду, на отправление всяких интимных нужд и вплотную занялись более точной селекцией подходящего ку-ка-ре-ку из трёх дюжин имеющихся. В общем, нашли пятёрку подходящих. Затем стали исполнять их в разных сочетаниях. Для этого изобрели специальный компьютерно-механический привод, с помощью которого можно было заставлять бегемота кукарекать тогда, когда хотелось специалистам, а не самому бегемоту. И стал теперь золотой бегемот кукарекать и в неурочное время. Откукарекается он, то есть, от очередных напастей в виде санкций с оборонными угрозами и ну кукарекать уже строго против порчи. И на третий день экспериментов таки получилось!

Ранее утро.
Дальняя русская сторона. Побитое реформами, демократией и гнусной американской порчей шоссе, по которому сплошной вереницей ползут большегрузные зарубежные автомобили третьей свежести с разной российской всякой всячиной. На шоссе, как водится, заправка. Хозяин, яростно зевая и открещиваясь, смотрит на дисплее мобильного телефона курсовые показатели валют. Видит, что снова подорожало, и ползёт к ценовому стенду, чтобы прибавить по рублику для сегодняшней торговли бензином, который он закупил ещё по старым ценам неделю назад. Служащий, малец по имени Ванька Жуков, грудью прикрывает колонки, чтобы, не дай Бог, какая автособака не стала заправляться по вчерашним ценам. Ванька преданно смотрит на хозяина, а тот… А тот, вместо того, чтобы открыть загодя (и впрок) заготовленный лист с новой (разумеется, более высокой) ценой на бензин и солярку, вдруг растерянно крякает, затем достаёт из кармана маркер и от руки пишет цену, которая в два раза ниже вчерашней и чуть больше той, по которой хозяин закупал топливо на нефтебазе неделю назад.
Ванька восторженно взвизгивает и делает разрешающий знак первому из очереди желающих заправиться. Водила подъезжает к колонке, там, уставясь на «прайс-стэнд», он долго протирает глаза, потом-таки заправляется, платит и уезжает, так ни хрена и не поняв. За ним следующий и так далее. А по трассе разносится молва о сбрендившем хозяине заправки. Затем в молве появляется новый сбрендивший персонаж, потом другой и снова так далее. А скоро в народной молве (на основе совершенно ответственных реалий) появляются и такие персонажи, которые стали торговать по беспрецедентно низкой цене не только бензином, но и прочей (уже вышеупомянутой) российской всякой всячиной, изготовленной не только в России. К данным персонажам, занимающимся коммерцией, почти в одночасье прибавляются и производители. И про них молва доносила, будто в то сказочное утро они прекратили такое безобразие, как изготовление колбасы, шоколада и собачьего корма из одной сои, но стали добавлять в свои изделия настоящий пищевой крахмал с привкусом натуральной колбасы, натурального шоколада и аналогичного собачьего корма.
Тем же ранним утром патриарх всея Руси Кирилл, отмолившись в собственной келье на виду портативного телевизора под иконой Николая Чудотворца, благостно заулыбался. Поелику глава РПЦ узнал из ранних новостей о том, что доллар с евро снова поднялся. А, значит, приподнялись и его, патриарха, скромные сбережения, положенные для лучшей надёжной сохранности в разные Швейцарские банки в этих самых богопротивных долларах и евро. Затем патриарх почувствовал укол совести, чего с ним не случалось последние лет тридцать, весьма этому удивился, и стал творить вообще чёрт знает что. Он снял обувь, переоблачился в вериги с власяницей и босиком полез на колокольню. Поднявшись наверх, патриарх распушил бороду, разбудил дневального звонаря и на пару с ним «облаговестил» общий сбор всего духовного персонала, который обслуживал патриаршую резиденцию. И, когда всякие священные чины собрались в большом храме для генеральных проповедей, патриарх выступил с зажигательной речью. В коей он призывал членов своей команды покаяться в грехах публично и поддержать его в деле предания анафеме такой пакости как доллар и евро.






 (71) Посёлок в заливе Петра Великого


Рецензии
Вот так сказка-быль! И смешно, и правдиво! Жаль, что с конца читать начал, завтра перевернусь.

Алексей Бирюков-Колин   23.11.2014 18:56     Заявить о нарушении
спасибо АЛЕКСЕЙ мне бы отсортировать свои хреновы про по папкам однако в моей деревне такой паршивый мобильный интернет что в принципе провод провести потом от металлистов отсобачиваться
надоело
кстати я стал читать ВАС чисто по ссылке и виду
прямой взгляд и благонадёжный экстерьер
это у нас так псих бакланил перед фильтрацией в спец
простите треплюсь снова в дугу работодатели пытаются взять за ж обещал сделать да пошли они

Герман Дейс   23.11.2014 22:43   Заявить о нарушении