Исповедь Оборотня Указание прокурора

          «Конец августа! Неминуемо наступает очередная осень! Лето остывает, заполняя обычные серые дни дождём и сыростью. Мерзкая погода, пропитывая землю, стены домов, бетонные дорожки, водной эмульсией, разрыхляет эту твердь! Всё приходит в негодность! Кажется обычный день, но эта влага медленно и верно разрушает и уничтожает всё на своём пути! Состояние непогоды, каким-то непонятным образом, передаётся работникам прокуратуры!  В коридорах бродит нервозность! Жизнь не становится лучше! Если провести параллель с погодой, какое слово можно подобрать всему этому? Может, промозглость? Нет! Не уютность? Да, именно – не уютность! Сменился прокурор области! Новый начальник вошёл в курс дела, с первого дня, взял быка за рога, повысил требовательность! Новая метла, метёт по-новому! Как же он тогда выразился? «Нужно создать работоспособный и сплоченный коллектив. Коллектив, в котором нет ни групп, ни группировок, ни кампанейщины! Нужно освободиться от всего этого, что было в порядке вещей у вас, в прошлые времена! Нам, нужно работать единым фронтом, нужно создать единую команду!» Уже прошло почти три года, а привыкнуть ни как не получается! Единой команды, как таковой нет! Прибыл с Тольятти, после раскрутки сложного, громкого дела с автоВАЗом и ЛогоВАЗом, если это так можно назвать! С пылу, жару, всех взял в ежовые рукавицы! Теперь на каждом, очередном совещании, приходится выслушивать недочёты и промашки, допущенные районными прокурорами! Совершенно не видит ничего положительного! При всей своей жесткости и требовательности, не понятно чего он хочет! Подходит избирательно к возбуждённым уголовным делам! Где-то осторожничает, где-то поступает жёстко! Человеческая жизнь, для него, всего лишь, ещё одно уголовное дело! Выслужится за счёт нас? Показать, что он достоин высокого звания и высокой должности? И что потом? Повышение ему не светит! Скорей всего останется до самой пенсии на этой должности! Что будет дальше? Тот устой, построенный долгими годами, пытается разрушить! Устанавливает новые порядки! Приживётся ли это? Если нет, то придётся строить заново! Снова ляжет на наши плечи! Областников словно подменили, им нужны новые дела и как можно громче! Требуют по статьям, по которым раньше никогда не возбуждали уголовных дел! Можешь, не можешь, надо отработать весь уголовный кодекс! Откуда я найду нарушение этой статьи, если его не нарушают! На каком-то одном из совещаний вообще выдал: «Если возбуждены дела по всем статьям кодекса, значит, районная прокуратура работает на все сто процентов, многопланово и разносторонне! Если не возбуждается по какой-то статье, то это жирный минус вам! Не усмотрели, недоглядели, не отработали! Нарушения есть всегда, только надо постараться найти!» Другое время, другой расклад, другие принципы! Он же ненадолго! Оттрубит, отработает и уйдёт!» – думал свои тяжкие думы, на заднем сидении служебной «Волги» мужчина. Ему было примерно пятьдесят лет, невысокого роста, худощавый, светлые, жиденькие волосы, зачёсанные на бок, нос картошкой, свисающими усами. Смотрел на улицу, совершенно ничего не видя перед собой. Он старался успокоить себя, но тяжёлые мысли всё больше и больше одолевали его. Машина двигалась в общем потоке. Водитель, тоже, явно нервничал, то и дело, бормоча чуть слышно, выплёвывая ругательные слова.
          Пётр Яковлевич Максимов, прокурор Свердловского района г. Перми, казался старше своих лет. Неспешно, выйдя из служебной машины, несильно захлопнул дверцу. В здании прокуратуры, поздоровался работниками канцелярии, направился к себе. Зашёл в кабинет, устало уселся за рабочий стол, без всякого настроения. Ночь оказалась длинной, мучила бессонница, болела голова. Ни как не мог настроиться на рабочий лад. Отвернувшись, стал смотреть в окно. Там кипела жизнь. Люди сновали, беззаботные подходили к остановке, о чём-то спорили, смеялись. Жили своей, совершенно непонятной жизнью. Возможно, намного счастливей его самого. Было муторно на душе, дурное предчувствие никак не покидало. Тихонечко отворилась дверь в кабинет вошла высокая, стройная девушка примерно лет 20-ти, пепельного цвета волосами, собранными сзади, в светло-зелённом костюме, цокая на высоких каблуках. «Как же она похожа на свою маму!» - подумалось Пётру Яковлевичу, смотря на неё печальным взглядом. Каждый раз, когда к нему заходила секретарша, всплывала одна и те же картина: «Он, отвернувшись, стоя спиной у двери, ковырялся в шкафу. Нина Николаевна, жена федерального судьи Присыпкина Юрия Петровича, тогда, так же бесшумно отворила дверь, воздух наполнился ароматами её духов. Он резко обернулся, скорей всего не от шума, а от запаха. Она бесцеремонно близко подошла  к нему. Смотря на него сверху вниз:
          - Пётр Яковлевич! Людочка, поступила на юридический! – грубым голосом, в низком тембре, выплеснула на него информацию.
          - О! Поздравляю! – обрадовано воскликнул  прокурор, держа в руках увесистую папку, не понятно, зачем вынутую из общего ряда.
          - Я вас хочу попросить об одном одолжении! – с мимикой и выражением проговорила жена судьи.
          - Да, да! Всё для вас, Нина Николаевна, чем смогу, помогу! – улыбаясь, заискивающе, произнёс он.
          - Можно будет устроить Людочку к вам? – и заморгала невинными глазами, с обильно нанесённой тушью. Она была уже в таком возрасте, когда макияж необходим в обязательном порядке.
          - Хорошо! Пусть приходит! Устроим!..  – сразу же с готовностью ответил улыбающийся прокурор…»
          - Пётр Яковлевич! – обратилась секретарь, - звонили из областной прокуратуры! Прокурор области собирает всех районных прокуроров на очередное совещание! Совещание 15:00, – смотря в записную книжку, прочитала она и добавила, – Будут какие-нибудь указания?
          - Хорошо, Людочка! Спасибо! Нет! Занимайтесь своими делами!..

          Всё началось после убийства заместителя директора коммерческой службы АО «АВТОВАЗ». Прокурор города Тольятти Хомутов, высказался, о том, что надо было бояться не бандитов, а людей вполне интеллигентных. В ответ на высказывания «государева ока», вазовские руководители, в единодушном порыве, опубликовали в местных и центральных СМИ свое обращение к президенту РФ, в котором просили защитить их жизни и остановить кровавый беспредел в Тольятти и на ВАЗе. Заявление выглядело более чем странно для тех, кто знал реальное положение дел в сфере деятельности погибшего. Тогда прокурор Тольятти снова высказывался: «Завод полностью погряз в коррупции. Я возьму на себя смелость утверждать, что почти нет такой дилерской фирмы, которая получала бы автомобили с ВАЗа бескорыстно. Ни для кого не секрет, что практически нет фирм-дилеров, в которых так, или иначе не были бы представлены интересы вазовских начальников всех звеньев, вплоть до генералитета!» Такое заявление вызвало более сильный резонанс. Из-за автозавода, прокурор Тольятти, стал узнаваемым. Его узнавали, даже в Генпрокуратуре и в коллегии Генеральной прокуратуры. Ему присвоили очередное звание. В силу своего звания, да и звание получил в силу своей узнаваемости. Он стал выглядеть, как армейский генерал, который стоит во главе роты. Жизнь понеслась с утроенной скоростью, пытаясь вырваться из-под контроля. Понимая сложность, возникшую на АвтоВАЗе, Москва обратила внимание. Прибыли представители Генеральной прокуратуры РФ. Началась раскрутка дела. Прокурор ретировался и высказался, что информацию о сотнях уголовных дел, связанных с АвтоВАЗом, не более чем инсинуация СМИ. Он, начал утверждать, что на ВАЗе, в течение трех лет, действительно, было заведено несколько уголовных дел. Но, они, касались хищения машин фирмами-однодневками, которые получали их по фиктивных документам, а потом, просто, исчезали. Местное начальство и прокуратура, всячески защищались, понимая, куда это всё может привести. Понятно, что результатов почти никаких. Криминал, всё равно остался. В свете громкого дела, с прокурором надо было что-то делать. В этот период была порочная практика, когда чиновника выдвигали с переводом не за особые заслуги и достижения, а чтобы избавиться от него. Генпрокуратура, его назначила сначала заместителем, а затем и первым заместителем прокурора области. Прокурор Самарской области воспринял эту информацию, как угрозу для своей карьеры. И основания для этого у него были. Таким образом, прокурор Тольятти, оказался между двух огней. С одной стороны на него косо смотрела ВАЗовская администрация, с другой непосредственный начальник. Понимая сложность положения, нужно было предпринять какие-то решительные шаги, чтоб не ударить лицом в грязь. Но что именно, ничего не приходило в голову! Как всегда на выручку пришла Москва. Учитывая все плюсы и минусы его деятельности,  предложила Хомутову должность прокурора Пермской области. Отказаться не было смысла, так как с ним разговаривал сам Генпрокурор РФ. При аудиенции, напомнил, что ему нужен такой человек, который мог бы возглавить Пермскую область и навести порядок, которого там давно уже нет. Хомутов со своей стороны понимал, что в Самарской области у него больше нет будущего. Попадая в Пермскую область, можно было ещё на что-то надеяться. Но поставленные задачи, практически были невыполнимы. (К тому времени криминал возымел очень большую силу). Алгоритм назначения сложен. Генеральный прокурор РФ предлагает кандидатуру органу государственной власти субъекту Российской Федерации. Решение должна принимать губернская Дума на своем заседании. После заседания, это решение отправляется в Генеральную прокуратуру, затем из Москвы приходит приказ с подписью Генерального прокурора. Получается, что он снова зависит от этих клерков. Было понятно, это ссылка на всю жизнь. Со своей Малой Родиной придётся распрощаться. Очевидно, убрав его с первых замов и переведя в тмуторокань, разрядили нагнетающуюся обстановку! «Придётся здесь потрудиться!» – заключил для себя новый прокурор области. Как и везде бесчинствовали преступные группировки. С одной стороны, новые русские, наворовавшие в лихие 90-тые годы. С другой, криминал, воры в законе. Особенность была в том, что и те и другие сидели в законодательных собраниях. Нужно быть очень осторожным, чтоб не попасть под их пресс. В то же время показать себя, чтоб Москва оценила по достоинству. В этой стране, даже прокурор области связан по рукам и ногам. Если наживёт, среди сильных мира сего, новых врагов, то шанса на спасение ему не будет. Оказавшись в щекотливом положении, как всегда нашёлся неожиданно выход. Министр МВД, объявил борьбу с «оборотнями в погонах».  Андрей Петрович шёл по Октябрьской площади, вдоль института «Промстройпроект»,  к зданию областной прокуратуры, размышляя о своём положении. Видя в этом выход, цепко ухватился за эту возможность: «Это спасительная нить! Что ж, пусть будет так! Будем бороться с оборотнями!» Когда личная жизнь в опасности, некогда думать о справедливости и законности. Пришло время, когда действует только закон выживания.

          - До конца года осталось три месяца! – красный от злости громко выговорил Хомутов Андрей Петрович, районным прокурорам на совещании,  – Ведётся борьба с «оборотнями в погонах»! Какие показатели у вас в районах? Что у вас их нет, хотите сказать? Не правда! Есть указание сверху, надо их выполнять! Пермский район! – обратился он грузному, среднего роста прокурору, – Что у вас с начальником ОБЭП?
          - Андрей Петрович! Недостаточно улик! Есть смутные показания потерпевших и свидетелей! К тому же, обвиняемый утверждает, что с ним сводят, какие-то давнейшие счёты! Работаем!
          - Так что вам мешает отработать, как положено? – грозно посмотрел на него  Хомутов. – Что мешает? Я вас спрашиваю! Чтоб до конца года этот майор был осужден! Других решений быть не может!
          - Сделаем! Отработаем! – смущённо, спотыкаясь об слова, начал оправдываться районный прокурор.
          - Пётр Яковлевич! У вас что? Сколько лет вы уже сидите  на этой должности? Вы, один из старейших работников прокуратуры, ещё с советских времён были назначены на эту должность! У вас, должен быть колоссальный опыт по этим вопросам! Но нет ни одного уголовного дела с «оборотнями в погонах!» Вы не засиделись? Нет? У вас какие показатели? Если будет так продолжаться, то грош вам цена! Где показатели, я вас спрашиваю?.. 
          Он  отмахнулся рукой  от Пётра Яковлевича, как от назойливой мухи. Обращаясь всем:
          - С меня, Москва, требует постоянно! И я не намерен сидеть, сложа руки! Если до конца года не посадим! Да, да! Я не оговорился! Не только довести до суда, нужно, чтоб эти люди были осуждены! Повторяю! Если до конца года мы не посадим минимум, пять человек из-под погон, то я получу выговор! Думаю, вы меня поняли! – прищурив глаза, закивал в тон, – Вы, в свою очередь, кто не выполнит план, однозначно получите строгий выговор! А кое-кто может и распрощаться с должностью! Это всем ясно? – он внимательно осмотрел присутствующих и задержался на прокуроре Свердловского района, потом перевёл взгляд в центр зала и выцедил сквозь зубы, – Все свободны!..

          Пётр Яковлевич зашёл себе в кабинет, снова сел за стол: «С первого дня прокурор области невзлюбил меня! Чем-то я ему не понравился! Тем, что долго сижу на одной должности? То, что маленький ростом, но это же смешно! «…А кое-кто распрощается с должностью!..» Всё равно последнее слово за Генпрокурором!..»  Он по привычке нажал на кнопку громкой связи:
          - Слушаю вас Пётр Яковлевич! – раздался в динамике голос секретаря.
          - Людочка! Мне, пожалуйста, Жданова и Горячева в кабинет, срочно! – не сразу нашёл, что ей сказать.
          По прибытии помощника и зама, прокурор внимательно посмотрел на них:
          - Что скажете?
          - Завтра же вручим обвинительное заключение! Суд состоится в ноябре! Думаю, в конце ноября, в начале декабря будет обвинительный приговор! И мы, план по «оборотням в погонах» выполним! Но в том случае, если судьёй будет Присыпкин Юрий Петрович!
          - А что так?
          - У него тоже неприязнь к этому дежурному! Он, один из самых подходящих судей, с которым можно договориться, если есть необходимость! – Жданов при этом потёр пальцами, намекая на деньги, – Тем более, сам когда-то служил в милиции!
          - Дмитрий Николаевич! Вы снова за своё!
          - Пётр Яковлевич! Ну что вы! Я же не для себя стараюсь!
          - Ох, не доведёт тебя это до добра! Попомнишь мои слова! Присыпкин говоришь? – прокурор внимательно посмотрел на Жданова и о чём-то задумался, – Ладно! Это я беру на себя! – не сильно хлопнул ладошкой об стол.
          - Если договоритесь, тогда считайте, что мы в шоколаде! – заулыбался Жданов.
          - Дмитрий Николаевич! Попридержите свои обороты! Какова доказательная база? – с серьёзным видом спросил прокурор, смотря на помощника.
          - Почти никакой! – стушевался Горячев.
          - Как никакой! – удивился прокурор, – Александр Васильевич! Не мне вас учить, как надо работать! Следственные эксперименты, записи аудио, видео! Вызовите потерпевших, научите, что надо говорить! Заинтересуйте, в конце концов! Завтра же займитесь, вплотную этим! Сегодня подготовьте, все необходимые документы и мне на подпись! Вы же прекрасно знаете, что самое важное в нашем деле! Иначе, этот дежурный соскочит, и мы окажемся в очень неприятном положении!
          - Поэтому и говорю, чтоб был Присыпкин!.. – снова вмешался в разговор Жданов, поглядывая искоса на Горячева.
          - Всё понятно? – перебил его прокурор, – Вы делайте своё дело, а я займусь организационными вопросами, как и положено прокурору! За дело! Живее! Живее! – и замахал руками, от живота в сторону выхода, как бы подбрасывая мяч.
          - Людочка!.. – снова нажав на кнопку, заговорил прокурор по громкой связи, когда вышли Жданов с Горячевым…
          - Юрий Петрович на связи! Соединяю! – вскоре, примерно через пять минут, доложила секретарь.
          - Юрий Петрович! Здравствуйте! Да! Возникла срочная необходимость! Да! На даче? Хорошо! Хорошо! Ну, само собой! – он положил трубку. Первый раз, за весь день просветлело лицо.
          Быстренько оделся и вышел из кабинета. Подошёл  работникам канцелярии:
          - Девочки, если меня будут искать, скажите, что жену отвёз в больницу! Если очень срочно, то звоните мне на сотовый! Место меня остался Жданов! Ну, всё пока! – и вышел из здания прокуратуры. 

          - Что, Соломин? – присев на стол, обратился Горячев, мужчине, сидящему на стуле.
          - Пришёл, как вы и просили! – дрожащим голосом выговорил собеседник, толи от холода, то ли от похмелья.
          – Знаешь, что у меня в руках? – он открыл папку и стал читать, – Учинил драку в кафе: «Саванна!» Вот ещё: разбил витрину киоска на перекрёстке улиц Чкалова – Хасана. Избил у ДК Солдатова мужчину лет 65! Тебя спасло только то, что мужчина был пьян! Приводы в милицию, один второй, третий!.. ты же социально опасный человек!.. – при этом перелистывал составленные протокола, – Неоднократно помещался в медвытрезвитель!.. По каждому факту, можно возбуждать уголовное дело! Ты знаешь, чем это тебе может обернуться? У тебя же УДО ещё не закончилось! Хочешь вернуться на зону?
          - Нет! Гражданин начальник! – опустив голову, дрожа, промолвил Соломин.
          - А у меня такое ощущение, что ты прямо туда рвёшься! Я, могу, на полном основании, арестовать тебя прямо здесь и отправить на зону, до полной отсидки! Оттуда, ты, вряд ли вообще освободишься! – вздохнув, высказался Горячев, немного помолчав, отложив папку в сторону на край стола, добавил, – Ну, что мне с тобой делать! Ладно, давай это оставим! Принято решение, передать уголовное дело, по факту полученных тобой травм в вытрезвителе,  в суд! Мне надо, чтоб ты говорил то, что мне нужно! Тебе это понятно?
          - Да, да! Понятно! Гражданин начальник! – готовностью закивал Соломин головой!
          - Ты, наверное, уже всё забыл! Забыл? – вопросительно с прищуренными глазами посмотрел на своего собеседника помощник прокурора.
          - Напомните, пожалуйста, на всякий случай! – робко промямлил Соломин в ответ, потирая виски и щеку рукой.
          - Первое условие: в обязательном порядке, приходишь на суд трезвым! Иначе!.. – Горячев показал на папку, которая лежала на столе, – Твоя судьба теперь зависит от того, как ты себя покажешь на суде! Слушай внимательно и запоминай!..

          Продолжение следует...


Рецензии
Читать не только юрфаковцам, а всем... для просветления.
С уважением,

Татьяна Воляева   20.10.2018 10:03     Заявить о нарушении
Спасибо Татьяна! Вся страна со своими структурными подразделениями заражена купюрной болезнью. За истекший срок, со дня болезни и по наше время, больному лучше не становится. С теплотой и душевностью Виталий.

Виталий Агафонов   23.10.2018 16:59   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.