О разумизации человека. кратко

Полный текст см. http://www.proza.ru/2014/12/21/1352      

       Большинство человеческих проблем рождает сам человек - или преднамеренно или самим фактом своего существования. Это касается как индивидуальных, личных проблем, так и проблем существования в семье, в ближайшем окружении, в местности проживания, в регионах, странах и на всей планете. Исключение могли бы составить проблемы от природных катаклизмов, но и тут есть, скорее всего, человеческий «след» - человек «попадается» на эти катаклизмы или не подготавливается к ним по своему незнанию и неразумению.
       Желание понять, почему и как это происходит, возникает при столкновении человека с любой проблемой в его жизни. Особое недоумение при этом вызывает непонимание: как же это так, ведь человек – «венец природы», он наделён этой природой мощным разумом, который должен «выручать» человека в любых его жизненных трудностях, больше того – упреждать эти трудности и помогать человеку избегать их?
       Однако внимательное рассмотрение «венца природы» показывает, что Природа «злобно пошутила» - она наделила этот «венец» не Разумом, а всего лишь способностью к Разуму. Работу же по приобретению Разума, по «разумизации» человека, она оставила самому человеку.
       Теперь многое становится понятнее: с порученной работой по приобретению Разума справляются далеко-далеко не все люди - большинство из них не утруждают себя такой работой. Они удовольствуются тем, чем природа их действительно наделила, и живут, действуя в соответствии с заложенными в них инстинктами и приобретёнными рефлексами и эмоциональными реакциями. Они не прибегают к помощи своего разума, потому как тот «дремлет» в их черепной коробке, «неразбуженный» усилиями своего «собственника». Вот от этого, от неразумных действий, и рождаются проблемы антропогенного характера.

       «Разбудить дремлющий разум» может только его «собственник». Способ «побудки» один – «накачивать» «вместилище» разума (лобные доли головного мозга) пониманием причинно-следственных связей между явлениями природы и общества. Чем глубже и шире это понимание, тем более разумные решения будет вырабатывать мозг для адекватного реагирования человека на новые внешние и внутренние воздействия.


I  ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ПОЯСНЕНИЯ. 

      Homo sapiens sapiens (человек разумный разумный) - научное определение биологического существа вида человек. Это определение означает, что данное существо имеет анатомическую и психофизиологическую организацию, характерную для этого вида. Однако в нем (в определении и в биологическом виде Человек) не содержится ничего, что характеризует человека как разумное существо в социальном понимании. Можно сказать, что Homo sapiens sapiens это всего лишь биологическая матрица, на которой формируется социальный человек - тот человек, который реально существует в природном и социальном окружении.
      Формирование социального человека  состоит в наполнении биологической матрицы его нервной системы нервными связями, отражающими взаимодействие человека с внешней природной и социальной средой. Эти, наполняющие биологический субстрат мозга, нервные связи могут возникнуть только в результате воздействия внешней среды на человека. "Качество и количество" нервных связей при этом целиком и полностью определяются "качеством и количеством" внешних воздействий на человека (конечно, при отсутствии патологий мозга).
      Важность "качества и количества" формируемых у человека нервных связей обусловлена тем, что нервная система живого организма способна формировать новые нервные связи, необходимые организму для реагирования на новые внешние воздействия, только на основе уже имеющихся связей, путем их модернизации и наращивания. (Базой первых формируемых связей вновь родившегося организма служат нервные связи, "зашитые" в генетической памяти; их называют инстинктами).
      Биологическая матрица человека принципиально отличается от матриц всех других живых существ значительно бОльшей сложностью нервной системы.  Главное здесь - наличие у человека лобных долей головного мозга, с помощью которых он способен осуществлять принципиально новое, недоступное другим видам живых существ, разумное реагирование своего организма на изменения внешней среды. Однако, как и в случае других частей головного мозга, биологический субстракт лобных долей начинает "служить" человеку только после "наполнения" его нервными связями, отражающими предыдущий опыт и знания человека.
      Характер "запечатлеваемых" лобными долями отражений внешнего мира отличается от отражений в других частей мозга. Основное содержание "запечатлений" лобных долей – сложные причинно-следственные связи между явлениями природы и общества. На основе накапливающихся связей лобные доли способны выполнять две важнейшие функции:
а) наращивать "глубину и ширину" понимания человеком причинно-следственных связей по мере получения новых внешних воздействий;
б) конструировать новые формы и способы взаимосвязей между явлениями и предметами природы и общества, в том числе и такие, которые не существуют в "естественных" природе и обществе. Эта, вторая, функция позволила академику А. Лурье назвать лобные доли «органом цивилизации».
      Лобные доли иногда называют «рациональный мозг», а остальную часть головного мозга – «эмоциональный мозг». Учёные отмечают достаточно существенные различия в строении этих частей головного мозга у мужчин и женщин. В филогенезе (эволюции человека) лобные доли сформировались у человека позднее всех других систем организма. В онтогенезе (развитии индивидуума) формирование лобных долей заканчивается в возрасте около 18 лет, а «наполнение» их «социальными» нервными связями продолжается у мужчин почти до 28 лет.
       Задействование лобных долей позволяет человеку применять 4 способа (уровня) реагирования на внешние воздействия:
- инстинктивный, на основе нервных связей, «зашитых» в генетической памяти;
- рефлекторный, на основе нервных связей, сформированных жизненной практикой и зафиксированных  в отдельных функциональных центрах коры больших полушарий;
- эмоциональный, на основе задействования нервных связей, сформированных в одном или нескольких отделах эмоционального мозга;
- разумный, на основе взаимодействия многих отделов эмоционального мозга под «руководством» лобных долей головного мозга.
      Существует ещё один способ поведения – интуитивный, который можно рассматривать как промежуточный между эмоциональным и разумным. Его особенность состоит в том, что человек принимает осознанные решения по своему поведению при неполноте знаний о существе внешних воздействий. С разумным поведением этот способ роднит то, что человек принимает решения осознанно, а с эмоциональным – то, что это решение принимается спонтанно, в известной степени «на авось», рискованно, без достаточного уяснения существа внешнего воздействия. Классическим примером интуитивного поведения служит решение С.П. Королёва «Луна – твёрдая», принятое им в ходе проектирования космических кораблей для посадки на Луну.
       Более высокий уровень реагирования, как правило, «включается», когда исчерпываются возможности более низкого уровня. Также более высокий уровень способен управлять (корректировать, подавлять) реакциями низшего уровня. Разумный уровень реагирования, использующий по существу все «мощности» головного мозга, обладает наибольшими возможностями адекватного реагирования человека на внешние воздействия.

      «Наполнение» мозга нервными связями, отражающими причинно-следственные связи между явлениями природы и общества, осуществляется двумя основными способами: 
- в ходе практической деятельности человека, при фиксации им причинных связей между произведённым действием и получаемым результатом этого действия;
- в ходе теоретического усвоения человеком установленных наукой достоверных сведений о существовании причинно-следственных связей между природными и общественными явлениями.
      Первый способ был единственным на протяжении многих тысячелетий существования человечества. Жизненные навыки первобытного индивидуума отражались и сохранялись в виде нейронных цепочек в соответствующих зонах эмоционального мозга. В том числе и понимание причинно-следственных связей между действиями и их результатами, а также между некоторыми явлениями природы. При этом связи между природными явлениями чаще всего понимались в виде повторяющихся корреляций между ними, поскольку знания о сущности этих связей еще не приобретены. В ряде случаев такие корреляции, называемые приметами, оказывались "доброкачественными" и вполне заменяли знания в практической деятельности.
      Разумность поведения человека на основе этого способа была весьма ограниченной, поскольку имела ограниченную практикой "глубину и ширину" познания внешнего мира. Это, как правило, короткие и малоразветвлённые цепочки причинно-следственных связей, для фиксации которых вполне хватает «мощностей» различных отделов эмоционального мозга. Нейронные цепочки в этих отделах могут, видимо, отражать и сохранять сравнительно короткие цепи причинно-следственных связей между явлениями (3-4 события). Это подтверждается тем, что даже высшие животные теряют мотивацию к действиям, если для получения результата требуется совершить более 4 промежуточных действий. Отслеживание цепей бОльшей сложности и протяжённости требует скоординированного функционирования нейронных цепочек нескольких отделов эмоционального мозга. Это стало возможным лишь с задействоваием лобных долей мозга и префронтальной зоны этих  долей у человека современного типа.
      Кроме того, первый способ постоянно ориентировал человека на прошлый опыт, на установившиеся традиции. Общества, в которых этот способ был преобладающим, получили название «традиционных» обществ.

      Второй же способ существует всего несколько сотен лет, но именно он стал главным средством становления и развития разумного реагирования человека на внешние воздействия, его разумного поведения. Он начал развиваться лишь в середине второго тысячелетия н.э., когда стали возможными научные исследования сложных причинно-следственных связей внешнего мира. Для отражения длинных и широко разветвлённых цепочек таких связей (именно они являются предметом научных исследований) требовались «мощности» нескольких отделов эмоционального мозга. Согласование, координация, управление работой нескольких отделов и является  «предметом труда» лобных долей. Но, повторим, для исполнения таких функций в лобных долях уже должны быть заложены определённые предшествующие нейронные цепочки, которые формируются только в ходе социальной жизнедеятельности индивидуума.

      Накопление научных знаний, передача их следующим поколениям существенно изменили традиционное сознание людей в тех странах, где научные исследования получили достаточно широкое развитие и распространение. Преимущественно это случилось в некоторых странах Западной Европы. Новое, не традиционное, сознание позволило значительно расширить разумное поведение людей. На этой основе в этих странах стал формироваться новый, не традиционный, уклад жизнедеятельности, который получил название «цивилизация».

      Общественная сложность добывания и усвоения научных знаний, сравнительно короткий период их распространения (~500-700 лет) предопределили узкую географию стран с преобладанием разумного поведения людей. В большинстве стран мира в настоящее время продолжает господствовать традиционное сознание и поведение людей.

II  ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ПРЕДРАСПОЛОЖЕННОСТЬ К РАЗЛИЧИЯМ И ПРОТИВОСТОЯНИЯМ ЛЮДЕЙ.

    Примерно 75000 лет назад (по сведениям из Википедии) в Восточной Африке небольшая популяция около 2000 особей, пережившая последствия очень мощного извержения вулкана в Индонезии (примерно 20-30 лет зимы), стала предком современного человека. Часть этой популяции смогла перейти на Азиатский материк, откуда человек расселился по всей территории Земли. Нет, видимо, никаких сомнений, что биологически эти особи не отличались от современных людей.
     В числе свойств этих людей были три, отмеченных Д. Спектором, важных свойства, оказавшие и продолжающие оказывать огромное влияние на существование и развитие человечества по сию пору. Вот эти свойства:
1. Отсутствие табу на убийство особи своего вида.
2. Конкурентные отношения с себе подобными (внутривидовая конкуренция).
3. Способность биологического человека при определенных условиях изменять обычное, индивидуализированное, состояние своей психики на состояние подчинения групповому поведению, на состояние готовности к общему действию. Это свойство - особый инстинкт предка человека, такой инстинкт, который способен подавить инстинкт самосохранения каждого индивидума.

     Некоторыми учеными называются три основных направления миграции предков людей из Восточной Африки:
1. Аустрический (южный) путь. Для мигрантов он был относительно легким, так как пролегал в широтном направлении, не выходя за пределы родной субтропической зоны. Мигранты шли по побережью Индийского океана до Индокитая. Часть мигрантов, осваивая просторы Южной Азии, оставалась по пути следования. Достигнув Юго-Восточной Азии, миграционный поток разделился на две ветви. Одна из них через Зондские острова достигла Австралии и, позднее, островов Тихого океана. Другая по тихоокеанскому побережью Азии прошла до Камчатки и Чукотки и по Алеутским островам проникла в Америку.
2. Бореальный (северный) путь. Человек современного типа начал осваивать внеледниковые области Европы около 40 тыс. лет назад. Это было холодное время. Заболоченные приледниковые области представляли собой тундру и редколесье. Однако обилие крупных травоядных животных мамонтового комплекса привлекало сюда первобытных охотников. На внеледниковые равнины Восточной Европы человек пришел позже. Из Восточной Европы палеоевропейцы перевалили через Урал и распространились по предгорьям и низкогорьям Южной Сибири до Байкала.
3. Африканский путь. Первый «исход» человека разумного из ойкумены, очевидно, связан с миграцией населения района Великих Озер на юг Африки.

    Всемирная история о тех временах: "Человек жил относительно небольшими коллективами, членов которого объединяла производственная потребность друг в друге, сексуальное партнерство и родственные отношения". Присваивающий способ жизнедеятельности при ограниченности пищевых ресурсов обрекал древних людей на занятие небольшими группами больших пространств и, соответственно, на существенную географическую изоляцию этих групп друг от друга. Такая изоляция имела два важных последствия – формирование биологических и социальных различий групп людей. «Именно сохранение из поколения в поколение посто¬янства круга вступающих между собой в брак и обусловливает ге¬нетические различия между популяциями: ведь … гены, закрепившиеся в одной группе, имеют тенденцию ограничиваться именно этой группой. По крайней мере в прошлом расстояния и другие географические особенности служили наиболее устойчивыми барьерами на пути к смешению популяций; в этом кроется одна из причин широкой географиче¬ской вариабельности человека как вида». (Дж. Харрисон и др. Биология человека, с 190-191).
      Аналогичным образом социальные навыки, приобретённые в каждой группе, ограничивались именно этой группой. Вместе с социальными навыками изолированным образом формировались и ментальные представления людей. Межгрупповой обмен навыками и ментальностями был существенно затруднён. Различия в ментальностях и социальных навыках стали основой, толчком для проявления инстинкта внутривидовой конкуренции при последующих контактах людей из разных групп. Этот инстинкт, вместе с инстинктивным отсутствием табу на убийство особей своего вида и инстинктом самосохранения, стал причиной воинственно-убийственного характера всей последующей человеческой истории.
     В этих условиях развитие социальных свойств человека (= развитие мозга) проходило крайне медленно, по крайней мере по двум причинам - малый выбор возможных способов социальной деятельности и передача потомству накопленного опыта социальных действий только через личные контакты, в которых транслировались исключительно устоявшиеся, проверенные опытом, традиционные способы и приемы. Случайные,  индивидуально найденные, новации передавались лишь после многократной проверки жизнью, ибо цена ошибки была велика - само существование группы.

III  "ОБОБЩЕСТВЛЕНИЕ" ЧЕЛОВЕКА.

     Биологические преимущества человека перед другими животными, прежде всего развитый мозг, обеспечили ему, как виду, более высокую выживаемость. Численность населения, в том числе и в доисторические времена, росла довольно высокими темпами. Так, к 4000 г. до н.э. людей было уже 7 млн чел., к 1000 г. до н.э. – 50 млн., к 500 г. до н.э. – 100 млн., к началу новой эры – 300 млн чел.).
      Малые группы перворасселенцев разрастались в большие семьи, роды, племена. В них человек получал значительно бОльшие возможности для выбора вариантов приемов и способов своей жизнедеятельности (за счет доступности опыта бОльшего, чем прежде, количества людей), усвоения и передачи потомству наиболее рациональных из них. Развитие человека ускорилось, несмотря на увеличение числа запретов и ограничений со стороны общности.
      Возросший уровень развития обеспечил человеку переход на принципиально новый способ жизнедеятельности - производящий вместо присваивающего. Первыми производящими способами стали земледелие (на основе сознательного выращивания диких растений, прежде всего злаковых) и скотоводство (на основе приручения диких животных и сознательного их разведения). Освоение земледелия привело к новому образу социальной жизни - к оседлости, которая требовалась для специального возделывания почвы под окультуренные растения, надзора за их ростом и уборки выросшего урожая. Первоначальное скотоводство, напротив, требовало кочевого образа жизни для следования (а позднее и перегона) за одомашненным скотом на новые пастбища по мере израсходования кормовых ресурсов  предыдущих.
       Различие этих способов производства жизненных ресурсов (особенно используемых в них средств производства) продолжило углубление различий людей по способам и приемам жизнедеятельности и по формируемым на их основе ментальностям. Помимо этого углублялись различия земледельцев и скотоводов-кочевников по производимому достатку жизненных средств. Высокая продуктивность растениеводства позволила земледельцам дополнить свое производство еще и скотоводством - разведением домашнего скота на "стационарной" (некочевой) основе. Оседлость стимулировала развитие домостроительства, а также ремесленничества. В целом земледельческий образ жизни своим разнообразием и жизненным достатком предоставил значительно бОльшие возможности для развития человека и для роста населения, нежели кочевое скотоводство. Впоследствии различие в достатке жизненных средств стало важнейшей причиной бесчисленных набегов кочевников на поселения земледельцев с целью захвата богатств, накопленных земледельцами и ремесленниками.
       Накопление опыта практической жизнедеятельности, особенно опыта её производящего типа, способствовало формированию знаний причинно-следственных связей, в первую очередь между своими действиями и их результатами, а также между явлениями природы. Однако природные связи в большинстве своем оставались непонятными - накопленная "база данных" была чрезвычайно скудной. Для устранения "свербящих душу" непонятностей слаборазвитый мозг человека "рождал" фантастические образы сил, "творящих" явления природы. Таким образом формировалось "тотемное" мировоззрение людей эпохи начальной производящей деятельности. Несмотря на всю свою "иррациональность", это мировоззрение "снимало тормоза" практической деятельности человека - получив объяснения непонятностей, он "выходил из ступора непонимания" и вновь становился дееспособным. Ошибки понимания исправлялись в следующие разы встреч с непонятностями.
       Тотемные представления «отпечатывались» в виде нейронных цепочек в различных отделах коры больших полушарий головного мозга, в т.ч. в лобных долях, и служили человеку как своеобразные «знания» при его реагировании на сигналы из внешнего мира. Они передавались другим людям, в т.ч. потомству, при личных контактах, не фиксируясь в генно-наследственном материале. Соответственно, они могли достаточно легко изменяться при получении новых данных.

       Неудовлетворённость тотемными объяснениями явлений природы толкала человека на поиски других источников их понимания. Следующей формой мировоззрения стало многобожие  –  политеизм. Шотландский философ, экономист и историк Дэвид Юм (1711—1776), назвал  политеизм «первобытной религией невежественного человечества», сформированной «заботами о житейских делах, надеждами и страхами».
      «Религиозная практика политеизма (его ритуалы) направлена на установление контакта с божеством и получение от него какой-либо помощи в обмен на приношения (жертвоприношение) со стороны человека. Знание законов взаимодействия с богами и умение применять их на практике дает власть над окружающей реальностью… Ничему новому, никакой инициативе, спонтанным актам в этой реальности нет места. Поэтому политеистическое общество является традиционным обществом, в котором любое развитие и изменение не имеют ценности». (Википедия).
      Возросшие экономические возможности общностей позволили им содержать специальных лиц для организации религиозной практики политеизма – разъяснения порядков взаимодействия с богами, организация ритуальных действ, надзор за соблюдением членами общности принятых правил религиозного поведения и т.п. Впоследствии, после возникновения религий, подобные «функционеры» переросли в целые церковные организации. А из организации религиозной практики политеизма выросло целое направление общественной деятельности – религиозная идеология.

      Рост численности населения общностей и увеличение разнообразия видов жизнедеятельности вели к усложнению социальной организации – к структурному обособлению групп людей по видам деятельности, а также к выделению специального аппарата управления жизнедеятельностью общности, включая людей, занятых военными делами общности. Это усложнение социальной организации привело к выработке специальных правил поведения людей для лучшего их служения целям выживаемости общности. Такие  правила ограничивали разнообразие поведения индивидуумов, «новацкие выскоки» которых пресекались ради интересов выживаемости общности. А развитие идеологии, естественно в религиозной форме, сформировало дополнительные идеологические ограничения поведению индивидуумов. Причём, если первые ограничения касались способов деятельности индивидуумов, то вторые, идеологические, имели целью ограничение их образа мыслей.
      Таким образом, «обобществление» человека в процессе количественного разрастания общности его существования привело к двойному его ограничению – в жизненно-хозяйственном поведении и в образе мышления. Инициативные, случайные, движения его биологически развитого мозга по развитию способов жизнедеятельности жёстко пресекались как со стороны хозяйственного аппарата управления жизнедеятельностью, так и со стороны идеологического аппарата  надзора за образом мышления. Такие ограничения сохранились со времён начала производящего способа жизнедеятельности людей, удержались во все времена существования традиционного общества и были ослаблены лишь при переходе некоторых обществ к цивилизованной форме организации жизнедеятельности во второй половине второго тысячелетия н.э. (после 1500 годов).
      Отдельно следует заметить, что рост численности населения общностей приводил к увеличению количества контактов между общностями с разными ментальностями. Соответственно, возрастало число проявлений инстинкта внутривидовой конкуренции, в т.ч. военных видов этой конкуренции, со значительными человеческими жертвами в связи с инстинктивным отсутствием табу на убийство особей своего вида. Причём военные конфликты происходили не только между кочевниками и земледельцами, но и между разными группировками внутри каждой из этих групп (так называемые «междуусобицы»).
Разрастание военных конфликтов стимулировало развитие средств военной борьбы – создание новых видов оружия. В связи с этим общности поощряли оружейных изобретателей и производителей. Развитие оружия стало непрерывным процессом – своеобразной «гонкой вооружений» - и сопровождалось развитием способностей как создателей оружия, так и его пользователей. Некоторые достижения в создании оружия использовались и для улучшения орудий труда, здесь рождались «технологии двойного применения». Таким способом всё-таки происходило развитие технической базы общностей вопреки установкам «традиционного общества, в котором любое развитие и изменение не имеют ценности».

     Медленность развития первобытного человека продемонстрирована тем, что жизнь этого человека не претерпела существенных качественных изменений за период с начала расселения по планете (60-70 тыс.лет назад) до возникновения земледелия в Шумерском царстве (6 тыс. лет назад, около 4000 г. до н.э.).
     Возникновение и развитие земледелия существенно ускорило процесс развития человека. Во-первых, за счет усложнения характера его нового труда и соответственного увеличения и усложнения нейронных связей в его мозгу, отражающих усложнение деятельности. Кроме того, сложный характер земледельчества, как производящего способа жизнедеятельности, потребовал усложнения внутренней структуры общности и взаимосвязей между индивидуумами. Усложнение этих взаимосвязей стало второй причиной увеличения и усложнения нейронных цепочек в мозгу члена общности.
     Однако это развитие человека той эпохи по-прежнему основывалось на накоплении знаний причинно-следственных связей между действиями индивидуума и их результатами; позитивных знаний о причинно-следственных связях между явлениями природы по-прежнему не было, они по-прежнему подменялись фантастическими представлениями, теперь уже политеистического происхождения. Получаемые в ходе деятельности знания носили узкопрагматический характер и способствовали формированию традиционного образа мышления. Кроме того, отсутствие информационных технологий ограничивало передачу этих знаний потомству только личными контактами и, неизбежно, в ограниченных конкретными ситуациями объемах.
     Всё возрастающие увеличение численности населения и усложнение структуры жизнедеятельности вызывали дальнейшее усложнение общества, вплоть до образования государств со всеми их структурами и сложными взаимосвязями индивидуумов. Сложные общности-государства двояко влияли на развитие человека. С одной стороны, большая общность предоставляла индивидууму значительно бОльшие возможности в заимствовании опыта многих людей. С другой же стороны, практически каждая структура общности-государства устанавливала свои «ведомственные» ограничения на способы жизнедеятельности индивидуумов, руководствуясь "благими намерениями" - интересами общности "во благо" индивидуумов. Результирующее слагаемое обеспечивало неуклонное, но медленное развитие человека.    Такая ситуация продолжалась до середины 1 тысячелетия до н.э., до так называемого "осевого времени".

    [Эволюция мозга характеризуется медленным, постепенным переходом от мозга, просто реагирующего, к мозгу, способному к устойчивому, преднамеренному действию. (Э. Голдберг)].

    О войнах в доисторические времена достоверных свидетельств сохранилось мало. Однако не подлежит никакому сомнению, что инстинкт внутривидовой конкуренции, в сочетании с отсутствием табу на убийство особи своего вида, проявлялся каждый раз, как только сталкивались жизненные интересы соприкасающихся групп древних людей из разных общностей. О войнах в Шумерском царстве уже имеются свидетельства: «Постоянные разрушительные и кровопролитные войны, которые вели независимые города-государства ослабляли шумерскую культуру. Ни один из шумерских городов не был настолько силен, чтобы создать под своей властью единое шумерское государство. Это удалось сделать правителю аккадцев Саргону.». (Колыбель цивилизации.


IV  КУЛЬТУРИЗАЦИЯ ЧЕЛОВЕКА.
   
Необходимое отступление.
     Из всего множества употребляемых значений в настоящем тексте термин «цивилизация» применяется для обозначения определенного уровня (этапа, стадии) общественного развития, (Сравнительное изучение цивилизаций, с.30).
    Достаточно общепризнанно выделение следующих основных уровней (этапов, стадий) в развитии человечества: дикость, варварство, культура, цивилизация, миросистемность.
       Отличие цивилизации от культуры наболее четко сфорулировано К.Райтом (там же, с.302):
      «Цивилизация предполагает переход культурой определенного порога возможностей идеологического конструирования, экономической эффективности, политической организации и распространения идей в символической форме.  Этот уровень развития предусматривает изобретательность, разделение труда, законодательство, способное изменяться; наконец, возможность выбора альтернатив при решении назревших проблем. Правило, которое раньше диктовало в каждой ситуации единственно возможную линию поведения, теперь оказывается подчинено здравому смыслу».
   Кроме того:
      «Конечно, и в примитивных культурах есть [фундаментальные] ценности и системы        ценностей, но выражены они в конкретных нравах и потому не способны служить к их исправлению. В цивилизациях фундаментальные ценности представляют собой        субъективные устремления над, поверх, свыше конкретных правил и ритуалов; они        способны служить к их улучшению либо изменению».

СТАНОВЛЕНИЕ КУЛЬТУР.
      Первое тысячелетие до новой эры немецкий философ К. Ясперс отметил как очень важный этап в истории человечества. Накопленные за предыдущие периоды достижения социального развития человека позволили ему в этот период сделать новый качественный скачок в своей эволюции.   
     «Возникновение оси мировой истории следует отнести, по-видимому, ко времени около 500 лет до н.э., к тому духовному процессу, который шёл между 800 и 200 гг. до н.э. Тогда произошёл самый резкий поворот в истории. Появился человек нового типа, каким он пребывает по сей день… Возникшее в эту эпоху новое начало сводится к тому, что человек осознаёт бытие в целом, самого себя и свои границы. Перед ним открывается ужас мира и собственная беспомощность. Стоя над пропастью, он ставит радикальные вопросы, требует освобождения и спасения. Осознавая свои границы, он ставит перед собой высшие цели, познаёт абсолютность в глубинах самосознания и в ясности трансцендентного мира.
      В эту эпоху были разработаны основные категории, которыми  мы мыслим по сей день, заложены основы мировых религий, определяющих по сей день жизнь людей.
      Мифологической эпохе с её спокойной уверенностью пришёл конец».

     Началом, исходной точкой культуризации человека, "локомотивом" появления мыслителей и философских систем первого тысячелетия до н.э. стало, видимо, появление самосознания человека, самовыделение индивидуума из окружающего мира, отделение Я от не-Я. По мнению Дж. Джейнса (в работе "Истоки сознания и распад двухкамерного мозга"), "предполагается, что самосознание возникло довольно поздно в ходе человеческой культурной эволюции, возможно впервые - во втором тысячелетии до н.э".


Еще одно отступление.
     В настоящем тексте под "развитием человека" понимается развитие какого-то "усредненного" человека. Причем не из всех людей общности (основная масса которых, по Спектору, является "косной и не склонной к развитию"), а из активной ее части. Упоминаемые К. Ясперсом мыслители 1-го тысячелетия до н.э. были наиболее яркими представителями активных частей своих общностей той эпохи.
      Кроме того, в настоящем тексте в «усреднение» человека не вошли женщины. В связи с их психофизиологическими особенностями и ролевыми функциями самосознание женщин состоялось значительно позднее самосознания мужчин.

РАЗВИТИЕ ЧЕЛОВЕКА В ЭПОХУ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ КУЛЬТУР.
    Развитие человека в эту эпоху определялось, по-видимому, следующими основными факторами.
1) УВЕЛИЧЕНИЕ МАСШТАБОВ и УСЛОЖНЕНИЕ ТЕХНОЛОГИЙ производящей деятельности и  возникновение других видов деятельности были самими действенными факторами развития человека, поскольку ежедневно и ежечасно требовали от него "шевелить мозгами" для надлежащего выполнения возникающих работ. Понимание причинно-следственных связей между своими действиями и их результатами  формировало своеобразные "опытные знания", а появившаяся письменность позволила накапливать такие знания, передавать их потомству и наращивать опытом следующих поколений. Конечно, научная обоснованность деятельности еще отсутствовала, она стала появляться лишь в конце этой эпохи. Соответственно, у человека в мозгу еще не формировались нейронные цепи, отражающие научно подтвержденные причинно-следственные связи явлений природы и общества, разум продолжал "дремать", господствовал "здравый смысл" и опыт предков. В этом состояла основа "традиционного общества", в котором не оказывалось надлежащего места новациям как в производственной, так в и общественной деятельности.

2) ВОЕННЫЕ СТОЛКНОВЕНИЯ между общностями существовали со времен "детства" человечества. Они всегда воспринимались людьми как "естественный" элемент их жизни, а потому не оказывали существенного влияния на развитие основной массы людей. Увеличение числа и кровопролитности столкновений сказывалось на развитии двух групп людей - профессиональных военных и работников, как говорят теперь, военно-промышленного комплекса (ВПК).
  Группы профессионалов-военных формировались и развивались как особая "каста" людей активно-оперативного склада характера с доминирующими чертами менталитета "цель оправдывает средства" и "война спишет все". Существенным недостатком таких профессионалов было то, что в межвоенное время их деятельность оценивалась как "генералы всегда готовятся к прошедшей войне", а для победы в следующей войне надо было "выращивать" новых генералов.
  Группа "работников ВПК" почти всегда имела хорошие возможности для своего развития, т.к. военные-профессионалы всегда хотели иметь больше оружия и с лучшими возможностями поражения противников. Конечно, оружейники развивались в специфичном направлении - создании средств для лишения жизни людей. Но с этого "барского стола" кое-что перепадало и для создания средств поддержания людской жизни в тех случаях, когда оружейные технологии подходили для изготовления мирных средств. И если в предыдущие эпохи общности поощряли создание оружия как способ выживания, то во все последующие эпохи оружейники сами становились лоббистами своей "хорошей жизни",  заманивая и запугивая власть имущих и даже провоцируя угрозы военных столкновений.

  3) УСЛОЖНЕНИЕ СТРУКТУРЫ СОЦИАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ путем обьединения мелких общностей в более крупные и в очень крупные мега-общности типа государств предоставляло человеку еще бОльшие, чем в прежние эпохи, возможности для выбора вариантов приемов и способов своей жизнедеятельности (за счет доступности опыта бОльшего, чем прежде, количества людей в связи со снятием границ между самостоятельными ранее общностями). Негативным моментом крупных общностей стало введение унифицированных для всей такой общности установлений и ограничений в жизнедеятельности людей, игнорировавших сложившиеся  естественные особенности каждой малой общности и деформировавших менталитет людей, проживавших в них, что тормозило развитие этих людей.

4) ПЕРЕХОД религиозной идеологии людей от ПОЛИТЕИЗМА к МОНОТЕИЗМУ.
  В рассматриваемую эпоху культуризации человека (от "осевого" времени до начала Нового времени) человечество еще не развилось до научного познания причинно-следственных связей в природе и в обществе. Ответы на неясные вопросы миро- и общество- здания люди продолжали, как и прежде, искать в религиозной идеологии. Логика развития этой идеологии привела к отказу от многобожия (политеизма) и к переходу к вере в единого, ВСЕМОГУЩЕГО, бога. Такой переход коррелировал по времени с общемировыми процессами обьединения мелких общностей людей в мегаобщности-государства. В известной мере единобожие явилось идеологическим обеспечением государственного строительства.
  Различия в процессах развития людей в разных регионах планеты обусловили, также как и в политеизме в свое время, разные формы единобожия - разных богов и разных содержаний веры в них. Самыми крупными единобожными религиями, приобретшими мировую значимость, стали иудаизм, буддизм, христианство и ислам.
 
5) ОСВОЕНИЕ ПИСЬМЕННОСТИ в рассматриваемый период, до появления книгопечатания, оказывало существенное влияние на развитие лишь представителей "элит" - правящих, религиозных, философствующих, позднее литературных и преднаучных. Конечно, со временем достижения этих представителей стали доступны более широким кругам населения всех континентов и послужили их гуманистическому развитию.

СОДЕРЖАНИЕ КУЛЬТУРИЗАЦИИ ЧЕЛОВЕКА.
    Первый элемент культуризации человека (или первая область, в которой он культуризуется) - его производственно-хозяйственная деятельность.
    Культуризация здесь состоит в овладении человеком приемами и способами деятельности, обеспечивающими повышение ее эффективности. В наибольшей степени это относится к земледельческому типу хозяйствования (включая сопряженные с земледелием сферы). В числе таких приемов и способов: углубление разделения труда и специализации людей на выполнении отдельных видов работ, более соответствующих их природным особенностям; нахождение и применение более производительных инструментов и приспособлений; расширение кооперации людей и улучшение скоординированности их деятельности при выполнении сложных и трудоемких работ; временнОе упорядочение хозяйственных работ; расширение селекции растений и животных (на основе накопленного опыта) и др.   
     Овладение человеком приемами и способами деятельности, повышающими ее эффективность, и передача таких "находок" потомству в ходе личных контактов, а теперь еще и с помощью письменности, существенно развивает разум человека. И это несмотря на то, что в основе такого развития все еще отсутствует научно обоснованное понимание причинно-следственных связей природных и общественных явлений.

     Второй элемент культуризации человека - овладение им основами экономики своей производственно-хозяйственной деятельности. Прежде всего это овладение равноценным обменом плодами труда людей разных специальностей и разных территорий. Важнейшим  шагом здесь стал переход от обмена бартерного к денежному обмену. Естественно необходимым стало освоение учета и оценки собственных затрат каждого участника обмена, включая торговцев - посредников в обмене. Понятно, насколько важным и ценным стало развитие человека в экономическом отношении как в части "не продешевить", так и в части "не попасть на спекулятивные удочки" контрагентов. Кроме того, жесткость товарообменных процессов оказывала серьезное стимулирующее воздействие на рационализацию процессов производства и логистики товаров. Человек все больше и больше становился вынужденным "успевать поворачиваться" и для этого культуризоваться, развивая свои умственные способности.

     Третий элемент культуризации человека состоял в овладении им способами жизни в общностях, структурно и функционально усложняющихся, вплоть до образования государства. Усложняющиеся общности понуждали человека культуризоваться в двух направлениях. Первое - овладевать умением пользоваться ресурсами, предоставляемыми общностью в общее пользование всех ее членов. Второе - овладевать умением подчинять свое индивидуальное поведение ограничениям и запретам, устанавливаемым общностью в интересах всех ее членов (или, точнее, в понимании этих общих интересов теми, кто имел полномочия их формализовать - управляющими органами общности).
     Овладение умениями пользоваться ресурсами общности безусловно позитивно способствовало развитию человека. Умение же подчиняться общественным ограничениям и запретам способствовало развитию человека вовсе неоднозначно. Так, ограничения и запреты, устанавливаемые в интересах человека (например, исходя из принципа "свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого человека"), безусловно способствовали культуризации человека. Ограничения же и запреты, устанавливаемые в интересах всей общности или, особенно, в интересах отдельных ее структур, чаще всего тормозили развитие, культуризацию человека.
      Такое торможение развития человека со стороны управляющих органов общности имело повсеместное распространение вплоть до середины 2-го тысячелетия новой эры. Оно было обусловлено теми же коренными причинами, что и трансформация животного стада предков человека в человеческую общность. Как указывал Д. Спектор, появление человека стало возможным благодаря способности его животного предка изменять свое индивидуальное сознание на состояние подчиненности интересам стада-общности в чрезвычайных условиях защиты от нападения внешнего врага. Причем такая способность проявлялась не только в случае реальной угрозы внешнего нападения, но и в случаях имитации такого нападения специальными актами, сопровождаемыми жертвоприношениями.
      Формирование и поддержание своеобразного условного рефлекса подчинения позднее стало возможным не только актами с жертвоприношениями, но и актами с проявлением физической силы, или просто с ее демонстрацией.
      Субъектами подчинения человека стали жрецы и вожди общностей, со временем трансформировавшиеся в лидеров духовного и светского управления общностей-государств. Совершенно естественным было переплетение личных интересов лидеров с интересами общности, а в дальнейшем и подмена первыми вторых, с развитием пропагандистской обработки-маскировки таких подмен для понимания рядовыми членами общности.
      Абсолютное большинство общностей-государств, существовавших до Нового времени, имели автократический характер. Ограничения и запреты, существовавшие в них, преследовали интересы лидеров и их группировок, как правило, в ущерб интересам рядовых членов общностей. Именно поэтому существовавшие запреты и ограничения на поведение людей тормозили развитие человека.

      Четвертым элементом культуризации человека следует, видимо, считать переход от многобожия (политеизма) к единобожию (монотеизму), который совершился в рассматриваемый период в большинстве общностей. Культуризация человека здесь состояла в его отказе от поклонения множеству богов в пользу поклонению единому богу. Это отражало изменение сознания человека, в первую очередь в отходе от сакрализации многих явлений и предметов природы и в переходе к секулярному, естественному отношению к ним. Такое изменение сознания существенно облегчало вовлечение природных явлений и предметов в жизнедеятельный "оборот" человека, что, безусловно, способствовало дальнейшему его развитию, несмотря, повторим, на отсутствие научных обоснований природных причинно-следственных связей. Место научных знаний замещала вера во всемогущество единого Бога (достаточно успешно для повседневной деятельности).

      Необходимо подчеркнуть, что все упомянутые элементы культуризации человека не затрагивали основ всех обществ тех времен - доверие к испытанным, "старым", приемам и способам деятельности и недоверие к любым новациям в этой части. Общества с подобной деятельностной ориентацией людей получили название "традиционных обществ".
     "Врожденное" недоверие к новациям предопределило низкие темпы развития таких обществ, их "консервацию" на многие столетия и даже тысячелетия. Большинство стран мира по сию пору имеют своей основой традиционные общества.

V  ЦИВИЛИЗОВАНИЕ ЧЕЛОВЕКА.

ЗАПАДНО-ЕВРОПЕЙСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ – единственная цивилизация на земле.
     Культуризация и "неспешное" развитие человека в традиционных обществах продолжалась в течение нескольких тысячелетий. В большинстве стран мира общества остаются традиционными и по сей день. Для многих из них это состояние будет продолжаться во всем обозримом будущем. Соответственно, "не просматриваются" какие-либо существенные изменения и в развитии человека в этих обществах. Однако народы в некоторых странах смогли перешагнуть рубеж традиционности и перейти на новый уровень общественного развития.
     Страны, в основе которых лежат  традиционные общества, являются, как правило, мультикультурными. Они объединяют несколько и даже много человеческих общностей, каждая из которых является носителем своеобразной культуры, этого "сгустка" способов и средств жизнедеятельности людей общности, накопленных за время ее существования, включая трансформации после столкновений с другими общностями.
    Однако трансформации масштаба, необходимого и достаточного для преодоления рубежа традиционности и перехода на новый уровень общественного развития, состоялись только в некоторых общностях стран Западной Европы. Многие ученые-цивилизационщики (С.Хантингтон, К.Ясперс, Б.С.Ерасов, Д.Стидман, Д. Даймонд) относят начало таких трансформаций ко второй половине второго тысячелетия н.э., после 1500 гг., хотя предпосылки к ним формировались ранее, в эпоху европейского Возрождения в 13-15 вв.
    Основным фактором, позволившим некоторым странам Европы, в отличие от большинства стран мира, преодолеть рубеж традиционности и совершить переход к новому уровню общественного развития – к цивилизации - следует, видимо, считать отсутствие в Европе, после падения Западной Римской империи, единого централизованного государства. Без такого государства, без установления им ограничений и других регламентаций малые общности получили возможность развиваться в соответствии со своими местными условиями. Особую роль при этом сыграли такие малые общности как европейские города.
    Другим фактором следует, видимо, считать наличие в Европе гуманистических традиций, проистекающих из Древней Греции и Древнего Рима, включая установления Римского права.
     Еще одним важнейшим фактором преодоления рубежей традиционности  и перехода к цивилизации  стало освобождение некоторых европейских общностей от гнета католической церкви и смена в них католичества протестантством.

СОДЕРЖАНИЕ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ЦИВИЛИЗОВАНИЯ ЧЕЛОВЕКА.

А. Изменение сознания:
1. Формирование у человека убеждений о необходимости и возможности обращения к Богу напрямую, минуя священнослужителей церкви (как следствие отказа протестантизма от указаний и предписаний Священного предания католической церкви).
 Развитие на этой основе самостоятельности и инициативы человека во всех доступных ему сферах жизнедеятельности. Повышение человеком своей ответственности за совершаемые деяния (перед Богом, а затем и перед людьми)
2. Формирование понимания человеком земной жизни как способа служения Богу (в отличие от сакрализации загробной жизни в католицизме и православии). «…фактическим результатом Реформации как таковой было прежде всего то, что в противовес католической точке зрения моральное значение мирского профессионального труда и религиозное воздаяние за него чрезвычайно возросли» (М. Вебер).
3. Усвоение человеком понимания роли профессиональной деятельности в "спасении души".
4. Усвоение человеком понимания "угодности Богу" эффективной работы.
5. Усвоение человеком понимания "угодности Богу" умеренного, нерасточительного, образа жизни.
     Перечисленные изменения сознания человека, в основном это изменения целевых установок жизни, потребовали значительного вовлечения в работу лобных долей головного мозга, ибо целевые установки формируются с помощью именно лобных долей. Таким образом лобные доли получили сильнейший импульс для своего развития, в результате которого они стали главным инструментом формирования поведения человека – главным «управителем» эмоциональной сферы человека и главным "подавителем" его атавистических инстинктов.
     Развитые лобные доли стали выполнять функции, за исполнение которых академик А. Лурье и назвал лобные доли "органом цивилизации". Они дали человеку возможность реализовать существенные изменения его социальной практики.

Б. Изменение социальной практики:
1. Овладение человеком грамотностью, вначале для чтения и усвоения Библии, а позднее - для чтения и освоения научных знаний и письменно зафиксированного практического опыта.
2. Овладение человеком профессионализмом и дисциплиной труда.
3. Развитие науки, осуществление накопления научных знаний и расширение их применения человеком в жизнедеятельности.
4. Введение систематического обучения детей и юношества грамоте и знаниям, добытым наукой и практическим опытом, а также социальным умениям и навыкам.

     Изменения сознания и социальной практики в пору первоначального цивилизования человека весьма ярко проиллюстрированы в книге М. Вебера «Протестантская этика и дух капитализма». Вот некоторые из этих иллюстраций.
     "… морального осуждения достойны успокоенность и довольство достигнутым, наслаждение богатством и вытекающие из этого последствия – бездействие и плотские утехи…
     Не бездействие и наслаждение, а лишь деятельность служит приумножению славы Господней согласно недвусмысленно выраженной воле Его.
…главным и самым тяжелым грехом является бесполезная трата времени. Жизнь человека чрезвычайно коротка и драгоценна, и она должна быть использована для «подтверждения» своего призвания. Трата этого времени на светские развлечения, «пустую болтовню», роскошь, даже не превышающий необходимое время сон – не более шести, в крайнем случае восьми часов – морально совершенно не допустима...
       Не труд как таковой, а лишь рациональная деятельность в рамках своей профессии угодна Богу. Полезность профессии и, следовательно, её угодность Богу в первую очередь определяются с нравственной точки зрения, затем степенью важности, которую производимые блага имеют для «всего общества»; однако в качестве третьего и практически безусловно наиболее важного критерия выступает её «доходность»… Не для утех плоти и грешных радостей, но для Бога следует вам трудиться и богатеть.
       Желание быть бедным было бы равносильно желанию быть больным и достойно осуждения в качестве проявления синергизма, наносящего ущерб славе Божьей. Что касается нищенствования, которому предается бедный, способный работать, то это не только грех бездеятельности, но и, нарушение завета любить ближнего своего".

      Упомянутые выше изменения сознания и социальной практики стали решающим фактором цивилизования человека в протестантских странах. Они, в частности, являются причиной формирования одного из основных отличий цивилизованного общества от традиционного, отмеченного К. Райтом: "Правило, которое раньше диктовало в каждой ситуации единственно возможную линию поведения [т.е. традиционную] теперь оказывается подчинено здравому смыслу [т.е. проанализировано разумом]". Ещё: ««Конечно, и в примитивных культурах есть ценности и системы  ценностей, но выражены они в конкретных нравах и потому не способны служить к их исправлению. В цивилизациях фундаментальные ценности представляют собой субъективные устремления над, поверх, свыше конкретных правил и ритуалов; они способны служить к их улучшению либо изменению».

РАЦИОНАЛЬНЫЙ КАПИТАЛИЗМ – «самый могучий фактор нашей современной жизни».
     Огромное, непереоценимое влияние на цивилизование человека, на развитие его разума оказал рациональный капитализм – продукт и двигатель западной цивилизации. (Стоит напомнить из предыдущего изложения, что производственно-хозяйственная деятельность была решающим фактором развития разума человека во все времена).
      В ходе цивилизационного развития «на Западе появился другой, более нигде не известный вид – рациональная капиталистическая организация свободного (формально) труда…». По Веберу, рациональный капитализм базируется на 3-х основных средствах:
1) развитие техники, основанное на развитии естественных наук;
   «…специфический современный капитализм в значительной степени связан с развитием техники и созданными ею новыми возможностями. В настоящее время его рациональность в большой мере обусловлена исчисляемостью решающих технических факторов, которые образуют основу точной калькуляции, а это, в сущности, означает, что такая рациональность зиждется на своеобразии западной науки, прежде всего естественных наук с их рациональным математическим обоснованием и точными экспериментальными методами. Развитие этих наук и основанной на них техники в свою очередь стимулировалось и стимулируется поныне теми преимуществами, которые предоставляются в ходе практического применения в капиталистической экономике результатов естественнонаучного исследования»;
2) рационально разработанное право и управление;
  «…современный рациональный промышленный капитализм в такой же степени, как в исчисляемых технических средствах производства,  нуждается в рационально разработанном праве и управлении на основе твёрдых формальных правил, без которых может обойтись авантюристический, спекулятивно-торговый и политически обусловленный капитализм всех видов, но не рациональное частнохозяйственное предприятие с его основным капиталом и точной калькуляцией. Подобное право и подобное управление в требуемой юридической и формальной законченности предоставлял хозяйственной сфере лишь Запад»;
3) способность и предрасположенность людей к практически-рациональному жизненному поведению;
   «…в такой же степени, как от рациональной техники и рационального права, экономический рационализм зависит и от способности и предрасположенности людей к определенным видам практически-рационального жизненного поведения. Там, где определенные психологические факторы служат ему препятствием, развитие хозяйственно-рационального жизненного поведения также наталкивается на серьезное внутреннее противодействие».

       Протестантская этика обеспечила третье средство рационального капитализма - способность и предрасположенность людей к практически-рациональному жизненному поведению.

 Но возникший рациональный капитализм стал в свою очередь мощнейшим фактором дальнейшего развития разума человека. «Современный капиталистический хозяйственный строй – это чудовищный космос, в который каждый отдельный человек ввергнут с момента своего рождения и границы которого остаются, для него как отдельного индивида, раз навсегда данными и неизменными. Индивид…вынужден подчиняться нормам капиталистического хозяйственного поведения: фабрикант, в течение долгого времени нарушающий эти нормы, экономически устраняется столь же неизбежно, как и рабочий, которого просто выбрасывают на улицу, если он не сумел или не захотел приспособиться к ним. Таким образом, капитализм, достигший господства в современной хозяйственной жизни, воспитывает и создает необходимых ему хозяйственных субъектов – предпринимателей и рабочих – посредством экономического отбора… Для капитализма недисциплинированные представители свободных профессий, выступающие в сфере практической деятельности, столь же неприемлемы в качестве рабочих, как и откровенно беззастенчивые в своем поведении…дельцы…».
    Ещё: «…здесь совершенно необходимы не только развитое чувство ответственности, но и такой строй мышления…, при котором труд становится абсолютной самоцелью, «призванием».  Такое отношение к труду не является, однако, свойством человеческой природы. Не может оно возникнуть и как непосредственный результат высокой или низкой оплаты труда; подобная направленность может сложиться лишь в результате длительного процесса воспитания».
    И ещё: «Хозяйственному строю капитализма необходима эта преданность делу, это служение своему «призванию», сущность которого заключается в добывании денег… в настоящее время не может быть и речи о какой-либо обязательной связи между вышеназванным образом жизни и каким-либо цельным мировоззрением. Капиталистическое хозяйство не нуждается более в санкции того или иного религиозного учения и видит в любом влиянии церкви на хозяйственную жизнь такую же помеху, как регламентирование экономики со стороны государства. «Мировоззрение» теперь, как правило, определяется интересами торговой или социальной политики. Тот, кто не приспособился к условиям, от которых зависит успех в капиталистическом обществе, терпит крушение или не продвигается по социальной лестнице».
   В итоге: «В самом деле, столь привычное для нас теперь, а по существу отнюдь не само собой разумеющееся представление о профессиональном долге, об обязательствах, которые каждый человек должен ощущать и ощущает по отношению к своей «профессиональной» деятельности, в чем бы она ни заключалась и независимо от того, воспринимается ли она индивидом как использование его рабочей силы или его имущества (в качестве «капитала»), - это представление характерно для «социальной этики» капиталистической культуры, а в известном смысле имеет для нее и конститутивное значение».

    Профессионализм - профессиональный долг и профессиональные умения - развитый у человека рациональным капитализмом, стал, с одной стороны, решающим средством развития разума человека, а с другой - ядром социальной этики капиталистической культуры, распространившим цивилизационные подходы на все сферы жизни общества.

VI  ПРОБЛЕМЫ ЦИВИЛИЗОВАНИЯ ЧЕЛОВЕКА В РОССИИ.

   Начнем речь сразу с ВЫВОДа. Сравнение истории России и истории становления западно- европейской цивилизации дает однозначный вывод, точнее два вывода:
1. В России в настоящее время нет социальных условий, необходимых и достаточных для преодоления рубежей существующего традиционного общества и для перехода на новый уровень общественного развития - к цивилизованному обществу.
2. В России в настоящее время отсутствуют силы и средства, способные в обозримом будущем подготовить российского человека и российское общество к переходу в современную цивилизацию. При естественном ходе событий российский человек останется с традиционным поведением, а Россия останется страной с традиционным  обществом  на неопределенно длительное время.

   Теперь доводы, обьяснения, пояснения.
1) Неочевидный довод - генетические различия. В эпоху первичного расселения по Земле в разные географические регионы приходили разные группы людей, имевшие разные естественные генетические особенности. В силу географических препятствий половые контакты и обмен генами между группами отсутствовали, и генотипы групп людей все больше изолировались друг от друга. Скорее всего, таким образом сформировались генетические своеобразия людей Западной Европы и Восточно-Европейской равнины.
  Генетические отличия, вкупе с разными природно-климатическими условиями, вполне могли сформировать достаточно существенные различия в жизненном поведении людей разных регионов. Весьма вероятно, что такие различия образовались в одном из главных моментов - в самосознании человека, в понимании человеком собственного достоинства.
2) Второе пояснение. Исторические судьбы людей Западной Европы и Восточно-Европейской (или Русской) равнины существенно различались в сопоставимые времена, скажем, начиная с 860 г. н.э., с момента начала государственности на Русской равнине.
 Можно назвать некоторые существенные моменты "исходных позиций": католичество на Западе и православие (после недавнего язычества) на Востоке; самостоятельные города-государства на Западе и сельские полувоенные княжества на Востоке; развитые ремесленничество и торговля на Западе и примитивное сельское хозяйство, охота, собирательство на Востоке.
 Существенно различны дальнейшие пути исторического развития этих регионов. Например, образование государств на Западе шло преимущественно путем объединения самодостаточных и хорошо управляемых городов в государства-союзы этих городов. Системы управления создаваемых государств заимствовались из городских систем, полномочия государственного аппарата определялись объединяемыми городами. Российское же государство формировалось "сверху", преимущественно силовым образом - путем подчинения удельных княжеств одному сильнейшему князю, который становился великим князем, а позднее царем, а потом императором. Система государственного управления формировалась в максимально централизованной форме, по усмотрению великого князя. Системы управления подчиненных княжеств "ломались" и встраивались в общую систему государства без каких-либо "скидок" на местные условия. И таким образом российское государство формировалось все последующие годы, по выражению Ю.Н. Афанасьева, "за счет внешней экспансии, без внутреннего обустройства". Таким же образом Московское государство тяжелой рукой царя Ивана Грозного разгромило Великий Новгород - практически единственный на Русской равнине город-государство, по духу соответствующий Западному городу, и привело его "к общему знаменателю" своей централизованной бюрократии.
  Большими оказались различия в идеологическом, в ту пору полностью религиозном, обеспечении жизни людей в этих регионах. Католичество и православие, эти ветви христианства, окончательно размежевавшиеся в 4 веке н.э., стали занимать разные позиции на Западе и Востоке.
  Во-первых, католичество, в связи с отсутствием единого западноевропейского государства, встало "над" мелкими государственными образованиями, руководители которых считались легитимными лишь после благословления и освящения Папы Римского. В России же с самого начала образования (1589 г.) Московское Патриаршество находилось под влиянием царя. Попытка патриарха Никона в 1650-е годы стать выше царя оказалась безуспешной. А Петр 1 вообще упразднил Патриаршество, вместо него он создал Священный Синод - орган государственного управления православной церковью. Священный Синод просуществовал до 1917 г., когда было восстановлено Патриаршество.
  Во-вторых, в католичестве имелась определенная возможность внутреннего реформирования, которая была реализована передовыми католическими священнослужителями путем образования радикально новой церкви - протестанства - и выхода ее из подчинения католической церкви. Образование протестанства имело огромное влияние на последующее европейское развитие. В России церковные реформы Никона носили сугубо служебный характер и не получили значимого влияния на развитие российского общества.
  Далее. Начиная с 17 в. протестантские страны Европы "вырвались" за узкие рамки традиционного общества и вступили на путь ускоренного социально-экономического развития, характерного для цивилизованного общества. Россия же в эти периоды продолжала "топтаться на полях" традиционного общества, делая периодические, чаще всего после очередных военных поражений, попытки провести назревшие реформы страны. Однако отсутствие свободного, квалифицированного и мотивированного персонала на всех уровнях общества обрекало на неуспех каждое реформирование.
3) Третье обьяснение. Традиционная Россия неспособна самостоятельно выйти за рамки традиционности и осуществить переход к цивилизованному обществу. Об этом свидетельствуют не только утверждения некоторых теоретиков-цивилизионщиков (К.Ясперс), но и фактическая практика реформ в России. (См. приложение 4).

      Комплексная оценка развития России в последние 500 лет предельно кратко и ярко выражена Ю.Н. Афанасьевым: ««…вся наша история – история внешнеполитических аннексий вместо внутреннего обустройства» (в статье «Мы – не рабы? (Исторический бег на месте: «особый путь» России)», № 47 Новой Газеты от 05.12.2008).
      Пренебрежение «обустройством внутреннего пространства» неизбежно вело к консервации устаревших методов жизнедеятельности, к накоплению внутрироссийских проблем и к отставанию России в конкурентной борьбе с другими государствами. А «догоняющие, в основе своей насильственные реформы, прове¬дение которых требует усиления, хотя бы временного, деспотичес¬ких начал государственной власти, приводят, в конечном итоге, к долговременному укреплению деспотизма. В свою очередь замед¬ленное развитие из-за деспотического режима требует новых ре¬форм. И всё повторяется снова. Циклы эти становятся типологи¬ческой особенностью исторического пути России. Так и формиру¬ется — как отклонение от обычного исторического порядка — осо¬бый путь России» - цитирует А.П. Прохоров Криворотова В. (Русская модель управления, с.315).
      Конечно, ни о каком «рациональном капитализме», ни о каком рождении и ведении хозяйства, «рационализированного на основе строгого расчёта, планомерно и трезво направленного на реализацию поставленной перед ним цели», в таких российских циклах не могло быть и речи.

      К сожалению, такой тренд сохраняется и в XXI веке. Это и даёт основание выводам, приведённым в начале настоящего раздела:
1. В России в настоящее время нет социальных условий, необходимых и достаточных для преодоления рубежей существующего традиционного общества и для перехода на новый уровень общественного развития - к цивилизованному обществу.
2. В России в настоящее время отсутствуют силы и средства, способные в обозримом будущем подготовить российского человека и российское общество к переходу в современную цивилизацию. При естественном ходе событий российский человек останется с традиционным поведением, а Россия останется страной с традиционным  обществом  на неопределенно длительное время.

VI  ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ И РАЗУМИЗАЦИЯ ЧЕЛОВЕКА.

      Повторим: большинство общечеловеческих проблем рождает сам человек - или преднамеренно или самим фактом своего существования.

Военная проблема.
      Пожалуй, самой опасной для существования человечества и самой «накладной» для  него проблемой остаётся военный способ разрешения межчеловеческих, межгрупповых противоречий. «Остаётся», несмотря на то, что человечество уже предприняло некоторые шаги по разрешению этой проблемы. «Остаётся», поскольку военный способ разрешения противоречий глубоко инстинктивен, он рождён вместе с самим человечеством, больше того, он является причиной возникновения человечества. Реликты этого инстинкта сохраняются в теперешнем поведении человека в виде неистреблённой его воинственности. Естественно, что носителями этой воинственности, и прежде и теперь, являются преимущественно мужские особи, «напичканные тестостероном по горло». Военный инстинкт угрожает человечеству словами гоголевского Тараса Бульбы: «Я тебя породил, я тебя и убью!».
      Первыми орудиями человека были орудия для поражения «противника», вначале при защите от его нападения, а затем и при нападении на него (по логике «нападение – лучший вид обороны»). Лишь затем изобретённые орудия поражения (оружие) приспосабливались к труду - становились и орудиями труда, т.е. орудиями «двойного применения».
      За весь период эволюции и истории человека оружие прошло путь развития от простейших средств, найденных прачеловеком на природных полях, до оружия массового поражения – средств, созданных разумом человека путём перекомбинации добытых у природы веществ. Военные действия  человека прошли путь развития от готовности группы пралюдей к общим действиям по отражению «противника» до развязывания в 20 веке двух мировых войн с многомиллионными жертвами военнослужащих и гражданского населения. А «военная» разумность (разумность в допустимости военных действий) человечества дошла до создания Организации Объединённых Наций, запретившей применение оружия массового поражения и осуждающей агрессоров, развязывающих военные действия, и до заключения ведущими мировыми странами договоров об ограничении стратегических наступательных вооружений. Во второй половине 20 века на смену «горячим» войнам с крупными военными столкновениями пришли «холодные» войны – взаимные военные угрозы ведущих стран без развязывания крупных «горячих» военных конфликтов
      Основой военного инстинкта является его центральная составная часть – отсутствие табу на убийство особей своего вида. Кроме собственно войн, межгосударственных, региональных, внутригосударственных гражданских, существуют и другие виды и формы  проявления этого инстинкта – террористические акты групповые и индивидуальные, экстремистские военные выходки отдельных групп населения, бандитские вооружённые нападения, сектантские человеческие жертвоприношения, садистские и маниакальные убийственные акты, бытовые убийства из кровной мести, в состоянии аффекта, по неосторожности, из ревности и др.
      Этот инстинкт, как и любые другие инстинкты, не может быть устранен (изжит, удалён), он может быть только подавлен, приглушён. Средство его подавления, как и всех других инстинктов, одно – разум.
      Способность разума подавлять военный инстинкт определяется прежде всего осознанием людьми меры потерь от военных действий, пониманием ими необходимости и возможности разрешения конфликтов невоенными средствами, а также нахождением и реализацией практических способов и средств действенного невоенного разрешения противоречий между конфликтующими странами и группировками. Успех здесь зависит от повышения «военной» разумности («разумизации») всех слоёв населения конфликтующих сторон, но, в первую очередь, их лидеров и элиты.
      Сложность удовлетворительного решения военной проблемы в современных условиях определяется тем, что большинство стран мира являются странами с традиционными обществами, в которых автократические системы государственного управления сочетаются с низким уровнем развития разума членов общества. Эти страны практически не имеют внутренних механизмов своего развития, и сами по себе они обречены на бесконечное повторение ранее приобретенных способов и приемов жизнедеятельности, в том числе на военные способы разрешения конфликтов. Выход таких стран из их традиционности, включая традиционную воинственность, возможен либо через внешнее воздействие, либо вследствие чрезвычайных внутренних обстоятельств, либо в ходе естественного развития в течение многих столетий. Немецкий философ К. Ясперс писал по этому поводу: «тоталитаризм не может быть преодолён изнутри, так как индивид бессилен перед реальной грубой силой. Поэтому свободные государства не должны занимать позицию невмешательства во внутренние дела тоталитарных государств».

РЕСУРСНАЯ ПРОБЛЕМА.
       Состояние с жизненными ресурсами на Земле вызывают серьёзное беспокойство у учёных.
       «На днях мы с вами, жители планеты Земля, израсходовали весь капитал биоресурсов, который был предоставлен в наше распоряжение. Об этом 19 августа [2014 г.] заявили представители независимой международной организации Global Footprint Network, на протяжении многих лет подсчитывающей и сопоставляющей растраты человечества за год и возможности планеты восстановить свои ресурсы.
      "Начиная с сегодняшнего дня, - заявил директор по науке Всемирного фонда дикой природы Кристоф Ротюрье, - наши расходы превышают наши доходы. Доходы - это природные ресурсы Земли: вода, пахотные земли, леса, рыба - все, что необходимо для жизни. Но это также и то, что Земля в состоянии переварить: бытовые отходы жизнедеятельности человека и, прежде всего, углекислый газ. Ведь только леса и океаны в состоянии поглотить определенный объем углекислого газа. Таким образом, с сегодняшнего дня мы накапливаем экологический долг, отходы и мусор, которые планета не способна поглотить".
      На протяжении многих лет человечество использовало ресурсы природы, чтобы строить города и дороги, чтобы обеспечить себя пропитанием и создавать продукты. И если раньше мы "отдавали" углекислый газ в пределах разумного бюджета Земли, то уже в 1970-х гг. прошлого века ситуация кардинально изменилась - мы пересекли критический порог. С тех самых пор потребление человеком биоресурсов стало опережать то, что планета может воспроизвести. И, наконец, достигло своего апогея. А экологические и экономические кризисы, которые мы переживаем, - это лишь симптомы надвигающейся катастрофы.
     В данный момент размер мировой экономики превышает способность биосферы планеты в полтора раза, утверждают специалисты из Global Footprint Network».

     Повышение степени разумности человека в ресурсопользовании должно быть, скорее всего, направлено:
- в первую очередь на осуществление мер по снижению потерь ресурсов – сокращение, вплоть до полного устранения, бесполезного расходования ресурсов без прироста степени удовлетворения потребностей (качества жизни) людей;
- во вторую очередь на осуществление мер по применению способов и средств лучшего использования ресурсов – повышение степени удовлетворения потребностей (качества жизни) людей в расчёте на единицу потребляемых ресурсов;
- в третью очередь на осуществление мер по приращению ресурсной базы – поддержание запасов возобновляемых ресурсов и применение способов замены невозобновляемых видов ресурсов аналогами из числа возобновляемых видов в процессах удовлетворения потребностей людей;
- в четвёртую очередь на осуществление мер по сближению мест производства и потребления ресурсов – по доставке ресурсов к местам их потребления, а также по миграции потребителей из мест исчерпания необходимых ресурсов к местам их наличия.

     Наиболее эффективным способом разумного ресурсопользования (с точки зрения потребности в дополнительных затратах на реализацию способа) представляется осуществление мер по снижению потерь ресурсов.
     В настоящее время наиболее расточительными и бесполезными, с позиции повышения качества жизни людей, являются два основных направления расходования (потерь) ресурсов:
- расходы ресурсов на ведение войн и на содержание военного аппарата в мирное время;
- расходы ресурсов на производство и обращение избыточных (излишних) предметов потребления – тех предметов потребления, количество и качество которых не оказывает влияния на прирост степени удовлетворения потребностей (качества жизни) людей.
     Существование обоих этих видов расточительных расходов предопределены эволюционным и историческим развитием человечества. Они обусловлены наследованием человеком инстинкта внутривидовой конкуренции, ставшей, как упомянуто выше, одной из ведущих причин «переформатирования» вида животного предка человека в человеческий вид.
     В мужской части человечества внутривидовая конкуренция приобрела преимущественно форму открытой межгрупповой борьбы, развившейся до кровопролитных войн между народами, и предопределила расточительство военных расходов. В женской части человечества внутривидовая конкуренция приобрела преимущественно форму женского соперничества по всему «человеческому полю» - как между группами, так и внутри групп, и предопределила расточительство расходов на избыточные (излишние) предметы потребления.
     Эти виды расточительных расходов ресурсов могут быть сокращены в результате повышения разумности поведения человека, соответственно мужчин и женщин.

ПРОБЛЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ.
       Проблемы безопасности человека – охрана его жизни и здоровья от воздействий катастроф природных, технических, экологических, эпидемических – имеют положительные решения только на основе разума. Способы охраны от воздействий таких катастроф не имеют отражений в генетической памяти, в инстинктах человека. Эмоциональные способы реагирования на подобные катастрофы в большинстве случаев лишь усугубляют ущерб от катастроф, поскольку «при серьёзной опасности эмоциональный мозг вырабатывает такую волну нейротрансмиттеров, что ею захлёстывается всё и вся, лишая человека способности рассуждать рационально минимум на несколько минут».
       Разумные способы удовлетворительных решений по охране человека от воздействий катастроф включают целый комплекс мер:
- изучение происшедших ранее катастроф в части их характера, видов воздействий на людей, существа нанесённого ущерба жизни, здоровью людей и их имуществу, применённых способов охраны людей и их эффективности, анализ ошибок, допущенных пострадавшими и службами спасения;
- развитие способов и средств прогнозирования будущих катастроф и организация такого прогнозирования на регулярной основе;
- выработка стандартных способов и средств:
     * предотвращения катастроф, если это возможно,
     * вывода людей за пределы зон катастроф, а в необходимых случаях – переселения их из «катастрофогенных» зон,
     * локализации ущерба жизни, здоровью людей и их имуществу,
     * устранения последствий катастроф;
- создание и содержание материально-технической базы для осуществления стандартных способов и средств защиты от катастроф;
- создание и поддержание в «боевом» состоянии служб защиты людей и ликвидации последствий катастроф;
- обучение населения способам самозащиты и правилам рационального поведения при катастрофах, включая периодические тренинги.

     Повышение разумности людей в решении проблем безопасности возможно путём их обучения в ходе общего образования и специального периодического обучения в течение жизни. Повышение «разумности» общества в решении этих проблем требует развития соответствующих научных исследований, введения обязательности решений по обеспечению безопасности при проектировании и создании объектов промышленного, хозяйственного и жилищного назначения, создания эффективных служб защиты людей и ликвидации последствий катастроф.

ЖЕНСКАЯ ПРОБЛЕМА.
     Существо женской проблемы в настоящее время состоит в отсутствии разумной определённости понимания положения женщины в обществе.      
     Изменения общественного положения мужчин и женщин проходили в связи и по мере «дрейфа» общества от варварства к традиционности и цивилизованности. Хотя античность достигла достаточно высокого уровня женской эмансипации, однако новой эре пришлось  в этом деле начинать всё сначала – преодолевать варварство и средневековье и выходить на цивилизационные пути.
     «Эмансипация женщин — явление [исторически] новое, начатки которого относятся к великой французской революции. Вслед за декларацией прав человека Олимпией де Гуж  формулирована была «декларация прав женщины». Главные требования её заключались в активном и пассивном избирательных правах и в допущении ко всем должностям». (Эмансипация женщин. Материал из Викитеки).
     Неравномерность распространения женской эмансипации в мире в целом соответствовала неравномерности общественного развития стран и народов. И сейчас в ней существуют значительные различия. В западных странах отмечается наибольшая её степень, проявляющаяся во введении общественных стандартов стирания различий между мужчинами и женщинами (как в профессиональной деятельности, так и в бытовом поведении), в снижении рождаемости, в суровых, подчас труднообъяснимых, мерах пресечения сексуальных домогательств со стороны мужчин. Во многих восточных странах сохраняются обычаи мужского деспотизма по отношению к женщинам. В «промежуточной» (между Западом и Востоком) стране Россия идёт своеобразная «война полов» с переменным успехом противоборствующих сторон.
      Разумное разрешение женской проблемы человечеству ещё предстоит найти. Оно будет состоять, вероятно, в нахождении для женщины разумного баланса между её профессиональной и общественной деятельностью (позволяющей реализовать стремление к собственной значимости) и её «родовой» деятельностью (позволяющей реализовать психофизиологические, инстинктивные и эмоциональные, потребности в продолжении рода). Определение такого баланса будет способствовать рациональным подходам к разрешению демографических сложностей, а также позволит более разумно подходить к созданию новых средств труда и жизни, к построению дифференцированных систем образования, к расходованию ресурсов на производство и обращение избыточных (излишних) предметов потребления.

VII  ВЕСТЕРНИЗАЦИЯ КАК СПОСОБ ПРЕОДОЛЕНИЯ ТРАДИЦИОНАЛИЗМА

СУЩЕСТВО ВЕСТЕРНИЗАЦИИ.
«Волею судеб» народы некоторых стран Западной Европы совершили исторический прорыв мирового традиционализма и перешли на более высокий уровень общественного развития – к цивилизации. Содержание этой «воли судеб» достаточно подробно описал Джаред Даймонд в своей книге «Ружья, микробы и сталь».
            В числе ведущих,  «сотворённых» самими народами, факторов «воли судеб» Д. Даймонд особо отметил два: научное мировоззрение, как уникальная особенность постренессансного европейского общества, и устройство современного капитализма, «другого, более нигде не известного вида с рациональной капиталистической организацией свободного (формально) труда» (М. Вебер).

По оценке С. Хантингтона, «к 1500 г. возрождение европейской культуры шло полным ходом, социальный плюрализм, расширение торговли и технологические достижения составили основу новой эры глобальной политики». Эта новая глобальная политика состояла в том, что  «Спорадические или ограниченные «встречи» между цивилизациями сменились постоянным, широким и целеустремленным воздействием Запада на все остальные цивилизации… В течение четырех веков межцивилизационные отношения состояли в подчинении других обществ западной цивилизации».
    В результате: «К 1910 г. мир был более един в политическом и экономических планах, чем в любой другой период истории… Цивилизация означала западную цивилизацию. Международное право было западным международным правом.
   Формирование международной системы по западной модели стало вторым крупнейшим достижением глобальной политики после 1500 г».

     Однако «стремление Запада утвердить  свои ценности демократии и либерализма как универсальные, сохранить военное превосходство и укрепить экономические позиции вызывает противодействие… Такие западные идеи, как индивидуализм, либерализм, конституционализм, права человека, равенство, свобода, верховенство закона, демократия, свободный рынок, отделение церкви от государства, почти не находят отклика в других культурах».  Западное воздействие сводилось преимущественно к внедрению в других странах своих технологических достижений. Вместе с тем, взаимодействие незападных культур с западной цивилизацией способствовало росту цивилизационного самосознания незападных народов, углублению понимания различий между культурами и, как следствие, стремлению каждого народа строить свой мир по своим, отличным от Запада, образцам. При этом, к сожалению, в других культурах усиливаются фундаменталистские течения , несущие в себе угрозы войн и терроризма в силу неспособности этих культур осуществить противостояние влиянию Запада.
    Тем не менее, решение существующих общечеловеческих проблем настоятельно требует отхода от традиционных способов жизнедеятельности народов, угрожающих, по мере роста численности населения Земли, самому существованию человечества, и перехода к разумным, цивилизованным способам жизнедеятельности. В практическом плане необходимые разумные способы жизнедеятельности в настоящее время может предложить только Западно-европейская цивилизация. «Потуги» других стран и народов в поиске сопоставимых способов пока не выходят за рамки «детского лепета», на «взросление» которого потребуется не одно столетие. Причём без гарантий позитивного результата, как это случилось с азиатской концепцией буддизма и российской концепцией «Москва – Третий Рим».

    Главная проблема каждой страны в преодолении традиционализма и в переходе на более высокий уровень общественного развития, к цивилизации, состоит в изменении сознания людей, в повышении разумности их поведения, в разумизации человека. Как это отмечал Н. Элиас (с. 107), «Процесс цивилизации заключается в изменении образа поведения и мыслей людей в некотором определенном направлении». Кулборн (с.199) подтверждает это: «Базисным и наиболее позитивным фактором возникновения цивилизованных обществ послужили перемены в сознании».
    Народам стран Западной Европы «повезло» - стечение географических и геополитических обстоятельств позволило им «самостийно» преодолеть традиционализм и перейти на цивилизованный уровень развития своих обществ. Народам остальных стран, а таких стран большинство, до сих пор этого сделать не удалось, им предстоит осуществить сложный переход к цивилизационному устройству своих обществ.

ОБ ОПЫТЕ МОДЕРНИЗАЦИИ ЯПОНИИ.
      Сложность перехода от традиционализма к цивилизационному устройству общества можно оценить на сравнительно недавнем примере – на модернизации Японии. В статье В. Молодякова «Три интернационализации Японии» достаточно подробно описаны существо и способы японской модернизации.
      Модернизация в Японии проводилась в 2 этапа. Первый этап, названный «вестернизацией», был проведён в период 1868 - 1893 г.г. На этом этапе модернизация проводилась собственными силами, путём активного заимствования западных достижений: западной науки (от пара и электричества до противоэпидемических прививок), европейских идей и доктрин (равенство, разделение властей, гражданские свободы), европейских институтов (кабинет министров, политические партии, парламент) и обычаев (платье, балы, курение табака, употребление в пищу мяса). Со всем этим она блестяще справилась за четверть века. Однако в политическом устройстве сохранялись все традиционные если не структуры, то отношения. Разделение властей на деле так и не появилось в Японии до 1945 г.: исполнительная власть доминировала над законодательной, если таковой можно считать парламент (самодержавный император стоял над всеми и вершил все), а судебная власть просто подчинялась исполнительной. Конституция 1889 г. только формально приближала Японию к «цивилизованному миру», а фактически она стала закреплением норм и законоположений традиционного общества, только переведенных на современный юридический язык.
       По ряду причин в развитии страны верх одержали милитаристы, руководствовавшиеся идеологией ксенофобии и этнократии, видевшие в других странах вассалов, рабов или врагов. По мере милитаризации страны постепенно происходил отказ от принципа «богатая страна — сильная армия», его заменил другой: «бедная страна — сильная армия». Собственные силы, проводившие модернизацию Японии, оказались неспособными преодолеть авторитарную систему управления и обеспечить цивилизационное переустройство страны, несмотря на активнейшее заимствование западных достижений. Япония потерпела сокрушительное поражение во второй мировой войне.

         Второй этап, названный «американизацией» - «послевоенные преобразования в Японии, проведенные под контролем союзных (фактически американских) оккупационных властей.
     Основные реформы на этом этапе проходили по линии демилитаризации и демократизации. Японская армия была полностью демобилизована, офицерский корпус подвергся судебным преследованиям и люстрации. Демократизация была столь же тотальной.      Коротко говоря, демилитаризация имела целью ликвидацию последствий прошлого, демократизация — обеспечение того, что оно не повторится в будущем. Роспуск дзайбацу [крупнейших государственных промышленных корпораций] должен был предотвратить возрождение военно-промышленного комплекса и одновременно наносил удар по концепциям государственно-монополистического капитализма, несовместимым с «духом» «свободного мира». Все это увенчалось разработкой и принятием новой конституции, написанной американцами, но в корне отличавшейся как от прежней японской, так и от собственно американской.
       Проведённые реформы второго этапа оказали положительное воздействие на экономическое, социальное и политическое развитие Японии, заложив его основу на многие годы и дав ему мощный старт в силу своего форсированного характера. Они были проведены без особых перегибов и «головокружения от успехов», что также способствовало их полному и успешному осуществлению. Кроме того, было проведено разделение функций между оккупационными и японскими властями - первые определили содержание реформ, вторые проводили их в жизнь и отвечали за конкретные мероприятия. Поэтому у населения не возникало чувства неприятия реформ как чего-то чужеродного. В Японии не было сопротивления преобразованиям, которое надо было бы ломать.
      Значение второго этапа модернизации для Японии велико. Япония отстояла свое собственное место в истории мировой культуры, в общемировом «культурном пространстве». А ведь не будь модернизации, не будь насильственного включения Японии в систему «цивилизованного мира», ее культура и традиции так и остались бы достоянием этого замкнутого на себе народа, как традиционная религия - синто. В результате модернизации Япония добилась выдающихся экономических успехов, в настоящее время она вошла в семёрку наиболее развитых стран мира.

       Неспособность традиционных стран проводить модернизацию своими силами продемонстрировала также Россия. На протяжении 500 лет в стране было проведено (или сделано попыток провести) несчётное количество реформ и преобразований как в царское время, так и в послецарский период. Немало было сделано в заимствовании западных достижений в технике и технологии. Однако все эти реформы и преобразования не смогли преодолеть традиционное устройство российского и советского общества, поскольку наиболее характерными чертами этих преобразований были: нацеленность большинства реформ на проведение милитаризации страны; применение насилия как главного инструмента проведения реформ; сохранение неизменности тоталитарного существа государственной власти.

     В настоящее время большой интерес представляет проведение модернизации Китая, осуществляемой собственными силами с активным использованием технических достижений западной цивилизации (аналогично тому, как это делала Япония на первом этапе своей модернизации в 19 в). Китай делает сейчас очень большие успехи в развитии своей экономики. Однако в деле политических реформ таких успехов не замечено. Китай остаётся авторитарным государством, и это может затормозить его развитие, также как в Японии 19-го века.

ОБЩИЙ ВЫВОД.
      Разумизация человека, т.е. повышение способностей его разума к выработке рациональных способов реагирования на изменение условий среды его обитания и к организации цивилизованного поведения человека в процессе жизнедеятельности, является необходимым условием удовлетворительного разрешения настоящих и предстоящих общечеловеческих проблем.
      В современных условиях возможность разумизации человека определяется  преимущественно сложившимся устройством общества, в котором он проживает. При этом распространение имеющихся знаний и умений цивилизованных способов жизнедеятельности приоритетнее добычи новых знаний и умений. Поскольку основная масса населения планеты проживает в странах с традиционным общественным устройством, постольку генеральное направление создания условий для разумизации человека состоит в осуществлении перехода от традиционного устройства к более высокому уровню – к цивилизационному устройству обществ. Главная сложность заключается в преодолении авторитарных политических систем в странах с традиционным устройством.

      Технически (после преодоления авторитаризма политической системы) повышение разумности человека, его разумизация, может быть обеспечено сочетанием действий общества по  трём основным линиям:
- развитие общего образования в направлении обучения детей и юношества разумным, цивилизованным приёмам и способам жизнедеятельности (с учётом возраста);
- развитие непрерывного профессионального обучения работников предприятий и организаций приёмам и способам высокопроизводительного труда высокого качества («развитие каждого работника до максимально доступной ему степени производительности, которая позволила бы ему, говоря обобщённо, давать труд самого высокого качества, в пределах его естественных способностей» - Ф.У. Тейлор);
- создание и поддержание общественных условий для возможности каждому гражданину осуществлять свою жизнедеятельность в соответствии с цивилизованными нормами и правилами бытия.


Рецензии
В настоящее время наиболее расточительными и бесполезными, с позиции повышения качества жизни людей, являются два основных направления расходования (потерь) ресурсов:
- расходы ресурсов на ведение войн и на содержание военного аппарата в мирное время;
- расходы ресурсов на производство и обращение избыточных (излишних) предметов потребления – тех предметов потребления, количество и качество которых не оказывает влияния на прирост степени удовлетворения потребностей (качества жизни) людей.

Вы абсолютно правы, но устранить эти два фактора едва ли возможно. Они может быть даже движущая сила прогресса.

Михаил Гольдентул   22.08.2016 18:38     Заявить о нарушении
Спасибо за внимание. Прошу прощения за задержку с ответом.
Да, согласен, «устранить эти два фактора едва ли возможно», по крайней мере, в ближайшем будущем.
Хочу только обратить внимание на то, что оба эти факторы связаны (вызваны) инстинктами человека. А инстинкты могут быть подавлены только разумом, который у людей развивается весьма медленно.

Анатолий Писцов   03.09.2016 19:48   Заявить о нарушении
Еще раз согласен. Не просто медленно, но не найду математического термина сходу - что-то вроде -регрессивно диспропорционально количеству. У подавляющего большинства чудовищно медленно.
Гении - толкатели прогресса сами по себе, а массы сами по себе.

Михаил Гольдентул   04.09.2016 00:03   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.