Бароны фон Засс

                Бароны фон Засс
Впервые на фамилию фон Засс я обратил внимание когда писал о Бригенских  Энгельгардтах.
В 1740 году Яков Кристоф фон Мантейфель продал Бригене, Кумбули и  Шенгейду  Маргарите Сибилле, урождённой Броэль- Плятер, жене капитана Герхарда фон Засса.
В 1749 году  майор Герхардт фон Засс продал эти владения своему свояку капитану Георгу Михаилу фон Энгнельгардту и его жене Гертруде Хелене фон Засс.
Затем меня заинтересовал весьма любопытный документ, датированный 1696 годом."Вильгельм Засс удостоверяет, что получил 8000 талдеров и имение Ясмуйжу, как приданное за женой".
Ясмуйжа-музей Я.Райниса(Прейльский р-он).
А если учесть, что в немецком обществе в Лиепае, неоднократно упоминали о некой баронессе фон Засс, которая активно занимается благотворительностью и  по крупицам собирает все материалы о своих далёких предках, то и у меня невольно  возник интерес к прошлому этого древнего рода. Как никак бароны фон Засс жили и в  ближайшей округе, их потомки могут быть источником бесценной информации о прошлом нашего края. Чем больше я занимался этой тематикой, тем больше возникало вопросов и одновременно открывалось столько неожиданных и полузабытых страниц прошлого, что праздный интерес вылился в довольно объёмный материал.
Истинную радость доставила информация о Зассенгофе. Посудите сами.
В Зассенгофе с 1764 года работала бумажная мельница, как от ветра, так и с использоанием энергии падающей воды. В этот период времени владельцем Зассенгофа был Янис Штейнхауер, сын беглого крепостного." Штейнгауэр был гениальным бизнесменом. Он владел домами в центре Риги, портом в Болдерае, лугами в Спилве, всем Засулауксом, островом Коюсала на Даугаве, первой в Риге бумажной фабрикой, крупнейшей в Латвии лесопилкой и многим другим. И не раз, будучи негражданином, вынужден был делать бизнес через подставных лиц. Чиновники магистрата затаскали Штейнгауэра по судам, в одном из исков они бесхитростно указали истиную причину своего недовольства: “Живет лучше, чем некоторые граждане”.

Янису надоело использовать как подставных лиц случайных людей. Он решил выдать дочь замуж за приезжего из Германии Тобиаса Эфлейна. Скромный бухгалтер был счастлив: он становился зятем миллионера! Иллюзии Эфлейна рассеялись, когда Рижский магистрат не признал его гражданином города, так как тот женился на “подлой латышке”. Вскоре, однако, из Санкт-Петербурга пришел указ - считать Эфлейна гражданином! В разъяснении подчеркивалось: императрица, будучи сувереном, имеет право сама решать, кто в Риге гражданин. В Зассенгофе на заводе "Мотор" с 1910 года выпускались самые первые в России авиационные двигатели. Как писал один из его создателей Калеп:
" Первый построенный нами мотор мощностью 35 л.с. с водяным охлаждением был установлен на аппарате "Райт", и с ним были совершены многочисленные полеты". Изготовленный в Риге мотор представлял собой модификацию райтовского двигателя и, благодаря многим усовершенствованиям, развивал на треть большую мощность. Самолет типа "Райт" также был построен на заводе "Мотор". Чтобы сделать пилотирование более простым, Калеп снабдил самолет небольшим горизонтальным стабилизатором, а дополнительно к полозьям под крылом установил колесное шасси.
http://www.airwar.ru/enc/law1/flyer.html
К великому моему разочарованию оказалось, что Зассенгоф это один из рижских микрорайонов - Засулаукс и документов подтверждающих связь баронов фон Засс с этими владениями нет, но я до сих пор считаю что топонимические обозначения всегда несут какую-то информацию о прошлом.
Не удалось мне разыскать и девиз рода фон Засс, не менее странными кажутся также и  ссылки подтверждающие,   что далеко не за всеми представителями этой семьи признавалось баронское достоинство, хотя род древний и весьма славный.

Род баронов фон Засс происходил из Вестфалии. В XV веке фон Зассы уже известны в Прибалтике. 17 октября 1620 года этот род внесён  в матрикулы курляндского дворянства. Члены этого рода в Высочайших приказах, грамотах на ордена, патентах на чины и других официальных документах, начиная с 1815 года именованы баронами.
Определением Правительствующего Сената, от 10 июня 1853 и 28 февраля 1862 годов, за курляндской дворянской фамилией фон Засс, внесенной также в дворянский матрикул острова Эзель, признан баронский титул.
Есть все основания считать, что уже начиная с середины XVIII века бароны фон Засс , благодаря выдающимся представителям этого рода, играют заметную роль в истории Прибалтики и России. К этому времени члены семьи фон Засс занимают важные государственные и общественные посты, среди них много юристов, учёных, врачей, религиозных  деятелей, но более  всего видных военачальников.
Представители рода фон Засс - активные участники Отечественной войны 1812 года, заграничных походов русской армии 1813-1815 гг, других военных баталий этого времени. Барон Андрей Павлович  фон Засс, Корнилий Александрович фон Засс, барон Андрей Андреевич фон Засс, Александр Павлович фон Засс, барон Григорий Христофорович фон Засс - все они прославились на полях сражений от Бородина до Парижа.
     В Храме Христа Спасителя в Москве, в Галерее воинской славы, за сражение при Колоцком монастыре, Шевардине и Бородине 24 и 26 августа 1812 года золотом указана фамилия Засс.
 

 
Родовой герб баронов фон Засс.





Андрей Павлович (Андреас Бурхардт Фридрих) фон Засс (1753, Рига  -  23.12. 1815, Рига) из лифляндского дворянского рода.

 


Его отец Павел Егорович (Пауль Хартвиг) фон Засс, 1703 -1772, боевой генерал (бригадир) провёл всю свою жизнь в военных походах, поэтому неудивительно что,  по традиции семьи, Андреас с восьмилетнего возраста был записан рядовым  в Лейб-кирасирский полк. В пятнадцать лет в чине подпрапорщика  начал службу в Лейб-гвардии Преображенском полку.1.01.1773 г. произведён в прапорщики, через шесть лет, уже в чине подполковника, переведён в Лейб- кирасирский полк, в составе которого и принял участие в русско-турецкой войне  1787-1791 гг. За отличие в сражении при  Каушанах  21 апреля 1790 года получил чин полковника и назначен командиром Переяславского конно-егерского полка в летучем корпусе Екатеринославской армии генерал-поручика Павла Сергеевича Потёмкина. Участвовал в осаде и взятии Бендер.
За отличие в Польской кампании 1794 года, особенно при взятии Праги (пригорода Варшавы),  Андрей Павлович  фон Засс, по  ходатайству самого фельдмаршала  А.В. Суворова, был награждён орденами Св. Владимира  4-й и 3 -й степеней,  Св. Георгия 4-й степени,   Золотой саблей с надписью "За храбрость",  произведён в генерал-майоры и назначен шефом Старооскольского мушкетёрского полка. Но уже в мае 1797 уволен в отставку "за промедление в прибытии к новому месту службы".
Всё изменилось с восшествием на престол Александра I, который имел самые лучшие отзывы об этом генерале.  Уже 01.11. 1802 году А.П. фон Засс возвращён в армию, назначен командиром Екатеринославского кирасирского полка, и через непродолжительное время за "отличия" в этой должности награждён очередным орденом Св. Георгия. В 1806 году произведён в генерал-лейтенанты и назначен  командиром сводного кавалерийского отряда, в который входили Лейб-кирасирский  Ее  Императорского Величества полк, Переяславский и Житомирский драгунские полки. С первых дней русско-турецкой войны (1806-1812 гг.) прославился как решительный и отважный кавалерийский командир.
В 1807 году  А.П. Засс получил в командование  25-ю пехотную дивизию в центральной России, но по просьбе командующего Молдавской армией генерала Прозоровского был оставлен в действующей  армии .
В начале марта русские войска осадили крепость Измаил, но полностью окружить её не удалось. Турки постоянно совершали вылазки и 17 марта их 5000 отряд напал на позицию генерала Засса. Сражение продолжалось с 11 часов утра до 7 вечера. В этом бою сам Засс, окружённый турками,  едва не попал в плен. Под ним убило лошадь. В самый драматический момент, его адьютант Карл Густав фон Штрадман (будущий генерал от кавалерии и участник Отечественной войны 1812 года), сам подвергаясь смертельной опастности , отдал ему своего коня. Турки были отброшены и понесли тяжёлые потери. За руководство своими войсками и особенно за сражение 17 марта генерал-лейтенант А.П фон Засс был награждён орденом Св. Анны 1-степени.
14 сентября 1809 года Андрей Павлович фонЗасс , командуя 16-й пехотной дивизией, взял сильно укреплённую крепость Измаил, в ней были обнаружены :21 знамя, 221 орудие, 9 судов с 36 орудиями, более 5300 пудов пороха и множество снарядов. Главнокомандующий Молдавской армией, вместо скончавшегося князя Прозаровского, генерал от инфантерии Пётр Иванович Багратион писал в своём донесении императору Алексадру Павловичу: «Деятельности Засса я в полной мере не могу изобразить. Он не предпримет ничего, если сам, сперва, не осмотрит место: всегда на работах, и днём и ночью, был сам; на время канонады находился на батареях; при вылазках гарнизона распоряжался сам».
Император Александр I наградил Андрея Павловича Засса Александровской лентой и арендой по чину. Ему высочайше были пожалованы имения Кергель и Таггамойзе Аренсбургского уезда Лифляндской губернии.
Вначале 1810 года генерал Засс, стремительно преодолев Дунай, блокировал крепость Туртукай, гарнизон крепости бежал, оставив  пушки, снаряжение  и Съестные припасы.
Впрочем, по сохранившимся воспоминаниям С. Г. Волконского " отличие и храбрость", впрочем, как и значение этого события, были "несколько преувеличены":«…когда  мы  переходили Дунай в Гирсове, особенный отряд перешёл эту реку против Туртукая. Им командовал ...Андрей Павлович Засс. Успешно переправившись чрез реку , он сейчас распорядился о штурме Туртукая, но слабый гарнизон этого укрепления отступил... и это подало повод  в кругу молодёжи к следующему куплету:
On leur donne la chasse.
On n’y trouve que des souris
On occupe la place
Tourtoukai par Zass est conquis»
Туртукай захвачен Зассом,
В крепость вступают,
Находят там  лишь мышей
И устраивают на них охоту.

Как бы там ни было 13 июня 1810 года  Андрея Павловича Засса наградили орденом Св.Георгия 3-й степени"в награду за отличие и храбрость,  оказанные в сражении против турецких войск при взятии Турукая 19 мая".
В 1811 году линия боевых действий Молдавской армии растянулась более чем на 1000  километров. Весь правый фланг армии, находящийся в Малой Валахии, прикрывали войска генерала А.П.Засса.Умелыми действиями он постоянно отражал  нападение турецких войск, пытавшихся прорваться в тыл русской армии, хотя турки имели значительное численное преимущество, порой  четырехкратное. Даже после объединения двух турецких армий  им не удалось разгромить, оттеснить войска А.П. Засса и прорваться через  Малую Валахию к флангу Молдавской армии , возглавляемой М. И. Голенищевым-Кутузовым, что в немалой степени определило  исход всей кампании 1812 года. В своём донесении Александру I главнокомандующий Молдавской армией  самым лестным образом отзывался о смелом, решительном и умелом генерале , ходатайствуя о награжении его орденом Св. Владимира 1-й степени. На что император повелел "исполнить немедленно".
Напряженный труд военначальника, на протяжении многих лет, непрерывно неходящегося в боевой, действующей армии подорвали здоворье генерала Андрея Павловича фон Засса и в конце 1811года он вышел в отставку. Но уже в мае 1812 года Военый министр и главнокомандующий 1-й Западной армией,  генерал от инфантерии Михаил Богданович Барклай де Толли писал Зассу: " Государь Император , содержа во Всемилостивейшем внимании ревностную службу Вашу, ознаменованную отличными подвигами, желает, чтобы здоровье Ваше позволило Вам  быть употреблённым в Армии".
Уже в декабре 1812 года генерал-лейтенант Андрей Павлович фон Засс получил под своё начальство кавалерию 3-й Западной армии  Чичагова, с которой прошёл за Неман следовал на Мариенбург, Лебау, Бромберг, осаждал крепость Торн, а затем с армией Барклая да Толли его боевой путь пролегал на Познань, затем через Криосен и Дрезден к Бауцену, где в результате действий корпуса французсского маршала Ноя сложилась опасное положение для всей русской армии. Барклай де Толли отдал весь свой резерв в распорядение генерал-лейтенанта Засса с цель во что бы то ни стало  овладеть господствующими высотами и удержать их  до полного отхода русских войск. Эта задача была выполнена блестяще. В награду Зассу была пожалована Золотая шпага с алмазами.  Впоследствии он командовал всей кавалерией правого фланга союзной армии.
27 марта 1814 года, через неделю после взятия Парижа, генерал-лейтенант  Андрей Павлович фон Засс был отправлен в отставку " с мундиром и полным пенсионом". 24 декабря 1816 года он скончался в Риге - вся его жизнь была отдана  служению России. Прах его покоится на кладбище  Уббенормского прихода.
Его имя украшает многие страницы российской военной истории. В Военной галерее Зимнего дворца портрет Андрея Павловича фон Засса, написанный в 1823-1828 гг. художником Джорджем , расположен между портретами  Императора Александра I и Великого князя Константина Павловича.
Андрей Павлович Засс был женат два раза.  В первый раз - на графине Елизавете Игельстрём, во второй - на Александре Фёдоровне Юркевичевой. У него было два сына от первого брака. Старший Пётр Адреевич (Peter, Gustav, Otto)фон Засс, 1781-1830. В 1799 году поступил нижним чином на военную службу, участвовал в в войнах с Турцией и Францией. Был женат на Вере Чоглоковой, фрейлине Императрицы Марии Фёдоровны, состоял в чине генерал-майора при цесаревиче  Константине Павловиче, погиб во время польского восстания в ноябре 1830 года. Младший из сыновей Андрея Павловича  - Фёдор Андреевич (Fridrich), 1784 -1805, также поступил на военную службу, но скончался  в Ревеле в чине поручика.

Андрей Андреевич (Gideon Heinrich) фон Засс, 1776 - 1830, из лифляндских дворян.

 





1 января 1787 года в возрасте 10 лет записан в лейб-гвардии Конный полк вахмистром, 1 марта 1792 года приступил к действительной службе ротмистром Киевского конно-егерского полка. Участвовал в подавлении польского восстания 1794 года под предводительством генерала Костюшко (Tadeuch Kosciuszko), отличился при штурме Варшавского предместья Праги, за что получил чин секунд-майора и золотой офицерский крест.
1 января 1807 года  назначен в Псковский драгунский полк, в составе которого принимал участие в кампании против французов в Восточной Пруссии, отличился в сражениях при Гутштадте (Gutstadt), Гейльсберге (Heilsberg) и Фридланде (Friedland)
12 декабря 1807 года – полковник, в 1809 году участвовал в походе в Галицию, 19 июля 1810 года - командир Псковского драгунского полка.
 В ходе Отечественной войны 1812 года сражался в составе 6-й бригады 2-й дивизии 2-го резервного кавалерийского корпуса генерал -майора Ф.К Корфа
1-й Западной армии, отличился в сражении при Бородино.
Вот как описывает этот боевой эпизод историк А. Бегунова: «Особенно отличился на батарее Раевского Псковский драгунский полк под командованием полковника Засса. Сначала он пошел на колонну противника, которая угрожала флангу двух соседних полков (Сибирского и Иркутского. – В.Б.), атаковал ее на рыси и, несмотря на превосходство в силе, обратил в бегство. Потом, под выстрелами неприятеля, Засс собрал полк сигналом «аппель» и вторично пошел в атаку» [5]. 23 декабря 1812 года полковник А.А. Засс «В воздаяние ревностной службы и отличия, оказанного в сражении против французских войск 1812 года августа 26-го при с. Бородине, где двукратно атаковал с храбростию и мужеством неприятельскую конницу и пехоту и, опрокинув оные, решил отражение неприятеля» был пожалован Орденом Святого Георгия 4 класса. Псковский драгунский полк был переведен в кирасирские, что считалось особым отличием, поскольку кирасиры находились в привилегированном положении по отношению к другим полкам армейской кавалерии.
28 августа 1812 года в арьергардном сражении под Можайском полковник А.А. фон Засс был тяжело ранен в руку, выбыл из строя, но уже в конце ноября вернулся в армию. C 1813 году Засс участвовал в Саксонской кампании, затем во Французсской 1814 года, сражался под Калишем, Люценом, Рауценом,Райхенбахом,  Дрезденом и Лейпцигом. В бою под Кульмом,  был ранен пулей в правое бедро навылет, но остался в строю. За  мужество  был награжден прусским Военным орденом Железного креста («Кульмским крестом»).
15 сентября 1813 года Андрей Андреевич Засс "за отличие"  произведён в генерал-майоры. Отличился при штурме Парижа. Участвовал во втором походе во  Францию, командуя 2-й кирасрской дивизией, с которой он впоследствии принял участие в русско-турецкой войне 1828-1829 гг. С  22 августа 1826 года – генерал-лейтенант.  За отличие  в сражении при Кулевчах 8 июня 1829 года получил Золотую шпагу  с алмазами и  надписью " За храбрость".
 В начале 1830 года генрал Засс был направлен в Польшу, где заболел холерой  и 16 января скончался.
Портрет Андрея Андреевича фон Засс, кисти художника Джорджа Доу, размещен в Военной галерее Зимнего дворца.

Неувядаемой славой отмечен ещё один представитель этого лифляндского рода, Герой отечественной войны 1812 года и заграничных походов , военноначальник, Георгиевский кавалер генерал-лейтенант Александр Павлович фон Засс.

 

Александр Павлович (Kristof Aleksander)  фон Засс родился в городе Пернов(Пярну) 20 июня 1785 года  в семье военного. Его отец - Корнилий (Kornelius Kristofer Jogann) генерал, участник войны против турок и французов, участвовал в Отечественной войне 1812 года и в Заграничном походе 1813-1814 годов. Мать Маргарета Магдалена, урождённая фон дер Остен-Сакен.
 В 1793 году, в восьмилетнем возрасте, по  принятому в дворянских семьях обычаю, был записан сержантом в Лейб-Гвардии Семёновский полк и до восшествия на престол императора Павла Петровича, часто находился на попечении родителей. В октябре 1796 года, на двенадцатом году жизни, навсегда покинул родительский кров, оставив заплаканную мать и ничего не понимающего братишку, трёхлетнего Корнелиуса , будущего генерал-лейтенанта. Разве можно было тогда предположить, что их мать, скромная, добрая и тихая женщина, доживёт  до того дня , когда оба её  сына станут генералами, что портрет её Криса (Александра Павловича Засса)  будет помещён в Военную галерею Зимнего дворца  ещё при её жизни.
Через месяц  по прибытии в полк, 13 ноября 1796 года,  Александр Павлович Засс  произведён в прпапорщики, с назначением флигель-адъютантом к Его Императорскому Величеству.
С 1805 года, уже в чине штабс-капитана, состоял при командире корпуса Ф. Ф. Буксгевдене (1750-1811), участвовал  в австрийской кампании  и за проявленную отвагу и отличие в битвах при Вишау и Аустерлице получил первый в жизни орден Св. Владимира 4-й степени с бантом  и звание капитана.
С апреля 1807 года Александр Павлович Засс, в составе Лейб-Гвардии Семёновского полка, участвует в прусском походе. За сражения против французов под Гутштадтом, Гейльсбергом, Фридландом он получает чин полковника, орден Св. Анны 2-й степени, а 20 мая 1808 года, в возрасте 22 лет, и Золотую шпагу с надписью "За храбрость".
С 1809 по 1811 год он уже участвует в турецком походе. Находясь в первой группе авангарда  корпуса генерал-лейтенанта Андрея Павловича фон Засса, полковник Александр Павлович фон Засс за форсирование Дуная отмечен бриллиантовыми знаками к ордену Св. Анны, за штурм Рущука, 22 июля 1810 года, отмечен  Монаршим благоволением.
Затем уже в Сербии, возглавляемый им полк, в составе отдельного отряда осадил сильно укреплённый замок Гирсов (Гурусовицы). При подготовке штурма ему удалось  на небольшом участке силами 12 орудий пробить брешь в каменной стене. За этот подвиг Засс 16 декабря 1810 года был награждён орденом св. Георгия 4-й степени
  В воздаяние ревностной службы и отличия, оказанного в деле при покорении крепости Гурусовицы, где, учредив батарею, действием которой были разрушены стены, своею деятельностию и искусством главнейше содействовал к покорению оной.
Отличился А. П. Засс и в делах против турок под Виддином, Лон-Паланкою, но особенно в бою с войсками виддинского паши  Измаил-бея при переправе его через Дунай, за что был удостоен ордена Св. Владимира 3-степени.
В 1812 году Белостокский пехотный полк, которым к этому времени командовал Александр Павлович фон Засс,  влился в корпус генерал-лейтенанта Фабиана Вильгельма фон дер Остен-Сакена , с которым 25 декабря  перешёл на территорию Варшавского герцогства, участвовал 20 января 1813 года в занятии Варшавы. Во время присоединения русского корпуса к прусским войскам  Александр Павлович Засс  был назначен командиром 10-й пехотной дивизии. с которой принял участие в сражениях при Кайзерсвалде, Кацбахе, Лейпциге, при переправе через Рейн у Мангейма.
За энергичные действия при Кацбахе  14 августа 1813 произведён в генерал-майоры.
По приказу генерала Ф.В. фон дер Остен-Сакена две ударные группы: генералов А.П. Засса (в составе трёх полков) и А. И Талызина в ночь на 20 декабря, в условиях густого тумана,  должны были форсировать Рейн. На противоположенном берегу реки находились сильные укрепления, 6 орудий крупного калибра и большое количество французских войск.  Четыре раза под пушечным и ружейным огнём русские войска штурмовали редут и только , когда в рядах защитников осталось 300 солдан и 6 офицеров, они сложили оружие.
За этот подвиг, совершённый в присутствии Прусского короля Фридриха Вильгельма  и Российского императора Александра Павловича , Засс был награждён орденом Св. Анны  1-й степени и прусским орденом Красного Орла 2-степени.
А впереди у него  ещё были сражения  под Бриенном, Ла-Ротьером, Монмиралем, Шато-Тьерри, Краоном, Лаоном и Парижем. С 20 марта он осаждал Венсенский замок.  В этих ратных делах он командовал, по случаю смерти генерала Неверовского, его знаменитой, считавшейся одной из лучших в русской армии,  27-й пехотной дивизией.  За сражение под Бриенном и Ла-Ротьером  Александр Павлович Засс во второй раз был награждён орденом Св. Георгия 4-й степени. За всю историю существования в России ордена Св. Георгия  А.П. Засс был единственным дважды удостоенным  награды  одной и той же степени.
В кампании 1815 года, в составе корпуса графа Ланжерона, генерал А.П. Засс  участвовал в блокаде крепостей Фальцбург  и Мец.
С началом русско-турецкой войны 1828-1829 годов он неотлучно в боевой армии. Его 8-я пехотная дивизия участвовала в осаде крепостей Тульчи, Исакчи, Мачина,  в занятии крепости Бабадаг. После взятия последней он стремительным маршем  пришёл под крепость Шумлу. «В воздаяние примерного мужества и распорядительности, оказанны х во все время настоящей войны и в особенности в действиях против неприятеля 16-го и 17-го июля 1828 г. при крепости Шумле, где личным присутствием с отличною ревностью ободрял своих подчиненных», что происходило на глазах  самого императора, Александру Павловичу  Засс  было пожалован ордена Святого Владимира 2-й степени. «За отличное мужество и благоразумные распоряжения, оказанные при осаде крепости Силистрия» он получил орден Святой Анны 1й степени с императорской короной и произведён в генерал-лейтенанты (22 мая 1828года). 
По окончании войны генерал Засс 4 октября  1829 года получил в командование  7-ю пехотную дивизию и казалось навсегда закончилась его кочевая жизнь, но уже в марте 1831 года ему пришлось выступить в поход против польских мятежников. В этой кампании он нанёс поряжение повстанцам у Ополья и Юзефова за что награждён Золотой шпагой  с надписью " За храбростьб" и алмазными украшениями, отмечен он был и польским знаком за военное достоинство (Virtuti Militari) 2-й степени.
4 сентября 1835 года ему пожалован орден Белого Орла. В последний раз он представлял свою дивизию на Высочайшем смотре в августе 1839 года, во время сбора войск при Бородине. 30 августа этого же года назначен членом Генерал-Аудитора. Скончался он в Петербурге 18 августа 1843 года. Семьи у него не было.
Его младший брат  Корнилий  Корнилиевич (Kornelius Heinrich Johann) фон Засс (1776-1857), генерал -лейтенант, генерал-абъютант был также активным участником Отечественной войны 1812 года и Заграничных походов 1813-1814 годов, участвовал в военных компаниях 1831 года в Польше  и 1843 года  в Венгрии.
Ярким представителем  курляндского баронского рода из владельцев имения Шкеде (Кулдигского уезда) был  Григорий Христофорович фон Засс (29 апреля 1797 - 4 декабря 1883 ) сыгравший огромную роль в освоении закубанских территорий, основатель 3 больших военных укреплений по Лабе, 14 казачьих станиц и города Авмавира.

 

Его далёкие предки не раз обнажали оружие под знамёнами меченосцев, а в 1710 году в числе 52 рыцарских родов  принесли торжественную присягу на верность русскому царю Петру I, и с тех пор верой и правдой служили новому Отечеству. Барон фон Засс с детства мечтал о военной карьере, поэтому когда в 15 лет, отец вручил ему письмо к своему давнему сослуживцу графу Остерману-Толстому с просьбой  приобщить сына  к военной службе,  он без промедления отправился в действующую армию и практически  сразу попал в кровопролитную битву при Дрездене (15 августа 1813 года). Потом были Кульм и сражение под Лейпцигом , за участие в которой  фон Засс получил солдатский Георгиевский крест, чин корнета "вне линии, за отличную храбрость" , ранение в ногу и пожизненную хромоту. С тех пор, как он сам писал:" Жизнь моя сделалась непрестанною службой, а служба  - жизнью".
По окончанию войны с Францией Засса зачисляют в стяжавший себе громкую славу и считавшийся привилегированным Псковский кирасирский полк. Мирная жизнь (полк квартировал на Украине) не устраивала жаждущего подвигов молодого офицера, и он стал искать иного, менее спокойного места службы. Впрочем, поиски не были продолжительными. Легендарный герой 1812 года Я. П. Кульнев не зря говорил, что "Матушка-Россия тем и хороша, что в каком-нибудь ее углу непременно дерутся". В 1820 году Засс был переведен в Нижегородский драгунский полк, располагавшийся в Кахетии. Здесь молодой офицер впервые столкнулся с особенностями ведения боевых действий на Кавказе. К счастью, с учителями ему повезло. В 1821-1822 годах полком командовал известный своим бесстрашием князь А. Г. Чавчавадзе, а потом И. П. Шабельский, которого В. Потто в своей "Истории 44-го драгунского Нижегородского полка" охарактеризовал как "одного из замечательнейших кавалерийских генералов царствования Николая Павловича". Правда, после похода в начале 1822 года в Джарскую область полк временно не принимал участия в крупных военных действиях. На Лезгинской линии дело ограничивалось лишь схватками с небольшими отрядами (или, как тогда говорили, партиями) лезгин, устраивавших набеги на русские посты. Поэтому в 1826 году Засс покидает кавалерию и переходит сначала в 43-й егерский, а затем, уже в чине майора,  в Навагинский пехотный полк,   с которым участвует в русско-турецкой войне 1828-1829 годов (наградой ему стали Владимир 4-й степени с бантом и подполковничьи погоны).  В 1830 году император Николай I, раздасадованный явными военными неудачами русской армии против горцев предписывает: " Усмирить навсегда горские народы или истребить непокорных". Это была непростая задача, нужно было в корне менять все принципы военной тактики и методы ведения войны со свободолюбивыми кавказцами, которые умело пользовались засадами и стремительными набегами на опорные пункты русских войск.
С 1830 года, с назначением Г.Х. фон Засс командиром Моздокского казачьего полка,  говоря словами одного из его биографов, "начинается настоящая боевая деятельность Засса на Кавказе, стяжавшая ему славу в рядах Кавказской армии и  грозную  репутацию среди горцев". Вступив в должность он предпринимает  в 1831-1832 годах  два дерзких набеговых рейда , пройдя из конца в конец всю Чечню, часть Дагестана  и разгромив по пути несколько мятежных "скопищ". С этого времени за ним закрепляется уважительное у местных жителей прозвище  - Хромой шайтан. Весной 1833 года фон Засса (к тому времени уже полковника) пригласил к себе начальник Кавказской области генерал-лейтенант  Иван Александрович Вельяминов и предложил ему возглавить Баталпашинский участок Кубанской линии, считавшийся, по словам сослуживца Засса Г.Атарщикова , "одним из наиболее опасных вследствие  беспрестанных набегов горцев". При этом командующий войсками Кавказской и Черноморской линией генерал И.А. Вельяминов предоставил Зассу особые полномочия"действовать по своему личному усмотрению, без особого предварительного разрешения начальника Кубанской линии".
Вот как об этом пишут А. Луночкин и А. Михайлов в статье "Большая война" о дальнейшем развитии событий. " Основными силами, имевшимися в распоряжении Засса, были казаки Хоперского и двух Донских полков и солдаты 1-го батальона Навагинского пехотного полка, располагавшиеся в станице Невинномысской. До приезда нового командира русский отряд ограничивался пассивной обороной. Казачьи станицы, по воспоминаниям современника, были надежно укреплены: "обнесены кругом двойными плетнями, пустое пространство между которыми, в аршин шириной, засыпано землею, в образовавшихся таким образом фасах укрепления были прорезаны бойницы, а на четырех углах расположены батареи". Все работы и поездки совершались только при ярком солнечном свете; с наступлением сумерек и даже просто в туманные дни люди скрывались в станицах, ибо, как пишет Г. Атарщиков, "горцы, пользуясь мглой, могли неожиданно напасть на рабочих или угнать стада". Прекрасно знавшие местные условия черкесы, как правило, появлялись неожиданно и, совершив набег, исчезали раньше, чем русские отряды настигали их.
Прекрасно понимая, что для успешной борьбы следует перехватить инициативу, Засс в первые же дни своего пребывания на Кубанской линии приступил к организации разведки. Он тратил средства (и часто из собственного жалованья) на оплату разного рода осведомителей и лазутчиков, собирая буквально по крупицами информацию о намерениях и планах противника. Кроме того, он приказал перекопать некоторые лесные топы, ведущие к берегу Кубани, и выставить казачьи пикеты у бродов. А уже на второй месяц своего руководства Баталпашинским участком Засс предпринял первую экспедицию на неприятельскую территорию. Заблаговременно узнав от своих лазутчиков, что около ста черкесов скрывается на левом берегу Кубани, готовясь напасть на русские посты, он быстро собрал отряд в 350 казаков, перешел с ними реку и стремительным маршем (80 верст за сутки) настиг неприятеля. Засс сформулировал главный принцип своей тактики так: "Лучше подвергнуться ответственности за переход через Кубань, нежели оставить хищников без преследования". Подводя итоги операции, он особенно подчеркивал ее психологический эффект: "Они (казаки. - Авт.) как бы воскресли духом, снова видя успех оружия, долго перед тем остававшегося только в оборонительном положении, и получив надежды, что наконец прекратятся беспрестанные вторжения в их край хищнических партий".
      Ободренный успехом, Засс совершил в августе - октябре 1833 года еще несколько закубанских экспедиций. В них все четче и четче вырисовывалась избранная им тактика. Как правило, получив от своих лазутчиков сведения о готовящемся набеге того или иного вражеского отряда, он первым нападал на него, часто не давая горцам возможности даже собраться в условленном месте. Нанеся ошеломленному противнику поражение, Засс обычно сжигал для острастки несколько аулов (иногда даже не принадлежавших непосредственным участникам набега, а просто известных как "недоброжелательные"), захватывал скот и лошадей и так же стремительно уходил на русский берег Кубани. Эта тактика была близка к тактике самих горцев и оказалась весьма эффективной. Очень скоро Баталпашинский отряд из защищающегося превратился в нападающий.
      Во время набегов Засс никогда не забывал о задачах разведки и тщательно исследовал все лесистые балки, которые могли служить укрытием неприятелю. Другая показательная деталь: в своих реляциях он педантично перечислял по именам знатных горцев, убитых в бою или взятых в плен. Все это говорит о том, что русский военачальник прекрасно ориентировался в обстановке и знал врага буквально в лицо.
      Самым типичным для Засса представляется поход, совершенный им в ноябре 1833 года на бесленеевцев за реку Лабу. Собрав отряд из 800 пехотинцев и 400 конных казаков при шести легких орудиях он неожиданно напал на аул "известного своим недоброжелательстовом" князя Айтека Канукова и расстрелял его из пушек. "Затем, - писал Засс в своем рапорте, - солдаты и спешенные казаки бросились на них (горцев. - Авт.), почти всех истребили штыками или шашками, а разграбленный аул сожгли". Однако на обратном пути к переправе через Лабу отряд был атакован "скопищем" из 2000 бесленеевцев, абадзехов и кабардинцев во главе с самим Айтеком Кануковым. Желая отомстить за уничтоженный аул, горцы подожгли на пути отступающих русских сухую траву и камыш. Однако, вовремя разгадав замысел противника, Засс приказал выжечь для своего отряда площадку и обезопасил себя от огня. Когда же неприятель подошел ближе, его встретили картечью. Обратив воинов Канукова в бегство, Засс быстро дошел до Лабы и, не останавливаясь на ночлег, при свете костров начал переправу. Когда горцы опомнились, русские были уже на другом берегу. В этом походе Засс потерял только одного солдата убитым и 14 ранеными.
Уже через две недели (середина декабря 1833 года) Засс напал на два бесленеевских аула. "Я сжег запасы сена и проса... чем лишил их возможности кормить и скрывать скот в своих крепких ущельях", - рапортовал он.
      Подводя итого первому году своей службы на Баталпашинском участке, Засс писал: "Враждебные горцы наказаны были потерею многих знатных хищников, взятых нами в плен, отбитием большой баранты, истреблением их аулов и запасов хлеба и фуража, они перестали делать беспрестанные набеги на нашу линию".
Он проявлял при этом блестящее владение всеми специфическими приемами кавказской войны: засады, стремительные нападения, ложные отступления и т. д. " Принятая мною с самого начала командования моего система наступательной войны, необходима была, по мнению моему, со стороны Лабинского кордона. Только следуя ей, мы могли воздержать и на будущее время мирных горцев от измены, непокорных от частых вторжений в наши границы мелкими партиями и даже сильными сборищами".
      В 1835 году Засс был награжден золотой саблей с надписью "За храбрость" и назначен командиром всей Кубанской линии. Воинское искусство и большая личная храбрость снискали ему громкую славу как среди соратников, так и среди врагов. Г. Атарщиков вспоминал: "Засс представлялся даже линейным казакам человеком сверхъестественной храбрости, героем беспримерным, под начальством которого можно разбить неприятеля, хотя бы он в тысячу раз был сильнее... По своей наружности, характеру, складу ума, находчивости, решительности, умению внушить к себе уважение и страх в горцах, любовь казаков и солдат, был рожден собственно для партизанской боевой жизни..." А. Розен в "Записках декабриста" отмечал: "Никого из предводителей русской армии не боялись так черкесы и ни один из них не пользовался такой известностью у горцев, как этот оригинальный курляндец. Его военная хитрость была столь же замечательна и достойна удивления, как и его неустрашимость, и при этом он обнаруживал еще необыкновенную способность изучать характер кавказских народов".
      Храбрость и особенно невероятная осведомленность Засса о делах противника снискала ему среди горцев славу человека, связанного с потусторонними силами. Сам же он всячески старался подобные слухи поддерживать.
      Г. Атарщиков вспоминал, что однажды, принимая у себя черкесских делегатов, Засс послал верного человека вынуть из их пистолетов пули и передать ему. Затем он обратился к гостям с вопросом: "Для чего вы носите за поясом пистолеты? Ведь вы не можете попасть из них в цель на 10 шагов!" Когда же возмущенные таким предположением горцы стали возражать, предложил им выстрелить для пробы в его шапку. Не ведая, что в пистолетах, горцы согласились выстрелить, а Засс незаметно бросил пули на землю. Удивление стрелявших было безмерным. Но оно перешло в ужас, когда Засс, добившись, чтобы стреляли прямо в него, продемонстрировал свою "неуязвимость". Интересно, что точно таким же приемом пользовались британские агенты на Востоке.
      В другой раз Засс показал нескольким абадзехам через врезанное в дверь оконце искусно нарисованную панораму аула и заявил, что способен видеть любое место на земле и поэтому бесполезно пытаться что-либо от него скрыть. С большим успехом показывал Засс горцам и такие "волшебные" вещи, как музыкальная табакерка, подзорная труба, электрическая машина... "Все эти не более как пустые фокусы для образованного человека, - писал Атарщиков, - на полудиких горцев... производили огромное действие. Они признали Засса чародеем. Даже его внешность вызывала смятение: высокий, сутулый, хромой, со светло-голубыми глазами, с длинными висячими усами, причём один  ус чёрный, а другой абсолютно белый.
      На разного рода хитрости Засс был действительно неистощим. Однако венцом проявленной им изворотливости, вероятно, следует считать следующее событие. Желая ввести противника в заблуждение, Засс распустил слух о собственной болезни. Явившихся проверить это горцев полководец принимал лежа в постели среди склянок с лекарствами. Затем был разыгран целый спектакль. "Засс лежал на постеле покрытый простынею в виде савана, три восковые свечи тускло горели над изголовьем... Мы все знали о мнимой смерти барона Засса, но увидев его лежащего с закрытыми глазами, с мертвенно бледным лицом, готовы были забыть, что перед нами лежит живой здоровый человек". Узнав о "смерти" Засса, черкесы полностью утратили бдительность. Каков же был их ужас, когда вдруг "воскресший" военачальник перешел реку Белую с большим отрядом и сжег два аула!
Именем Засса в черкесских аулах матери пугали детей. Но верно и то, что горцы уважали его за мужество и верность данному слову. В мемуарах Г. Атарщикова есть рассказ о том, как Засс освободил и наградил деньгами пленного черкеса, брат которого предложил ему в качестве выкупа свою жизнь. А. Розен вспоминал, как после смерти ездившего на переговоры к Зассу черкесского князя распространился слух, что последний якобы был отравлен русским полководцем. Тогда Засс без всякой охраны, в сопровождении одного лишь толмача, отправился в аул, где жил умерший, и опроверг обвинения. "С этой минуты, - прибавляет А. Розен, - имя Засса прогремело между горцами".
"При этом он был человеком хорошо образованным, интересовавшимся научными открытиями, новинками техники, с удовольствием, принимавшим участие в вечерах в доме Нарышкиных, где звучала музыка, песни, велись рассказы о былом, декламировались стихи опальных поэтов. К судьбе декабристов, служивших в крепости, проявлял интерес и участие, всячески стремясь облегчить их положение. Штабным офицером у генерала служил Лев Сергеевич Пушкин - родной брат поэта А.С. Пушкина." (Из "Записок декабриста" Н.И. Лорера)
      В 1840 году Засс занял пост начальника правого фланга Кавказской линии, протянувшейся от станицы Васюринской на границе Черноморского войска на запад до устья Лабы и далее вверх по ней до Георгиевска. Еще в 1836 году он составил проект организации новой, Лабинской линии. Теперь он мог приступить к его осуществлению. К 1843 году им были основаны станицы Урупская, Вознесенская, Чемлыкская и Лабинская. Между станицами располагались укрепленные посты. "Размещение первых станиц, - писал очевидец, - принесло большую пользу впоследствии и оказалось лучшею мерою, как для взаимной поддержки, так и для отражения вторжений хищников в наши пределы".
      Замыслы Засса, однако, простирались еще дальше. Он разработал план укрепления левого берега реки Белой, создания мощных опорных пунктов для русской армии. "Полагаю, что отряды должны неослабно воевать земли неприятеля, как в продолжении постройки крепостей, так и после, до тех пор, пока он не будет прочно покорен", - писал он в одном из своих донесений. Но занимавший с 1838 года пост командующего войсками на Кавказской лини и в Черномории П. Х. Граббе не поддержал планов Засса, что привело к конфликту между ними. Вообще Граббе был склонен недооценивать противника. Например, Шамиля он искренне считал всего лишь "безродным бродягой, голова которого не стоит и ста червонцев", поэтому предпринимаемые Зассом меры казались ему совершенно излишними. Тем не менее Зассу удалось создать сильную кордонную линию на Лабе, а наиболее упорных в сопротивлении горцев переселить из высокогорных аулов на равнины. Он с немецкой педантичностью  осуществлял мероприятия по обустройству новых мест, удачно выбранных  и в стратегическом, и в экономическом отношениях, содействовал привлечению в эти районы мирных поселенцев, надеясь, что под их воздействием горцы утратят воинственность и перейдут к более спокойным занятиям.  Генерал писал:" На предназначенном месте жительства армяне найдут с избытком средства для земледелия и скотоводства".Под руководством этого генерала на левом берегу Кубани в 1837 году возникает небольшой аул горских армян. В 1839 году поселение переместилось ближе к реке Уруп, этот год считается официальной датой рождения Армавира.
Памятник Григорию Христофоровичу фон Засс в городе Армавире
 
Под начальствованием Засса воевало немало героев. Яркой фигурой был его ученик казачий генерал Я.П.Бакланов. В отличие от многих нынешних генералов он не отсиживался в тылу, а сам водил в атаки своих казаков. Причем в бой ходил одетым в ярко-красную рубаху, а над его отрядом развевался черный флаг с черепом и скрещенными костями. Сам Шамиль ставил его в пример своими полевым командирам: «Если бы вы боялись Аллаха, так же как Бакланова, давно были бы святыми». Герои, подобные Зассу и Бакланову, длительное время оценивались неоднозначна. Но независимо от политической оценки, воинская доблесть остается таковою, с чьей бы стороны она ни проявлялась. Это понимали, кстати, и сами горцы, с уважением относившиеся именно к самым решительным и опасным противникам.
В 1842 году генерал-лейтенант Г.Х.фон Засс  по болезни оставил службу на Кавказе и был зачислен в резерв по кавалерии, а затем и вовсе вышел в отставку в 1848 году. В 1849 году он вновь призван в действующую армию и назначен начальником авангарда  III  пехотного корпуса.  3 июля 1849 года казаки передового отряда  генерала Засса отличились у города Вайцена, 5 июля у деревни Тур разгромили венгерскую кавалерию, а 19 июля приняли участие в сражении при Сегезваре, где отличился 1-й Донской полк. По окончании войны Г.Х Засс вновь вышел в отставку, сказались ранее полученные контузии, рана пулей в бедро, рана пулей в правую руку с повреждением кисти, рана пулей в левую ногу навылет. В августе 1864 года император Александр II, учтя прежний опыт и заслуги, призвал вновь 67- летнего генерала Г.Х. фон Засс на службу в Кавказскую армию . В 1877  году Г.Х.фон Засс был произведён в генералы от кавалерии. 4 декабря 1883 года он сканчался.  С именем Григория Христофоровича фон Засс связаны и несколько историй , которые в некоторой степени характеризуют и другие черты его характера.
9 февраля 1853года последовал приказ о предании "генеральному" суду трех полных генералов, одного адмирала и двух генерал-лейтенантов, в том числе и генерала фон Засса за "бездействие власти, беспечность и допущение важного государственного ущерба". В своем объяснении он, боевой генерал включенный в состав комитета оказавшегося в центре расследования, писал с недоумением, что "привыкнув  с детских лет к военной дисциплине, он беспрекословно подписывал все те статьи, которые были подписаны прдседателем и членами". Благородная цель комитета исключала у него даже мысль противоправных действий. По окончанию дела в решении императора Николая Павловича  от 10 апреля 1853 года указывалось : "Генерал-лейтенантов Граббе и Засса признаю виновными только  в том, что, усумнясь в правильности существующего порядка в комитете, не довели об этом, как генерал-адъютанты, до моего сведений, за что объявить им строжайший выговор и от дальнейшего взыскания освободить". Другая история более комичная, она зафиксирована в разных источниках, в том числе даже в книге "Русский литературный анекдот 18-го начала 19-го века". А суть истоии в том, что полковник Засс, выдавая свою дочь за рижского гарнизонного офицера  Ранцева, настаивал на том,  что его род древнее, знатнее  и потому Ранцев должен изменить фамилию на Засс-Ранцев.Так как назревал конфликт император Николай I вмешался и велел Ранцеву отныне зваться Ранцев-Засс. Конечно барону Засс это не понравилось, но кто бы стал перечить воле императора. Личность Г.Х. фон Засс была настолько яркой, сильной, деятельной, её оценки столь различны, а порой и противоречивы, что его деятельность нашла отражение во многих документах  и литературных произведениях. Причём к этой теме обращаются всё новые авторы. Последнее художественное произведение посвящённое барону Григорию Христофоровичу фон Засс  "Генерал "Хромой шайтан" Вячеслава Николаевича Чистякова опубликован 26 августа 2013 года .
 Как уже указывалось раньше Григорий Христофорович фон Засс  родился  в родовом  имении Шеден - ныне Шкеде вблизи Фрауенбурга, ныне Салдуса.
Впервые поместье упоминается в 1461 году после того, как магистр Ордена Иоганн фон Менгет отдал Иоганну Лэве (Loeve)  и его наследникам  в ленное владение участок земли Шеден. В 1501 г. магистр Ливонского ордена Валтер фон Плетенберг передал право на ленное владение уже Мертену фон ден Бринкену, чьи предки владели этой землей  более 200 лет. В 1729 году вдова Г.Г. фон ден Бринкена Маргарэт Вероника продаёт её своему сыну от второго брака Гидеону Генриху фон Зассу. По другим сведениям Отто фон Зассу, но впоследствии именно Гидеон Генрих являлся владельцем имений Шкеде и Лутрини и его род владел поместьем до 1921 года. О Гидеоне Генрихе фон Засс известно что он приказом герцога Петра от 16 апреля 1873 года был назначен кандавским гауптманом   и оставался в этой должности до 1786 года, с 1786 по 1803 гг. он уже кулдигский обергауптман. В качестве ландмаршала  руководил 6 ландтагами(1775- 1786), являлся предводителем дворянства с 1783 по 1787 годы. С 1883 г. владельцем Шкеде являлся Георг фон Засс. Затем имением управляли его наследники.
Строительство поместья началось на берегу речки Шкеде в первой половине 18 века. Вначале  по краям парадного дворика были построены амбар и хлев, а затем началось строительсво замка. Его возведение было завершено в 1761 году. Это было одноэтажное каменное здание квадратной формы. Через дорогу находилось хозяйственное подворье с конюшнями, клетью, подсобными помещениями, а рядом с мельничным прудом - мельница. В 19 веке господский дом значительно изменил свой облик: возведен второй этаж, удлинились боковые корпуса,  пристроен новый вход и  посередине крыши смотровая  восьмигранная башня и, вероятно, в тоже время  - терраса, выходящая в сад. Замок приобрёл неоготический вид - с угловыми колоннами и центральным ризалитом, в центре которого  был размещён родовой герб Засс. В этом же стиле были перестроены водяная вышка и дом садовника. Перед главным фасадом здания разместились декоративные чугунные вазы. Вдоль берега речки Шкеде  был разбит пейзажный парк в английском стиле, а по откосу с передней сторны поместья романтический сад с дорожками и фонтаном. На окраине парка растёт Шкедский дуб-великан (5,7 м).
В эпоху ампира были построены новые печи, позже - неоготического стиля, из которых сохранилась лишь одна. Впоследствии были усовершенствованы  хозяйственные постройки, выстроены садовый домик и теплицы, вокруг двора возведена каменная ограда. По обеим сторонам  от входа размещались фигуры лежащих оленей, а перед домом - памятник фон Зассам, скульптуры были также и в саду. В настоящее время имение продаётся в частные руки.
К  роду шкедских баронов принадлежали Отто фон Засс (Виндава 13.12. 1865 -  10.08.1907 Митава) его супруга Эмма, урождённая Нейбах, и их дети: Магдалена Эмма  Элизабет, Эрна Эмилия Юлия, Карл Генрих, Леопольдина Мария Верона . После смерти  Отто фон Засс  обрёл вечный покой  в дворянском склепе г. Виндава, а его семья продолжала жить в Курляндии до 1917 года.
Внучка Ивана Васильевича Старова, женатого на баронессе фон Засс, вспоминала, что её бабушка была очень властной и, когда навещала свою дочь и внучку, приезжала в роскошном черном шёлковом платье под горло, в шляпе с перьями. Она привозила подарки и заставляла всех ходить по струночке. Впрочем, визиты были редкими, поскольку браком дочери и даже! именем внучки ( Зинаида) баронесса была недовольна.
Представляет определённый интерес и письмо размещённое   в январе 2005 года на форуме посвящённом баронам фон Засс.
" Я, Римма фон Засс, баронесса курляндской ветви, баронов фон Засс. Я совершенно случайно нашла Ваш сайт и была удивлена , что  в Интернете есть такой форум. В прошлом году появилась семья линии фон Засс, которую мы считали потерянной из-за того, что во время репрессий несколько членов рода фон Засс были репрессированы или расстелены. И мы считали, что никого от этой линии не осталось. Я верю что они члены рода фон Засс, хотя им известно только то, что прадедушку звали Отто фон Засс, он родился в Курляндии, двоих из его детей звали Леопольдина и Генрих, что он был бароном и похоронен в г.Виндава.
03.12.2015 года на этом же  форуме появилась информация  от Лилии о том, что Отто Альфонс фон Засс  был её прадедушкой,  а Артёмьева  Леопольдина  Оттовна по отцу  фон Засс родной бабушкой. Таким образом можно сделать , что прямые наследники шкедских баронов фон Засс, не смотря ни на что, через десятилетия утрат и неведения нашли друг друга , воссоздают прежнюю и пишут новую историю древнего, славного дворянского курляндского рода фон Засс.


Рецензии
С интересом, Евгений. прочитала твою краеведческую работу.
А что значит в конце "...Артёмьева Леопольдина Оттовна фон Засс родной бабушкой". Почему 2 фамилии?

Светлана Семёнова   06.08.2016 17:24     Заявить о нарушении