Возвращение. Часть 1. Глава 6

   Время шло, я рос, научился читать и писать. Книги заменяли мне свободу. Погружаясь в мир литературы, забывал обо всём. Там кипела жизнь: приключения, романтика, сражения... пламенная любовь, верная дружба.
   В школе я ничем особенным не отличался от других учеников, случались драки и всяческие неприятности. Как правило, выручала Мерлен. От мамы сильно попадало, крёстная же всегда была добра и никогда меня не наказывала. К тому же, директор нашей школы её чаще видел: крёстная почти каждый день встречала меня после уроков. Ей приходилось выслушивать всю критику в мой адрес, но она умела терпеливо сглаживать острые углы.
-  Вы поймите, отец Матью, Эдуард мне не просто крестник, он мне как родной сын. У мальчика очень развито чувство справедливости, уверена, если Вы разберётесь в ситуации, то поймёте, иначе он и не мог поступить...
-  Дорогая Мерлен, меня очень трогает Ваша забота о нашем воспитаннике, как много душевных сил Вы тратите на этого мальчика, но поймите, мы тоже должны реагировать. Совершенно недопустимо в стенах нашего учебного заведения решать вопросы таким агрессивным способом. Эдуард разбил нос ученику старшего класса, и я вынужден отстранить его от занятий на ближайшую неделю. Пусть это будет для него хорошим уроком.
   Я молчал, покаянно опустив голову, и думал о том, что в следующий раз разобью этому негодяю не только нос. Пусть ещё раз только попробует посмеяться над моей семьей!
-  Скоро первое причастие, такое важное событие в жизни Эдуарда и его сверстников, и мне совершенно не хочется выслушивать от родителей пострадавшего ребёнка жалобы на то, что мои ученики дурно воспитаны.
-  Но за неделю мальчик отстанет от программы, и ему будет сложно наверстать упущенное, будьте милосердны! А я поговорю с ним, как следует, и постараюсь объяснить, что так поступать нельзя.
   Клирик громко вздохнул:
-  Как можно устоять перед Вашим очарованием, мадемуазель Берже?! Хорошо, я прощаю мсьё Боссе только ради Вас, но это в последний раз. В наказание он целую неделю после уроков будет помогать школьному библиотекарю до шести часов вечера.
-  Крёстная, ты - ангел!
   Мы вышли из кабинета.
-  Мне пришлось вновь краснеть за тебя, Эдуард. Ты должен обещать, что такое больше не повторится.
-  Прости, не сдержался. Этот Пьер смеялся над моими сёстрами, оскорблял их, разве я мог поступить иначе?
-  За честь своей семьи, конечно, любой мужчина должен постоять, но постарайся хотя бы не делать этого на глазах у всей школы! Поговори с обидчиком потом, когда выйдете из этих стен. 
-  Я постараюсь...
 
   Наказание, назначенное мне директором, было для меня огромным счастьем. Я и книги, тишина школьной библиотеки... Об этом можно только мечтать, я бы и ночевал здесь, если бы была такая возможность.
-  Эдуард, вы протёрли пыль с верхних полок?
-  Уже заканчиваю...
-  Хорошо, и не забудьте расставить потом книги по алфавиту.
   Наша библиотекарь сама очень любила читать, и так как у нас с ней было одно увлечение на двоих, мы всегда прекрасно ладили. Между делом я успевал ещё и пролистать несколько книг, чтобы вечером, уединившись, погрузиться в отобранные произведения. А книжный запах! Как можно его не любить?! Помогая чинить порванные переплёты, я всегда относился к ним со священным трепетом, ведь это плод писательского труда и вдохновения.
   Особенно нравилось мне читать исторические романы про эпоху рыцарей и прекрасных дам, всегда почему-то так сладко от этого щемило сердце. Однажды мне даже привиделся сон, как я мчусь на белом скакуне и рядом со мною мой друг, тоже рыцарь, на нас блестящие железные доспехи... побрякивает оружие на поясах, ветер треплет длинные волосы... Так не хотелось вставать. Матери пришлось скинуть меня с кровати, чтобы я поднялся и не опоздал на занятия. А ещё часто мне снилась девушка с ярко-красными волосами, они словно горели огнём... Каждый раз она о чём-то жалобно меня просила, но просыпаясь, я никак не мог вспомнить, о чём.

   Вышел из школы. Смеркалось. В короткие осенние вечера быстро темнеет. Из кустов навстречу мне вышли три знакомых фигуры. Сердце сжалось в дурном предчувствии. Огляделся - ни одного прохожего. Только мои недруги и я.
-  Трус, даже несмотря на то, что ты старше, ты боишься честно сразиться со мной один на один! - крикнул я Пьеру.
-  Бейте его, парни!
   Меня быстро свалили на землю и долго пинали ногами. Только услышав женский крик, разбежались врассыпную по сторонам. Мерлен меня спасла и на этот раз.
-  Господи, что эти подонки сделали с тобой! - она помогла мне подняться.
   Кровь текла из разбитых губ и рассечённой брови, но хуже всего было не это, страшно болел живот. - Ты можешь идти, мой мальчик?
   Я согнулся, присев на корточки, собирая рассыпавшиеся тетради и учебники.
Боль не проходила. Распрямившись, я невольно вскрикнул. Дышать стало совсем тяжело, я упал.
-  Подожди, родной, я позову на помощь... 
   Мерлен убежала.
   К счастью мсьё Милер жил неподалёку. Вернулись они вместе на его летней коляске запряжённой серой кобылой. Я впервые тогда ехал в экипаже, но из-за боли не ощутил ничего, кроме тряски, причинявшей мне ещё большие страдания.
-  Держись мой родной, любимый мальчик, счастье моё, моя единственная радость! - шептала Мерлен.
   Голова моя лежала на её коленях, и слёзы крёстной капали прямо на лицо.
   Кабинет доктора был ярко освещён, меня внесли туда на носилках и переложили на стол, накрытый белоснежной тканью, в нос ударил запах медикаментов и чада керосиновых ламп.
   Крёстная всё ещё плакала, её руки дрожали, комкая испачканные в моей крови перчатки.
-  Ну что ж, малец, - доктор закончил осмотр и поправил на носу пенсне. - Поздравляю тебя с боевым крещением! Два ребра сломаны, и есть подозрение на внутреннее кровотечение, так что, необходимо хирургическое вмешательство.
   Мерлен пошатнулась и чуть не потеряла сознание. Врач усадил её на кушетку и дал нюхательные соли.
-  Душенька моя, нельзя так переживать!
   Расстегнув несколько верхних пуговиц у неё на груди, доктор помахал перед нею бумажной папкой.
-  Сейчас нужно думать о мальчике, чтобы его спасти. Мы теряем время.
-  Простите мою слабость, Жорж, займитесь Эдуардом! - Мерлен вновь промокнула слезинку. - Я всё оплачу.
-  Об этом не беспокойтесь, моя дорогая. Я сделаю всё, что в моих силах.
   Мне показалось или на самом деле, он мельком поцеловал её?!
   Позвав ассистента, врач отдал распоряжение подготовиться к операции.
-  А Вам, юноша, нужно лежать и не двигаться, любое шевеление может Вам навредить. Если будете меня слушаться, обещаю, всё будет хорошо...
   
   Школу мне всё-таки пришлось пропустить, и не на неделю, а на целый месяц. Познавая жизнь через боль, я многое переоценил. Такие простые вещи, которые мы не замечаем в каждодневном бытии: что такое первый глоток воды после операции, тарелка супа, первый шаг... Именно с этого момента, мне кажется, я окончательно повзрослел.
   Мой Ангел-Хранитель - моя крёстная всё это время была рядом со мной, она читала мне книги и ухаживала за мной, с истинной нежностью и любовью. Розалия почти и не появлялась, из всех сестёр забегала только Николь, и то ненадолго. Я их не винил за это, зная, как много работы у матери, и чего стоит ей прокормить такую большую семью. Отец появлялся всё реже, примерно раз в месяц, чтобы привезти нам денег. Ходили слухи, что там, в городе у него появилась другая семья.

Продолжение: http://www.proza.ru/2015/02/06/1045


Рецензии
Здравствуйте, Наташенька! Как жаль бедного мальчика. Надо же было подонкам так избить его. Дети очень жестокие бывают, не соображают что делают.Творческих помыслов и счастья! С уважением, Вера.

Вера Мартиросян   09.06.2021 23:40     Заявить о нарушении
Благодарю, Вера!
Дети бывают очень жестокими по отношению к друг другу.
На себе испытала в определённый момент.
Спасибо за внимание!
Удачи Вам и вдохновения!
С теплом души,

Натали Бизанс   11.06.2021 10:18   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 23 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.