Возвращение. Часть 3. Глава 1

   Шорох волн, набегающих на берег и сползающих обратно в море, успокаивал. Чайки не могли поделить украденный где-то крупный кусок багета, с отчаянным криком отбирая его друг у друга. Моя спутница сегодня была необыкновенно молчалива, кажется, по ночам её мучает бессонница. Уже несколько недель мы провели под одной крышей, и кажется даже начали понимать друг друга. Но что-то в ней изменилось, и затаившаяся в глазах печаль настораживает меня. Под белым кружевным зонтиком Констанс прячет от солнца лицо, от того она бледна, как это и принято у аристократок. С её небесно-голубым платьем заигрывает ветер, воланы так и играют, волшебное зрелище. Завитые локоны спускаются до плеч, при ходьбе словно поглаживая их.
   Мне хотелось бы хоть раз прикоснуться к этой матовой коже, вдохнуть аромат, который она источает... Но я не имею на это никакого права. Более того, сама мысль об этом греховна.
-  Сегодня хорошо, не правда ли?! Приятный лёгкий ветерок веет, не то, что было вчера, - она приподняла свой зонтик и заглянула в мои глаза.
-  Да, Констанс, я с Вами совершенно согласен, сегодня даже не хочется уходить.
-  Нас никто и не торопит, до ужина ещё далеко, можем гулять хоть до вечера...
-  Вы не устали?
-  Нисколечко.
   Она остановилась, оперевшись на железную перекладину ограждения, устремила свой взгляд вдаль.
-  Видите, там далеко одинокий парусник качается на волнах. Я бы очень хотела оказаться там вместе с Вами, Эдуард!
-  Вам ещё не наскучило моё общество, мадемуазель?
-  Представьте себе, нет! Хоть Вы и зануда, несносный молчун, и... - она не нашла чего добавить, так и замерла с открытым ртом, увидев мою улыбку.
   Когда эта девушка делала вид, что злится, мне было легче выносить её взгляды, чем видеть глаза, наполненные нежной грустью.
-  Ах, вот даже так Вы обо мне думаете?! - смех разобрал меня от её растерянности, зардевшейся на щечках в эту минуту.
   Она топнула ногой, словно ребёнок, которому не дают понравившуюся игрушку.
-  Мне иногда так хочется Вас ударить, что я с трудом сдерживаюсь, - сказала она, чуть нахмурясь.
-  В этом я могу Вам уступить. Ударьте, если очень хочется!
   Она легонько стукнула меня в грудь. Я поймал её руку, наши глаза встретились. Кулачок разжался, и ладонь ласково легла возле моего сердца.
-  Почему Вы молчите, Эдуард?!
-  Что я могу сказать? Вы и я, мы оба знаем...
   Она выдернула руку и пошла вперёд, ускорив шаг.
   Эта мука для нас обоих продолжалась изо дня в день. Я с трудом подавлял желание поцеловать Констанс, она придумывала всё более и более изощрённые способы приблизиться. Нас манило друг к другу, как магнитом. Молодость, красота, жаркий южный климат, роскошная жизнь, ничегонеделание, мир полный ярких красок и искушений... Всё это открылось для меня в Ницце во время пребывания в доме Милеров. Я мог бы стать частью всего этого... Но слово, данное крёстной, и ещё что-то, не до конца осознанное мной, не позволяло.
-  Вот Вы скоро уедете, Эдуард, в свою одинокую обитель, - она повернулась, словно собравшись с силами, - и Вам в Вашей семинарии даже будет нечего вспомнить!
-  Ну, обитель моя, прямо скажем, густозаселённая, как в казарме, - я улыбнулся, - а вспоминать я буду Вас, прелестное создание, Ваш голос и умение так неповторимо-красиво злиться на меня.
-  Вы, правда, будете думать обо мне?!
-  А как иначе?! В моих молитвах Вы останетесь теперь навсегда, Констанс!
-  В молитвах... Как же это всё печально, Эдуард!
-  Не нужно грустить, драгоценная моя, Вы ещё встретите своё счастье.
-  А может быть, оно уже совсем рядом, только никак не догадывается об этом?!
   Я посмотрел на небо, откуда-то с моря надуло тяжёлые облака.
-  Кажется, что погода меняется, и нам лучше поспешить домой, пока мы не попали под дождь.
-  Вы совсем не слышите меня! - она надула губы и, став похожей на капризную девочку, остановилась.
-  Я прекрасно Вас слышу, Констанс, просто не могу ответить.
-  Не будьте бесчувственным болваном, Вы ещё не дали обет безбрачия! - она приблизилась ко мне так, что я ощутил кожей её дыхание. - Неужели Вам неинтересно, от чего Вы отказываетесь, Эдуард?!
-  Вы слышите себя, Констанс? То, что Вы говорите - ужасно. Я бы никогда и думать не посмел воспользоваться гостеприимством Ваших родителей, чтобы опорочить их дочь.
   Она пальцами закрыла мне рот.
-  Молчите... Умоляю Вас, молчите! Вы благородный, я знаю. Но как же мне быть, если я перестала спать по ночам, и каждый мой вздох повторяет Ваше имя?!
-  Я не знаю...
   Её губы потянулись ко мне, в этот момент прогремел гром.
   Тяжёлые, крупные капли ударили по мостовой. Констанс не на шутку испугалась и ещё больше побледнела:
-  Вас охраняет сам Бог?!
-  Похоже, что Он ревнив. Идёмте же! Нам нужно бежать, покуда мы не промокли до нитки!
   Зонтик немного прикрывал её, но кружево быстро намокло, и струйки воды бежали по рукам. Прохожие бросились врассыпную, кто куда. Со скал бежала ручьями вода, постепенно превращаясь на улице в сплошную реку.
-  Мои бедные туфли!.. - причитала Констанс.
-  Были бы ноги целы! - я схватил её за руку, чтобы помочь бежать быстрее. Вновь раскат, молния сверкнула неподалёку, потому что даже загудела земля, и гром не заставил себя ждать.
-  Давайте спрячемся под деревом!
-  Ни в коем случае, туда чаще всего и попадают молнии.
   Подбежав к ближайшему дому, мы спрятались под козырёк, моя спутница дрожала в намокшем платье. Я снял сюртук и накинул ей на плечи, чтобы согреть, она прижалась ко мне, прислонившись лицом к груди, обвила руками. Сердце гулко застучало, по телу пробежало тепло и сосредоточилось в животе, стало тяжело дышать, я тоже задрожал, но не от холода. Как же мучительно противостоять самому себе! Как же нелегко, Господи!.. И вновь губы её так близко...
   Пошёл град, сначала с горошину, а потом и ещё крупнее, поток сносил льдинки, пока они не таяли.
-  Я бы всю жизнь вот так простояла!.. - Констанция отбросила зонтик в сторону, и  его закрутило ветром. - Я люблю Вас, Эдуард!
   У меня потемнело в глазах. Конечно, я догадывался, какие чувства питает ко мне эта девушка, но не думал, что она признается.
-  Люблю с первой минуты Вашего появления в нашем доме! Неужели Вы не чувствуете, как стучат наши сердца? Эдуард, я на всё готова ради Вас. Только скажите, скажите, что тоже любите меня!
-  Я не могу. Не имею права... Простите, меня Констанс!
   Она вырвалась от меня, как птица из клетки и бросилась бежать по мокрой мостовой. Подняв её зонтик, я бросился вслед за ней, но уже не смог догнать.
   Дома она заперлась в своей комнате и даже не спустилась к ужину. Мадам Милер не находила себе места и выпытывала о том, что между нами произошло.
-  Боюсь, что должен покинуть этот дом, Мари, моё пребывание здесь слишком болезненно для Вашей дочери.
-  Может, всё-таки объясните, что случилось, молодой человек?! Вы чем-то обидели Констанс?
-  Можно сказать и так. Я не смог ответить на её чувства. Простите меня!
-  Оставьте парня в покое, - Жорж повысил тон, - одна не даёт ему прохода, другая устраивает допросы! Это невыносимо!
-  Позвольте мне удалиться в комнату и побыть одному.
-  Конечно, идите, Эдуард. Мне неловко, что всё так получилось, - мсьё Милер тяжело вздохнул, пытаясь обрести равновесие. 
   Мари обиженно отвернулась, ничего не ответив.
   Откланявшись, я пожелал всем доброго вечера и ушёл. Повалился в спальне на кровать, обнял подушку, закрыл глаза. Думать ни о чём не хотелось. Слишком много разных чувств обуревали меня.
   Одно было совершенно ясно, рано утром я должен уехать, чтобы разобраться в себе и привести душу в порядок, успокоится и принять правильное решение.

Продолжение: http://www.proza.ru/2015/03/12/795


Рецензии
Соблазны, соблазны... Правильно сделает, коли уедет.А может пойти по пути Эрика, коли это всё по-настоящему.Всех вам благ!

Валентина Григорьева 4   05.09.2019 04:57     Заявить о нарушении
Благодарю Вас, Валентина!

Натали Бизанс   05.09.2019 19:23   Заявить о нарушении
На это произведение написано 26 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.