Кумир

Юмористический рассказ

Один бедный старый русский, Захар Захарыч его звали, очень полюбил депутата Маргаринского Вильгельма Адольфовича, главного борца за справедливость и права бедных русских. Как увидит того по телевизору, так ничем Захарыча от ящика не оторвать: ни пивом, ни воблой, ни блинчиками любимыми с творогом. Даже соседа Фому Фомича с самогоночкой за окном в упор не видит.

- Во шпарит Маргарин! - кричит Захарыч. – Молоток! Так держать! Ведь никакого жилья не стало старым русским от новых русских! Грабють! Убивають! А станки стоять! Скотинка вымираеть! СПИД! Птичий грипп! И-ех, Магариныч, один ты наша надёжа! Ты и пляшешь, и поёшь, и правду-матку режешь! Омоем сапоги в Индийском окияне!

Как-то раз в разгар предвыборной кампании депутат Маргаринский приехал в город К., где проживал пенсионер Захар Захарыч. Наш бедный русский такого события пропустить не мог. Прихватив с собой соседа Фому Фомича, он рванул на встречу со своим кумиром.

И вот под бурные аплодисменты электората на сцену в костюме цвета лимона от кутюрье Зайцева вышел сам депутат Маргаринский и сказал речь:

- Мои бедные, бедные русские! Беднее вас никого нет! Кругом грабят! Убивают! Развращают! Детей продают! Станки стоят! Поля не пашут! А бедная, ни в чём не виноватая скотинка вымирает. Сегодня у нас этой самой скотинки стало в четыре раза меньше, чем в 1916 году. Только за последние несколько лет у вас, о, мои бедные, бедные русские, украли более 500 миллиардов долларов и увезли за границу. А всего спёрли триллион долларов!.. И это происходит тогда, когда на кладбище унесли 10 миллионов человек (почти по миллиону в год!) Но 10 миллионов малышей, увы, не родились!..

- Молодец, Маргарин! Правду режешь! - закричал Захарыч.

Воодушевлённый оратор продолжил речь.
- Нашим бедным русским женщинам не за кого выходить замуж. Я решу эту проблему. Даёшь каждому мужику по три бабы и более! Пусть каждый возьмёт себе столько баб, сколько захочет!

- Ого! – закричали довольные мужики.
В зале поднялся хохот.

- Хотел бы я знать, как столько бабья прокормить, - проворчал Фомич. – А детишки пойдут, а? К тому же моя Петровна другую женщину в доме не потерпит.

- Догоним и перегоним страны Азии, Африки, Латинской Америки и Китая вместе взятые по рождаемости! – продолжил вождь. – Но коммуняки не хотят повышать рождаемость. Они хотят нас всех пересажать. Тебя посадят! – борец за рождаемость указал пальцем на какого-то здоровяка. Тот весь сжался. – И тебя посадят! И тебя тоже! И Бориса Тополевского посадят! Ему приходится скрываться среди песков на лучших пляжах мирового сообщества. И Рому Абрамовского посадят! Бедная, бедная «Челси»! Она же останется без трусов! Бедный, бедный английский спорт! Он же перестанет развиваться. Вау! А меня бедного, бедного, ну очень бедного и очень русского, папа-то у меня юрист... – Адольфыч глубоко задумался. – Меня они собираются повесить. А кто же тогда поможет нашим русским женщинам рожать детей?

Из его глаз вытекла могучая слеза.

- Где мой носовой платок?
Защитник беднейших полез в карман, но вместо платка вытащил большую связку ключей.

- Что это? А, это же ключи от моих квартир. Я их коллекционирую. Мне эти квартиры подарили мои бедные, бедные друзья в знак благодарности за то, что я голосую в Думе за них, моих бедных, бедных. Один ключ, два… пять… десять… двадцать… тридцать… Кажется один ключ спёрли. Ладно, потом пересчитаю. Вот видите какой я бедный.

Некоторые в зале заплакали. И тут какой-то гражданин неожиданно подскочил к сцене.
- Шарлатан! Клоун! Оперетточный герой!

- Чаво? – возмутился вождь всех угнетённых.

Тренированным движением он быстро налил в стакан воды и плеснул в лицо недовольного гражданина. Затем схватил графин и стал так яростно «расстреливать» из него водой вся и всех подряд, как Петька, друг Чапая, расстреливал когда-то из пулемёта беляков. К сожалению, вода скоро кончилась, а новых графинов принести не догадались.

Тут из глубины зала раздалось:
- Маргаринчик, попляши! Твои ножки хороши!
- Спой, цветик, не стыдись! – закричал кто-то с другого конца. – Челентано отдыхает!

В третьем ряду вскочила немолодая женщина.
- Психопат! Пустобрёх! Лгун! Здесь ты за бедных, за русских, а в Думе для своих ворюг законы принимаешь! Рожа твоя бесстыжая!

- Сама дура! – взвизгнул борец за справедливость.
Спрыгнув со сцены, он потянулся через головы сидящих на первых рядах людей, и схватил женщину за волосья.
- На тебе! На тебе, старая калоша! (Далее последовали многоэтажные нецензурные выражения).

- Ур-р-ья! – закричали поклонники Вильгельма Адольфовича и захлопали в ладоши.

Милиционеры с трудом оторвали защитника женщин от женщины. Вернувшись на сцену, Маргаринский хотел было продолжить речь, но вспомнил, что его ждут баня, шашлыки, шампанское, водочка, девочки, мальчики… Он проглотил слюну и решил закругляться. Наступил кульминационный момент. Зал в ожидании затих.

Вождь угнетённых вытащил из кармана толстую пачку долларов и, широко размахнувшись, с криком: «Это тебе, мой бедный русский народ!» - бросил деньги в зал. Бумажки зелёными бабочками запорхали над головами электората. Электорат издал мощный рёв и кинулся за халявой. Самые ловкие подпрыгивали так высоко, что им позавидовал бы олимпийский чемпион Сергей Бубка. Одна зелёная бабочка подлетела прямо к Захару Захарычу и Фоме Фомичу.

- Моя! – закричал Захарыч и схватил сотенку.
- Моя! – закричал Фомич и ухватил денежку с другого конца.
- Моя! – дёрнул Захарыч.
- Моя – дёрнул Фомич.

Дринь-ц! Зелёненькая разорвалась пополам.
- Пенс ты недоделанный!
- Сам ты пенс переделанный!
- Я всю жизнь у станка простоял. Неужели сто долларов не заслужил!
- А я всю жизнь на стройке вкалывал. Неужели сто долларов не заслужил!

Однако, отдышавшись, друзья разглядели половинки и обнаружили, что их не две, а четыре. То есть долларовых сотенок было две. Они просто слепились между собой и так вместе летели. Оставалось по-братски разделить добычу.

Тем временем долларовый дождь прекратился. В глазах обладателей вожделенных купюр появился нездоровый блеск, в горле пересохло. Им нетерпелось

Вождь заканчивал своё шоу.
- Я за бедных! Я за русских!
- Ого! – завопил в зале. – Приезжай к нам почаще, Маргарин!
- Мы введём войска во все страны мира!

- А ты сам пойдёшь воевать? А сына прихватишь? А внуков? – закричал кто-то в зале.

Адольфыч пропустил вопрос мимо ушей.
- Омоем сапоги в Индийском океане! – вождь вздёрнул руку и показал «козу».
- Обмоем! Обмоем! – завопил электорат и повалил к выходу. Пивнушка была через дорогу.

Захарыч и Фомич зашли по пути в одну контору, где работала племянница Фомича. Та ловко склеила им скотчем порванные купюры. Они быстренько обменяли их у типа, который крутился у банка, на родимые рублики и поспешили в пивную. В пивной было полно знакомого электората, который требовалось угостить.

Домой Захарыч вернулся к ночи. Он честно протянул жене оставшиеся у него после обмывки 1647 рублей и 52 копейки.

- Вот тебе, Олюшка, подарочек от нашего дорогого Маргариныча.
Жена всплакнула и прижала к груди деньги.

            Публикация 2007 ГОДА.


Рецензии
Как же точно показан прообраз Маргариныча!
Захарычи и Фомичи - тоже из реальной жизни.

Юрий Шварёв   16.04.2015 14:25     Заявить о нарушении