Амнестезия

                АМНЕСТЕЗИЯ,
                или
                О НАЦИОНАЛЬНОЙ ГОРДОСТИ ВЕЛИКОУКРОВ


Из Википедии:

Амнезия (от др.-греч. «а» (отрицательная частица) и «память») — заболевание с симптомами потери памяти, особенно на недавние важные события, или неполных воспоминаний о произошедших событиях.

Анестезия (от греч. «без чувства») — уменьшение чувствительности тела или его части вплоть до полного прекращения восприятия информации об окружающей среде и собственном состоянии.


Соответственно, объединяя оба эти понятия, получим заболевание, характеризующееся провалами в памяти и уменьшением чувствительности вплоть до полной её потери.
Следует обратить внимание на характер течения этого опасного недуга.
Во-первых, налицо длительный инкубационный период, длящийся от нескольких лет до нескольких десятилетий.
Во-вторых, распространение заболевания носит массовый характер, что позволяет говорить об эпидемии.
В-третьих, проявления заболевания могут быть исключительно опасны как для заболевших, так и для окружающих. Статистикой зафиксированы многочисленные случаи, когда жертвы болезни совершали действия, повлёкшие за собой увечья или даже смерти.
В-четвёртых, до сей поры так и не найдено эффективных методов лечения и профилактики.

Некоторые вдумчивые и внимательные читатели уже, наверное, догадались, о чём речь. Да-да, об Украине, о ней самой...
Не имея желания вступать в перепалку с невменяемыми сторонниками жовто-блакитной «незалежности», лишь приведу с незначительными сокращениями опубликованную ещё в феврале 2015 года статью Алексея Элпиадиса «Украинский кризис глазами грека». Хотелось бы надеяться, что к мнению стороннего наблюдателя, не связанного ни с одной из сторон, прислушаются с бОльшим вниманием.
Итак...

« ...Украинская историография — это не столько наука, сколько политика. Антинаучность характерна для националистической историографии, так как для неё важно НЕ то, «что было» (история), а то, «что будет» (политика). Нация — это идеологический проект, частью которого является «политика, направленная в прошлое»...
< . . . >
Тезис «Украина не Россия» основан на трёх исторических идолах: это Киевская Русь, Малороссия и Галичина. Их общая черта в том, что их самобытность формировалась вне границ Московского государства, а значит, там заложены истоки украинской идентичности. Изложу позицию греческой исторической школы «какой народ крестился», исходя от обратного, то есть почему всё это не Украина.
< . . . >
Во-первых, Русь сама избрала систему цивилизационных координат, поэтому корректнее говорить о том, «кто крестился» а не «кого крестили», но Русь тогда не была «Киевской», как утверждает современная украинская историография. Почему? Греки единственный народ вне границ стран бывшей «Киевской Руси», где история её крещения преподаётся в школах как часть нашей (то есть не только вашей) истории. Но в наших школьных книжках на момент начала преподавания данного периода истории Византии не используется термин «Киевская» в применении к Руси, потому как и сами жители этой страны, так и народы–современники (например, греки) её так не называли. История — это взгляд современника событий (то есть для нас, которые не являются современниками событий, это взгляд из прошлого). Так вот, если Киевской её не назвал ни Рюрик, ни Владимир, ни греческие епископы (они все современники событий), значит, она была просто Русью. Термин «Киевская Русь» впервые появился в научных трудах поздней царской России 19 века и только в эпоху СССР был официально принят в употребление. В новой украинской историографии он понимается как подобие прото-Украины. Но история — это не наше мнение о прошлом, а мнение людей прошлого о себе.
Итак, эта просто Русь (не Киевская) была крещена в младенческом возрасте, поэтому крещение сыграло важную роль в этногенезе. Как происходит рождение народа (этногенез по-гречески) трудно объяснить, но легко увидеть. Зайдите в любой православный храм и посмотрите на людей, которые стоят в очереди перед причастием. До причастия в очереди могут стоять люди с самым разным, как сейчас принято говорить, этническим происхождением, но после причастия у всех людей одна плоть и одна кровь. Вот так и произошёл этногенез Руси, до крещения это было ГОСУДАРСТВО с самыми разными славянскими (и не только) племенами плюс варяги. После крещения это один народ — русские (народ — это общая память). Причём я не случайно использую определение «русские», так как в современных греческих школах в момент начала преподавания данного периода истории Византии детям не говорят о «крещении Киевской Руси» (так как это термин СОВЕТСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ), также не используется современный российский термин «древнерусское государство» (у нас древность — это то, что было до рождения Христа). У нас, в греческих школьных книгах, всё это обозначается как «христианизация русского народа». Я понимаю, что с этим не согласятся «приверженцы украинской самобытности», но, быть может, мы, греки, лучше знаем, какой народ крестился, всё-таки со стороны виднее.
Тут ещё одна чисто греческая ремарка: титул предстоятеля Церкви, который по-русски значится как «Всея Руси», на греческом языке звучит — митрополит (теперь уже патриарх) «Всех Россий», потому что Россий всегда было много.
< . . . >
Термин «Малая Россия» (Малороссия) был введён в употребление греческими епископами, в церковной юрисдикции которых (Константинопольский патриархат) до 1686 года находилась та часть русского народа, которая жила в составе Великого княжества Литовского и впоследствии Речи Посполитой. Поляки эту землю называли своей окраиной (Украиной). То есть то, что для поляков было Украина, для греческих епископов и для русского народа, который там жил, называлось Малая Россия. Так что история русского народа и история государства Российского — не одно и тоже. < . . . > Только после 1917 года греческий церковный термин Малая Россия (Малороссия) и производные от него слова были практически выведены из историографического употребления и заменены на термин польского происхождения — Украина. Тем не менее, украинцами себя в прошлом малороссы не называли, и говорить об украинском прошлом малороссов нельзя, так как термин «украинец» в эпоху малороссов не был этническим.
...К сожалению, у современных украинцев сумбур с терминами. Географический термин «Украина» встречается не только в Ипатьевской, но и во многих других летописях, но надо понимать, что средневековый термин kraina, как и okolie, okolica — это исключительно географический (не этнический термин)... [и] применялся далеко не только к территории южной Руси...
< . . . >
Этнических украинцев тогда ещё не было ввиду православия. Фундаментальная проблема советского и пост-советского образования заключается в исключении преподавания истории религии из истории народа. Но надо понимать, что несколько веков назад мироощущение людей определялось в большей степени Церковью, чем танцами, вышиванками и разными говорами. Сегодня принадлежность к какой-либо конфессии не соответствует понятию «нация», но тогда понятия «нация» вообще не было. Причины раскола когда-то единой митрополии русских земель на Киевскую и Московскую (1441-1458 годы) тема для отдельной статьи. Почему для отдельной? Потому что раскол не был этническим. Не было даже намёка на «украинскую православную церковь». Что касается той части русского народа, которая жила вне границ Московского государства (в составе Польши — Киевская Митрополия) и подвергалась давлению со стороны католической экспансии, исповедание православия было фактором этнической самоидентификации малороссов. Православие в их восприятии — это вера отцов, русская вера. Современным людям с этим можно не соглашаться (можно вообще в Бога не верить, или быть иной веры), но понимать и принимать — это не одно и то же. Понимать роль православия в общерусской народной памяти — это вопрос элементарного образования, принимать или нет — это свобода совести. Что касается греческих епископов, то человек принадлежит к тому народу, которому он служит (хоть и половина митрополитов «всея Руси» были греки) и греческие епископы ровно 700 лет, если включать год крещения и год выхода территории нынешней Украины из юрисдикции Константинополя (с 988 по 1686 годы), служили вначале всему русскому народу, а затем «малой его части». Отдельно повторяю для современной украинской молодежи: термин «Малая Россия» (малороссы) — не украинский и даже не русский, он административно-церковный, греческого происхождения, соответственно, малороссы не «малость русские», они просто русские. Опять-таки, с этим не согласятся «свидетели текстов Грушевского», но со стороны виднее.
< . . . >
Есть мнение, что географический термин «украинец» (житель окраины) стал этнонимом отдельного от русских народа с принятием Унии с католическим миром западно-русских земель в 1596 году (Брестская уния). Но всё, как говорится, не так однозначно. Во-первых, есть примеры упорного сопротивления народа унии, которые приводили к возврату в православие.
< . . . >
Что касается Западной Руси, уния не была доведена до полного перехода в католицизм... Это и по сей день так, есть сегодня и откровенно русофобская УГКЦ (Украинская греко-католическая церковь), но есть и русинские греко-католики Закарпатья, зачастую искренне любящие Россию и Русское Православие, они и имя русское сохранили — «русины».
< . . . >
Что касается непосредственно Галичины, в 1586 году антиохийский патриарх Иоаким ІV утвердил устав Львовского православного братства, которое впоследствии получило статус ставропигии — то есть имело прямое подчинение патриарху антиохийскому, а не местным православным епископам, которые то и дело переходили в унию. Таких братств потом стало много. И даже, когда и их заставили принять унию (1708 год), эти братства, выражаясь языком современных украинских националистов, оставались «рассадниками российского влияния», выступая за более тесные культурные связи с усилившимся Российским государством. Русофилов–униатов было много. В результате территория нынешней Западной Украины (в составе Польши) называлась поляками, да простят меня современные украинские националисты, Русское воеводство со столицей в городе Львове... Наверное, полякам было тоже виднее то, что речь идёт о русском народе.
< . . . >
Есть мнение, что географический термин «украинец» (житель окраины) стал этнонимом отдельного от русских народа тогда, когда современная Западная Украина вошла в состав Австро–Венгрии. Именно в Австро–Венгрии русофилов-униатов просто убили. Когда разразилась Первая мировая война, начался массовый антирусский террор в Галичине. Австрийцы понимали, что русофилы–униаты — это потенциальные «сепаратисты, симпатизирующие России». И австрийцы очень по-немецки решили эту проблему.
Была создана целая сеть концлагерей для русофилов–галичан. (Самый известный из них — Талергоф, близ города Грац в Австрии). В первое время было уничтожено более 60 тыс. человек, более 100 тыс. бежали в Россию, ещё около 80 тыс. было убито после первого отступления русской армии, в том числе около 300 униатских священников, заподозренных в симпатиях к Православию и России. Талергоф — это первый концлагерь в Европе, где произошёл геноцид русских галичан. Немцам идея понравилась, и потом это переросло в Холокост еврейского народа. Холокост — слово греческое и оно в переводе означает «все-сожжение» (у слов есть свой смысл), это уничтожение всех носителей определённой этнической идентичности. Австро–Венгрия в буквальном смысле выжигала всё русское в галичанах, это и был «русский холокост», естественно, с помощью «украинофилов Галичины». Но грош цена тому русскому, который называет всех «западенцев» «бандеровцами», это всё равно, что называть всех русских «власовцами».
В греческом языке есть такое слово «Алифия», оно переводится как истина. Но само слово А-Лифиа означает «то, что не поддаётся забвению» (А — это отрицание, слово Лифи — это забвение), в этом смысл слова «истина» на греческом языке. Народ — это общая память (истина), и народ Западной Руси нёс в себе память о своём русском прошлом несмотря ни на что. И доказательством его «русскости» является Талергоф, иначе его бы не было. Получается доказательство от обратного.
< . . . > Австрийцы понимали, что на смену одному поколению русофилов-галичан может прийти другое, поэтому они спонсировали создание украинской историографии, то есть нерусской истории украинцев (товарищ Грушевский и его книга «Истории Украины–Руси»). Всё это наложилось на сепаратизм поздней царской интеллигенции (Драгоманов, Донцов и т.п.).
< . . . >
Что касается 19 века, бедным греческим епископам, которые и придумали термин «Малая Россия» (малороссы), чтобы подчеркнуть русский характер польских, а затем австрийских «окраин», им и в жутком сне не могло присниться, что эти термины впоследствии будут использованы как аргумент их «нерусскости». Парадокс. Если в прошлом веке на западе Украины люди гибли, чтобы остаться русскими, то сегодня их потомки гибнут и убивают, чтобы ничего общего с русскими не иметь. Но в этом не виновата ни Австро–Венгрия, ни «эстетика мысли» интеллигенции. Почему? Потому что никакого рождения «украинской идентичности» не произошло и в Австро–Венгрии, так как простому пахарю на земле глубоко «индифферентно», что там написал в своей диссертации тот или иной, прости Господи, «интеллигент». Этнос — это общая память не академиков, а народа. Австро–Венгрия рухнула как государство и просто не успела вырастить поколение на Грушевских.
< . . . >
Другая фишка современной украинской историографии (немецкого происхождения) — это приравнивание преступлений нацизма и коммунизма. Таким образом отменяется Нюрнбергский трибунал. В чём отличие преступлений нацизма (концлагерь) и сталинизма (ГУЛАГ)? Из ГУЛАГа вышел Солженицын, из концлагеря вышел кусок мыла, а мыло это было когда-то маленьким ребёнком, которому просто не повезло быть евреем.
< . . . >
Быть может, главным преступлением коммунизма пред русским народом как раз и является сама политика «коренизации», неожиданным результатом которой (после распада СССР) и является современная украинская историография. Её целью является не столько героизация Бандеры, сколько пропаганда лжи о существовании какой-то «украинской повстанческой армии».
УПА нельзя называть «украинской повстанческой армией» (это всего лишь самоназвание), так как их влияние не распространялось не только на всю Украину, но даже не на всю Западную Украину. Тем более, никакого их влияния на основные регионы современной Украины не было и быть не могло. Бандера — общеукраинский маргинал. БОльшая часть современных украинцев — потомки красноармейцев, то есть потомки ПОБЕДИТЕЛЕЙ. И вот потомкам победителей предлагается считать героями побеждённых, в этом отличие термина «Великая Отечественная» от «второй мировой». Современная украинская историография — это мечтания потерпевших (или, как сейчас принято говорить, реабилитация нацизма). < . . . > Современному украинцу по сути предлагается «ДРУГАЯ ОТ РУССКИХ ПАМЯТЬ» (народ — это общая память). Но до этого украинцу рассказали, что он, оказывается, не русский.
< . . . >
В Бога можно и не верить (Он сам дал эту свободу), но не понимать роли православия в общерусской народной памяти — это безумие. Этим безумием и грешила советская историография. Русский народ бОльшую часть своей истории жил на территориях нескольких государств (он всегда был разделён). Но народ в средние века был в основе своей православным и частично униатским (то есть не совсем католическим), и, как следствие, философски относился к государственным границам, которые менялись в среднем каждое поколение, по одной простой причине — у него была одна общая память — крещение, а это не событие, это бытие. После очередной децентрализации Руси (распад СССР) всё вернулось на круги своя, опять новые границы у одного народа. Но именно советское образование напрочь исключило религиозный фактор из общей памяти русского народа в нескольких поколениях, в итоге понятие этногенеза вульгаризировалось в советском и постсоветском менталитете до элементарного краеведения.
В результате в рамках постсоветского менталитета наличие трёх новых русских государств, то есть политических наций (Беларусь, Украина, Россия) стало пониматься как наличие трёх отдельных народов. В этой концепции наличие разных танцев, вышиванок и разных «говоров» в языковом плане стало аргументом существования отдельных народов.
Нация — это «государство нового времени», сегодня она заменила понятие народа (этноса). К сожалению, вместо преподавания общей истории одного народа в нескольких государствах (как делают Греция и Кипр) Украина и в меньшей степени Беларусь пошли путём создания этнических мифов, новой историографии (ленинского происхождения). И вот тут наработки советской исторической школы пригодились (те же Грушевские и их производные). По сути дела политика коренизации завершилась в рамках «постсоветского образования Украины». Этнораспад — это когда меняется восприятие истории не в диссертации академика, а в массовом сознании целого поколения. Как известно, Майдан проходил в том числе и на «улице Грушевского», в прямом и в переносном смысле этого слова. Современная украинская историография — это «скелет из шкафа» подзабытой ленинской политики коренизации, и на этих книжках вырастили поколение.
< . . . >
...Народ — это не одно поколение, а их совокупность, и если одно поколение сошло с ума, забыв о своём прошлом, это не означает, что их дети не одумаются. Какое это имеет отношение к украинскому кризису? Прямое. Советую посмотреть знаменитое майданное видео в ютубе, с эпатажным названием «Никогда мы не будем братьями». Тут миловидная русская девушка неплохим слогом на родном для неё русском языке объясняет русским, что она — уже не русская. < . . . >
Этому ребёнку и объяснить невозможно, что она результат социального эксперимента коренизации (туземизации) части русского народа, она и термина такого не знает. Политика коренизации только началась при СССР и была приостановлена, но не свёрнута. После развала СССР в «бывшей Советской Социалистической республике Украина» политика коренизации была доведена до логического завершения. Выросло первое нерусское поколение бывших русских, которое уже умылось кровью и в порыве беснования готово воевать со своим прошлым (всё прошлое украинцев — русское).
< . . . >
Естественно, переводить современный термин «нация» на церковно-славянский «язычество» несколько некорректно, так как тогда этих терминов просто не было. «Нация» — это государство «нового времени». Но, глядя на украинский кризис, задаёшься вопросом: а есть ли что-либо нового в этом «новом времени», кроме новых технологий? Если «нация» — это термин нового времени, то термин «национализм» — это не классическое язычество, а в большей степени, нео-язычество, где вместо национального Бога (Зевс, Перун и т.п.) — «национальная идея», то есть — идеологическая конструкция. Есть два наиболее ярких типа национализма — потребительский и интегральный. Классическим примером потребительского национализма являются США, в русской вариации — это Евромайдан. < . . . > ...Сейчас появилось такое понятие, как «русскоязычный украинский национализм», применимый уже к основным регионам страны. И вот это правда что-то новенькое. «Русскоязычный украинский национализм» в меньшей степени идейный и в большей степени потребительский. Всё-таки человеку, получившему советское образование, а таких на Украине много, невозможно считать Бандеру героем.
< . . . > Евромайдан — это синдром человека постсоветского пространства, человека, потерявшего родину. Ведь для того, чтобы русский человек стал европейцем, он должен стать евро–украинцем, и тогда его примут в «царствие небесное на земле» — Евросоюз. И ведь русские «повелись» (не все конечно). < . . . > ...Та маниакальность, с которой русские себя называют евро–украинцами, уже смахивает на «русскую секту свидетелей Майдана», причём в Москве либералы беснуются не меньше. В этой мифологии Россия преподносится как агрессор, который сначала агрессивно подарил Крым (не спросив ни у жителей Украины, ни у жителей Крыма), а потом вежливо забрала (спросив на этот раз хотя бы у жителей Крыма). А вот Евроинтеграция — это классическое «светлое будущее», в которое так привык верить советский человек. И ничего, что Евроинтеграция отличается от Евросоюза, как миф от реальности. Это как отличие светлого коммунистического будущего от серой социалистической реальности.
Серость этой реальности со времён распада СССР просто приобрела цвет хаки и становится в условиях практического дефолта экономики чем дальше, тем более невыносимой. < . . . >
Сам Евросоюз находится в глубочайшем внутреннем кризисе... < . . . > Ситуация в современной Европе похожа на период перед Второй мировой войной. БОльшая часть стран континентальной Европы легла под немцев в санкционном порыве...
< . . . >
Что касается Украины, то главным результатом Майдана стал дефолт реального сектора экономики (миф о евроинтеграции развеян). Естественно, возникает вопрос: кто виноват? Конечно, русские (у бывших русских всегда виноваты русские). И тут на смену потребительскому национализму приходит интегральный.
У украинского интегрального национализма, как у любого мифа, есть и свои истуканы — Донцов, Шухевич, Бандера. Эти вполне себе исторические персоны настолько идеализированы в определённых кругах, что это уже напоминает то, как древние греки много веков назад одного вышибалу из Фив объявили Гераклом и вообще сыном Зевса. Если на этих мифах вырастить одно поколение, оно и начнёт кричать «Украина превыше всего», когда-то кричали «Германия превыше всего». Это вопль язычника, вставшего на путь войны. Но у украинского национализма есть одна суицидальная специфика, он антирусский по своей сути, а война с русскими — это по определению суицид.
< . . . >
Теоретически на большей части территории «БЫВШЕЙ СОВЕТСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ УКРАИНА» война не идёт, но проходит мобилизация, и детей забирают на убой (война с русскими). История нации — это история территории с момента создания (на этой территории) государства. Фактически — это первая война молодой украинской нации или, как сейчас принято говорить на Украине, «рождение нации». Можно бесконечно спорить, кому нужна война на Донбассe — Путину, США или украинским олигархам < . . . >, которые (олигархи) решили списать дефолт разворованной ими же экономики на войну, которую они же и развязали. Для того чтобы продать родину её надо сначала приватизировать, а потом «хоть потоп». Не имеет значения, кто начал эту войну и кому она выгодна (выгодополучателей много), но преступна та мать, которая соглашается послать своего ребёнка (призывника) в украинскую армию. Война с русскими — это самоубийство, эти дети идут на смерть. И эти дети (как и гитлеровские юнцы) тоже кричат «Слава Нации!». Это не война — это жертвоприношение младенцев в языческом культе под названием «национальная идея». Что это за идея такая, каждый понимает по-своему, на то оно и язычество. Безумная украинская интеллигенция исполняет в этом культе роль волхвов (совесть нации).
Но если говорить правду, на Донбассе русские убивают русских. Просто одни помнят о том, что они русские, другие — нет. В этих условиях война неизбежна, потому что у бывших русских всегда виноваты будут русские.
< . . . >
Так называемая «Украинская церковь Киевского патриархата» — это раскольники (Киевского патриархата никогда в истории не было), они не приняты в молитвенное общение ни одной из поместных церквей Вселенского православия, так как национальных церквей в православии не бывает, есть только поместные. Эти люди стояли на Майдане, и эти люди благословляют войну на Донбассе (при этом молятся за мир), они себя называют православными иереями, но — «по делам их познаете их». Только так можно отличить служителей культа (национализма), от служителей Бога.
< . . . >
Русские «на Украине» коренной народ, так как они там жили до возникновения «в Украине» украинской идентичности, их там в буквальном смысле миллионы. Сколько именно русских на Украине? Это вопрос не статистики, это вопрос совести. Какая разница, что там в паспорте написано, народы (этносы) формируются по совести, а нации по паспорту. Пора возвращаться к традиционным ценностям, это касается и этнической ориентации. Иначе сама Россия распадётся на москалей, пермяков, тульцев, сибиряков (в общем, новых кривичей и вятичей). В этом случае кровопролитие на Донбассе покажется детским садом, потому что у туземцев всегда виноваты туземцы. Без покаяния (переосмысления прошлого) не будет мира. Для начала можно вернуть словам их изначальный смысл, потому что слова являются не только средством передачи информации (как сегодня), но прежде всего — их источником (так было всегда) < . . . > »

Как говорят в таких случаях, «конец цитаты». Желающие могут ознакомиться с полным текстом статьи по приведённым ниже ссылкам:
http://www.pravoslavie.ru/78189.html

При желании можно и этот текст объявить кремлёвской пропагандой, но это, как сказано выше, «вопрос совести». В случае её отсутствия никакие аргументы не будут приняты во внимание, кроме силовых. В свете приближения лета и очевидными военными приготовлениями со стороны киевских властей это как нельзя актуально. Хотелось бы ошибиться, но слишком вероятен (если не сказать, неизбежен) сценарий возобновления полномасштабных боевых действий в Новороссии. Можно не сомневаться, что это будет преподнесено как ответная мера на «провокации сепаратистов», потом опять начнётся всемирная шумиха по поводу российского участия (надо же будет отвлечь внимание от годовщины уничтожения малайзийского «боинга»). Наверняка соответствующие службы в некоторых странах, которых почему-то на нынешнем новоязе принято называть партнёрами, разработали за время зимней паузы немало заготовок, чтобы было чем в очередной раз попугать свой электорат.
Но это будет совсем другая история...


24.IV.2015


Рецензии
Там был совершён обряд.
Чёрную магию нельзя сбрасывать со счетов.


Кимма   17.01.2018 22:09     Заявить о нарушении
Не совсем понял, о чём речь. Если о нынешней власти, то очень похоже, один "баптист" Турчинов чего стоит.

Андрей Девин   17.01.2018 22:14   Заявить о нарушении
Тот, кто это организовывал, к помощи привлекал сатанистов.

Кимма   17.01.2018 22:25   Заявить о нарушении
На нашем уровне всё это только на уровне слухов и домыслов, свечку никто не держал. Как бы то ни было, результат налицо, а в обряде дело или нет — не так важно.

Андрей Девин   17.01.2018 22:41   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.