Возвращение. Часть 5. Глава 3

   Нас обнаружил сторож, обходивший парк со своей собакой. Она заскулила и заставила его подойти к укрытой от глаз скамейке, на которой я сидел не в силах подняться, сжимая в руках всё ещё теплое тело Софи.
-  Боже всемогущий! Что Вы делаете здесь, уже стемнело...
-  Помогите мне, ради Бога, я не могу пошевелиться.
-  Девушка спит?
-  Она умерла.
-  Как умерла?! Что Вы сделали с ней?!
-  Она попросила меня вынести её на свежий воздух, уже давно не могла ходить сама...
-  Почему же Вы не попросили помощи?
-  Думал, что справлюсь сам.
   Он подошёл ближе, пригляделся.
-  Горе какое, совсем ещё дитя! - пожилой, но крепкий мужчина взвалил на себя тело, освободив мои руки.
-  Она жена управляющего...
-  Господи, срамота-то какая, что за блоха укусила Вас нести больную в парк, на ночь глядя, одному!
-  Она боялась, что муж не позволит... Разве мог я противиться воле умирающей?
-  Что будет теперь? Безумный мальчишка! Нести её сразу в мертвецкую или в покои?
-  Думаю, в покои...
-  Надеетесь избежать наказания? Только это вряд ли получится, я не стану вас покрывать, расскажу всё, как есть.
-  И не покрывайте, душа её с миром отошла там, где хотела, а не в одинокой постели...
-  Какой Вы, ещё в сущности, мальчишка! - он чуть не упал, споткнувшись об ветку, я помог ему устоять на ногах, поддержав тяжёлую ношу. Силы покинули меня от переживаний, я теперь сам нуждался в поддержке, словно дрожащий лист на ветру.
-  Откройте двери, - скомандовал низким голосом сторож. Я открыл их так, словно они весили целую тонну.
   Когда мы вошли в холл через центральный вход, дежурная подскочила, с ужасом взирая на безвольно повисшее желтовато-бледное тело в руках сторожа.
-  Мадам Курье?! Что произошло?!
-  Я обнаружил их на скамейке в парке. Дальше разбирайтесь сами, - старик смахнул пот с лица. - Куда её нести?
-  В покои, я покажу Вам, - сестра милосердия бросила на меня осуждающий взгляд, - нужно осмотреть тело, не была ли смерть насильственной.
   "Только этого мне не хватало! - ноги мои совсем подогнулись, и я в изнеможении сел прямо на ступеньки, - будь, что будет, хуже уже быть не может. Отец Марк, наверное, тревожится, что я не пришёл, но как показаться ему на глазах в таком состоянии?!"
   Возгласы, доносившиеся в больничной тишине, долетали до меня с каким-то опозданием, словно мозг отказывался воспринимать действительность. Суета вокруг усопшей не прекращалась, на ноги был поднят весь персонал. А я всё продолжал сидеть, ещё ощущая тепло ушедшей души и ужас от её потери. Нет, я не жалел о том, что сделал, и не испытывал страх перед наказанием. Скорбь сковала мои чресла, и стало безразлично, что ждёт впереди. Как-то доплёлся до своей каморки, завалился на постель, даже не снимая обуви, чего никогда не делал. Закрыл глаза. Лицо Софи, как бледный лик луны, смотрело на меня, излучая сиянье. Кажется, она благословила меня, уходя, и прошептала "мерси". Тяжёлый тёмный груз накрыл меня, словно могильная плита. Я слышал, как приехал управляющий, его голос, но словно это происходило где-то далеко и меня не касалось. Даже молиться не мог, но ощущал связь с Богом через ушедшую к нему душу, её благословение, как живая вода, орошало моё сердце.
-  Мсьё Боссе, встаньте! - прогремел надо мной мужской голос.
-  Я поднялся, с усилием открыв глаза.
-  Кто позволил Вам прикасаться к моей супруге? Тащить её в сад, умирающую, еле живую, как Вы посмели?! - глаза управляющего горели гневным пламенем.
-  Она хотела увидеть небо... Просила меня помочь. Я не мог отказать умирающей.
-  Что Вы сделали с нею?
-  Ничего, что могло бы хоть как-то Вас оскорбить, мсьё.
-  Как долго Вы находились там?
-  Я не помню... Когда Софи испустила дух, время для меня остановилось.
-  Как Вы смеете так фамильярно называть её?!
   Я не стал отвечать, сидел, повесив голову и глядя в пол, мне было безразлично, что случится дальше. Вначале думал, что он меня изобьёт, но этого не произошло.
   Злость, на время вытеснившая осознание постигшего, быстро прошла... Он согнулся, сел рядом со мной на кровать и заплакал.
-  Это я должен был быть с нею... Но мне не хватало мужества разделять её боль и смотреть на страдания столь хрупкого и нежного существа. Прошу, скажите мне, о чём вы говорили, её последние слова?..
   "Я бы нарисовала Ваш портрет, Эдуард, как жаль, что мы встретились так поздно..." - услужливо подсказала мне память, но я не стал говорить об этом.
-  Она сказала, что её муж очень добрый и заботливый человек, что Вы сделали, всё что было в Ваших силах.
   Его плечи задёргались, и сдавленные рыдания обрушились на меня. Казалось, что эта ночь никогда не закончится...
-  Я перед Вами в неоплатном долгу, Эдуард. Вы исполнили её последнее желание, к которому я оставался глух. Софи-Ан просила меня о прогулке, но я боялся, что ветер может ей навредить...
-  Не вините себя, она любила Вас и всё понимала.
-  Когда вы познакомились?
   Не мог же я, на самом деле, рассказать ему о своих непонятных видениях!..
-  Меня послали вчера убирать Ваши комнаты, мсьё...
   Он тяжело вздохнул и, ничего не ответив, покачал головой, затем, молча поднялся и удалился к себе.
   Алая роза на стуле в стеклянной бутылке стоит всё такая же свежая и красивая, как и прежде, я уже никогда не узнаю, каким образом она попала ко мне.

Продолжение: http://www.proza.ru/2015/06/26/897


Рецензии
Слава Богу!
Хоть не обвинили!..

Ольга Смирнова 8   13.02.2019 08:25     Заявить о нарушении
Эдуарду на сей раз повезло.

Натали Бизанс   13.02.2019 13:45   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.