Возвращение. Часть 5. Глава 7

   Жорж вышел из кабинета вполне довольный собой, директор, провожавший его, напротив, был удручён. Они пожали друг другу руки.
-  Всего доброго, мсьё Милер!
-  И Вам, уважаемый.
   Развернув меня на сто восемьдесят градусов, Жорж потянул своего нерадивого протеже на воздух.
   Семинарский парк весь в цветах. Пахнет жимолостью и пряной пыльцой. Солнце ещё горячее, но уже не обжигает.
-  Больше они не станут тебе докучать, Эдуард. Тоже мне, жандармерия нравов!.. - он хмыкнул, улыбаясь собственным мыслям, и какое-то время мы шли молча.
   Я думал о прошлом. Эхо давно минувших дней будило во мне всё новые и новые воспоминания.
-  Ты словно неживой, Эдуард! Что-то случилось?
-  А? Н-нет, просто есть о чём подумать.
-  Надеюсь, я не помешаю? А что если нам не оставаться на ужин в твоём монастыре, а поехать куда-нибудь на волю, где ходят красивые дамы, и официанты подают горячих омаров с растопленным маслом и дорогим вином?! Эх, мальчик мой, как от многого ты добровольно отказываешься, в твои-то юные годы! Встряхнись, Эдуард! Жизнь прекрасна! Несмотря ни на что, она хороша, и я покажу тебе это! 
   Экипаж умчал нас в центр города, Жорж не шутил, он выбрал самый дорогой ресторан, дороже просто не было. В таком заведении я был впервые и чувствовал себя неловко, но это только до третьего бокала вина.
-  Омары восхитительны и устрицы тоже!..
   Девушка за соседним столиком, обмахиваясь веером, изучающе на меня посмотрела.
-  Ты никогда не думал, что может быть иначе? У меня достаточно средств, чтобы провести безбедную старость и оставить тебе хорошее состояние. Зачем хоронить себя заживо? Ещё не поздно передумать, получить другое образование, стать, к примеру, психиатром и помогать людям не так, как это делают в церкви, но тоже достойно.
-  Вы сегодня решили взять на себя роль искусителя, Жорж?!
-  Просто я не совсем понимаю, что вынуждает тебя идти на подобные жертвы. Объясни мне, как пришла в твою голову мысль посвятить себя бедности, лишениям, ограничениям, безбрачию? Если бы ты хоть раз увидел своего сына, то понял бы, что у тебя может быть множество детей, ты можешь стать счастливым человеком!
-  Кто сказал, что я несчастлив?
-  Твоё бледное осунувшееся лицо, мой дорогой.
-  Жорж, в глубине души я не перестаю благодарить Бога за всё, что Он мне дал, куда направил, в том числе и за сегодняшний вечер, за встречу с Вами! Этот блестящий, изысканный мир не имеет ко мне никакого отношения, точно так же, как и я к нему. Вкусно есть, сладко пить и хорошо одеваться - ещё не значит быть счастливым. Люди, которым я служу, они все - моя семья, и каждому из них я могу дать свою любовь и заботу точно так же, как детям. Я не вижу себя в иной ипостаси... - образ Эделины мелькнул перед глазами, женщина с огненно-рыжими волосами устроилась в конце залы за маленьким уютным столиком. К ней подошёл официант и принял заказ. Наши глаза встретились, и на мгновение мне показалось, что это на самом деле она, но, приглядевшись, я разочарованно отвёл взгляд.
-  Когда я гостил у вас, мне приходили подобные мысли в голову, я даже на мгновение представил, что может быть иначе... но сердце подсказывает мне, что только так я могу быть спокоен и, лишь отказавшись от всего, обрету истинную настоящую свободу.
   Женщина улыбнулась, словно подслушивая наш разговор.
-  Может быть, ты и прав. Порой семейная жизнь представляется мне кандалами, обязательства перед родными гнетут, нелюбимая женщина не приносит в постели наслаждения, и тогда остаётся только хорошо поесть, заливая горечь душевных ран благородным вином, - он вздохнул, окинув дорогое помещение холодным взором. - Видишь, я и тебе представляю модель подобного существования за неимением чего-то лучшего. Ты продолжаешь меня удивлять и восхищать, мой мальчик! Вернёмся к твоему вопросу, помню ли я что-то из того, чего не было в этой жизни? Возможно. Просто мне легче не углубляться в подобные размышления. Проще думать, что однажды это всё закончится. Знаешь, я представил сейчас, как ты кладёшь мне руки на голову и отпускаешь грехи, - в его глазах появился влажный блеск, - и стало легче. Ты прав, Эдуард! Тысячу раз прав!.. Иди своим путём, ни на кого не обращая внимания. Обычным людям, таким, как я, невдомёк, что может быть что-то важнее комфорта и денег.
   К мадам с рыжими волосами подсел молодой кавалер, и она жеманно продемонстрировала ему всё своё обаяние: я понял, что она представительница древнейшей профессии, просто очень дорогая.
-  Пойдём отсюда! Вернёмся в прохладу и тишину семинарского парка, возможно, ты поможешь заглянуть старику в другой мир, тот, в котором ты живёшь... - Жорж поднялся, оставив на столе несколько крупных купюр, каких я и в руках своих отродясь не держал.
   Солнце катилось к закату, розовые облака оттеняли синеву надвигающихся сумерек. Свежесть упоительного вечера приятно остужала лицо. Глубоко вздохнув, мы, не сговариваясь, одновременно произнесли имя: "Мерлен". Аромат лаванды, непонятно откуда взявшийся в центре города, наполнял воздух, бередя встревоженную душу.

Продолжение: http://www.proza.ru/2015/07/08/689


Рецензии
Вкусно есть, сладко пить и хорошо одеваться - ещё не значит быть счастливым. Люди, которым я служу, они все - моя семья, и каждому из них я могу дать свою любовь и заботу точно так же, как детям.
***
Ну что тут скажешь?.. :)

Ольга Смирнова 8   13.02.2019 08:38     Заявить о нарушении
Слова не мальчика, но мужа...

Натали Бизанс   13.02.2019 13:48   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.