Возвращение. Часть 5. Глава 8

-  Мне порой кажется, что она совсем рядом и ждёт меня... - Жорж снял шляпу и вытер влажный лоб.
   Вино расслабило его и щёки порозовели, неизменно статная фигура, выпрямленные плечи, взгляд уверенного в себе человека. На нём и корона смотрелась, чего уж говорить о цилиндре...
-  И тогда мне хочется умереть, - продолжил он. - Не смотри на меня так! В этом мире ничего уже не держит твоего опекуна, и когда будешь молиться за упокой моей грешной души, не расстраивайся, прошу... Мерлен ждёт, я знаю. Она не покинет меня и в смертный час. Весь этот, как ты выразился, "блестящий мир", меркнет перед любовью.
   Мы, медленно прогуливаясь, шли к семинарии. Уже зажгли фонари, их тусклый свет расцвечивал влажную мостовую, видимо, пока ужинали, прошёл небольшой дождь.
-  Какая твоя любовь, Эдуард? Ради чего ты готов отказаться от мира и его благ?
-  Даже не знаю, как ответить...
-  Ты любишь так сильно Бога, или это сострадание к людям, желание им помочь?
-  Я просто понимаю, что должен поступить именно так, и Господь не раз указывал, что это мой путь, другого не дано. Такое чувство, что впереди - что-то очень важное, чего я ещё не сделал, но обязательно должен исполнить... Когда я думаю об этом, сердце в груди оживает, оно начинает петь.
   Жорж улыбнулся.
-  Это, наверное, глупо звучит, - я смутился.
-  Нет, вовсе нет, Эдуард. Чувство, описанное тобой, называется очень просто - призвание.
   Из проезжавшего мимо экипажа доносился женский смех. Рыжеволосая дама из ресторана со своим кавалером и бутылкой шампанского веселились от души.
   Внезапно они остановились, рука в белоснежной перчатке поманила меня пальцем.
   Не знаю, зачем, но я подошёл.
-  Молодой человек, это Вам! - женщина протянула мне скромный цветок фиалки. - Помолись за меня грешную, будущий священник, у тебя глаза добрые!..
   Экипаж тронулся, и её заливистый смех растаял в шуме городском.
-  Тебя замечают, - констатировал Жорж, видя мою растерянность.
-  Она не сказала своего имени...
-  И ты будешь молиться за такую женщину?
-  Да. Я обязательно помолюсь за неё, только не знаю, как.
-  Помолись за всех падших людей этого мира, возможно, Бог простит их и направит на путь спасения ради любви к тебе, - его рука легла мне на плечо. - Рядом с тобой, Эдуард, хочется верить в лучшее.
   Когда мы добрались до семинарии, ворота были уже закрыты, пришлось будить сторожа, его недовольство быстро перешло в благодарность, как только хрустящая купюра оказалась в ладони. Он даже посветил нам лампой, проводив до самой двери.
В полной тишине наши шаги звучали как-то особенно торжественно, отдаваясь гулким эхом по стенам и длинным коридорам пансиона. Попрощавшись с Жоржем, я направился к себе в комнату. Бессонная ночь накануне давала о себе знать. Повалившись на кровать, я почти сразу заснул, а проснулся лишь когда весёлые голоса ребят оживили помещение. Собрались почти все, кроме Генриха. Ребята за лето подзагорели, у Андрэ выгорели волосы. Себастьян ещё больше поправился, а Мартин почти совсем не изменился.
-  Простите, что разбудили!
-  Рад приветствовать вас, друзья! Как вы провели каникулы?
-  Я с отцом рыбачил, ходили в открытое море.
-  То-то я смотрю, ты совсем шоколадным блондином стал! - Себастьян, как всегда подшучивал над своими товарищами.
-  А ты, наверное, всё пироги да тортики дегустировал в лавке мадам Брюле.
-  Не твоё дело! - Себастьян залился стыдливой краской. - Я не виноват, что у меня здоровый аппетит, и я нравлюсь женщинам!
-  Ничего, дружище, скоро похудеешь, здесь сильно-то не разгуляешься! - Мартин раскладывал свои вещи в общий шкаф и случайно зацепил мою коробку, она упала, и сухая роза выкатилась на всеобщее обозрение.
Кто-то даже присвистнул.
-  О! У Вас, Эдуард, видимо были романтические каникулы, - парни уставились на меня с усмешкой, - ага, потому и вид такой болезненно-бледный...
   Я поднял выпавший цветок.
-  Можно ли назвать романтичной встречу с умирающей девушкой? Только цветок и остался на память.
-  Как Вы умудрились попасть в такие трагические обстоятельства?! - Андрэ поднял коробку и протянул мне, Мартин извинился за свою неуклюжесть. Парни по-прежнему обращались ко мне, как к старшему студенту, всегда на "Вы".
-  В госпитале и не такого насмотришься... "Святая Анна" приютила меня этим летом.
   В дверь постучали, все замерли. Каково же было моё удивление, когда на пороге появился не кто-нибудь, а отец Марк собственной персоной!
-  Слава Богу нашёл, у вас тут и заблудиться недолго!
-  Как Вы здесь?! - я бросился навстречу любимому наставнику и, сжимая его в объятьях, чуть не раздавил несчастный цветок. - Ребята, познакомьтесь, это - отец Марк, мой дорогой учитель...
-  И ваш новый преподаватель, - закончил старик, - не смотрите на меня так, я ещё не рассыпался, и голова моя свежа, так что, буду воспитывать вас и подготавливать к пасторскому служению.
-  Я так рад!..
-  А это что за гербарий?
-  Я потом Вам всё расскажу, отец.
   Он потрепал меня по волосам, как мальчишку.
-  Ну что, Эдуард, представишь мне своих друзей?

Продолжение: http://www.proza.ru/2015/07/10/543


Рецензии
Здравствуй, Наташенька! До чего же хорошо вернуться в «Возвращение»
Только к этой книге можно писать подобные шутливые фразы, пусть она и очень серьёзная.
А теперь к главному!...
«Пока я читал, меня обуяли невероятные ощущения. Восхитила его прекрасная чистая возвышенная любовь к женщине, одной-единственной, ставшей избранницей графа. Ради неё он сбежал из Франции (будучи фаворитом своего короля) и лишь по счастливой случайности избежал наказания, благодаря покровительству Великого герцога. Долгожданная свадьба, о которой так мечтали молодые, была омрачена внезапной смертью отца невесты, графа Эрнесто Гриманни. Добрые воспоминания об этом человеке Дидье пронёс через всю свою жизнь.»
Не удивительно! Сердце не могло не ощутить связи веков!
«Я ещё долго не мог разлучиться с этой книгой, всё время тянуло прикоснуться к ней, пересмотреть, так, словно в ней находилась частичка чего-то очень родного и такого непостижимо-дорогого для меня.»
Ещё бы!
«всё это говорит о его буйном характере и противоречивой натуре. Ещё страшнее подумать, что я могу быть им...»
«Ты! Ты! Говорит Эдуарду сердце читателя, и характер у тебя такой же неуёмный!»  
 «Ах, вот даже как! - знакомым жестом Жорж почесал подбородок. - Почему-то меня это не удивляет! Порой мне кажется, что ты настоящий сын Мерлен, она точно так же могла пожертвовать всем ради тех, кого любила.»
Приятный сюрприз! Появление Жоржа!
Мерлен. Духовные связи крепкие!
«всему есть начало и конец. Чем старше становишься, тем больше понимаешь это. Я всё ещё ощущаю свою вину перед твоей крёстной.»
Да, старость приходит. Угрызения совести и долги, их ощущать тяжело.
«Подожди! Я им ещё устрою! Будут знать, как лезть в чужую жизнь! - взгляд его стал острым, как скальпель.»
Как хорошо про хирурга! Верю, Жорж не подведёт!
«Великий герцог Тосканы, коего стал я правой рукою. Его глаза, в которых так много горя, страсти, побед и поражений, любви и ненависти, отчаяния и надежды.»
А это уже о герцоге! Слова тронули за душу!
«Меня пронзали осколки памяти, впиваясь в сердце сладостной болью невосполнимых утрат и, в то же время возникло ясное осознание того духовного богатства, которым я обладаю.»
Ну как озарение не отметить?!  
«В таком заведении я был впервые и чувствовал себя неловко, но это только до третьего бокала вина.»
Разбавим серьёзность шуткой. У Жоржа-Козимо натура широкая.
«Этот блестящий, изысканный мир не имеет ко мне никакого отношения, точно так же, как и я к нему. Вкусно есть, сладко пить и хорошо одеваться - ещё не значит быть счастливым. Люди, которым я служу, они все - моя семья, и каждому из них я могу дать свою любовь и заботу точно так же, как детям. Я не вижу себя в иной ипостаси...»
Истинное призвание!
«Возможно. Просто мне легче не углубляться в подобные размышления. Проще думать, что однажды это всё закончится.»
Для большинства из нас так!
«Я просто понимаю, что должен поступить именно так, и Господь не раз указывал, что это мой путь, другого не дано. Такое чувство, что впереди - что-то очень важное, чего я ещё не сделал, но обязательно должен исполнить... Когда я думаю об этом, сердце в груди оживает, оно начинает петь.»
И это правильно!    
«И ваш новый преподаватель, - закончил старик, - не смотрите на меня так, я ещё не рассыпался, и голова моя свежа, так что, буду воспитывать вас и подготавливать к пасторскому служению.
- «
Ураааааааа! Отец Марк!
Наташенька, замечательно закончить чтение на такой радостной ноте! Даже если впереди немало всего!... Я своим читателям, увы, нечасто такое дарю! Желаю тебе дарить людям радость твоими книгами, а горем очищать сердца!

Лидия Сарычева   28.06.2019 20:56     Заявить о нарушении
Лидочка, спасибо, моя Дорогая!
Даже не пытаюсь под стать рецензии отвечать, это не реально!
Благодарю тебя всем сердцем, за проживание моих страниц,
за участие в происходящем!
Книга жива, пока её читают!
Пусть наши творения живут долго и процветают!
Крепко тебя обнимаю, Дорогая!
С любовью,

Натали Бизанс   30.06.2019 18:47   Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.