Шекспир. Сонет 128. Свойства фактов

Сонет 128

Когда, моя ты музыка, играла,
Касаньем чудных древ творила звук,
И пальчиками нежно управляла
Согласьем струн, мой поражая слух,
Я часто, смелость ловких клавиш видя,
Целующих ладонь твою, краснел
От зависти, ведь губ моих к обиде
Тот урожай пожать был их удел.
Им в танце клавиш роль сыграть – надеждой:
Быть там взамен, чтоб так касались их
Те пальцы, что прошли походкой нежной,
Дав мертвым щепам благость губ живых.
      Но коль лишь в этом – счастье дерзких клавиш,
      Отдай им пальцы – губы мне оставишь!

Сонет 128. Оригинальный текст
How oft, when thou, my music, music play'st,
Upon that blessed wood whose motion sounds
With thy sweet fingers, when thou gently sway'st
The wiry concord that mine ear confounds,
Do I envy those jacks that nimble leap
To kiss the tender inward of thy hand,
Whilst my poor lips, which should that harvest reap,
At the wood's boldness by thee blushing stand!
To be so tickled, they would change their state
And situation with those dancing chips,
O'er whom thy fingers walk with gentle gait,
Making dead wood more blest than living lips.
Since saucy jacks so happy are in this,
Give them thy fingers, me thy lips to kiss.


Сонет 128. Свойства фактов.   
Сонет 128 – ещё один «факт», такого же свойства, как и чёрный цвет волос возлюбленной из предыдущего сонета 127. Т.е. «факт» имеет место быть и отрицать его невозможно, но идентифицировать только по нему личность возлюбленной не верно. Да, возлюбленная умела играть на клавишном музыкальном инструменте, но, как мы разобрались в сонете 127, цвет её волос был чёрным только потому, что был так покрашен. Поэтому искать её среди смуглых придворных музыкантш не оправдано. Но даже найдя таковую, радоваться рано, ведь оба «факта» из сонетов 127-128 не доказывают один другого. И если идентификация по музыкальному инструменту ещё может быть принята, то общеизвестный естественный чёрный цвет волос адресата как раз свидетельствует против такой кандидатуры. Поэтому вторая по популярности претендентка на место возлюбленной поэта – музыкантша Эмилия Бассано (1569-1645), итальянка по происхождению, не проходит именно по этому признаку. Дополнительным подтверждением является то, что в рассматриваемый период 1600 года Эмилия Бассано уже 8 лет была замужем за придворным музыкантом Альфонсо Леньером и была отлучена от двора. Её прежний покровитель лорд Генри Хансдон, который иногда выводил её в театр и теоретически до её замужества мог познакомить с Шекспиром, скончался в 1596 году. К тому же она была всего на пять лет моложе Шекспира и, значит, строки сонетов о её «юности» и своей «зрелости» были бы сильным преувеличением, тем более в 1600 году, когда ей шёл 31-й год. Но как мы уже неоднократно видели, когда находили фактические подтверждения в биографиях адресатов, Шекспир очень точен в характеристиках и ни разу не изменил своим принципам в отношении адресатов в сонетах. 
Но пора обратить внимание на тон первых «женских» сонетов второй любовной истории. Как было мной обещано при анализе параллельных «мужских» сонетов мы и здесь наблюдаем абсолютную «безоблачность» в отношениях. У поэта нет даже тени сомнения в возлюбленной. Этот первый этап в параллельных «мужских» сонетах длился четыре сонета. Здесь мы увидим на этом этапе, в общей сложности, ровно столько же. Цель такого сравнения – в том, чтобы показать и доказать «параллельность» написания «мужских» (104-121) и «женских» (127-152) сонетов.


Рецензии