Шекспир. Сонет 131. Отказ от скупости

Сонет 131

Ты – мой тиран, хоть, знаешь ты сама,
Не тот, чей вид – жестокий и надменный,
Ведь в сердце том, что любит без ума,
Ты – как прекрасный камень драгоценный.
Иной, тебя увидев, говорит:
«Сей лик не вправе ждать любви стенаний».
Что это – ложь, мой голос промолчит,
Хоть в том клянусь себе без оправданий.
Но клялся верно ль? Стану вспоминать
Твоё лицо, и – тысячи, в сплетенье
Стенанья – здесь, чтоб мне же доказать –
Хоть цвет чернит, светла в моём ты мненье.
       Твой чёрный цвет – не сейф для чёрных дел,
       Лишь повод клевете он дать сумел.

Сонет 131. Оригинальный текст
Thou art as tyrannous, so as thou art,
As those whose beauties proudly make them cruel;
For well thou know'st to my dear doting heart
Thou art the fairest and most precious jewel.
Yet, in good faith, some say that thee behold
Thy face hath not the power to make love groan:
To say they err, I dare not be so bold,
Although I swear it to myself alone.
And, to be sure that is not false I swear,
A thousand groans but thinking on thy face
One on another's neck do witness bear
Thy black is fairest in my judgement's place.
In nothing art thou black save in thy deeds,
And thence this slander as I think proceeds.


Сонет 131. Отказ от скупости.
 Сонет 131 преподносит адресату сжатые выводы того, над чем поэт размышлял в двух предыдущих сонетах. Все выводы о внешности и поведении возлюбленной сделаны в её пользу, т.к. поэт не поверил никаким посторонним мнениям. Но сообщить возлюбленной, что такие мнения существуют, хотя поэт с ними не согласен, он, все-таки, посчитал не лишним, правда, в соседстве с каскадом комплиментов. Причиной может быть продолжающееся независимое поведение возлюбленной, для которой поэт пошёл на определённые уступки – «ты мой тиран», но с её стороны не видит уступок. В чём же уступил поэт? Сонет 99, где были сравнения с цветами (кстати, руки – с лилией, цветом кожи (белая) и грацией), сыграл с возлюбленной злую шутку – она решила, что поэт смог бы и лучше. В сонете 106 у нас были основания предположить, что возлюбленная была недовольна скупой хвалой своей внешности в сонетах. Уже в следующем после этого сонете возлюбленной, которым стал сонет 127, поэт посвятил внешности возлюбленной весь сонет. Но, видимо, не просто из упрямства поэт не хотел ранее напрямую касаться внешности возлюбленной, т.к. ничего хорошего не вышло в сонете 127. Да, поэт отказался от скупости, но не смог отказаться от честности и это мы ещё увидим во многих последующих сонетах. Но даже этот отказ поэт вполне мог считать уступкой, ведь поступиться пришлось принципом. С другой стороны, поэт надеялся на то, что к его мнению тоже будут прислушиваться. В данном случае, в сонете 127, он выразил неодобрение чёрному цвету волос возлюбленной, но никакой реакции с её стороны не последовало. Видимо, поэт посчитал, что, если его мнение было проигнорировано, то это даёт ему право продолжать в том же духе. В сонете 131 никаких претензий к возлюбленной, естественно, мы не видим, но видим обвинения только цвета. Поэт пытается донести до возлюбленной ту же мысль из сонета 127, что только чёрный цвет – источник проблем.
Весь тон сонета 131 («светла в моём ты мненье») говорит о том, что «безоблачный» период в отношениях продолжается.    


Рецензии