Шекспир. Сонет 136. Приз за поединок

Сонет 136


Встревожится душа, что я так близок,
Кляни слепую: это – я, твой Вилл.
Хочу, чтоб иск любовного каприза,
Пока он признан, выполненным был.
Твой клад любви пополню страстью нежной,
Средь многих, разных, и моя – одна.
Но для больших скоплений – неизбежно,
Что хоть одна не будет сочтена.
Так пусть средь всех я буду неучтённым,
Лишь в описи обилия – одним,
Считай меня ничем, но всё же годным
Быть сладким кое в чём тебе таким.
    С любовью имя лишь моё зови,
    Ведь Вилл – твоё желание любви.   


Сонет 136. Оригинальный текст
If thy soul check thee that I come so near,
Swear to thy blind soul that I was thy Will,
And will thy soul knows is admitted there;
Thus far for love, my love-suit, sweet, fulfil.
Will will fulfil the treasure of thy love,
Ay, fill it full with wills, and my will one.
In things of great receipt with ease we prove
Among a number one is reckoned none:
Then in the number let me-pass untold,
Though in thy store's account I one must be;
For nothing hold me, so it please thee hold
That nothing me, a something sweet to thee.
Make but my name thy love, and love that still,
And then thou lovest me for my name is Will.


Сонет 136. Приз за поединок.
Игра со словами и смыслами «Will/will» продолжается и в сонете 136. Но теперь, в отличие от сонета 135, где давалась развёрнутая оценка возлюбленной, поэт говорит преимущественно о себе. Это резко снижает накал недовольства предыдущего сонета. Здесь можно видеть скорее жонглирование смыслами, чем сокрытие злости за жалобой. Тон и настроение сонета ровные и, возможно, даже шутливые. Видимо, по прошествии недели, поэт успокоился, но так просто расставаться с игрой смыслов ему было жаль.
Мне в переводе, как и всем, опять не удалось передать игру смыслов, и опять по тем же причинам, которые были указаны в комментарии к сонету 135. Но я пошёл путём, который, насколько мне известно, не был использован ранее никем из переводчиков сонета 136. Я создал лирического героя – Уилла, которого наделил всеми прямыми и подразумеваемыми качествами. Шекспир, играя одним словом, имеет возможность говорить о себе в разных смыслах. Мне, чтобы выразить разные смыслы, очевидно, недостаточно одного слова, и я применяю несколько, но наделяю этими смыслами одного лирического героя, каждый раз его называя по имени. Зачем нужны такие ухищрения становится понятно только в замке сонета, где в оригинале органично всплывает имя, созвучное всем смыслам. В обычном же точном переводе никакого созвучия с именем Уилл, естественно, не наблюдается, поэтому невозможно понять, чем это имя так отличилось, что за него можно полюбить. Но если в переводе основной части сонета это имя постоянно называлось (в чём нет необходимости в оригинале), то тогда в замке перевода всё срастается. Что мной и было исполнено.
Не последнюю роль в возможности такого решения играет, уже упомянутое ранее, ровное настроение сонета 136. В сонете 135 такое решение было невозможно в силу преимущественно недопустимых вторых смыслов. Теперь же Шекспир вернулся к своей, хоть и редкой, но обычной фривольности, которую мы встречали и ранее в сонетах 3 и 51.
В сонете сделан намёк на доступность «любовного клада» для всех, но в ракурсе того, что поэт готов с этим мириться, так как возлюбленная сама поймёт, что для неё лучше, и предпочтёт поэта. Опять мы видим отголоски неисполненных обещаний – вины поэта, ведь поэт перестал осуждать возлюбленную за только что совершённую измену, хоть и забыть тоже не может. Это указывает на новый этап в попытках восстановить отношения. Сонет 136, по хронологии, стал первым сонетом к возлюбленной в начале временного прекращения сонетов другу и «оставления» друга (сонет 113), и его ровный тон может указывать на то, что поэт и друг договорились о своих притязаниях на возлюбленную. Ведь то, что сонеты другу прекратились, и поэт не забывает измену, с большой вероятностью говорит о том, что между друзьями началось соревнование за приз.


Рецензии