Шекспир. Сонет 141. Игра в свои ворота

Сонет 141

Поверь! Тебя люблю я не глазами,
Что подмечают не один изъян,
Ведь вопреки такой презренной гамме,
Любовью сердца вид твой обуян.
Ни слух, что голос твой не восторгает, 
Ни кожа, коль досадно льнёшь ко мне,
Ни вкус, ни запах в гости не желают
На пиршество с тобой наедине.
Ума пять граней, зная зла причины,
Пять чувств не могут сердце убедить;
Себе – не власть, подобие мужчины,
Как жалкий раб готов тебе служить.
      Но польза есть, пока, в моей чуме,
      Ведь соблазнив, назначишь кару мне.

Сонет 141. Оригинальный текст
In faith, I do not love thee with mine eyes,
For they in thee a thousand errors note,
But 'tis my heart that loves what they despise,
Who in despite of view is pleased to dote.
Nor are mine ears with thy tongue's tune delighted,
Nor tender feeling to base touches prone,
Nor taste, nor smell, desire to be invited
To any sensual feast with thee alone;
But my five wits nor my five senses can
Dissuade one foolish heart from serving thee,
Who leaves unswayed the likeness of a man,
Thy proud heart's slave and vassal wretch to be.
Only my plague thus far I count my gain,
That she that makes me sin awards me pain.


Сонет 141. Игра в свои ворота.
Вторая любовная история развивается совсем не так, как первая (сонет 25). Ни о какой взаимности, очевидно, говорить нельзя. Это ещё раз подтверждает, что перед нами другая (вторая) история.   В первой любовной истории поэту удалось вернуть возлюбленную (сонет 52) после её измены с другом (сонеты 40-42). Здесь же все попытки безуспешны. Поэт даже пытается спровоцировать возлюбленную, высказавшись уничижительно о её внешности, подтолкнуть её к решению «назначить кару» ему за это, «соблазнив» его этой «досадной» ему внешностью.
Некоторые комментаторы используют эту череду «женских» сонетов, особенно в этой её части, для «доказательства» вымысла всех сонетов, а заодно и для «опровержения» авторства Вилли Шакспера из Страдфорда. Их логика такова: Поскольку Вилли Шакспер автором сонетов, а значит и Шекспиром, быть не может, в силу убогости своего образования, то в сонетах должно найтись подтверждение этому. И таким подтверждением является очевидное несоответствие биографии Роджера Мэннерса 5-го графа Рэтленда и содержания этой череды «женских» сонетов, ведь «общеизвестно», что его отношения с женой были высокодуховными и платоническими. Но это противоречие лишь подтверждает вымысел в основе всех сонетов, что не оспаривается и многими «стратфордианцами» – сторонниками авторства Вилли Шакспера.  А раз так, то указания на факты в сонетах, таковыми не являются, и сонеты вообще нельзя считать за доказательство чьего бы то ни было авторства, и особенно – Вилли Шакспера.
Как видим, такой нехитрой манипуляцией выбрасывается громадный пласт неудобных вопросов, которые ставят сонеты, для сторонников альтернативных версий авторства Шекспира. Поэтому те «стратфордианцы», которые признают вымысел в основе сонетов, подыгрывают своим соперникам у своих ворот.       


Рецензии