Шекспир. Сонет 145. Мастерство и реальность

Сонет 145

С уст, что даны Любви рукой,
Дохнуло громом: «Презираю!»,
Мне, кто томим по ней тоской;
Но разглядев, что умираю,
Вернулась жалость в сердце к ней,
Коря за не приятность слова –
Не к месту в мягкости речей,
Так привечать учила снова:
Пусть «презираю» сгинет прочь,
Вслед изменяясь за финалом,
Как нежным днём заменит ночь,
Что в ад с небес падёт, как дьявол.
     И сбросив вон презренье враз,
     Мне жизнь спасла, сказав: «Не Вас!»


Сонет 145. Оригинальный текст
Those lips that Love's own hand did make
Breathed forth the sound that said 'I hate'
To me that languish'd for her sake;
But when she saw my woeful state,
Straight in her heart did mercy come,
Chiding that tongue that ever sweet
Was used in giving gentle doom,
And taught it thus anew to greet:
'I hate' she altered with an end,
That follow'd it as gentle day
Doth follow night, who like a fiend
From heaven to hell is flown away;
'I hate' from hate away she threw,
And saved my life, saying 'not you'.


Сонет 145. Мастерство и реальность.
Сонет 145 – снова, как и сонет 144, философский, т.к. обращение к адресату отсутствует. Но не наблюдается прямой преемственности темы с сонетом 144, что дало повод некоторым комментаторам «выдернуть» сонет с того места, куда его поставил Шекспир, и объявить сонет «стоящим особняком». Мол, на это указывает также и четырёхстопный ямб, вместо пятистопного, и стиль, в котором отсутствует пышная «метафорика» - уровень мастерства, де, ещё недостаточен, и выбор слов, который весьма прост. А потому, мол, сонет был написан гораздо раньше других, ещё до первого отъезда в Лондон (т.е. в середине 80-х 16-го века) и посвящён жене Шекспира – Энн Хатэуэй. Мол, в замке сонета: «I hate» from hate away she threw / And saved my life» каламбурно скрыта фамилия Hathaway (и даже что And saved надо читать как Anne saved).
Разберём в обратном порядке. Во-первых, очевидно, что вышеупомянутым комментаторам не даёт покоя виртуозная игра Шекспира с собственным именем Уилл – Will в сонетах 135, 136. Их находка в сонете 145 интересна, как совпадение, но не более, ведь нет даже второго смысла, как, например, с «manners» в сонете 39. Во-вторых, раннее стихотворное творчество Шекспира представлено в его первой поэме «Венера и Адонис» (первое издание 1593г.), где как раз пышной «метафорики» (откуда мастерство?) более чем достаточно. Кроме того, другие комментаторы, занимающиеся исследованием не сонетов, а пьес Шекспира, дружно отмечают эволюцию его стиля с течением времени от сложного к простому, а не наоборот, как почему-то решили комментаторы сонета 145. В-третьих, четырёхстопный ямб как раз усложняет задачу ясного выражения мысли, а не упрощает её, т.к. ограничения становятся жестче (вот, где, действительно, нужно мастерство!), чем при пятистопном ямбе. В- четвёртых, комментаторами не замечена перекличка с идеей сонетов 139 («давит сердце твоя жестокость») и 140 («терпеть презрение позволь»), как преемственность мысли, а значит очередность написания.
Большинство интерпретаций подобных указанным в начале комментария возникает от бессилия найти объяснение сонету на том месте в последовательности сонетов, где он реально находится. Вот, где «нужна» версия о пиратстве издателя, ведь отбрасывается участие Шекспира в нумерации сонетов. Но не обременяя себя доказательствами того, что сонеты могли быть написаны и в другой последовательности, не оставляя вопрос открытым, а делая вид, что он ими «закрыт», такие «интерпретаторы», заранее отказывают и другим в способности что-то объяснить. Другими словами, не двигают процесс, а тормозят его. Поэтому также не корректно называть этот подход выдвижением версий, ведь все они основаны на игнорировании реальных фактов – существующей последовательности сонетов и его адресата, и на «факте» собственного бессилия объяснить эту реальность, подмене её псевдо-реальностью.


Рецензии