Суперагент Бьянка МакГи. Том 1. Глава 7

ГЛАВА 7.

Тренировочный лагерь, 02.06.2008 год, 21:30.

Лайнесс бежала в темноте по заученным многими годами тропинкам. Даже с закрытыми глазами она могла без труда добраться в любую точку лагеря. Но почему-то именно сейчас тропы петляли сильнее обычного, а ноги примагничивало к земле, словно нарочно не пуская её в больничное крыло. Вызов был неожиданным. Линдер сказал, что разберётся сам. Видимо не вышло. Что могло случиться в столь поздний час, что теперь весь лагерь стоял на ушах. В окнах здания больничного крыла горел свет.
Предчувствие не обмануло.
Прескотт застыла в дверях кабинета. На дальней кушетке медицинский работник обрабатывал кровоточащую рану на плече дежурного со свеже-«раскрашенной» физиономией. Четверо наставников во главе с агентом Клинтом стояли в стороне от лежавших вряд на полу и накрытых белым покрывалом тел пятерых новичков. Поток воздуха со свистом вырвался из сжавшихся лёгких. Но она не могла допустить, чтобы кто-то из присутствовавших видел её боль. Она даже не имела права сжать кулаки... С трудом сделала шаг... Ещё один... Все молчали, опустив головы. Никто не понимал, как это могло произойти, хотя все знали, что была велика вероятность подобного исхода.
Лайнесс потянула за край покрывала. Пятеро молодых ребят... дети... те, что только сегодня, несколько часов назад сдавали нормативы... ей... Линдеру... Только сейчас она заметила, что среди тренеров его не было. Подумав, что могла ошибиться (что просто исключено!) Прескотт подняла тёмные глаза на наставников. Клинт расценил это как вопрос.
- Этот пункт нового устава разрабатывался центральной разведкой. - За искажениями модификатора не было слышно ничего живого в его голосе. Но зная его, Лайнесс знала, что ему тяжело сейчас говорить. - Охрана действовала согласно предписанию. - Агенты, сделавшие это, всего лишь следовали уставу. Обвинять кого-либо в подчинении не имело смысла. Женщина кивнула. Трудно было принять данное как факт, однако в такой ситуации вины представителей охраны не было. Она ещё раз осмотрела лица мёртвых парней. Самое успокаивающее, что нашла Лайнесс - работали профессионалы, и ребята даже не поняли, что их больше нет; и... среди них не было никого из «вторых Delta». - Есть ещё кое-что... - Этих слов она боялась больше всего. Ещё кто-то? Кто-то ещё пострадал, погиб...? Взгляд Лайнесс метнулся обратно к агенту Клинту. Не зная, как ей сообщить, он отвёл глаза и только кивнул в сторону кабинета напротив, дверь в который была закрыта. Предел был близок.
Ещё никогда в жизни ей не было так страшно открыть дверь. За ней скрывалось самое ужасное, что только могло быть - НЕИЗВЕСТНОСТЬ. Лайнесс мысленно оттягивала время, стараясь не думать ни о чём, но дверь оказалась перед ней. Женщина потянула за ручку. Сайман вскочил со стула, готовый наброситься на любого, кто осмелится войти. Увидев на пороге Прескотт, его пыл немного поостыл. Он был не один. Когда она прикрыла за собой дверь, он отошел в сторону.
- Ричард? - Рука соскользнула с дверной ручки. Один из близнецов сидел на койке, крепко обняв колени руками. Его потерянный взгляд неприкаянно бродил по полу. Тело пробирала дрожь, которую невозможно было унять. Лайнесс была на сто процентов уверена, что в той пятёрке не было Джейсона. Но такое поведение не соответствовало сложившимся веками стереотипам о близнецах. Должна быть веская причина, из-за которой Энги оставил брата. Причину знал только он сам и теперь это может остаться с ним навсегда.
- Он всё видел, - Сайман счёл нужным сообщить это сам, хотя это и так было заметно. Лайнесс стиснула зубы сильнее. Голос мог выдать её реальное состояние. А его не должен был видеть сейчас даже Линдер. Никто... Кратким, чуть заметным кивком она указала ему на дверь. Приводить парня в чувства лучше было один на один.

Тренировочный лагерь, 03.06.2008 год, 04:55, спортивный зал.

Давно Лайнесс не чувствовала себя так отвратительно. Это было тяжело. Она уже успела позабыть, как приводить людей в себя. Агентов, поступивших на службу в ЦРУ, готовили к этому, проводили специальные тесты, но даже после всего им требовалась психологическая помощь. А здесь перед ней сидел подросток с и без того не до конца окрепшей психикой. После такого потрясения, в обычных условиях его бы просто до конца дней поместили в клинику для душевнобольных. Он был невменяем...
После семи с половиной часов работы дело сдвинулось с мёртвой точки. Но, что будет с ним после того как он проснётся, не могла предугадать даже она.
Лайнесс теряла профессионализм. Она видела смерть, убивала сама... своими руками... кожей касалась этого перехода... жизнь уходила сквозь её пальцы... Но перед глазами стояли эти шестеро, и сердце обливалось кровью. Боль казалась нестерпимой. Попытки заглушить её сокрушительными ударами по груше до треска в костях не срабатывали. Становилось только больнее от нахлынувших воспоминаний о былых деяниях и осознания безвыходности ситуации.
« -... Пункт “о ликвидации дезертиров” был выдвинут со стороны ЦРУ, как ответ на один из пунктов устава, выдвинутый организацией, - звучал в голове голос Сэта, связавшегося с ней через агента Клинта. - Так же как и на моё условие “оставить разработку плана по подготовке «нового поколения» за ОСПА”, Страйдер потребовал предоставить разведке право подбора обучающего персонала. Это наш пакт: мы не вносим коррективы в их предложения, они позволяют нам следовать нашим правилам. В противном случае всё рухнет и не будет шанса ни у кого из новичков... Всё, что я сейчас могу, это разбросать оставшихся по группам и прислать агентов, чтобы новички обучались сразу работать в команде. Хоть надзор старших оградит их от пункта «ликвидации» в лагере, это уменьшит их шансы выжить в одиночку вне его стен...»
Собственная беспомощность раздавливала без остатка. Боль была нестерпимой. Но Лайнесс держалась из последних сил. Если позволит себе поддаться слабости, уже не сможет подняться. И она только с большей силой принялась колотить спортивный снаряд. Глаза заливало потом. Однако Лайнесс прогоняла всякие мысли о слезах, подступавших к горлу.
Звуки мощных ударов разносились по всему залу, заглушая собой всё на свете. Поэтому, как Линдер приблизился она не услышала, не заметила, не почувствовала...
- Всё! Всё, хватит! - он остановил её руки. - Прекрати! Слышишь?
Лайнесс трясло так сильно, что Сайману пришлось приложить достаточно усилий, чтобы сдержать руки женщины. Она видела эту дрожь, но уже не могла спрятать. Она посмотрела на светлые пальцы агента, сжимающие её запястья. Его костяшки были разбиты. Значит, тот охранник его стараниями попал в мед.кабинет. И вот почему он был так напряжен, когда она вошла... Он защищал Ричарда Энги. Он защищал вопреки приказу Ван Страйдера.
- Я так больше не могу! - Лайнесс в слезах рухнула на колени. - ... Я не могу... - Сайман крепко прижал её к плечу, чтобы плача не было слышно. А она уже не могла остановиться.

Лос-Анджелес, 03.06.2008 год, 19:05, офис ЦРУ в Л.А., кабинет Уолтера Ван Страйдера.

Результаты полного обследования агента Фиджи были уже готовы. Шелден получил их сразу, как только это стало возможным. Со вчерашнего вечера он не находил себе места, нервный и злой явился на вызов Ван Страйдера с опозданием. Это стало его первым опозданием за всё время работы агентом. Утром Майк-Райз вылетел в Лэнгли и если бы не дела, Дерек намылил бы ему шею с утра пораньше. Его самолёт должен был приземлиться на частном аэродроме час назад. А парня всё ещё не было.
- Хэй! Сядь, успокойся! - Уолтер пытался просмотреть документ, но Дерек маячил у него перед глазами, не давая сосредоточиться.
- Как я могу успокоиться! - чуть не кричал блондин. - Я ему говорил! Предупреждал, что после случая с «Lima» Сэт следит за каждым его шагом. А этот ненормальный ночью вообще выехал из города! Мало того, он блокировал собственный биосигнал!
- Блокировал? Биосигнал? - усмехнулся Страйдер. - Ты, наверное, что-то перепутал. Это невозможно!
В дверь осторожно постучали. Босс, предчувствуя неприятность, встал со своего кресла и САМ открыл дверь. На пороге, как ни в чём не бывало, стоял Майк-Райз.
- Вот сейчас ты получишь у меня! - набросился Шелден на парня.
- Уймись! - остановил его Страйдер. Уже было не смешно. - Ты вырос из того возраста, когда всё решают кулаками, Дерек!
- А он иначе не поймёт! - скрипел зубами разъярённый блондин. Его глаза горели, как у хищного зверя. - Я же тебе говорил, быть осторожней! Как ты умудрился отключить свою биологическую систему слежения?
- Вы за мной следили?
- Не мы, - всё ещё сдерживал Уолтер Шелдена своим присутствием между ним и Фиджи. - Удалось стереть эти данные с сервера организации. Просто везение. Спасибо агенту Старчу. Но в следующий раз Старч может не успеть.
- Думай в следующий раз прежде, чем делать что-нибудь подобное! - Дерек одёрнул свой пиджак. Страйдер уже было собрался вернуться в своё кресло, как вдруг Шелден бросился обратно. - Нет, я все-таки обеспечу тебя полной амнезией! - И снова босс успел вовремя оттащить бывшего напарника в сторону, и усадил на небольшой диванчик.
- Ты можешь успокоиться или нет?! - Надо было очень постараться вывести Уолтера Страйдера, чтобы он повысил голос на подчинённого! Однако он быстро остыл. - Амнезия... - Босс взял со стола жёлтую папку и протянул её Майк-Райзу. Тот без каких-либо колебаний пролистал документ.
- Я, конечно, гений, - неуверенно произнёс парень, не отрываясь от абсурдного набора терминов без особой смысловой связки. - И всё-таки... Короче, ЭТО ЧТО?
- Результаты твоего обследования.
- Заключение, это я понял. Что оно значит? - интерес на лице парня сменился недопониманием. Что-то он всё же понимал из изложенного на бумаге, но не до конца понимал, как это всё связано с ним. - Временная амнезия? Я не страдаю потерей памяти! Я помню всё!
- Миссия по сопровождению, - спокойно подошёл к нему Дерек. Страйдер насторожился. Однако опасения были напрасны. Шелден взял себя в руки. - В которой, как ты сам напомнил, я тоже принимал участие. На моей памяти и памяти отчётов, эта миссия проводилась три месяца назад. А действительно последним заданием была поисковая операция по поиску пропавшей группы «Golf». При выполнении этой миссии... - Дерек опустил взгляд в надежде, что Уолтер остановит его. Ван Страйдер только скорбно опустил голову. - ... В живых остался только ты. - Майк-Райз замер, глядя своими большими глазами на Шелдена. Только дрожащие в его руках листки отчёта выдавали его внутреннюю борьбу с признанием факта, что команды больше нет. Он сразу почувствовал неладное, когда сообщили, что набирают новых агентов в группу. Минуты три он осмысливал всё услышанное, но оно не укладывалось в голове.
- Я пойду работать, - парнишка вернул документ на стол Ван Страйдера и, не дожидаясь одобрения со стороны начальства, вышел из кабинета. Сказать, что бедняга был подавлен – это ничего не сказать, если после такой новости в восьмом часу вечера, первое, о чём он подумал, была работа.

Лос-Анджелес, 03.06.2008 год, 22:10.

Чем ближе Майк-Райз подходил к своему дому, тем менее освещённой становилась улица. Вокруг было пусто, как никогда. Воздух будто кипел. На небе, в солидарность с состоянием парня, собирались тяжёлые тучи. Где-то вдали сверкнула молния. Становилось холодно. Майк-Райз шёл по тротуару, держа руки в пустых карманах, и распинывал мусор под ногами. Только рюкзак не позволял ему сутулиться.
Его квартира, на третьем этаже жилого пятиэтажного здания, как обычно, была пуста. Пыльные книжные полки, беспорядок на письменном столе, одежда, разбросанная по всем комнатам... «родной свинарник»! Майк-Райз сбросил рюкзак на диван и направился в кухню, где его ждала гора немытой посуды. Из мусорного ведра, спрятанного за плитой, веяло застарелым ужасом, подтверждавшим как минимум недельное отсутствие Фиджи с момента его образования. Майк-Райз заглянул в давно забытый о разморозке холодильник. Кроме восьми бутылок пива там ничего не было. С каждой минутой боль становилась всё сильней, и даже содержимое этих восьми бутылок не могли её унять. Голова уже почти не соображала. Но появилась злость – злость на самого себя.
- Почему я здесь, а вы... там? - сидел парень на кухне, глядя на, как ему казалось, недавнее, но в любом случае последнее фото его команды. Фотография из парка развлечений. Три весёлых парня – Слик, Майк-Райз и Уолли, и две озорные сестрёнки – Джей и Мэри. - Как вы могли меня оставить...? КАК! - крик вырвался из самой глубины души. Становилось тесно в собственном теле. Ярость, обида и злость на то, что много вероятно слова Шелдена о предательстве правда, резали без ножа. Остановить это было невозможно. Не в силах совладать с собой, Фиджи вскочил из-за стола и опрокинул его. Следующим, что попалось под руку была раковина полная грязной посуда. Он смёл всё одним махом. Посуда разбилась вдребезги, и осколки разлетелись по кафелю.

Лос-Анджелес, 04.06.2008 год, 22:22, квартира Майк-Райза Фиджи.

- Давай, просыпайся! - В лицо брызнули холодные капли. Воздуха стало мало, но отчаянный вдох вместо драгоценного кислорода втянул молекулы воды. Майк-Райз закашлялся. Он лежал в ванной под холодным душем. Рядом, закатав рукава, стоял Дерек Шелден.
- Ты чего творишь? - Парень еле ворочал языком, но вовсю попытался подняться. Ванная оказалась скользкой. А голова-то раскалывалась! Блондин помог ему выбраться и перебраться в зал, на диван.
- Вот, ненормальный! - заклеивал Шелден порезы от сколков битой посуды на правой щеке Майк-Райза. - Сутки напролёт звоню – не отвечаешь; прихожу – не открываешь. Хорошо у соседки ключи запасные были. Захожу, а ты валяешься тут в крови...
- Зачем явился? - жмурился Фиджи от боли в ранах на руках и боку, которые обрабатывал Дерек.
- Думал, ты опять какую-нибудь глупость вытворил, - нахмурился Шелден. - А, главное, не ошибся! Ладно, давай, сбирайся!
- Отстань! - Майк-Райз рухнул на здоровый бок, и в голову снова ударила острая боль от похмелья. - Меня нет и мне плевать даже если солнце взорвётся.
- ОСПА формирует группы. - Майк-Райз неохотно приоткрыл один глаз. Немного интересно, но не больше. - Новичкам установили жёсткие рамки: шаг влево, шаг вправо – расстрел. В прямом смысле. - Второй глаз открылся сам собой. - Будем воспитывать свою команду сами, пока их всех там не перестреляли. Давай, поднимайся! На сборы два дня. До отъезда у меня посидишь. - Фиджи взял протянутую Шелденом таблетку аспирина и оглядел единственную жилую комнату в квартире.
- А тут что, «посидеть» нельзя? - морщась от боли, спросил парень. Дерека невольно передёрнуло.
- Тебя одного после всего этого я не оставлю, а находиться в твоей квартире больше часа опасно для здоровья... по крайней мере для моего точно. Так что поторопись!


Рецензии