Шекспир. Сонет 150. Вторые роли Любви

Сонет 150

О, что за сила власть тебе даёт
И так пороком сердце колыхает,
Чтоб лгал я взору, если сам не лжёт,
И клялся: солнце дня не украшает?
Откуда навык в оправданье бед,
Так что в твоём деянье наихудшем
Уверен так искусной силы след,
Что худшее твоё считаю лучшим?
Как стала больше ты любима мной,
Чем больше есть причин для отвращенья?
О, хоть люблю я, что хулит иной,
Но твоего не заслужил презренья.
     Коль смог во мне Любовь взрастить твой грех,
     То быть любимым я достойней всех.

    
Сонет 150. Оригинальный текст
О, from what pow'r hast thou this pow'rful might
With insufficiency my heart to sway,
To make me give the lie to my true sight,
And swear that brightness doth not grace the day?
Whence hast thou this becoming of things ill,
That in the very refuse of thy deeds
There is such strength and warrantise of skill
That, in my mind, thy worst all best exceeds?
Who taught thee how to make me love thee more
The more I hear and see just cause of hate?
O, though I love what others do abhor,
With others thou shouldst not abhor my state.
If thy unworthiness raised love in me,
More worthy I to be beloved of thee.


Сонет 150. Вторые роли Любви.
В комментарии к сонету 148 я высказал предположение о втором смысле обращения к «хитрой Любви», которая «слепит слезой», как к возлюбленной. Теперь это подтверждается, т.к. в первом катрене сонета 150 прямо сказано о власти возлюбленной, в том числе, и над глазами. Тот же поэтический образ из сонета 148 теперь, в сонете 150, имеет, казалось бы, другого владельца, но результат воздействия на поэта указывает на идентичность владельцев столь специфических качеств. И вообще, Шекспир постоянно наделяет вторыми ролями (вторыми смыслами) разных своих «детей, что рождены умом» (сонет 77).  Вторую роль Любви мы встречали также в сонете 65, где в её качестве выступала Красота, хотя прямо это не было сказано.
Как мы помним, в «мужском» сонете 119, написанном параллельно с сонетом 150, поэт продолжает каяться перед другом в надуманных грехах. Это значит, что поэт и сейчас находится в неведении об истинном положении дел. Сонет 150 также это подтверждает, ведь поэт продолжает попытки наладить отношения с возлюбленной. 
На все вопросы, поставленные в комментарии к сонету 119, ответы уже даны чуть ранее, в комментариях к сонетам 133 – 149. Сонет 150 является также иллюстрацией состояния отношений с возлюбленной перед скорым разрывом с ней в сонете 152. Из сонета 150 видно, что ничего плохого поэту возлюбленная не сделала. То, что возлюбленная его избегает, поэт относит на непостоянство её характера. Характер возлюбленной представлен не в лучшем свете. Сказано, что возлюбленная порочна и достойна презрения, если смотреть на неё не предвзято. Но её «сила» так «искусна», что поэт не видит ничего «лучшего» и пытается убедить возлюбленную, что достоин её любви. В сонете 96 другу мы уже встречали эту мысль о «пороках как достоинствах». Но в сонете 150 Шекспир не повторяется, а развивает тему в других сравнениях. Это указывает на то, что только повторение, например, сонеты 36 и 96, является знаком смены адресата, а продолжение и развитие темы не является таким указателем и нужно анализировать другие признаки. Это было понятно и раньше, например, в сонетах 1-17, но одну мысль разным адресатам в разных ракурсах Шекспир высказывал редко, например, в сонетах 71-74, и некоторых других. Сонет 150 является одним из таких «редких» сонетов.
Сонет 150 продолжает развитие темы замка сонета 149 о том, что поэт готов принять любой недостаток или грех возлюбленной, закрыть на всё глаза. Это указывает на очерёдность написания. Но поэт пока не знает, что существует обстоятельство, которое он не сможет игнорировать.


Рецензии