человек и Бог

Человек и Бог

Оценка человеку – невозможно большая,
она охватывает всю Вселенную.
Высвободить энергию личности – равносильно
высвобождению энергии атома:
и страшно и велико…



1. Тайны

они всюду: и в мартовском закате солнца, когда через сплетение ветвей в прозрачно-темнеющем воздухе виден грязно-красный горизонт, поддерживающий огромную панораму неба голубой, даже серой белизны, и холод – понизу, в морозных плоскостях на лужах, снегу…
Тайны вообще во времени – без начала и конца: какое  Начало «отделяет» одно от другого? Как формируется строение всего, что видим мы? чувствуем, знаем? Какая природа противопоставлена друг другу, и не может быть друг без друга?
Тайна и в рождении самом: как это, в том немногом сокрыты черты для многого? ведь то немногое, следовательно, само из чего-то одного? И весь мир непротиворечиво сводится к точке?
…я всегда недоумевал, удивлялся Началу: откуда оно? где начало его? В состоянии, например, земных ландшафтов можно было вычитать любое начало – начало Красоты (необсуждаемой), начало рождения самого ландшафта, истоков твоих стремлений, ибо ты без земных ландшафтов не можешь и не мог бы  состояться…
Тайны вообще в природе вокруг, в непонятном «до конца» взаимовлиянии одного на другое…
И – смерть; исчезновение, небытие. Как возможна смерть? Почему мы не думаем о ней вплоть до неё самой?  Отчего в жизни своей забываемся – жизнью? И что такое сильное идёт к тебе – от умерших?
Тайны – в соразмерности, в соотношениях – «числах», при которых и возникает Начало… Тайна в Развитии – непредставимых  повторениях неведомых  циклов
Откуда  Всё?
И числа есть своего рода невидимые опоры Развития, считываемость Мира в самого себя и – развёртывание из самого себя
Чем определяется в числах мера? Число ведь – это сколь угодная протяжённость, но мера «стягивает» её…По отношению к чему «привязаны» числа?
Тайны в нас самих, в нашем появлении на Земле, в нашем внешнем облике, так понятном и объяснимом, в нашем  внутреннем мире, словно беззвучно и неслышно (незаметно ни для кого) продолжающем внешний, и, напротив, в нашей неспособности жить друг с другом и друг без друга…
Тайна в Слове (нашем?), в той информации, в которой переиначилась, спрессовалась история наша, да так, что Слово само пронизано неизвестными Числами: и проступают они в поэзии!
 Тайна в рождении для нас, может быть, самого главного, – Бога. Откуда Бог? От  нашего бессилия Он?, например, перед силами природы? перед любым злом?  Или от удивления перед другим человеком? Перед самым близким, простым человеком? От бесконечной веры именно в него! потому что ему ты можешь только верить!
Тайны прекрасны, ибо только они сохраняют интерес к чему-либо; тайны – это сохранение перспективы, это необходимый разбег для твоего движения (Развития),  отношения…
Наличие тайны – это дыхание твоё, привносимое временем, это те пределы Истины, которые сейчас нам неизвестны, но без которых наша жизнь укорачивается, становится машиноподобной, в итоге – невозможной или гибельной.
Тайны сохраняют нам ощущение целостности жизни, её сияния и её тёмной бездны, её силы и её слабости, дают возможность осознать её хрупкость – переменчивость всех её положений…
Жизнь – тайна, Дух – тайна, отношение – тайна: это богатство преодолённого и предстоящего пути, и чем дальше был или будет путь, тем больше богатства, тем взаимосвязаннее вокруг суть и неожиданнее ответы…
И всё – только для нас
Тайны – только для нас?


Рождение


Рождение всего «происходит» в таких недрах, о которых мы и не догадываемся, лишь фиксируя уже очевидное для нас. Между тем, природа чего-либо такова, что самозарождение («саморождение») в скрытом виде…наличествует ?…всегда
Но вечен ли свет, например?
Что рождается? что может родиться? С человеком рождаются его мысли и дела; в природе живой рождение и смерть также очевидны, но вообще в природе?
Рождается тепло и холод, ветер и покой, рождается огонь, высвобождаются силы движения, соединяются и растворяются совершенно далёкие  от всего живого элементы и вещества: пронизан мир известными и неизвестными нам силами
Какие они? К каким силам  приложимо понятие рождение?
Рождается упорядоченность, порядок (закономерность?), привносятся случайности: откуда рождаются они?
Рождение и смерть в природе так и останутся таинствами, так как степень нашего незнания никогда не исчезнет…Она, возможно, будет исчезающе мала, но она не оскорбительна в принципе: Порядок в мире выстроен не по нашим лекалам…
Рождение потому тайна, что неизвестно это Целое, что составляет масштабы развёртывания Вселенной, неизвестны составляющие Рождения той или иной структуры, и потому осознаём мы части структуры или даже всей Целостности, додумывая своё незнание глубоко субъективным…Но, может быть, есть самозащита в нашей ограниченности? может быть «всеведение» (непременно без каких-то «деталей») разрушительно?
И потому рождение для нас Рождение в самом прямом смысле – с нуля, с чуждой и невозможной неизвестности, потому ритмы жизни для нас – жёсткие, абсолютизирующие
А в природе, может быть, и нет рождения (это мы его замечаем), – есть неостановимое течение, подобно рахманиновской музыке…Но мы – замечаем!
Наше собственное рождение – далеко не момент появления на свет физического тела: наше рождение – рождение нашего Я, нашего духа, всего внутреннего мира; когда мы рождаемся?
Рождение – это осознание или оформление как-то иначе границ (себя), это появление «нового» в «старом», или (постоянное?) проявление и «нового» и «старого» одновременно: это – развёртывание  «запечатанного»?
…рождается свет, рождается звук, в нашем внутреннем мире рождаются образы, родилось когда-то (и уже мгновенно повторяется это великое Рождение) – Слово: рождается великий оценочный ! аналог Вселенной…
Кто мы?
Открытый мир улицы, весь мир с небом и далью сам есть постоянное рождение и постоянная смерть, ибо звуки и гул дали, краски неба и горизонта, тепло и прохлада воздуха – в постоянном смешении
Открытое пространство всегда «пробуждало» от излишней суеты, от только человеческого, и рождало тебя…как свидетеля (наблюдателя)? И в мгновенья твоего осознания, то есть, очередного твоего рождения, какая сила прибывала и прибывала к тебе?
*
 В каких же отношениях люди с родившим (рождающим) их внешним миром? В каких отношениях с ним наш именно внутренний мир?
Ибо родина нам – вся Земля


Наше Я

…внутренний мир наш есть то, что уже существует само по себе: именно в нём рождаются внутренние образы, предчувствия (?), понятия (?), он пронизан памятью, бесшумно взрывается в нём  мгновенное таинство осознания…
Мир внутри нас и то, что освещается своеобразным микролазером – нашим Я, которое часто на острие осознания, но ещё чаще – «свободно»… Принято считать, что то, что осознаём мы – область сознания: мы можем описать эту область, объяснить. Принято считать, что сознание – это память самого себя, основа именно человеческих отношений.
Но осознание! Это высшая степень взаимосвязей всего внутреннего мира перед миром внешним, это, действительно, озарение…
Наше Я – это тот «сгусток» бесплотного (!), неуловимого, лёгкого, мгновенного, что может быть в любой «точке»  внутреннего мира, в любой точке внешнего мира, в любом его времени, – в действительности, в воображении, (сновидении?)… Неуловимо Я потому, что мы не можем представить его природу, «зафиксировать» в какой-либо пространственной точке, напротив, даже «рядом» с исключительными для нас жизненными фактами оно не «остановленное», в непонятном и «вечном» движении…
…оно как бы есть, и как бы прозрачно, оно – мгновенное твёрдое знание основ всего Мира, и оно же – удивление перед самой беззащитной конкретностью этого Мира… Кто скажет, что есть Я?
Иногда этот «сгусток» как бы разбалансирован, рассредоточен: кружится голова, делается нами всё по инерции: после сна? во время болезни?
А память? Это порядок, лучше – упорядоченность всего того, что поступало в наш внутренний мир от органов чувств. Что определяет упорядоченность поступающей информации?
…наше Я, действительно "всюду»: всё наше сознательно приобретённое – память, оценки, всё работает при невидимом свидетеле. А Я и на острие разговора, «размышления», и – незамечаемо «машинально»,  отсутствующе созерцательно (словно теряется в ворохе невостребованных нами событий), и – предельно адекватно к ситуации – немедленное руководство к действию… Настолько предельно к ситуации, что перестраивает всю физиогномику поведения!
Протей наше Я!
…и сквозь наше Я проходит какая-то сила, невесомая и неостановимая, и мы, как «самоидентифицирующаяся» личность, – при ней, при этой силе…И «всё» умирает с нами?? Как в это «верить»?
Наше Я «оживляет» внутренний мир, сознание, и осознание может быть только с нашим Я: это одно и то же?  И память раскрывается только в присутствии Я (или не всегда?).
Имеем мы пульсирующуюся собственную сущность неизвестной природы и удивительной всеприсутственности: подле каждого факта! подле каждого момента! И одновременно в уже бесконечном прошлом или будущем…
«Орбиты» нашего Я во внутреннем мире постоянно неуловимы; эти «атомные» орбиты Я, может быть, действительно имеют аналогию с «орбитами» электронов в атоме… «Видел» ли кто-нибудь их? Их вычисляют, но какова природа их?
Не  наше ли Я  во внутреннем мире организует «структуры» внутреннего мира? сознания? Или – «всё» загорается одновременно? Как бы там ни было, но «пространство», что имеем мы в «голове» парадоксально к внешнему – земному – миру… Но, думается, оно не может не иметь питающих его связей с этим – земным – миром: а в нашем, земном, мире – небо и земля, в нашем, земном, мире – земная тяжесть и небесная свобода, в нашем, земном, мире – так необходимый всему живому круговорот большинства  веществ и, наверное, большинства  элементов, без чего (круговорота или обмена) никакая структура на Земле невозможна…
Вот отчего и был выдвинут «небесный принцип строения внутреннего мира». А сам парадокс в том, что и Земля, имеет как космическое тело также «родственные» связи со Вселенной всей: тяжёлая печать микромасштаба неизбежна. Ибо иметь причину в самом себе (свободу мысли и поступка) как иначе вы можете понять?
 Потому и происхождение человек имеет не только  животное, и не только общеземное (макромасштабное), сколько «всего» звёздного Мира…
И весь вопрос, естественно, открыт: как? Как наше Я, органичное тому земному (и небесному! и звёздному!) миру заставляет нас любить, страдать, как наше Я «просчитывая» мельчайшие варианты следствий того или иного шага, «сознательно» выбирает один из них… Всё же: наше Я – результат чего? Кого?
Наше неповторимое Я – что это?


Смерть


…рано или поздно мы начинаем думать о смерти, о смерти вообще, о собственной смерти; боимся думать о смерти близких.
Собственная смерть не страшит, так как знаешь о смертности всего живого, но тревожит, может быть, и страшит момент сам или само время ухода… И непереносима мысль о переживании близкими твоей собственной смерти.
Ибо связаны мы такими глубинными нитями, которые обнажаются вообще редко: близкие люди – это твои ответы (и тебе ответы), твоя ответственность, это заслоны направлений, где ненужная тебе свобода: обнажение немедленно выводят тебя на необходимые действия и слова…
Может быть, твоя смерть – трусость, предательство, слабость, несправедливость (по отношению к близким),…пусть и оказался ты в безысходной ситуации, – значит, виновен был ранее. Твоя смерть – утрата не твоя… А смерть других неизбежной можно считать лишь по старости, иной неизбежность не воспринимается  …и переживаем реальные  подробности (или додумываем возможные) с силой несравненной,  абсолютизируя их, словно видя  с разных сторон, и проклиная те из них, которые вели к роковому исходу
Смерть – это высшее осознание жизни, но она «должна» наступать естественно, т.е. диктоваться условиями, просматриваемыми за большую толщу жизненных обстоятельств…
И всё-таки, уход в Небытие – какой он? И сам «уход», и «само» Небытие? Что мы чувствуем в эти мгновенья (или даже одно мгновение). Что разделяет смерть? какую оценку несёт она нам самим? какая жалость по отношению к себе у тебя? Ведь если ты даже самый обычный человек, то просто смотреть на вольный свет – награда тебе высшая…
Со смертью осознание достигает предела – сознание концентрирует факт со всех «окраин» внутреннего мира: горячо, нерассуждаемо становится…
Смерть – таинство, ибо значение, смысл, стремительно низводится к немногому, и это немногое обретает возвышенные неразмениваемые далее черты
Мы не знаем тот, иной мир – или небытия, или, действительно, жизни вечной, но непонятной нам, и потому наделяемой нами какими-то подобиями земным подробностям, – лишь бы понять…, сгладить нечто чуждое…
Таинство рождения с нами и таинство смерти. Является и уходит Человек: но человек рождается в окружении человечества, а умирает – в одиночестве: Великое доказательство нашего высшего происхождения
Величие смерти осознаётся именно в одиночестве, потому что смерть, прежде всего, – индивидуальна. Величие смерти в том, что ясно просматриваются  (становятся видными) какие-то важные контуры (вехи) жизни.
…прежде «умирает» (умирает?) что-то бесплотное, свободное, которое преображает, облегчает нас при жизни, награждает нас видеть и воспринимать жизнь протяжённой (во времени), страдающей, стремящейся к идеалам…
Именно «это» – скрытое и неуловимое есть…что? что есть?
Рождение и смерть: тайны естественного и божественного


Слово

…что в наземной воздушной среде создавало человека? Свет? Да, ибо только пространство света вызывало к жизни зрительные рефлексогенные структуры, без которых мы не сможем воспринимать, тем более адекватно, свободный воздушный мир вокруг; и свет воссоздавал и воссоздавал внутри нас конкретные образы
Но  свет  «терялся» в «поисках» конкретного имени, ведь образ всегда предельно конкретен: как идентифицировать конкретные образы в  поведении, памяти?
И Слово (звук) преобразовывало это многообразие внешнего,  ибо только Слово могло упорядочивать, а, значит, и осмысливать это внешнее 
Слово выражает (определяет, классифицирует, иногда прямо идентифицирует, приводит в порядок…) всё внешнее, находя всем внешним подробностям и «время и место». Вне слова человека нет.
Воистину, наш внутренний мир сложен из принципиально разной природы – природы преображённого света и природы преображённого звука – Слова
Но Слово бессильно перед конкретным образом: описывая словами нечто конкретное, мы вряд ли сможем добиться той «узнаваемости» конкретного, что мгновенно, например, реализуется иным путём – светом
слова выражают мысли
… что вообще есть мысль? Что за Неведомый порядок соприкасается с нами, и мы «чувствуем» его отдельными мгновенными прозрениями – мыслями! И не ко всем нам приходят нужные мысли! Не определив мысль, мы не можем определить, что есть ум…
 …как же мы «думаем»? – летящими Словами? Или всё же Слова, язык – не только наша личная попытка дать Имя, т.е. средство общения, но более – «ловчая сеть» для мыслей? Мы ведь, буквально ловим готовые мысли! И само мышление нам неведомо: «всё», что можем мы – «про себя» говорить обретённым языком…
Но слово, а не мысль (кому бы она ни принадлежала) вырывает нас из животного мира: и пусть один специалист излагает здесь весь сложнейший физико-физиологический механизм звучания Слов, но пусть другой специалист (или другие специалисты) нам укажет на всю гамму восприятия и оценок Слов: как же создавался человек?
Слово создало человечество и в нём человека. И человек – существо не индивидуальное (!), но общественное: Слово в одном человеке немедленно воскрешает человечество.
Но Слово во многом тайна; как возникло оно (постепенно, если следовать всё ещё доминирующей среди эволюционистов гипотезе или – «сразу»)? что мы вообще знаем о том, как, например, передают информацию друг другу животные одного вида? А слова? Как всё же они соотносятся с мыслями? Действительно, лишь улавливают (определяют: находят!) мысли, или, как указывали психологи, сами их порождая… Но как?
Какие-то крупные арогенезы (airo – поднимаю) в основе происхождения человека. Какие?
И Слово есть такой вид информации, что остальной весь мир описывается им, оценивается, уравновешивается…  И «где бы» не «находилось» наше Я, рядом с ним – Слово, воссоединяющее  время, воссоединяющее всё вокруг.
Именно со Словом для людей началось время: вся его натянутая тетива становится зримой (зрячей): Слово воссоздаёт (не повторяя!) любое богатство внешнего мира, соперничает с ним
Слово – наша защита от всевозможных сил, но и слабость: начинаем жить в напряжении только одних… И как же Слово может унизить нас (например, лестью), закрывая возможность для самоанализа, для «критического» восприятия действительности!, и как оно, одно-единственное, может буквально подрубить всю взлелеянную конструкцию наших взглядов, так же, как и одно единственное, может возвысить нас, придав нам не замечаемые ранее силы…
Слова (информация) «держат» наш внутренний мир(?): всё в том же самодостаточном равновесии, как и мир внешний, иначе рассыплется  «всё»
…информация в системе должна быть истинной (правдивой), то есть, доносящей реальные силы, реальное напряжение: фальшивые Слова разрушают систему, разрушают общество (Ф.Ницше!). Слово, язык, «держит» человечество, выправляет его (направляет?): когда же фальшивые слова выпадут из информационного пространства как лишние?
В мире неживом информация жестка: она есть единственная связь. А в мире людей? она – оценочна: и более жёсткая и более мягкая. Так, какая же она?
 …у нас есть Слово:
Слово – взаимосвязь наша человеческая; Слово – Бог; и Слово – путь к Богу…
 Слово – нам Имя, всему Имя, и Слово – путь к Имени



2. Природа


…должно быть много значений у понятия «природа», включая и те, что недоступны ни нашим чувствам, ни нашим знаниям. И на каком языке описывать природу?
«Природа» природы доступна только ей самой, мы же набрасываем на неё только схемы… В самом глубоком значении, может быть, природа едина и целостна до такой степени, что миг единый – вечность, и наоборот, что атом каждый – Вселенная вся, и сопоставимы «они»: дополняемы. Но как? Пока же таинственный наш внутренний мир, отражая (!, прежде всего, отражая!) «всю» Вселенную с её бесконечными масштабами, лишь видит красоту и строгость, но не продолжает их, не строит их – лишь пытается. Пока же Великая природа, уравновесив каким-то скрытым значением (напряжением!) наш внутренний мир, любым своим ландшафтом и его состоянием питает и умиротворяет нас…
(мыслитель А.Любищев давно призывает преодолеть «Кантовский порог» в определении природы, предлагая во многих своих работах включать в него реальности, нелокализуемые в пространстве и во времени)
Где «идеальное» в сознании? во всём внутреннем мире? И, если оно есть в нас (иначе – «божественное»), то оно есть и вне нас. Его нужно назвать. Проявляет ли оно себя? например, в морозных узорах на стёклах, так схожих с буйной растительностью, узорах, фантастически полно и свободно украшающих наши окна в морозную зиму. И об этом, в том числе,  писал Любищев…
А в предчувствиях? Они неясны, тревожны, они объединяют нас всех чем-то единым, о котором  мы только догадываемся…То вдруг предчувствия замысловато проходят перед нами в коротких сюжетах сновидений, причудливо переходящих одно в другое…
Но мне представляется, более непонятное – в самом масштабе пространства, непосредственно окружающим именно нас, в том соотношении…дня и тебя самого: непонятна твоя жажда смотреть и невозможность «насмотреться» любым временем дня (и ночи) в любое время года, смотреть и…вдыхать этот огромный блистающий или мягкосумеречный мир…
В каком невозможно прекрасном мире мы живём!
Открытая всем ветрам природа даёт твоему взгляду все ответы, но более – неосознаваемые; открытая всему природа едина и единое «замыкается» как на собственные структуры, включая структуры нашего организма, так и на наше Я, которое всё время «спотыкается» о собственное наслаждение (!) или страдание, о собственную неудовлетворённость, тревогу, всё «снимая» с ситуации…
Любое время дня и ночи! Любой ландшафт в любое время года!
Осознаём ли мы, в каком прекрасном мире живём?
Что приходит к нам? Что осознаём как великое и сильное? как глубинный смысл нашей жизни? какая целостность соприкасается с нашей – несомненной – целостностью? Ведь, действительно, в с е ответы приходят!...
…есть ещё сумерки – срез времени, когда время «забывается», когда оно либо с «нами», либо отстаёт или забегает вперёд… И странно нам! странно в собственной инерции, словно остаёмся одни, без времени
Но – сумерки! Как они охватывают всё звенящей тишиной! И тишина приобретает формы, запахи, тишина рождает новые реальности
….
Да и сам свет – тайна: «часть» его, небольшую, «знаем» мы, «знает» внутренний мир наш, но организм весь, как и внутренний мир, как и всё остальное на Земле, пронизывает свет  ц е л и к о м
…а не поторопились ли назвать просто неизвестное идеальным – вне  времени и пространства? Может быть, это только неизвестное нам есть большая часть природных сил (как, например,  «тёмная» материя)?



Природа для чувств


Блистающим и великим противостоянием ощущается природа. Твои органы чувств снимают информацию до известных пределов с окружающего мира, а мир «отряхивая» самые поверхностные, самые дальние от своей сути  «оболочки», словно освобождается от них, одновременно оставляя их в своих орбитах. И «чувствами» своими охватываем мы лишь какую-то часть неведомого нам окружения...
Но и часть эта прекрасна для нас и многое может сказать!
…летом в холодное время перед вечером вдруг свежее и светлое  в вытянутой вдаль местности будто останавливается прозрачными  столбцами тёмного… Вся местность будто сжимается и наполняется светлой темнотой, вся местность будто видна резкими цветными контурами: дома по обе стороны взгляда убегали вниз и вдаль, отражая небо слепой белизной окон; ярко зелёной уходила в окружении домой придорожная трава, а на дороге застывала фигура человека в неброской одежде…
вся картина читалась максимально многозначной
Поверхность ли мы «схватываем»?
Несмотря на то, что наши органы чувств функциональны, мы знаем, что чувства наши слабы, и не видим, и не «чувствуем» мы того, что видят и чувствуют, например, животные. Но даже наши слабые органы чувств доносят до нашего «ума» такую информацию, которая не умещается в наши представления,… несмотря на то, окружающий мир преодолевает заслоны (бастионы) «ограниченности чувств» потому, что наше тело (включая «сами» органы чувств) открыто всем природным силам, не все силы читаются нашим умом: не хватает знаний
…переплетающиеся традиции передачи знаний часто обрываются, и тысячелетний опыт тысяч подвижников остаётся неизвестным; языки скорее разъединяют и замедляют, чем объединяют и убыстряют усилия; «Расцвет и упадок цивилизаций» (А.Любищев) очевиден, но в целом люди скорее выясняют отношения друг с другом, чем стремятся к истинному прогрессу… Иными словами, в технократический информационный век люди «шагнули» едва ли не с феодальными, а в некоторых случаях и с рабовладельческими привычками или традициями, и, горше всего, – усиливается явная нетерпимость людей на всех уровнях жизни и социальная глухота
Но не мне подводить глобальные итоги
…между тем, прекрасной наша часть Природы, которую мы ощущаем, скорее всего, представляется таковой потому, что она – в объятиях Целого: мы ни на мгновение не сомневаемся в том, что она окружена бесконечным: мы будто (вместе с этой частью) на виду, «на сцене», для нас будто непременно должен быть зритель (Наблюдатель), который «даст» нам оценку…
Под «присмотром мы»! и под присмотром именно эстетика!
Иначе разрушится и часть, и, наверное, само Целое… а за нашими взаимоотношениями (этикой) некому уже присматривать, и (потому) Боги, которых мы создали, всё никак не могут помочь нам …
(вот, кто же за Целым «присматривает»?)
…и «для себя» в повседневной жизни мы додумываем Мир – для нас непредсказуемый и непредставимо-огромный. И тысячная наша попытка есть мгновенный путь от осознания самых простых ощущений до понятных заключений и непонятной целостности – чуда собственной жизни
Силимся осознать что-то конечное, включающее нас, но «снимаем» лишь ту информацию, что «тонет» и в свободе нашей  и в  неоплатном долгу перед близкими (в ответе), а что-то предельно простое и скрытое – именно объединяющее нас как всех людей  словно растворяется…
Мы буквально остановлены огромным и свободным видением Мира, тончайшими переходами красок, остановлены вкусом и запахом пространства, звуками дня и ночи, гулом всегда недосягаемого горизонта…
мы остановлены собственными ощущениями легко переносимой тяжести, поражены мы самим вкусом жизни – ярким и брызжущим соком, желаемым и ненасытным…
ибо природа для чувств – это постоянная жажда, жажда удовлетворять эти чувства…
…….

Открытое пространство


Находясь только в собственной антропологической среде человек не в состоянии оценить (создать?) себя: необходима и среда иная, необходим более широкий жизненный фон, необходимо всё порождающее пространство
…оно немедленно возвращало масштаб  с т а н о в л е н и я  человека, именно оно указывало «место» нам, имеющим соотносительную физическую «величину» с другими  «представителями» земной жизни (обусловленную уже самим развитием органической природы), и порождало удивление перед огромностью этого внешнего мира, обнажало возможность  физической свободы…
Открытое пространство немедленно доносило тебе свежесть невообразимой дали, все чувства твои переполнялись богатством: вовлечён ты был в неизвестную тебе взаимосвязь…
Открытое пространство было совершенно с точки зрения какого-то соответствия тебя уже как разумного существа и «окружения» (какого?), и было это столь сильно, что жажда смотреть и смотреть на этот «белый свет», кажется, была синонимом твоей жизни.
Именно открытое пространство (но не мифический «свежий воздух»!), придавало (!) силы и порождало тревогу (ведь неясны эти силы и нам (!) и неясен «конечный» результат от взаимоотношения твоих и внешних сил), но  именно открытый мир скрывал в себе (! именно в себе)) тайны уже нашего внутреннего мира.
Отчего?  Оттого, что суть наша не только  во взаимоотношениях с другими людьми, это очевидно, но изначально – во взаимосвязи с этой физической свободой, с цветом воздуха и всего неба,  суть наша пульсирующая… в чём она?
Открытое пространство – это небо, это земные равнины,  холмы и овраги,  реки и горы, далёкий-далёкий горизонт или уютная и прохладная теснина между гор…Но всегда открытое пространство – это цвет свободного воздуха, это тонкий шёлк ветра, но это и неуют, это физическое сопротивление «открытому пространству», вплоть до  пронзающего тебя насквозь мороза…И всегда это вовлечение тебя в сложившиеся взаимоотношения Природы, а теперь уже – с попыткой осознать не только функциональные взаимоотношения…
Открытое пространство – это наше Начало, нам Начало, а начало таинственно всегда. Может быть, для самой природы это «всего лишь» какой-то переход («скачок»), но в нём – наше Рождение как мыслящих существ.
Человек – «больше», чем его плоть и личное мироотношение: наш внутренний мир отражает весь ландшафт с его пространственными характеристиками: именно своеобразная копия земного  ландшафта есть арена внутреннего мира (около 15 лет тому назад я назвал это обстоятельство «небесным принципом строения внутреннего мира» в дополнение к обсуждаемому «антропному космологическому принципу»)…
Человек – точка приложения (фокус) бесчисленных сил: какие надстроились (?) на жёстких рефлекторных (и проверенных в природе – совершенных!) связях? Но одно ясно, на нефункциональных, ибо функциональные адекватны и надёжны, и пределы надёжности и чувствительности у наших «братьев меньших» поражают до сих пор. То есть, с точки зрения биологии прямой дороги к человеку нет.
Также ясно, что «сверхзащита» от поведенческого детерминизма обеспечивается только на квантовом уровне, при этом, проблема свободы, которую любят обсуждать философы, «решается» считывающим макроустройством – собственным мозгом; иногда она решается буквально, с какой ноги встанет человек…
Натуралистическая (детерминистическая) картина внешнего мира, однако, свою печать на сознание (внутренний мир) накладывает – в виде «матрицы, т.е. упомянутой «своеобразной копии» земного ландшафта. Но известные нам парадоксы микромира диктуют свои «правила»: наше Я, «фонемы», «феномены» из их «арсенала»… Как они формируются?
…пока же открытое пространство чаще нам «просто» наслаждение, отдых, «свежий воздух»…
Но думается мне, что именно открытое пространство – Великое противостояние нашим  (?) мгновенным мыслям, нашему непонятному Я, нашему неуничтожимому духу.
Или точнее: наш Дух, наше Я, наши (?) мысли  – противостояние


Развитие


Это, «свитый» когда-то Мир, – развивается? Это – раз-вёртывание? Или, всё же это – заново? т.е. – «начальное» раз-витие (или с-витие)?
Развитие отражает или определяет (рождает?) время. И время непрерывно разрушает то, что сопротивляется ему – у природы всей.
Всё же жизнь сопротивляется, консервирует моменты его в себе, а человек в своём сознании даже «запирает» залежи времени…(То, что сопротивляется времени – «существует» изначально! Что в нашем сознании не подчиняется времени?)
Что есть развитие?
Это, прежде всего – строение, в котором Наблюдатель может  фиксировать исходное в структурах (Начало) и нечто отличающееся от него (по выполняемым структурой  функциям?). Усложнение структуры и  усиление функциональной эффективности, однако, вовсе не является обязательным, но не будем бесконечно уточнять условия искомого понятия, приближаясь  к истине или отдаляясь от неё…
Наиболее краткое определение развития (или прогресса?) включает «всего» три слова: степень независимости от среды
Развитие – есть выпрессовка, высвобождение времени, есть самопроизвольное появление структуры, куда направлен фокус всего предшествующего «движения»… учитывается ли в развитии сопротивление «среды» – запрет, и тогда логика становления структуры не что иное, как заполнение «полой формы для литья»?
…и миллиарды лет раскручивают распад неведомой начальной энергии, преобразуя её в многообразие  и тепло жизни и далее, в невидимое тепло и свет твоего Я… Что раскручивает?
Может быть, и действительно, что все «пружины» и константы раз-вития (или с- вития) в  микромире, а наш, блистающий нам макромир, всего лишь, угол зрения именно нас, людей: кто, кроме нас, «видит» (чувствует) мир именно как прекрасный мир?  ведь на шкале электромагнитного излучения воспринимаемый нами спектр предельно узкий! Ещё более узок комфортный нам «спектр» на иных, тепловых и прочих возможностях физического мира…
Возможности для возникновения Жизни и Разума всегда ли ограничены возможностью химических элементов образовывать гибкие  макросвязи, т.е. естественно надстраиваться на неизбежном круговороте веществ в «природе»? возможно ли дать определение Жизни, например, охватывая не только биохимию, но и морфологию и систематику?
Что-то сверхважное даже не «просматривается» при подобном размышлении, т.е. неполнота знаний слишком очевидна: и не «хватает» именно широкого взгляда, корректного и с научной,  и с  философской точек зрения. А что привносит религиозный подход? какую утраченную связь пытаются восстановить подвижники веры? Как «правильно» переосмыслить всё это?
Может быть, искусственно ввели в культурный обиход понятия «уровни развития материи» – физико-химический, биологический, социальный, может быть, «просто» есть клише для каких-то алгоритмов раз-вёртывания: какие?
А может быть, в своё время не «так» освоили природу натуральных чисел? Т.е., может быть, «просто» забыло человечество какие-то знания и именно по математике, и величественное здание современной математики стоит на ложном фундаменте? Отчего «только» туманно говорят и пишут о числах, которые «правят миром»? Как правят?
Несомненная гармония в основе Мира; какими словами описать его равновесие: может быть само развитие разно-масштабным равновесием?
*
Дерзостью является  попытка написать так не физику, но непредвзятый ум требует…



3.Человек



…человек – это оценка Вселенной всей, и тайны её по Шопенгауэру, в «ниточке-сознании» –  в нашем внутреннем мире…
Чьим же мышлением живёт сознание одного человека? Или мы живём, и помним себя  только в Слове? Разве не факт, что люди подвержены той или иной идеологии  и даже зомбированию?
Но своя собственная идентичность рождается только в диалоге с другим человеком, и укрепляется она только в настоящем, защищённом на самом глубоком (квантовом) уровне, диалоге… Но другой человек apriori не может «уравновесить» нам остальной мир, потому что он смотрит на него из «другой точки»! Этика, может быть, есть простое следствие множественной идентичности. Одно, обособленное от всего сознание, не нуждается в этике, этика «нужна» сознанию многих!

Да человек и сопротивляется чужой воле
Сам термин «разум» (в русском чутком языке) в сравнении с термином «ум» указует на этическую печать: человек раз-умный, т.е. учитывающий «ум» других людей. Этический контекст самого языка несомненен.
Вот какая здесь изначальная теория относительности?
И как нужна нам эта другая оценка!
Нужна потому, что человек «создан» в общении, в богатстве диалога, в богатстве света и красок, в богатстве всех комфортных для нашей природы физических состояний
Человек «создан» при  избытке множества сил…
Но и забываем иногда мы, что другой человек, тот, ради которого мы живём, нуждается в самом простом и ожидаемом им нашем поступке или слове, забываем в тщете охватить собой весь остальной мир… Но и, напротив, задыхаются люди без возвышенных целей, даже не имея их только ввиду, теряют осмысленность самого факта поступка, задыхаются и безвозвратно теряют себя…
Где мера нам? где мера между горним и дольним? между тобой и другим? Между тобой и всем остальным миром!
*
Из «рук в руки», из Слова в Слово принимаем мы эстафету человеческого, и немедленно обособляемся в своём Я от всех и всего, уже в привычках, в жизни…
При избытке сил родился человек, в богатстве света и звука, в заботе и «добре», но и в противостоянии, в защите, в протесте!
*
«Человек – мера всех вещей», давно сказано.
Но оценка человека много больше: какая граница Вселенной, какое Великое прошлое за нами? «Кто» может оценить нас? «Тот», кто за нашим Я? Но мы не можем видеть Солнце, глядя на Него!
Какой микромир имеет питающие его связи с макромасштабами Земли и рождает (?) этику?
*
…когда  же на Вселенской оси времени рождается человек? и отчего же свой уровень мы должны держать постоянно?


 
Природа тела



И – природа тела собственного, которого большей частью мы и не «чувствуем»: мы – заодно. А тело наше – связь со всем внешним, связь неуловимо быстрая и непредставимо медленная: быстрая настолько, что мы и не догадываемся о пронизываемой нас мгновенной информации, и настолько медленная, что встроенная в наше тело, иная  информация «ждёт своего часа» ещё с того  времени, когда не было и предка человека как биологического вида… Когда она проявится?
И тело наше давно уже заставлено работать в экстремально покойном режиме: изнашивается от простоя, от неработы, и потому оно странно и неадекватно резонирует (кричит!) на все физические силы вне себя. Системы тела нашего практически законсервированы, лишь вдруг какой-то механизм внутри системы, как лист в спокойном лесу, – «заколышется»,  зазвенит, и странно нам…
Тело наше – тайна нам, ибо наслоились на его структуры, на его системы миллионы лет, а природа его выстроена тем же материалом, теми же клише, теми же технологиями, что и тысячи (а, может быть, и миллионы) иных живых существ…
Имеем мы чрез тело связь с миром внешним: только ли чрез чувства? И пресыщенность свою, и ненасытность, и радость свою, и горе – всё испытываем, да так, что кажется, что жизнь наша – жизнь нашего тела (!). Как же внутренний мир наш связан с «нашим» же телом? Кто кем командует? Или, может быть, только лицо отражает внутреннюю жизнь нашу?
*
Нет, наше тело – и сердце, и мозг, и органы чувств; забываем мы, что всё тело наше животной природы!, т.е. объяснимое с точки зрения физиологии.
И ритмами пронизано тело наше – дыханием Природы всей, и подчиняется тело этим ритмам, и чувствуем иногда мы, что всё это – какие-то намёки нам, какие-то сигналы, считываемые непосредственно… А мы, разумные существа, как самая непонятная и беспокойная часть Великого мира, всё не можем рационально их описать, т.е. напрямик познать это Целое…
Зачем разум нам? что наше Я прекрасному и чужому всегда внешнему? Нам не только непосилен внешний Земной мир (со звездами на пугающе далёком небе), но непосильно и собственное тело – плоть от плоти (суть от сути) от нашей Родины…
А наше Я – чья суть? (есть ли суть  у Я?)
*
…остаёмся в плену мы у собственного тела, ведь оно заставляет жить «его» запросами, жить ради его удовлетворения… Это – так? но в любом случае тело наше корректирует нашу жизнь, нашу судьбу, а в иных случаях, и определяет её полностью.
Но и «забываем» мы собственное тело, живём вопреки его возможностям! А оно – имеет собственную память, и восстаёт! Сколько болезней сопровождает нас… Как согласие иметь, не насилие над телом, но согласие?
И радость даёт тело! Радость от рождения ожидаемого события, радость от встречи, радость от узнавания: само ощущение жизни – это ощущение тела! И тело наше есть неразрывная связь со всем внешним: нашего Я, нашей сущности быть не может без того, что мы называем телом…
Едины мы «душой и телом», и единство, может быть, обеспечивает дух («искра Божья»).
Наверное, действительно, душа живёт в теле («что-то на душе тяжело», «сколько душе угодно», «душа не принимает»…), а обиталищем духа, конечно же, является наш внутренний мир… Но как «всё»?
…природа тела открыта на Земле всему хаосу и космосу, всем ветрам, а природа внутреннего мира? какому хаосу и космосу? Может быть, буквальному  – Вселенскому? Какие масштабы космоса провоцируют его появление (проявление?)


Память


словно память для нас уже лишь (?) точка, от которой может исходить свет, которая может «развёртываться», и «точек» таких – мириады, но каждая (!) незаметно услужлива, но может годами быть незамечаемой… Мы не перегружены памятью, но вдруг напряжены её бесконечными смысловыми связями.. Да, «вся» память – мгновенные и предельные ассоциации: как возникают они? Хранятся?
из действительного хода времени, в котором мы живём, в память нашу избирательно «проваливаются» неожиданные блоки внешних событий, и вовсе не обязательно эти блоки внешней информации вновь когда-то для нас откроются: внутренний мир пульсирует всё же иначе, чем внешний. Но информация, проникшая к нам, становится уже оценочной: как болезненно или радостно она может переполнять наши мысли и сердце! Но, повторяю, кажется, что большая часть того, что сбирают наши органы чувств, так и остаётся впоследствии невостребованной
И память автономна: являясь содержательной стороной нашего внутреннего мира, она «всё время» словно вращается по невидимым орбитам вокруг некоего центра, и неожиданно (для нас же) сами собой вспоминаются давно ушедшие факты… Какой луч выхватывает их из бездны? Инертна ли память? Нет, инертна информация «сама по себе», но оказавшись в нашей памяти, эта информация приобретает уже инерцию другую – движения…
И  иногда горит она «внутри», не давая покоя, уже определяя все мысли и действия: осознание случившегося бывает силы исключительной. Тогда перестраивает она твою жизнь; она вздыбливает все твои самооценки…Что ты сделаешь?
Память – это твоё индивидуальное прошлое, гораздо более индивидуальное, чем твоё же настоящее. Есть ли, например, «родовое» прошлое («коллективное бессознательное» по Юнгу) в памяти?
Можно ли согласиться с К.Юнгом в том, что выражением архетипов, которые служат содержанием коллективного бессознательного, являются тайные учения, сказки, мифы, и даже религии (пусть и в «такой оправе, которая, как правило, безошибочно указывает на влияние сознательной их переработки в суждениях и оценках»)? Процитируем ещё знаменитого мыслителя: «Архетип сам по себе является гипотетическим, недоступным созерцанию образом», иными словами, – ноуменом.
Думаю, что мы ничего не знаем о родовой «памяти», и сам термин «коллективное бессознательное»  крайне неудачен, в особенности в русском  переводе: коллектив – это вовсе не толпа, и он не может руководствоваться бессознательными побуждениями… Неясные побуждения, в конечном счете, становятся ясными, т.е. сознательными! А мифологизированный налёт (т.е. личный «вкус») в наших взаимоотношениях останется «навсегда»: наши взаимоотношения  или чуть  «подсолёные» или чуть «подслащённые» и т.д., но не «дистиллированные»!
…мир внутренний наш – та же Вселенная (этическая версия АКП!), и память – «подробности» её. Мгновенен тот мир наш, и память – мгновенна; может ли быть мгновенен внешний мир (может физика доказать это?)? И если в нашем внутреннем  мире (самоподобном внешнему) Я объединяет разновременное и разнозначимое, то, что может объединить мир внешний? Докажут это физики?



Знание



Понятие «знание» подразумевает некую внешнюю среду и наличие Наблюдателя; понятие «знание» дуалистично, оно скрывает в себе одно активное  основание, и другое – пассивное.
Знания – это установленное наличие по отношению к Наблюдателю, прежде всего, внешних фактов и  факторов, установленные связи между фактами, событиями: а твёрдо установленные? ведь мы часто руководствуемся не только личным опытом, но и чувствами, верой, твёрдо предполагая лишь начальный и конечный этап своего  ожидания  и отношения!  Человеческие же отношения, например, полностью основаны на вере в другого, ибо переключатели в позиции другого человека недоступны прямому влиянию (и прямому причинно-следственному  познанию), также, как и твои – со стороны  другого…
Человеческие отношения вероятностны.
…соприкасаясь с действительностью, мы сопоставляем с нею считанную  или освоенную информацию (память): знания наши «проверяются». А вот что направляет наше Я – мысли или «сразу» действия? Можем мы направлять мысли (пойманные мысли! совсем не наши! или мы «ловим» собственные?)?
Всё же синкретичное создание человек! Только мы давно забыли своё рождение, и считаем (отсчитываем) собственное рождение в онтогенетическом смысле (и ни в каком ином). Между тем, в основании человека заложены и разновременные и разноструктурные силы, и субстанциональные сущности (какие?) и эпифеноменальные (какие?): «что в имени твоём, человече»?
И вращается действительность вокруг собственных, не до конца ясных нам, «осевых» параметров, и вовлекается действительность уже в «наши» (якобы в наши) построения: знания – что это? мы остро переживаем («до глубины души») действительность – любим, страдаем… Что переживаем? своё собственное? Или – оцениваем со «стороны», прежде всего, других людей, других, несмотря на то, что они близкие нам, родные? Оцениваем – удивляемся, не «до конца» осознавая своё отношение… И в текущей жизни удивление наше словно растягивается во времени, оно не одноактное, оно запаздывает: великая целостность, живая, охраняет себя.
Великая целостность человек!
Знания, таким образом, есть повторяющаяся встреча как минимум двух миров. В определённых пределах мы руководствуемся и без собственного Я: оно инерционно, оно «уступает»…Кому? (чему?)
Но в ситуациях, когда нужно тебе делать выбор между известным и неизвестным, наша бестелесная и мгновенная сущность не «церемонится»…
Можем ли мы быть без знаний? т.е., оценки той информации, которая ежесекундно поставляется нам чувствами? Сознание человека и есть пульсирующая оценка и веры, и знания, и оно жадно, оно вбирает в себя всё окружающее: физический мир бесшумно и бесследно исчезает в «белой дыре»…
Язык – ловец мыслей. Ловец знаний! На великом и неотвратимом (?) пути возникновения человека язык – «последняя» стадия, но незаменимая, как и «все» предшествующие… как прочесть её? Ведь слова в соотношении друг с другом могут сверкать самым ярким светом (как в поэзии), иметь самые глубокие прямые значения (как в откровениях), а в математике, музыке, живописи… вербальные взаимоотношения приобретают непосредственные доказательства глубинной связи с эстетикой мира, родившим нас…
Обладатели знания мы – самого возвышенного, возвышающего нас, и не полного, не прояснённого в своих истоках, потому – поверхностного. И мы осознаём это
И, без знаний, не было бы и со-знания




4.  Человек – свет



…как разумное существо человек, прежде всего, сориентирован по отношению ко всему, что его окружает и что он чувствует; как сознательное существо человек осознаёт себя в окружающем мире – оценивает его и себя…
А свет?
…живём мы в пространстве света, осознавая внешний мир, словно часть своего внутреннего: это свет дарит пространство (и его иллюзию? – внутренний мир?); свободное пространство света есть великая провокация…
Скажут физики, что, допустим,  собственный объём планеты или звезды также есть пространство, как и любой плотный предмет (на Земле) также есть пространство, и что необходимо для определения свободного пространства иметь в виду определённую (минимальную) степень заполнения его веществом…
Свободное пространство для нас есть видимый нами из-вечно спешащий свет, есть ожидаемое от него тепло; свободное светлое пространство для нас – это принудительная наша (изнутри) ориентация в нём и последующая (наша!) принудительная  оценка «остального» пространства!
Как?
…это физический свет находит в живых тканях для ориентации организмов функциональные  перспективы  структур и выстраивает их  рельеф! Это физический свет уже сканирует невидимые в макромире преграды – исчезающие в микромасштабах точки – и активирует их (уже для нас!), активирует бесконечно малые пространства, вмещая в них бесконечно большую информацию… Это физический свет, в конечном итоге, заставляет работать эти квантовые переключатели в поведении человека, уже вовлекая нефункциональную  внешнюю информацию для оценок и даже самооценок…
И этот свет уже вольный, белый ненасытен нам, словно сам он и является единственным условием нашей непонятной жизни…
Да так и есть
Человек – свет потому, что свет «поселился»  в нём: свет – свободное внешнее пространство – и внутреннее творит свободным…
А наше Я? Привнесено ли оно само светом? или самопроизвольно зажигается, как странный и невидимый никому аналог Солнца?   
Нет, «зажигается» – только в стихии слова; самоидентичность, личная ответственность, «Я» возникает как-то иначе: как? «Кто»  соединил (помирил?)  Слово и свет?
Человек – свет потому, что не случайно у нас добрые и возвышенные устремления связываются с понятием «светлый»: это значит, что  свет творит нас и разумными и сознательными! Нам не может быть никакой альтернативы в этом: судим с позиции света! Чтобы иметь возможность оценки, выбора, нужен свет – освещение самых отдалённых и непонятных явлений… (Свет поглощается только тайнами, исчезает в них: какая нужна его интенсивность для прочтения тайн?)
Свет внутренний – свет человеческого; но свет един для «всего», поэтому  часто разумное в нас неотделимо от «неразумного» (подсознательного) и даже «сверхразумного»: мы не знаем до «конца» себя…
Когда светлое в конечном итоге среди людей становится святым?
*
Свет! И мерцающий звёзд, и ослепительный Солнца, и печальный Луны, и  свет то небесный далёкий и рассеянный – холодный, то свет яркий  и нежный – тёплый в касании…
И уже свет окон в жилищах – защита чужого уюта! и открытый свет костра, порхающий и жгучий, и беззащитный свет свечи... Всё – Свет.
и в нас тот же свет – и далёкий-далёкий звёзд, и близкий-близкий свечи…
человек – свет!



Небо



Все мы под небом, уповаем на небо, и небо спускается к нам, мы – в его неоглядной свободе
Тело наше рождено «землёй», а душа – небесная, весь внутренний мир наш – небесный.
Как забываем мы это! постоянно забываем, решая каждодневные задачи, – постоянно пребывая в суете, а по сути, пресмыкаясь… Ведут нас дела! В течении мы, приземлённом, потому и пресмыкаемся… А возвышает нас мысль: только мысль даёт (дарит!) нам крылья, буквально отрывая от ползания (приспособления?)  мысль, как и всё свободное, – небесная…
И что же есть небо (как настойчиво пытался вызнать у меня на Любищевских Чтениях очень известный московский натурфилософ и энциклопедист), ведь по представлениям, например, античных философов, небо огненное и простирается до звёзд, и «душа человека нисходит с огненного Неба в тёмную Землю» (А. Лосев)?
И откуда мысль?
…родина нам – небо.  Можем мы дать определение этому воздушному океану, на дне которого живём? Определение без указующих масштабы собственных размеров и размеров Земли? без упоминания возможностей собственных органов чувств, которые и поставляют нашему уму исходную информацию?
Его горизонты – его прозрачность до неопределённо далёкого и невесомого давления цвета, цвета свободного, цвета голубого или пасмурного, – это уже горизонты твоего внутреннего мира…
Только, вот, как же мы «заземлили» такой подарок – мгновенный по мысленному проникновению (побуждению), по реакции «отдачи» – Словом, делом? Как же мы остались в плену проверенных, хотя и жизненных (житейских) инстинктов?
Небо зовёт нас постоянно. Может быть, и не случайно мы «летаем» в сновидениях, и уж совсем не случайно всё своё возвышенное и святое связываем с небом.
Свет льётся с неба; ясным солнечным днём до горизонта – всюду  огромный свет с высокого неба: и – прозрачность вокруг всех предметов, строений, «просто» над землёй…; в любой другой день также свет вокруг – до дали; а лунные ночи – под волшебным холодно-серебряным светом; а звёздные ночи – освещают только  само небо, отчего оно становится ещё просторнее, становится бесконечным…; а в тёмные же ночи свет где-то рядом – то ли в чём-то сером подле тебя, то ли в просини непонятно отдалённой вышины, то ли в каких-то обрывках света, мелькающих перед глазами…
Свет льётся с неба, и мы естественно собственное светлое связываем с небом: светлое – значит спокойное, радостное, счастливое…
Не случайно и небо для Земли: лёгкое, «воздушное» должно быть на поверхности, над поверхностью; наш свободный внутренний мир как нечто свободное… должно окружать наше бренное тело… Это клише!
Небо дышит землёй, отражает малейшее изменение её состояния: внутренний мир наш немедленно откликается на любое изменение внутри нашего тела. Небо – производное Земли как Целого, а внутренний мир наш? (что именно не «додумывается» в этом рассуждении?...)
Возвратимся к воззрению древних: до каких же границ небо? неужели до звёзд? Но это граница наших органов чувств, а для ума, вооружённого знаниями? Нет ли противоречия, тщательно скрывающегося, между чувствами и разумом?
Великие немые ответы даны нам давно, но разумные вопросы найдут ли ту целостность, в которой мы пребываем?



Внутренний мир как бесконечность



Его Начала непросматриваемые, с какого детства они? К каким инстинктам и ощущениям они надстроились?
 Внутренний мир наш умещает в памяти всю нашу жизнь до мельчайших подробностей в её единственном сюжете и, одновременно, в каждый текущий момент собственную жизнь представляет  через роящийся клубок возможностей: невидимая никому свобода постоянно перед нами!
 Абсолютная.
…разумен наш внутренний мир, и свобода наша охватывает не «весь» внутренний мир: какая целостность управляет «всем» мозгом? Как в причинно-следственных нервных связях проявился («зажёгся»?) индетерминизм? И как  (до сих пор) осуществляется эта связь детерминизма и «нашей» свободы? ведь «разумность» именно в этом… И думаю я, что наши  представления о (внешнем) детерминизме неполные: если мы считаем себя свободными (что не надо доказывать), то «что-то» во внешнем мире не так однозначно…
От мира внешнего мир внутренний, потому и воссоздание адекватной (микро?) копии возможно только в своеобразном «генетическом» акте: фрактальном (самоподобном)? Но тогда как «поселить» в эту копию «Я»? И «пусть» Я есть преобразованная животная самоидентичность, но к ответу мы не приближаемся; мы даже не в состоянии описать идентичность животных, несмотря на прекрасные, в том числе, художественные попытки…
«Я» устанавливает собственные координаты во всём внешнем, оценивает внешнее: это и есть «осознанность»? изначальная Гармония всего Мира также оценивается нашим «Я»!
как такое может быть?? не имея в виду Вселенский статус собственной природы?
Прекрасен мир наш, в котором наше сознательное страдает и любит, прекрасен той же свободой, но и предсказуемостью… Наше сознательное «растворяет» границы видимого, и мир предстаёт перед нами бездонным, бесконечным…
Человек есть порождение всей Вселенной, не мира животного только на Земле, и не только земных условий, но Вселенной всей, с её мега и микро связями. И внутренний мир наш есть не только отражение неба Земного, но неба («небесных сфер»; какие они?) всего…Потому и жаль, что люди замкнуты на бытовые и мелочные заботы, замкнуты на обслуживание, на функции… Человек рождён как противовес всей косной материи, пусть и прекрасной…
…какое же качество – наше Я?  Как оно мечется в невыносимо огромных и не фиксируемых приборами  микроточках нашего головного мозга?
Как «устроен» человек?




Вселенная



…это есть не только тот внешний мир, доступный нашим органам чувств и знанию, но и недоступный; это есть и мы все со своими стремлениями и судьбами, со своими внутренними мирами: Вселенная есть – «всё»…
это разлетевшийся свет, его сгустки, как, скажем, на Земле, где свет «закручен» в неведомый «двигатель» жизненных форм или «пространства» человеческого Я
 это небесные тела и «полые» пространства, где также, как и в микромире, может реализоваться какая-то физическая, прежде всего, свобода (?), это полный набор переходных состояний от тьмы к «свету», от абсолютной «тяжести» до абсолютной «лёгкости», от мгновенных скоростей до «конечного» покоя, от «прошлого» к «будущему» (?!), это тот максимум «всего», критический, при котором возможен и покой и движение, и стагнация и развитие…
это устрашающе непредставимый и недостижимый мегамир, и незамечаемый и всюдуприсутствуемый, бесконечно парадоксальный микромир; это, наконец, наше «естественное» окружение, в котором мы «живём»,  – уже непосредственное, прекрасное, ненасытное…
и «кто» Наблюдатель во Вселенной? И есть ли Он? «Годится» ли на эту роль человек?
Целостна ли Вселенная? то есть, что стягивает и освобождает пружину Вселенной?
Какие же есть закономерности преобразования пространства-времени, при которых свет запирается – «консервируется»?…Действительно, не свет ли  мечется буквально в нашем внутреннем мире, и наше Я «страдает» и ищет выхода уже в человеческом, т.е., преобразованном пространстве-времени?
И это «всего лишь» наша Земля, и «всё» остальное вместе с нею, это «всего лишь» моя семья и самые близкие мне люди…И это я «сам», остро переживающий собственное знание и незнание, и упрямо оценивающий «всё» что происходит вокруг…И никаких краёв у моей Вселенной нет и быть не может, бесконечность Вселенной пронзает меня, как и «всё» остальное
…прекрасные и мучительные тайны с нами…
Можно «только» повторить, что тайны – только для нас, а для самоорганизованной Вселенной какие тайны могут быть? для неё, как и животных, именительного падежа нет: Вселенная о себе ничего не знает (!) Любая оценка чего-либо, возможна только со стороны этого «чего-либо»… Как человек «оказался» в подобной стороне? Отчего мы осознаём это несоответствие?
В структурах Вселенной «должна» быть записана информация о прошлом и будущем, вообще о времени, о «самом» Наблюдателе: Антропный Космологический Принцип обрисован предельно схематично… Есть ли (этическое) Начало у Вселенной?
Переполненная невидимым и неслышимым (кто должен видеть и слышать??), Вселенная устойчива и подобна крутящемуся колесу (времени!); но время – только один из параметров устойчивости: какие «ещё»?
Как устроена Вселенная?







5. Человек как трагическое существо



Человек – трагическое существо потому, что он осознаёт, что живёт в какой-то целостности, но какой – не знает; в нас постоянно чувство какой-то утраты… мы никак не можем осознать себя как «часть»: давным-давно мы осознаём себя  (лишь!) как некий центр, осознаём (и боимся этого?), но, с другой «стороны», в одних ситуациях мы смеёмся  и смех – это проявление какой-то глубинной нашей силы, в других ситуациях мы «даже» чувствуем себя счастливыми – наиболее полное осознание собственной необходимости… (какие союзники есть у нас!). Это – противоречие  чувства утраты…
В нас изначальные противоречия: мы не можем стать людьми в одиночестве в детстве, по существу мы не можем и быть в одиночестве в зрелые годы. Человек – общественное существо (в обществе – с кем?), но и уже в «единственном» числе несёт все те же запросы и заботы других людей…
Может быть, трагизм в том, что мы, поэтому,  несвободны: понятие свободы всегда подразумевает нашу ответственность, и «степень» свободы увеличивается со степенью ответственности.
Осознание противопоставляет нас всей природе (да и всем людям), всему внешнему миру, и, прежде всего, мы осознаём собственные слабые знания «всего»: главное изначальное противоречие именно в этом – в  противопоставлении  себя и внешнего мира. Этот трагизм вовсе не унижает (и не может унижать), иные и не задумываются о нём, справедливо считая весь внешний мир лишь ареной их собственной жизни, где ожидаются события, проявляются эмоции, вершатся судьбы, и где единственной жизнью считается жизнь внутреннего мира, а всё внешнее – лишь доказывает эту жизнь.
Странное положение!
Странность в эгоцентризме осознания: отчего? не достаёт знаний?
Трагизм и в том, что мы чувствуем красоту Мира, а некоторые люди даже творят по «законам» красоты, не подозревая, что это сама основа Мира проявляется «сквозь» деяния человека… И свой, земной, мир мы считаем прекрасным потому, что жизнь и красота – синонимы… Весь Мир и красота – синонимы!
но мы останавливаемся  в поисках прямых доказательств на полпути, и красота вокруг остаётся непрочитанной, например, красота снежной и ветреной весны, красота дня и ночи, и остаётся тревога, сейчас под светлым пасмурным небом… Именно тревога «переворачивает» все напластования времени в тебе, «теснит грудь» по выражению поэта, тревога – словно тот ветер за окнами, неистовый, с беззащитными снежинками, с усиливающимся шумом… Тревожно на сердце,  в мыслях…
тревожно потому, что к непонятному совершенству путь наш тернист, мы, осознающие себя, словно в пути без «конца и края» – с  неизвестного нам Начала (!) к неизвестному нам будущему…
как узнать себя? что мы знаем?
Прав Б.Паскаль: человек «знает превосходство вселенной над ним. Вселенная ничего этого не знает… всё наше достоинство заключено в мысли»
«Мыслящая тростинка» не может не тревожиться:
человек постоянно должен находиться «в форме», в напряжении,  с максимально «готовым» ответом на неожиданности, ибо он «включён» в великую и непонятную иерархию событий и ценностей
человек осознаёт, и в этом вся суть






Душа



Вот есть же в языке, известные с незапамятных времён, понятия, определить которые, соотнести с другими, чрезвычайно трудно,  если вообще возможно, словно язык самозащищён подобными понятиями: рациональное описание «души» бессмысленно…
…не синоним сознания душа: сознание (наверное) – на вырост: требует знаний, а душа – «раз и навсегда»; скорее, синонимом души является сострадание, сопереживание (правда, душа может «черстветь»)… Душа – сердце твоё, чувство твоё, всеобщая укоренённость к земному миру… Душа «трепетна», «беспокойна», и даже «небесных нив жилица» (Есенин)…
А есть ли синонимы сознанию? Нет! это позднее приобретение языка упрямо «самоидентифицируется»!
В сознании же много рассудочного, рационального… Может быть, душа есть природная «часть» сознания или, напротив, сознание «часть» души? Нет, не говорят так, но душа, действительно, страдает, и это «всей душой любят», а не сознанием! И не говорят, что есть «сознательные» души и «бессознательные»…
И есть дух, с  которым «тоже» не всё просто… Как же «всё» переплетено!
Но не  свойство ли души – видеть в других людях себе подобных? А дух? Этот синоним неизвестной силы, с каких границ видит Он, и есть ли вообще у Него границы?
Много сильнее дух, подчиняя душу себе…
Душа нам дана, а дух – приобретаем сами? Дух командует, а душа «просится»… Но душе «угодно» многое, а дух, и только дух определяет, ограничивает, но и возвышает! Возвышает душу, возвышает вообще человека! Да, в душе, наверное, «всё» иррационально, а дух? Рационален? Самостоятелен? потому, что его мы приобретаем сами?
…душа – это  сама жизнь (Любищев в комментарии к письмам Феофана Затворника «О душе и духе» указывает, что «в английском и французском Евангелиях вместо слова “душа” стоит слово “жизнь” на соответствующем языке»).
Но душа – неизмеримо много, она неуничтожима: это дух ты можешь…потерять (см немецкую пословицу: «Деньги потеряешь – ничего не потеряешь, друга потеряешь – многое потеряешь, дух потеряешь – всё потеряешь»)!
Душа – инертна? Нет, она «обязана трудиться». Нравится нам, когда «душа нараспашку»? Нет, но и правда в том, что «душевный» характер – это характер, располагающий к себе, участливый, отзывчивый…
Душа – бездонна. Ю. Линник когда-то написал: «дно души в самой природе»…
Объединяет нас душа, награждает дух: объединяет и награждает  единым – земным и небесным. И противимся мы,  и радуемся, и страдаем, и любим, и забываемся в каком-то течении, словно Тот, кто создавал нас, создал нам что-то наподобие спасательного круга…



Совесть



Отчего есть «нравственный закон во мне»? от кого мне весть?
Может быть, действительно, со-весть – это мысль  соотнесения себя самого со всеми другими людьми, со всем другим вне себя? и мысль эта – оценка?
Кто ты есть в этом мире? Что ты можешь? «Напрасный ли дар» тебе жизнь
…совесть – это мысль-самооценка
Но словари говорят, что совесть – это чувство (!) нравственной ответственности  за своё поведение… Так, мысль или чувство? Не знаю, но знаю, что совесть – предельная соотнесённость самого себя с окружающим миром, которая…окружает твоё существование, к которой ты апеллируешь (!)… Но правда и в том, что всегда (постоянно) под знаком со-вести ты не сможешь: ты просто забываешься в необходимых «житейских» делах, но «всё равно»  «пробивается» к тебе сквозь твою жизнь эта весть, пробивается чаще тогда, когда встают перед тобою принципиальные нравственные вопросы… Откуда?
 Весть мне – от мира, создавшего меня! Совесть неизбежна для  разумного существа – как обратная связь: как же язык чуток! И эта мысль – оценка; совесть – оценка, и тебя в мире, и иного, происходящего вне тебя… И мир (Вселенная) един вместе с тобой – вот, что я хочу сказать…Только не удаётся полностью осознать (понять, описать) эту связь  начальных причин и конечных следствий…
Ведь наше Я не определяет совесть!, напротив, оно «спасается» ею; совесть не есть нечто неуловимое и единовременное, но – прочное (!), слабое, но прочное! совесть есть проступающая «подсказка» сквозь немыслимое нагромождения фактов и событий… И, в конце концов, именно совесть и может «вести» тебя! И человеку словно подсказывают (Моисею – в скрижалях, Иисусу – в заповедях), как поступать нам всем в жизни…
Совсем не случайное выражение – «пробудить совесть»! Может быть, наше Я и со-весть – «разного» происхождения, совесть явно родственна душе, а Я – духу…
…совесть – великое доказательство целостности Мир: воссоздаётся целое – и в большом и малом!  Зависимость наша человеческая очевидна: в нас – не только человечество, но и вся природа Земли, вся Вселенная, ибо «всё на свете» пронизано одними и теми же (многообразными) силами…
 Мы – не центр мира! (что так страстно утверждал палеонтолог и богослов  Тейяр де Шарден), «сквозь» наше тело, «сквозь» наш внутренний мир (формируя его) проходят силы Земные, силы Вселенские: мы прекрасно зависимы от «высших» сил, создавших весь мир…
А «наше» Я – что? Что  - Я? Копия «начальных»  причинно-следственных» связей? Но – «конечных» ли?
…великое Равновесие есть в человеке;  сможем ли мы прочесть самих себя?


Одиночество



…даже будучи в гуще событий, в гуще людей можно быть одиноким, потому что не находим, не видим людей, близких по духу; и можно быть совсем одному в любых ландшафтах в любое время дня и ночи, в любое время года, и чувствовать себя соединяющим какую-то непонятную до конца цепь, чувствовать свою необходимость…
Великий и непонятный смысл в нас, в природе вокруг
Так, одиноки мы или нет? и если одиноки, то в каком «смысле»? Современный философ К. Свасьян пишет: «Штирнер добивается философски невозможного: абсолютизации единичного… Абсурдность философского Я лежала не в логике, а в физике: не в том, что оно было, а в том, что на него не откликался никто…И философам… некуда было ткнуть своими указательными пальцами…» (Растождествления).
…например, при созерцании природы чувствуется какая-то тревога, какая-то странность собственного «положения»…В чём она? Усиливал тревогу пасмурный день ранней весной: тебе «нужно» было быть только внимательным…и попытаться «записать», что слежавшийся и белеющий снег держал на себе неправильные пятна-корочки тёмной грязи; что неподвижное теплое облачное небо с белым, даже красноватым горизонтом казалось далёким… И (что) холодно! холодно, неуютно и тревожно: словно тебя обстоятельства вынудили уйти с привычного «места», и никак ты не можешь или вернуться назад, или найти новое… Где нам «место» на этой Земле?
Одинок ты вообще (перед временем или… вечностью)? Некоторые философы, например, считают, что «стрела времени» индивидуализирована, и что «одно время на всех» – не более как синхронность…
 Но как бы ты ни зависел от других, от ответа, вопрос твой – от тебя одного, и ответы ты получаешь – удовлетворяющие, прежде всего, тебя одного; кем бы ни был населён внутренний мир твой – близкими, вообще другими людьми, живёт в нём только твоё Я…  Физически.
Просторно в нём! Как в «атоме» частицам…И «частицы» те, может быть, лишь время от времени пронзают «атомы», пролетая из одной бездны Вселенной в другую
И потому, как бы мы ни нуждались друг в друге, как бы мы ни переживали друг за друга, диалог наш, отношения наши – с огромнейшей потерей информации, и, в сущности, друг к другу мы относимся так, как если бы это были вымышленные люди. Мы ежесекундно мифологизируем своё окружение (самих себя!)
Штучное изделие человек! И штучное не в мускулах и коже, а в мыслях и чувствах, которые с каждой прожитой секундой усиливают и усиливают уникальность человека; и даже не штучное, а невозможное изделие человек! Его не должно быть, а он есть (как удивлялся в своих лекциях М. Мамардашвили)
Мы одиноки и недоказуемы для нас самих: одиночество наше – наша физическая (?) основа; мы одиноки, и потому ответ другого нам дороже «глотка воды»; мы одиноки, и потому мы вместе
И человек, «научившись» говорить, говорит и говорит (включая внутренние монологи) всю жизнь, даже по инерции: его разговор (язык) и есть уровень человека… Ещё раз, а  при «созерцании»?
я думаю, что тогда внутренние силы твои без какого-либо диктата «сами» находят соответствия внутреннего и внешнего миров
почему?
«Дух читает «свою» душу, а душа – весь мир»
*
М. Мамардашвили считал, что «доказуемо утверждение о возможности действительной человеческой связи только между одинокими людьми»
потому что эти (одинокие) люди укрепились в собственных позициях, в собственном духе

6. Человек – Бог


Все тайны, конечно же, в нас самих (А.Шопенгауэр):
в отличие от остального мира  («всей Вселенной») мы знаем, что живём, и живём не вечно, и мы осознаём себя по сравнению с другими людьми как непохожие ни на кого (т.е., «знание» как бы за нашим Я! от кого?), уже знаем и боль утраты, и осознаём (или осознавали) мгновения счастья, и  можем оценивать и себя и остальной мир, в который мы как будто помещены…
Нам многое дано – не животного! – страдающего!, но никак всё не можем доказать очевидного, что достойны мы все лучшей жизни…И в минуты откровения другой человек – нам Бог! И, может быть, эти горстки времени всю нашу неприподъёмную жизнь и окрашивают… Сказал же философ, что « человек не измерен никем и ничем»!
 Божественное – это то, целостное, которое, действительно, можем мы охватить только в редкие минуты. Только в редкие минуты прозрения видим мы своё же высшее предназначение, – в других, конечно же, в других…
И никуда не деться от себя (от совести!): мы постоянно перепроверяем себя, свою жизнь, – она горит под нашими оценками… Мы – судьи сами  себе.
Общественные макроритмы устанавливаются медленно, они инертны, и единственная «скорая помощь» приходит нам  от совершенно конкретных людей.  Человек родил Бога, но человечество всё никак до Него не может дорасти, и какие муки от этого! Не в отчаянии ли Ницше воскликнул "Бог умер!"?
Бог – это нравственное совершенство: возможно ли оно? возможно ли нравственное совершенство человека? Языческие боги – более боги плоти, Бог единый – Бог духа. В спорах и сетованиях мы чаще всего ведём поиск справедливости, но почему её мы так часто связываем с равенством и братством?
Мы равны перед Богом (перед верой, перед будущим!), но братья мы только по крови; таинственное начало всех  нас (духовное) – разное, и братьев по духу мы определяем сами – исходя из собственного  выбора! Равнять нас в жизни и считать братьями – значит не брать во внимание нашу свободу, наш Дух, и какой-либо полинезиец в этом смысле может быть «ближе» европейцу, чем его ближайший сосед…
Бог – это таинство, может быть, самое великое из всех, потому что в нём тайна рождения и смерти, Слова и Числа, в нём таинство нашего Я… Бог потому всегда неизвестен человеку, ибо Бог – ордината развития, наше желание, стремление быть людьми, наше напряжение держать уровень человека. Может быть, человек становился человеком не тогда, когда он изготавливал орудия труда, но тогда, когда «выдумывал» богов…
И единый Бог становится самой объединяющей силой, ибо вера и знание, искусство, – все действуют заодно, вместе. История человеческая оказывается жёстко стянутой прямыми и обратными связями: ведь всегда находятся люди с наибольшей степенью отвечающие каким-то чаяниям справедливости… Но как же трагично развёртывается история, когда отрывают веру от знания (из-за большинства голосов что ли?)
 …теряет время единственное направление! Вера в справедливость приобретает решающее значение, и легко, возвышенно обозначается всё то, что человека делает именно человеком… Не религия ли «сделала» нас такими, какие мы есть сейчас?
Отвергая божественное, мы отвергаем самостоятельность любого целого, например, того же человека: человек – не один! (целое – это мы все…), наше поведение не есть простое развитие животной природы, но привнесение неизвестных нам сейчас Начал, «достраивающих» это таинственное Целое…
Бог есть связь между всем и вся, есть наше отношение.
Ко всему на свете
*
…какая природа кружит наше Я? вращает внутренний мир, соприкасая с миром внешним? Какое божественное с нами всегда?



Дух


«Дух дышит, где хочет» (Ин,3:8). «Синоним неизвестной силы», Дух, значит, и живёт, где «хочет»…
…Дух твой (?), непокорный и свободный, всегда спускается (возвращается?) к людям, на землю, – чтобы найти новые силы?
…и есть высоты, где Дух противостоит всему телесному, откуда видны все  земные препятствия: Дух твой, хоть минуты, но бывает там, и достаточно тех минут, чтобы оценить земную суету…
Неуничтожим Дух твой, пока жив ты, пока живы другие, Дух – протест, Дух – разрушитель, но и Дух – созидатель! Это твоё Я, но со «свитою»: с «утвердившимися» немногими мыслями, с тем твоим внутренним, которое всегда с тобой…
«Свитой» могут быть разные мысли:  как ты держать будешь их уровень?
Дух – это какая-то твоя высота, обретённая тобой, и с которой твоё Я «командует». И чем больше высота, тем возвышеннее Дух твой, тем дальше видишь ты, тем крепче убеждения твои… И каким же осмысленным становится время твоё, труд твой!
Дух – твои аргументы, твоя защита, и всё «найдено» твоим Я: что есть Дух? Предельно абстрактное (Я) и предельно конкретное (что?), или – наоборот? И Я твоё обретает Дух в твоём же внутреннем мире!
…и Дух настолько «силён», что одной мысли несогласия достаточно, чтобы переиначить  твоё же мироотношение…(«Одно слово правды весь мир перетянет»!)
Это – твоё «лицо», наконец, это то, что уже может доказываться в делах и поступках
Получается так, что Дух – «какое-то» «сцепление» в твоём внутреннем мире? Какое (но несомненно, что Дух – обретение)? Т.е. «одного» Я недостаточно!! Ведь Я твоё может и «забываться», и рассеянность – не такая уж редкая наша характеристика; Я твоё мгновенное – недоказуемо!(?), а Дух (более «медленный»?) – уже! Потому что там, где Дух, там – ориентация, «нацеленность», готовность к действиям… К делам. К свершениям.
Но как всё «на самом деле»?
…именно Дух перестраивает твою жизнь, вообще жизнь; какие тяжести всегда над свободным  (!) Духом? И «чувствует» ли Он их?
Дух перестраивает твоё тело, создаёт твой внутренний мир (!), выстраивает твою жизнь, – всё вопреки каким-то «ветрам», наперекор какому-то распаду… Наперекор всему! Дух – это твоё самоутверждение
Но Дух обладает инерцией движения, инерцией покоя: всё в нашем внутреннем мире имеет инерцию, кроме Я (?)
Силы ты черпаешь в собственном Духе: это твоя нравственная и интеллектуальная высота…
Что цементирует личность? Собирает  её? Не Дух ли? Не Дух ли основа  со-знания? всего внутреннего мира?
Дух – это твоё Я, но победное
И потому «Он дышит, где хочет»




Любовь



…она мгновенна – с той самой минуты, когда ты вдруг осознаёшь невозможность не быть с любимой …но минута уходит, а ты – «остаёшься» поражённый непонятной целостностью, этим откровением другого человека: что было? И как такое может быть?
…время в то мгновение бесконечно-плотное, оно вмещает в себя всю предшествующую твою жизнь, её переоценку, и к мгновениям тем, к той «минуте» ты будешь возвращаться и возвращаться уже всю последующую свою жизнь…
Любовь – это вдруг осознание, при котором для тебя  в центр ставится любимая, и «центр» этот мгновенно приобретает исключительное влияние и притяжение, и вокруг «центра», как вокруг Солнца, начинают вращаться все известные тебе события и люди…Для тебя! Божество для тебя любимая, совершенство, наделённое самыми лучшими чертами…
Великое явление любовь! Она приходит и…уходит сама, она охватывает тебя целиком, и ты всем существом своим переживаешь её, открываются в тебе силы неизвестные тебе…
Самопроизвольна и естественна любовь, любовь – дар нам: а что мы сами? Как сохранять любовь (т.е. держать уровень человека), чтобы признаваться себе же в своём чувстве вслед за апостолом Павлом (1 Кор, 13:1-8)? Какой ответ твой будет? Какая ответственность, какой долг твой заполнит «промежутки» в этой пульсации божественного Откровения? И, как гениально угадывал поэт, «…вечно любить невозможно», ведь так легко растерять свой дар! Как преодолеть это противоречие?
Я не знаю, что может «сохранять» любовь, но мне кажется, что у всех нас в «нормальное», будничное время помимо повседневных забот, в глубине души есть удивление перед другим человеком, вера в него … А любовь?
А любовь как самообновление поднимает веру, очищает её, придаёт ей жизненность, и тогда это чувство «уже никогда не перестаёт», «не превозносится», «не гордится», «не мыслит зла», как свидетельствовал апостол…
*
Да, остаётся долг, заполняющий «промежутки», остаётся высокий долг – между откровениями потрясающей силы, долг бесконечной нежности в отношениях, долг-забота, долг-труд
Но ты и сам не «знаешь», что остаётся, потому что
 тот, кто испытал любовь, предан ей навсегда
*
С какой высоты Дух твой окинет новые или прежние горизонты? Любовь, бесконечно-целостная и непонятно-прекрасная, становится точкой отсчета, послужит Началом чего-то прекрасно-неизвестного, Началом твоего будущего…Твоего?
Какими же силами мы одарены!
*
 ...из философского трактата о любви В.М. Овощникова привожу цитату:
«Любовь – предельная явленность себя в другом как инобытии и предельная явленность другого в инобытии меня. Мы друг для друга одновременно предельная явленность и предельное инобытие, т.е. в этом мы и есть предельная сверхсущность, т.е. Бог».
И - соглашаюсь






Бог



Мы во многом не знаем, что есть человек, тем более, что есть Бог. Но в Него верит великое множество людей! верит, несмотря на то, что «Бога не видел никто никогда»(Инн, 1,18)
«Нет иного доказательства существования бога, кроме потребности в его существовании», написал Анри Барбюс.
Может быть, понятие Бог – самое употребляемое и самое обсуждаемое (в мировой литературе) среди нас.
Но мы живём в мире несовершенном. И, в самом деле, «Бог не мог сотворить совершенный мир, ибо тогда Бог и мир были бы одним и тем же»
Какая теодицея ещё нужна нам?
*
…течение времени для нас не устанавливает справедливые отношения, а если бы?
Бог – это ответ для каждого, которого мы ждём, и которого всё нет и нет… но это всегда объединение нас, объединение на самых близких и дальних «границах», потому что это видение прежде всего справедливого человеческого пространства и следование ему… Это даже «увеличение» пространства в тех пределах, где оно «исчезает».
Время для человеческого разума разорвано: Бог «склеивает» пространство: вера « делает» его плотным – обжитым. Вера теплее разума.
Бог назван нами, но суть его скрыта, непонятна – «запечатана» (сокровенна), ибо тайна Бога в осознании той целостности, что и в нас самих, что в людях вместе с природой. Тайна Бога – в  пути нашем.
Целостность восстаёт, но слабость наша препятствует её осознанию – слабость ума? знаний? чего слабость? И принимаем тот порядок, что выстраиваем верой.
Тайна Бога из веры – в себя? в других?, в чудо, в жизнь, во всё, что составляет светлое и человеческое, глубинное, недосягаемое… С нами Бог и тогда, когда в нас прошлое, когда момент выбора, когда с нами стремления, – во все времена!
Да, Бог – это любовь, то есть, откровение высшей целостности, это откровение мира, в котором мы есть часть (не более!).
Труден путь к Богу, потому что он есть предел, который мы сами устанавливаем (?), предел недостижимый. И путь к Богу – есть твой личный путь, ибо это твой внутренний мир, необъятный и неповторимый, подстраивается своими орбитами под мир внешний, его описания, его объяснение, его напряжение…
Труден путь к Богу и потому, что с разными вопросами и представлениями идут к Нему: какое единство нас ожидает?
А Бог – сокровенное, самое личностное, известное только тебе (!), то, о чём догадываешься только ты, потому-то ответы – только тебе, потому-то пределы – только твои!
Потому это причина твоего освобождения и преодоления всего заниженного, заземлённого – твоё творчество, твои победы… Человек обречён иметь Бога: суть его в человеке самом. Человек и свободен может быть – только с Богом: пространство человеческого становится целостным, стройным – собственным… Бог – это необозримая и непредставимая работа, это пространство до себя. И свобода наша – только в этом пространстве
*
Надо быть последовательным в рассуждениях:
 если мы принимаем (хотя бы в виде гипотезы) «Антропный космологический принцип», то должны и принять (встречный) принцип в строении сознания человека – «небесный принцип строения внутреннего мира»; он указует на естественное (планетарное и далее, по масштабу) родство человека;
если мы по отдельности носим причину поступков в себе, то, значит, наша самоидентификация предельно защищена (на квантовом уровне), а диалог одного человека с другим возможен только при наличии веры в этого другого:  Он, другой, как Я! ;
надо быть последовательным и в собственной самооценке: другой может быть и лучше тебя
Поэтому, да здравствует Бог!
*
…кто мы, состязающиеся с самою природою? Зачем страдать нам из-за того, что оказываемся слабы? зачем нам осознание, любовь, если неизвестен нам собственный ближайший шаг – неизвестно будущее? Поможет ли нам Бог?
…земного происхождения тело наше, небесного душа; соединяем в себе мы твердь и физическую свободу, и создали Бога – предел свой, прекрасный и недосягаемый: создаём себя…
Создадим ли себя?


1994-2015


Рецензии
Апология Анатолия Марасова.
Достойные размышления.
Которые должны возникнуть у каждого, развивающегося, на том или ином этапе.
НЕ каждый, правда - может изложить.
Поэтому мысли автора могут кому-то помочь и - подтолкнуть.

Солнца Г.И.   20.03.2020 18:17     Заявить о нарушении
Спасибо за деликатный и осторожный отклик. Видимо,ввиду рецензируемой темы, он и должен быть таковым; одновременно Ваш стиль заставляет обратить внимание на работы рецензента, что я уже и предпринял, просмотрев (пока бегло) одну из работ. Заинтересован, буду знакомиться.

Анатолий Марасов   20.03.2020 21:53   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.