Пятая колонна

   22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Для нашей страны она началась, мягко говоря, неудачно. В первые же дни войны Красная армия потерпела сокрушительное поражение в приграничных сражениях на Западном фронте, открыв вермахту дорогу на Москву. А не стал ли разгром Красной армии на Западном фронте результатом преступления на грани измены генералов, руководивших войсками в Белоруссии?
   Одна из общепринятых легенд – Сталин легкомысленно отмахнулся от предупреждений советских разведчиков, докладывавших о грядущем нападении нацистской Германии на СССР, и категорически запретил готовиться к отражению агрессии, дабы не «поддаться на правокации». На самом деле всё было иначе. Точной даты нападения на СССР не сообшил ни один из разведчиков (даже легендарный Рихард Зорге, донесения которого были весьма расплывчаты и неконкретны). Впрочем, в том, что вторжение нацистов должно произойти летом 1941 года, Сталин не сомневался.
   Ещё в середине мая 1941 года он санкционировал выдвижение некоторых армий из внутренних округов в приграничные. Далее, по мере поступления тревожных сообщений от зарубежных резидентур в Генштаб и НКВД, началось планирование отражения немецкого наступления. Уже 12-13 июня Сталин знал, что нападение планируется на 22 июня в 4 утра. Эти данные были получены из расшифрованного британского радиоперехвата.
   А 18 июня Сталин отдал приказ о приведении войск первого стратегического эшелона в полную боевую готовность. До начала войны оставалось ещё четыре дня! Конечно, этого времени было очень мало для того, чтобы успеть отмибилизовать и развернуть те части, которые находились в приграничье. Но всё же этих четырёх дней хватило бы для того, чтобы успеть вывести войска из казарм, перебазировать в поле штабы, рассредоточить и замаскировать боевую технику. Кое-где это было сделано. Но вот на самом главном стратегическом направлении – в Белоруссии этот приказ просто проигнорировали. И результатом такой преступной халатности очень скоро стал страшный разгром всего Западного фронта, которым тогда командовал Герой Советского Союза генерал армии Дмитрий Павлов.
   Директиву от 18 июня 1941 года о приведении войск первого стратегического эшелона в полную боевую готовность Павлов получил одновременно с другими командующими округами. Это подтвердил позднее и начальник связи Западного особого округа (фронтом он стал в день начала войны). Но Павлов так ничего и не сделал для того, чтобы её выполнить в полном объёме. Скорее, наоборот.
   Несмотря на тревожную директиву, был отдан приказ отвести танки в парк, сдать снаряды на склад. Другие данные свидетельствуют о том, что тяжёлую артиллерию оставили без тягачей, в некоторых местах сливали горючее из баков танков и самолётов. Сохранилась записка и бывшего командующего 3-ей армией Западного фронта генерал-лейтенанта Кузнецова (впоследствии – командарма 3-ей ударной армии, чьи бойцы взяли Рейхстаг в 1945-ом году). В ней говорилось: «Все командующие армиями, в том числе и я, докладывали Павлову о совершенно открытой подготовке немцев к войне. Так, например, нами было точно установлено сосредоточение крупных сил немцев в Августовских лесах юго-восточнее Сувалки. В наших руках также были подметные письма, в которых указывалось примерное время перехода немцев в наступление – 21, 22, 23 июня. Тем не менее Павлов за несколько дней до начала войны приказал всю артиллерию отправить на артиллерийские стрельбы за несколько сот километров от линии фронта…» И таких докладов было немало.
   Командующий округом Павлов отдал странный приказ о разоружении самолётов передового базирования, снятия с них боезапаса. Катастрофически обстояло дело и с нашими аэродромами. В материалах инспекторской проверки аэродромов Западного особого округа в апреле 1941 года было сказано: «На летний период будет временно выведен из строя 61 аэродром, на которых намечено строительство взлётно-посадочных полос, в том числе 16 основных аэродромов, на которых сосредоточены запасы частей округа. В Западной Белоруссии (западнее меридиана Минск) из 68 аэродромов под строительство полос занимается 47 аэродромов, из них 37 полос строится на существующих аэродромах, 13 аэродромов занимаются для работы на летний период (лагеря) и остаются свободными 18 аэродромов». В итоге уже на 15-ой минуте вторжения наши лётчики вынуждены были идти на тараны, потому как нечем и не из чего было стрелять по вражеским самолётам. Удивительным (мягко говоря) было и то, что в штабах отсутствовали «красные пакеты», которые вскрывались в случае объявления войны, и коды связи. Все они были изъяты по приказу Павлова и находились больше трёх месяцев в штабе Западного особого округа.
   За подобное «руководство» войсками вверенного ему округа Павлов ответил по всей строгости закона: 30 июня 1941 года его отстранили от командования фронтом и 04 июля арестовывали. Вместе со своим начальником штаба генералом Климовских он был приговорён к расстрелу. Приговор гласил: «…судебным следствием установлено, что подсудимые Павлов и Климовских… проявили трусость, бездействие власти, нераспорядительность, допустили развал управления войсками, сдачу оружия противнику без боя и самовольное оставление боевых позиций частями Красной армии, тем самым дезорганизовали оборону страны и дали возможность прорвать фронт Красной армии…» Об измене Родине и предательстве разговор не шёл. А может быть, зря?
   О заговоре генералов Красной армии против Сталина говорили давно, но информация эта была на уровне слухов. Но вот в последнее время появились данные о том, что заговор – не выдумка, а реальный факт.
   Незадолго до начала войны лондонская резидентура НКГБ СССР направила в Центр выдержки из очередного обзора материалов английской разведки за период с 04 по 11 мая 1941 года. И в отношении планов нацистского руководства при нападении на СССР там первым пунктом стояло:
   «Быстрый захват Москвы и создание там нового правительства».
   Но быстрый захват столицы был возможен только ударом по прямой, то есть прямым ударом в направлении Минск – Смоленск – Москва. То есть в полосе Западного фронта. А этим фронтом командовал Павлов, который, по сути, сделал всё для того, чтобы облегчить немцам прорыв к Москве!
   И почему ряд высших командиров предпочли плен смерти за Родину? Почему в начале войны некоторые советские военачальники предпочли сразу перейти к врагу? Ведь кроме генералов, несколько десятков лиц из числа старшего комсостава РККА, попав в плен на Западном фронте, стали активно сотрудничать с нацистами. Впоследствии за это все они были осуждены к высшей мере наказания. Вот лишь некоторые генералы Западного фронта, сотрудничавшие с врагом:
   Малышкин Василий Фёдорович – генерал-майор, начальник штаба 19-ой армии (Западный фронт). Пленён в 1941 году, дал согласие сотрудничать с противником. Ведал в Русской Освободительной армии (далее - РОА) всеми организационными вопросами, разведкой, контрразведкой, безопасностью. Повешен по приговору суда в 1946 году.
   Потатурчев Андрей Герасимович – генерал-майор, командир 4-ой танковой дивизии. В плену активно сотрудничал с оккупантами. Сообщил им сведения, представляющие военную тайну. После войны арестован и умер в тюрьме в 1947 году.
   Закутный Дмитрий Фёдорович – генерал-майор, командир 21-го стрелкового корпуса. В плену он заявил о желании бороться с большевиками. С августа 1944 года принимал активное участие в работе по созданию власовского Комитета освобождения народов России. Повешен в 1946 году.
   Зыбин Ефим Сергеевич – генерал-майор, командир 36-ой кавалерийской дивизии. В 1946 году приговорён к смертной казни за «потерю управления дивизией, что привело к тяжёлым потерям, и антисоветскую агитацию в плену».
   Трухин Фёдор Иванович – генерал-майор, заместитель начальника штаба Северо-Западного фронта. В июне 1941 года почему-то поехал сдаваться в плен на Западный фронт, прихватив портфель штабных документов. С конца 1942 года перешёл на службу к Власову. Фактически стал начальником штаба РОА. Повешен в 1946 году.
   Впечатляющий список, не правда ли? А ведь сегодня почти все историки обращают внимание только на то, что у немцев были мощные авиация и танковые войска и что, дескать, только они приводили к молниеносным победам. Это не так, если исключить тогдашнюю Польшу, с её правительством подлых кретинов, - Гитлер молниеносно разгромил всех своих противников совершенно другим оружием, и это оружие называется «пятая колонна».
   Напомню происхождение термина. В 1936 году в Испании поднял мятеж ставленник фашистских Германии и Италии генерал Франко. Он вёл свои войска на Мадрид четырьмя войсковыми колоннами, а в Мадриде в это время предатели в правительстве и в армии Испанской республики ударили в спину правительственным войскам. Этих предателей генерал Франко назвал своей «пятой колонной». С тех пор этот термин стал употребляться для названия предателей, которые прямо или косвенно действуют в интересах враждебных стран против своего народа.
   «Кто говорит, что я собираюсь начать войну, как это сделали эти дураки в 1914 году? – спрашивал Гитлер, имея в виду Первую мировую войну, и пояснял. – Мы будем иметь друзей, которые помогут нам во всех вражеских государствах. Мы сумеем заполучить таких друзей. Смятение в умах, противоречивость чувств, нерешительность, паника – вот наше оружие…
   Через несколько минут Франция, Польша, Австрия, Чехословакия лишатся своих руководителей. Армия останется без Генерального штаба. Все политические деятели будут устранены с пути. Возникнет паника, не поддающаяся описанию. Но я к этому времени уже буду иметь прочную связь с людьми, которые сформируют новое правительство, устраивающее меня.
   Когда противник деморализован изнутри, когда он находится на грани революции, когда угрожают социальные беспорядки, тогда наступает долгожданный момент. Один удар должен сразить врага…»
   И действительно, Гитлер разил врага таким ударом – ударом изнутри силами «пятой колонны». Весной 1938 года он без единого выстрела захватывает Австрию, власть в которой уже фактически захватила его «пятая колонна». Осенью 1938 года он захватывает у Чехословакии Судетскую область, а весной 1939 года – и всю Чехословакию, силы которой подорвали «пятые колонны» судетских немцев и словацких фашистов из католической партии Иозефа Тисо. 01 сентября 1939 года началась война между Польшей и Германией, на третий день польская армия начала удирать от немцев, к 16 сентября из Польши сбежало польское правительство. Никто не ожидал такой развязки. В 1940 году немецкие войска, как нож сквозь масло, проходят сквозь Голландию и Бельгию с помощью фашистской «пятой колонны» в этих странах. Не провоевав и двух недель и не понеся серьёзных потерь, сдаётся французская армия, которая победила немцев в Первой мировой войне. Сдаётся, поскольку «пятая колонна» Германии вызвала во Франции, как и говорил Гитлер, «панику, не поддающуюся описанию». А до этого, весной 1940 года, немецкий десант захватывает Норвегию на плечах местной «пятой колонны», руководимой Квислингом.
   Так мог ли Сталин позволить, чтобы немцы и в Советском Союзе повторили свои подвиги за счёт местных предателей? Давайте подчеркнём – то, что на коммуниста Сталина клевещут, видно по исключительной подлости самой клеветы. Ведь его обвиняют в репрессиях против «пятой колонны» нацистов в СССР, то есть обвиняют в том, с помощью чего он спас и СССР, и всю Европу от немецкого нацизма. Ведь в это время все страны, которые успели, делали то же самое, что и Сталин – чистили свои страны от «пятой колонны» без суда и следствия. А как же иначе?
   Как только в сентябре 1939 года Великобритания объявила войну Германии, англичане немедленно без следствия и суда арестовали 20 тысяч британских нацистов во главе с сэром О. Мосли и его женой и ещё 74 тысячи человек, подозрительных по связям с Германией, и посадили их в концлагеря с тяжелейшими условиями содержания. Паникёрам заткнули пасть железным кулаком: за сомнения в победе – месяц тюрьмы, за потребность поделиться этими сомнениями с солдатами – три месяца, за похвалу Гитлеру как хорошему руководителю – пять лет. А как же иначе?
   Французы начали в 1939 году репрессии не с того конца – они проели повальные аресты немцев на своей территории, в том числе арестовали и антифашистов. А надо было начинать с комитетов солдатских матерей, которые с криками «Долой войну!» устраивали демонстрации на взлётных полосах французских аэродромов, не давая взлетать британским истребителям, пытавшимся защитить небо Франции от немецкой авиации.
   Американцы после начала войны с Японией, посадили в концентрационные лагеря безо всякого следствия и суда 112 тысяч своих граждан с японской кровью. И действия американцев понятны – в воюющей стране не должно быть даже намёка на возможность предательства.
   И после таких собственных репрессий Запад обвиняет Сталина в репрессиях против «пятой колонны»?! Как ещё это назвать, как не крайней степенью подлости?
   А ведь положение с «пятой колонной» в СССР было неизмеримо тяжелее, нежели в Великобритании, Франции или США. В России оставались те, кто до коммунистов паразитировал в ней. Часть этих людей приняла коммунистические идеи, но часть затаилась или активно вредила Советской власти в надежде на возвращение старых порядков. К ним примыкали остатки военнослужащих Белой Армии, а также кулачество, которому коммунисты коллективизацией не дали развернуться в паразитическую прослойку на селе. Существенная часть этих сил не разоружилась, ожидая момента взять реванш. В республиках существовали националистические настроения малоспособной части местной бюрократии и интеллигенции. Не имея возможности из-за лени и тупости конкурировать с общесоюзной бюрократией и интеллигенцией, эти «борцы за права малых наций» стремились оторвать свои народы от СССР в надежде, что после избавления от конкурентов они наконец-то дорвутся до жирных государственных кормушек. Впрочем, тупость и подлость последних мы воочию увидели во времена «перестройки».
   Более того, к «пятой колонне» СССР примкнула подлая и тупая часть партийных функционеров в рядах самих коммунистов, которая в ходе революции заняла высокие посты, но из-за алчности, лени и глупости оказалась не способной работать. Таких снимали с постов, понижали в должностях, они лишались льгот и озлоблялись на Советскую власть, активно пополняя ряды «пятой колонны».
   Приведу пример. В марте 1938 года в Москве, в присутствии сотен иностранных журналистов и дипломатов 11 дней проходил суд над 21 бывшим коммунистом. Список подсудимых возглавили Председатель Правительства СССР А.И. Рыков, снятый с поста за 8 лет до этого за пьянство и развал работы, и бывший член Политбюро партии коммунистов, также исключённый и Политбюро за 9 лет до суда, Н.И. Бухарин. На заседаниях суда подробно выяснялась цель, с которой эти бывшие партийные и советские работники составили заговор против Советской власти. И выяснилось, что эта группа примазавшихся к коммунистов алчных негодяев, ради получения высоких постов и ради бесконтрольности в расхищении богатств СССР, фактически ради денег и славы, нелегально связалась с враждебными СССР иностранными государствами и вместе с ними готовила войну, поражение в войне и расчленение СССР на части. И эти негодяи прекрасно знали, что Россия, ныне кормившая их, в Первую мировую войну только солдатами потеряла более 4 миллионов человек, а они готовили ей поражение в новой войне – в той, в которой СССР потерял 27 миллионов. Скажите, потери народа в 27 миллионов человек стоят того, чтобы без какой-либо жалости уничтожать всех подобных тварей?
   И хотя инициатива проведения репрессий исходила от низовых партийных руководителей, боявшихся потерять свои должности, а вместе с ними и кормушки, но эти репрессии были нужны и всему народу СССР, и Сталин, как вождь этого народа, обязан был их провести. Но, повторю, если Сталин имел целью репрессий очищение страны от предателей, собиравшихся ударить в спину советскому народу с началом войны, то партийная номенклатура, кроме этого, попутно собиралась убрать с дороги и своих конкурентов.
   Репрессиям подлежали, цитата: «…Продолжающие вести активную антисоветскую деятельность – обращаю ваше внимание: не все, а только те, кто продолжал вести антисоветскую деятельность, цитирую: «Кулаки, члены антисоветских партий (эсеры, грузмеки, мусаватисты, иттихадисты и дашнаки), бывшие белые жандармы, чиновники, каратели, бандиты, бандспособники, преправщики и реэмигранты». Кроме этого, не отошедшие от преступного мира уголовники: «Бандиты, грабители, воры-рецидивисты, контрабандисты-профессионалы, аферисты-рецидивисты, скотоконокрады». Отмечу, что уголовники-профессионалы составляли огромную, если не определяющую, долю репрессированных, и для мировой практики в этом нет ничего нового – с началом Первой Мировой войны французы во рвах Венсенского форта расстреляли без суда и следствия всех тех, на кого агенты французской полиции указали как на неисправимых уголовников или хулиганов. Уголовники и в мирной жизни мешают, а во время войны их пребывание на свободе становится нетерпимым. В СССР вместе с этими элементами «пятой колонны», репрессировались и активные пособники потенциальных противников СССР – Германии, Польши и Японии.
   Но отмечу и резкое отличие в проведении репрессий в СССР и в Англии, Франции и США в те годы. Если в так называемых «цивилизованных» странах решение о репрессии того или иного человека принимал мелкий чиновник, то в СССР это разрешалось или обычному суду, или суду из высших должностных лиц данного региона.
   В Англии, Франции и США репрессии были злобно-формализованы, к примеру, если у тебя одна из бабушек была японка, то вне зависимости от того, что ты за человек и как относишься к своей Родине – США, ты подлежал к заключению в концлагерь. А в СССР репрессиям подлежали только реальные враги, и принадлежность к определённой группе населения сама по себе поводом для репрессий не являлась.
   И, наконец, если в странах Запада в те годы люди репрессировались по простому доносу полицейского агента, то а СССР следственные органы в отношении репрессированных проводили следствие, собирали доказательства преступной деятельности, суммировали преступную деятельность обвинительным заключением, и только после этого судьбу репрессированного решала тройка, причём она была обязана: «…Выносить приговоры в соответствии с приказом НКВД СССР № 00485 от 25 августа 1938 года по первой и второй категории, а также возвращать дела на доследование и выносить решения об освобождении обвиняемых из-под стражи, если в делах нет достаточных материалов для осуждения обвиняемых».
   Однако слишком уж радоваться гуманизму коммунистов в этом вопросе не приходится, поскольку он влёк за собой и естественные судебные ошибки. Скажем, был арестован по подозрению в принадлежности к «пятой колонне» комдив Рокоссовский, поляк по рождению. Следствие разобралось с доносами на него, и Константин Константинович Рокоссовский был освобождён, став в ходе войны одним из самых выдающихся маршалов. Это хорошо.
   Но в те годы был арестован поляк Бронислав Каминский, и в его деле следствие тоже не нашло доказательств его вины, и Каминский был выпущен на свободу. А в ходе войны он на службе у немцев организовал из других предателей так называемую Русскую народно-освободительную армию и вместе с ней прославился такой жестокостью по отношению к партизанам и советским гражданам на оккупированной немцами территории СССР, что немцы этому гражданскому инженеру присвоили звание генерал-майора вермахта и бригаденфюрера СС. Но особенно этот шакал отличился при подавлении восстания в Варшаве в 1944 году: за его зверства и грабежи в Варшаве его вынуждены были расстрелять сами немцы. Насколько меньше пролилось бы советской и польской крови, если бы этого мерзавца расстреляли в ходе репрессий 1937 года!
   Теперь нужно сказать о количестве репрессированных. Их число скрывается до сих пор, и вместо него выдаются потоки лжи подлых негодяев. Например, в книге «Триумф и трагедия» историка Волкогонова говорится об уничтоженном 36761 человеке командного состава Красной Армии. Ложь! В вышедшей при Сталине книге «Военные кадры Советского государства в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» даётся большая цифра – 36898. Но не уничтоженных, как нам вбивает в голову целая рать «туфтогоновых», а уволенных по следующим мотивам: 1) по возрасту; 2) по состоянию здоровья; 3) по дисциплинарным проступкам; 4) за моральную неустойчивость.
   По политическим мотивам арестовано было 9579 человек. Многие из них подали жалобы – специальная комиссия их рассмотрела. В итоге к 01 января 1941 года в армию было возвращено почти 15 тысяч командиров. Из арестованных было выпущено более 1,5 тысячи человек. К сожалению, из расстрелянных оказалось много запутавшихся героев Гражданской войны… Если опереться на проскакивающие из архивов числа, которым можно верить, то в 193701938 годах подвергалось аресту до одного миллиона человек, из которых около 200 тысяч было расстреляно. Число репрессированных перед войной нельзя считать достаточным, но эффект от репрессий для народов СССР всё же был спасительным.
   Как уже было сказано в самом начале этой статьи, 22 июня 1941 года немецкая армия, ведя за собой сволочь со всей Европы, напала на СССР, осуществляя гитлеровский план «Барбаросса». Британский профессиональный разведчик и историк Лен Дейтон даёт такие достаточно интересные факты оценки этого события западными военными специалистами: «Как только стало известно о начале операции «Барбаросса», практически все до одного военные специалисты предсказали скорый крах России. Американские военные эксперты рассчитали, что Советский Союз продержится не более трёх месяцев. Черчилля засыпали такими же неточными прогнозами: фельдмаршал сэр Джон Дилл, начальник Имперского генерального штаба дал Красной Армии всего шесть недель. Посол Великобритании в Москве Стаффорд Криппс считал, что она продержится месяц. Самыми неточными были оценки английской разведки: она считала, что русские продержатся не больше десяти дней. Прорицатели могли смело запечатывать конверты со своими предсказаниями скорой победы вермахта: Польша была завоёвана за 27 дней, Дания – за 24 часа, Норвегия – за 23 дня, Голландия – за 5 дней, Бельгия – за 18 дней, Франция – за 39 дней, Югославия – за 12 дней, Греция – за 21 день и Крит – за 11. С другой стороны, Красной армии потребовалось больше трёх месяцев, чтобы разгромить финнов. Разве этих цифр было недостаточно для того, чтобы подсчитать, что Гитлер будет в Москве задолго до Рождества?»
   Как вы знаете, вопреки этим прогнозам, в Москве немцы побывали только в качестве военнопленных. Но остаётся вопрос: неужели во всех штабах и разведках Великобритании и США сидели только кретины, не способные мало-мальски точно спрогнозировать события? Нет, конечно. Просто все тогдашние разведчики, аналитики, генералы и политики ожидали, что повторится сценарий захвата Гитлером остальных стран Европы – все ожидали, что в спину Красной Армии ударит «пятая колонна». А она не ударила. За всю войну в тылу Советского Союза не было ни одного выступления в пользу Гитлера. Немцы не собирались оккупировать СССР далее линии Урал – Волга – Астрахань, то есть не собирались трогать Среднеазиатские республики СССР, но и там не было никаких «народных фронтов», как в 1991-ом, и в рядах Красной Армии сражались и умирали за СССР и казахи, и узбеки, и таджики, и киргизы, и туркмены.
   В 1937-1938 годах послом США в СССР был Джозеф У. Дэвис. После нападения Германии на СССР он записал в своём дневнике 07 июля 1941 г.: «…Сегодня мы знаем благодаря усилиям ФБР, что гитлеровские органы действовали повсюду, даже в Соединённых Штатах и Южной Америке. Немецкое вступление в Прагу сопровождалось активной поддержкой военных организаций Гелена. То же самое происходило в Норвегии (Квислинг), Словакии (Тисо), Бельгии (де Грелль)… Однако ничего подобного в России мы не видим. «Где же русские пособники Гитлера?» - спрашивают меня часто. «Их расстреляли», - отвечаю я. Только сейчас начинаешь сознавать, насколько дальновидно поступило советское правительство в годы чистки».
   Увы, расстреляли не всех, но об этом чуть позже. Сейчас же давайте оценим эффект от репрессий уголовников. В 1998 году в России со 140-миллионным населением в результате преступлений погибли 64545 человек, 81565 ранены.
   Через три года генерал-полковник Л. Ивашов сообщил: «…В минувшем, 2001 году в результате убийств погибли 83 тысячи человек, десятки тысяч скончались позже в больнице после покушения на их жизнь, около 70 тысяч сгинули без вести».
   А в 1940 году (после «чистки» 1937-1938 гг.) при численности населения в 190 млн. человек в СССР было всего 6549 убийств. Если сегодня повторить репрессии 1937 года и добиться показателей 1940-го, то только в плане уголовной преступности убыль населения с лихвой компенсируется через 5 лет за счёт сохранения жизни порядочных людей. Но ведь ещё будет прекращено разворовывание и разрушение России, а это ведь тоже немало.
   И несколько слов по поводу того, что в СССР членов «пятой колонны» расстреливали. Вот задайте себе вопрос, почему французы в 1914 году своих уголовников расстреляли, а не посадили, скажем, в тюрьмы? Потому что это было бы страшнейшим попранием гуманизма. Ведь этих людей никто не заставлял быть уголовниками, они сами решили стать паразитами общества. И в тяжелейший период для Франции, когда её лучшие люди гибнут на фронте, эта мразь будет отсиживаться в тылу, да ещё и отвлекать на свою охрану одного солдата на 10 заключённых? Лучшие люди погибнут на фронтах, а эта дрянь после войны снова примется паразитировать на вдовах и сиротах? Нет, гуманным нужно быть к порядочным гражданам – их нужно любить; перефразируя  Ленина, гуманизмом является беспощадное уничтожение всех тех, кто мешает жить порядочным гражданам.
   Теперь всё же следует напомнить о тех потерях, которые понёс советский народ от того, что репрессии были проведены не в полном объёме и часть «пятой колонны» уцелела к началу войны с немцами. И особо тяжёлой была измена генералов Красной Армии, причём не открытое выступление против Советской власти, а тихая и подлая измена своему народу.
   Давайте начнём с генерала К.А. Мерецкова. Его уголовное дело и сегодня засекречено, но по тем отрывкам из этого дела, которые поступили из архивов, можно прийти к выводу, что либо Мерецков с началом войны с немцами явился с повинной, либо каялся в своём предательстве столь искренне, что был прощён. Тем не менее, его предательство повлекло столь тяжёлые последствия для народа, что на нём следует остановиться подробнее.
   Заговорщики ускоряли военную карьеру членам «пятой колонны» с помощью их командировок для участия в гражданской войне в Испании. После такой командировки предателю делалась реклама как крупному военачальнику «с боевым опытом современной войны», и его быстро поднимали в должностях. Мерецков был на год командирован в Испанию военным советником, после чего его, само собой, начали быстро повышать в должности. На допросе он показал, как сам в Испании способствовал карьере другого предателя – генерала Д.Г. Павлова: «…Уборевич меня информировал о том, что им подготовлена к отправке в Испанию танковая бригада и принято решение командование бригадой поручить Павлову. Уборевич при этом дал Павлову самую лестную характеристику, заявив, что в мою задачу входит позаботиться о том, чтобы в Испании Павлов приобрёл себе известность в расчёте на то, чтобы через 8 месяцев его можно было сделать, как выразился, Уборевич, большим танковым начальником. В декабре 1936 года, по приезде Павлова в Испанию, я установил с ним дружеские отношения и принял все меры, чтобы создать ему боевой авторитет. Он был назначен генералом танковых войск Республиканской армии. Я постарался, чтобы он выделялся среди командиров и постоянно находился на ответственных участках фронта, где мог себя проявить с лучшей стороны…»
   И действительно, попав в Испанию в конце 1936 года, полковник Павлов по представлению Мерецкова уже в июне 1937 года становится Героем Советского Союза, возвращается в Москву, и к концу того же 1937 года его устраивают на должность начальника автобронетанкового Управления Красной Армии. Мерецков, возвратившись из Испании в том же году с двумя орденами, становится заместителем начальника Генштаба, командует Ленинградским военным округом, а затем, в 1940 году становится начальником Генштаба, в январе 1941 года – генералом армии и заместителем наркома обороны СССР.
   На этих должностях Мерецков был допущен, как говорится, к «святая святых» - к составлению мобилизационного плана – того, как с началом войны создать армию, способную защитить СССР. Перед той войной Советскому Союзу с этим планом не везло: в 1936 году его продал немцам маршал Тухачевский, а перед войной его извратили генерал Мерецков и его пособники. Дело в том, что в этом плане рассчитывается количество оружия, техники, снаряжения и боеприпасов, которые требуются, чтобы в военное время отмобилизовать армию. И промышленность в мирное время начинает производить это имущество, чтобы к началу войны оно находилось на складах в достаточном количестве. Само собой, что если в мобилизационном плане поставить маленькие числа, то промышленность прекратит производство раньше времени, а армия с началом войны испытает катастрофическую нехватку оружия и техники.
   Как известно, первые полтора года войны с Германией и почти всей Европой Красная Армия испытала целый ряд горьких поражений, в результате которых шесть союзных республик и множество областей Российской Федерации были оставлены во власть немцев. Причин тому много, и технических, и организационных. Рассмотрим две из них.
   В первые годы войны Красная Армия по сравнению с немцами была крайне малоподвижна: соединения немцев быстро передвигались на колёсах и лошадях, а соединения Красной Армии испытывали неимоверные трудности с транспортом, пока из США не стали поступать закупленные там автомобили. В чём же дело? Положим, автомобилей не хватало из-за недостаточной развитости автозаводов, но почему перестало хватать лошадей, в количестве которых Россия, ни одну войну до этого не испытывала недостатка? Более того, всегда гордилась количеством и качеством своей конницы. Дело в том, что в мирное время у Рабоче-Крестьянской Красной Армии (далее - РККА) не было транспорта для перевозки боеприпасов, снаряжения, солдат мотодивизий, раненых. Этот транспорт (лошади и автомобили) в мирное время работал в промышленности и колхозах и передавался в армию с началом войны и мобилизации.
   Лошади для армии должны быть крупные, чтобы могли тянуть пушки, а такие лошади не выгодны крестьянам – много едят в период зимнего простоя. Поэтому крупных лошадей для РККА колхозы содержали столько, сколько предписал им в мобилизационном плане Мерецков. А тот их в мобилизационном плане сократил тем, что подло в 10 раз увеличил количество якобы мобилизуемых автомобилей и тех, что сойдут с конвейеров заводов. И в результате при объявлении войны и мобилизации оказалось, что и автомобилей нет, потому что их просто нет, и лошадей, повозок и конской сбруи тоже нет, потому что Генштаб не заказал их вырастить и подготовить.
   Вот и начали мы войну с пешими «мехкорпусами», с полными складами боеприпасов, но без снарядов на батареях. Вот и вынуждены были при отступлении оставлять немцам эти склады. А Павлов, который до командования Западным Особым военным округом был начальником автобронетанковых войск РККА, об этом знал, но молчал.
   И как вам нравятся эти невинные жертвы сталинизма? Как вам нравится их скрытная помощь победе фашистов? А как вам нравятся мобилизационные планы, изготовленные Мерецковым? Но и это ещё не всё.
   Началась война, был введён в действие мобилизационный план, и началось формирование дополнительных дивизий Красной Армии. В эти дивизии со складов должны были поступить артиллерийские орудия. И тут выяснилось, что для вооружения войск катастрофически не хватает пушек. К примеру, 43-я армия начала формироваться через месяц после начала войны, отступала к Москве, в окружении не была. В марте 1942 года ей было приказано деблокировать попавшую в окружение советскую 33-ю армию. Имеется справка о точном наличии артиллерии в 43-й армии, напомню, сформированной в соответствии с мобилизационном планом. В каждой из её семи стрелковых дивизий по штату должно было быть 144 артиллерийских орудия, то есть всего 1008 стволов. А реально была едва четвёртая часть – 274 пушки. И каких!
   На вооружении противотанковой артиллерии Красной Армии перед войной стояли только 45-мм и 57-мм противотанковые орудия, причём в каждой дивизии их должно было быть 54 ствола, то есть в семи дивизиях – 378 стволов. А реально в 43-й армии было 77 стволов, из которых 4 – 57-мм, 47 – 45-мм, 20 – 37-мм, 2 – 25-мм, 4 – 20-мм. При этом 7 орудий были трофейные немецкие, а остальные, надо думать, являлись либо устаревшими, либо экспериментальными образцами, не принятыми на вооружение. Неудивительно, что на военном параде 07 ноября 1941 года по Красной площади прокатили пушки, взятые из музеев. Так что же это был за мобилизационный план?
   В отношении этого мобилизационного плана, подло составленного Мерецковым с участием других лиц, есть и независимый свидетель. Наш выдающийся конструктор и технолог Василий Гаврилович Грабин по заданию ГАУ РККА создал дивизионную пушку Ф-22, и она была принята на вооружение в армии. Но только освоили её производство, как втайне от Грабина генералы вдруг приняли решение, что эта пушка плохая и её нужно заменить новой. Грабин лишь через год узнал об этом, включился в конкурс и создал новую дивизионную пушку Ф-22УСВ. Эта пушка вновь победила своих конкурентов, но производство (станки, инструмент, модели, штампы) пришлось перенастраивать под производство нового орудия.
   Грабин в своих, долго не издаваемых воспоминаниях пишет: «Недолго пушка УСВ шла в производстве – один только 1940 год. В 1941 году заказчик – Главное артиллерийское управление – не заключил договора с заводом о продолжении поставок УСВ. Почему? Это было нам непонятно. Возникали разные предположения. Только одной мысли мы не допускали, что дивизионных пушек уже сделано столько, сколько потребуется во время войны. Желая внести ясность, мы обратились в высшие инстанции с просьбой указать причины прекращения производства пушек Ф-22 УСВ. Нам ответили, что мобилизационный план выполнен полностью.
   Что ж, военным виднее – они сами определяют потребность армии в пушках. И раз они говорят, что мобилизационный план выполнен, значит, так оно и есть. Но правильно ли был составлен мобилизационный план?
   Начало Великой Отечественной войны показало, что это было далеко не так: нехватка дивизионных пушек была очень острой. Поэтому, хотя к 1941 году выпуск пушек УСВ был прекращён, в начале войны они вновь были поставлены на валовое производство».
   А чуть дальше Грабин констатирует: «Самый приблизительный подсчёт показывал, что на вооружении Красной Армии к началу 1941 года было всё-таки меньше дивизионных орудий, чем на вооружении русской армии перед Первой Мировой войной».
   То есть Мерецков накануне войны, составляя мобилизационный план, не только умышленно лишил РККА тягачей, автомобилей и лошадей, но он лишил её и самых массовых артиллерийских орудий – дивизионных. Но если Мерецков за подобную измену был прощён, то, что же совершили те, которых расстреляли?
   Помянутый выше генерал армии Павлов, командующий Западным особым военным округом, а с начала войны – Западным фронтом, его начальник штаба генерал Климовских, начальник связи этого фронта генерал Григорьев и командующий 4-й армией Западного фронта генерал Коробков были вскоре после начала войны арестованы и ровно через месяц после её начала осуждены и приговорены к расстрелу. За что?
   На следствии Павлов показал: «Так, например, мною был дан приказ о выводе частей из Бреста в лагерь ещё в начале июня текущего года, и было приказано к 15 июня все войска эвакуировать из Бреста.
   Я этого приказа не проверял, а командующий 4-й армией Коробков не выполнил его, и в результате 22-я танковая дивизия, 6-я и 42-я стрелковые дивизии были застигнуты огнём противника при выходе из города, понесли большие потери и более, по сути дела, как соединения не существовали. Я доверил Оберину – командиру мехкорпуса – приведение в порядок мехкорпуса, сам лично не проверил его, в результате даже патроны заранее в машины не были заложены.
   22-я танковая дивизия, не выполнив моих указаний о заблаговременном выходе из Бреста, понесла огромные потери от артиллерийского огня противника».
   Сначала, что означают эти цифры. Две стрелковых дивизии предвоенного штата – 34 тыс. человек, танковая дивизия – 11 тыс., итого 45 тыс. советских солдат. Они 22 июня 1941 года спали в зданиях казарм, построенных царём и поляками, всего в нескольких километрах от границы. Немцам расположение этих казарм было известно с точностью до сантиметра. И их артиллерия с той стороны Буга послала уже первые свои снаряды точно в гущу спящих тел. Результат вы прочли – три дивизии Красной Армии перестали существовать, а немцы не потеряли ни единого человека. Подавляющее число артиллерии, техники и все склады этих дивизий достались немцам в Бресте в качестве трофеев.
   Но поразительно другое, ведь Павлов говорит не о подготовке войск к войне, а о плановом их выходе в лагеря в связи с наступлением летнего периода обучения войск. И при царе, и в Красной Армии до войны никогда и никакие войска летом в казармах не оставались – они обязательно выходили в лагеря и жили либо на обывательских квартирах, либо в палатках. Подчёркиваю, вывод войск из Бреста до 15 июня – это плановое мероприятие.
   Если бы эти три дивизии, как и каждый год, переместились к 15 июня в лагеря (подальше от границы), то немецкая артиллерия их бы просто не достала, а авиация вынуждена была бы бомбить рассредоточенные по лесам и полянам части. То есть войска сохранились бы, если бы Павлов просто сделал то, что делалось каждый год. Но он подставил войска в Бресте под удар немцев, и о том, что давал приказ об их выводе, он врёт. На суде его уличил в этом генерал Коробков.
   «Коробков. Приказ о выводе частей из Бреста никем не отдавался. Я лично такого приказа не видел.
   Павлов. В июне месяце по моему приказу был направлен командир 28-го стрелкового корпуса Попов с заданием к 15 июня все войска из Бреста в лагеря.
   Коробков. Я об этом не знал».
   Как видите, после отпора Коробкова Павлов уже говорит не о приказе и даже не о распоряжении, а о некоем «задании», как в колхозе. Но о выводе войск из Бреста в таком количестве мог быть только приказ по округу с учётом всех обстоятельств – зачем, куда, что с собой брать, чем на новом месте заниматься. Более того, это мифическое «задание» якобы «даётся» Павловым в обход непосредственного подчинённого – Коробкова. В армии так тоже не бывает. Ни это, ни то, что десятки офицеров в штабе округа не заволновались уже 15-го вечером от того, что войска, вопреки «заданию» Павлова, ещё в Бресте, и не завалили Павлова и Климовских докладами о невыполнении «задания», не подтверждает, что Павлов хотел вывести войска из Бреста. Срывал плановую учёбу, но не выводил!
   И это не всё. Начальник связи округа генерал Григорьев показал, что Павлов и Климовских прямо не исполнили приказ Генштаба о приведении войск в боевую готовность, данный за четыре дня до начала войны – 18 июня 1941 года.
   Григорьев сказал: «Выезжая из Минска, мне командир полка связи доложил, что отдел химвойск не разрешил ему взять боевые противогазы из НЗ. Артотдел округа не разрешил ему взять патроны из НЗ, и полк имеет только караульную норму по 15 штук патронов на бойца, а обозно-вещевой отдел не разрешил взять из НЗ полевые кухни. Таким образом, даже днём 18 июня довольствующие отделы штаба не были ориентированы, что война близка… И после телеграммы начальника Генерального штаба от 18 июня войска не были приведены в боевую готовность».
   Это показание прямо опровергает хрущёвскую брехню о том, что Сталин якобы не поднял войска по тревоге, и это подтверждает, что Павлов отдал немцам на избиение 3 дивизии в Бресте осмысленно, вопреки прямому приказу Москвы.
   Правда, Григорьев не смеет так сказать и называет поведение Павлова и Климовских «благодушием»: «Только этим благодушием можно объяснить тот факт, что авиация была немецким налётом застигнута на земле. Штабы армии находились на зимних квартирах и были разгромлены и, наконец, часть войск (Брестский гарнизон) подверглись бомбардировке на своих зимних квартирах».
   Это не благодушие, это измена!
   Не веря в то, что они способны будут противостоять немцам в бою, генеральская сволочь Красной Армии предавала свой народ в надежде, что после немецкой победы они получат жирные кормушки на службе у немцев в той туземной армии, которую немцы разрешат России иметь. Генералы Павлов и Мерецков убеждали друг друга, что им после гибели СССР от немцев «хуже не будет». Действительно, после гибели СССР в 1991 году мало кому из маршалов и генералов Советской Армии, изменивших присяге на верность Советскому Союзу, стало хуже.
    Но давайте немного о том, что повлекло за собой генеральское предательство в том далёком 1941 году. Из-за измены Павлова и, мягко скажем, непонятной нераспорядительности Генштаба РККА план «Барбаросса» у немцев получился в Белоруссии только в полосе Западного фронта. Только здесь проведя последовательно два стремительных окружения советских армий, немцы смогли меньше чем за месяц, 16 июля 1941 года, ворваться в Смоленск.
   А на Юго-Западном направлении, которым командовал маршал Будённый, немцы к этому времени не смогли окружить не только ни единой советской дивизии, но и оттеснили войска Красной Армии только до старой границы СССР. На Северо-Западном направлении, которым командовал маршал Ворошилов, у немцев тоже не получилось окружений – советские войска отходили, ведя жестокие оборонительные бои и контратаки. К примеру, 18 июля 1941 года в районе города Сольцы был разгромлен и отброшен более чем на 40 км немецкий 56-й танковый корпус, которым командовал Э. Манштейн, будущий фельдмаршал, считавшийся лучшим оперативным умом немецкого Генштаба. Выдающийся воздушный ас Германии Г. Рудель вспоминал, что когда они, наконец, перелетали, на аэродромы, с которых могли бомбить Ленинград, то в двух авиагруппах их 2-й бомбардировочной эскадры из 80 лётчиков, начавших войну, осталось в живых всего 30.
   Но в Белоруссии, с её обилием лесов, болот и рек, местность для обороны была намного выгоднее, нежели в Прибалтике или на Украине. И если бы не предательство Павлова, немцы бы здесь никогда не прорвались и не вышли бы на оперативный простор, позволивший им чуть позже окружить часть войск Юго-Западного фронта под Киевом и занять Украину.
   В 1941 году Красная Армия потеряла убитыми, умершими от ран и пропавшими без вести почти 3,2 млн. человек. И большая часть их крови лежит на генеральских уродах «пятой колонны» в Красной Армии.
   Вот и спросите себя – эта кровь стоит того, чтобы сожалеть не о репрессиях 1937 года, а о том, что они были проведены недостаточно полно? Или этих солдат нам не жалко, а жалко подонков, пролезших на генеральские должности?
   
   Амартлен
   15-18.10.2015


Рецензии
Точной даты нападения на СССР не сообшил ни один из разведчиков (даже легендарный Рихард Зорге, донесения которого были весьма расплывчаты и неконкретны). Впрочем, в том, что вторжение нацистов должно произойти летом 1941 года, Сталин не сомневался.....

Прочитав такое понимешь, что автор историю изучает по разным мухиным,мартиросянам и подобной компании.Разведчики сообщали намеченные даты,только вот в силу разных обстоятельств Гитлер несколько раз эти даты менял.
Сталин как раз сомневался больше всех,так как ему и в голову не приходило, что Гитлер нарушит собственный декларированный принцип не воевать на два фронта.Кроме того Сталин не знал на сколько мало Гитлер информирован о реальной мощи Красной Армии и экономики СССР. Сталин эту разницу знал и был уверен, что нормальному политику в голову не придет при том соотношении расчитывать на победу.Именно поэтому он верил всем заверениям Гитлера.
Разгром 41-го это просчет высшего руководства СССР, а не пятая колонна среди генералов.

Александр Ресин   20.10.2017 22:17     Заявить о нарушении
Сталин верил всем заверениям Гитлера? Разгром 1941 года - это просчёт высшего руководства СССР, а не пятая колонна среди генералов? Да неужели? Вы сами-то в это верите, Александр? И вообще внимательно ли Вы читали сию мою статью? Мне думается, что нет, потому что там приводятся весьма убедительные сведения про эту самую пятую колонну в СССР. Тем более, что в новой своей статье "Две тайны Великой Отечественной и Холодной войн" я описал про имеющиеся в СССР планы по эвакуации промышленности и населения, что лишний раз доказывает, что руководство СССР как раз потенциально предвидело возможность нападения гитлеровской Германии на СССР. Вообще, меня всегда поражало, когда кто-либо, рецензируя произведение, выдирает из него один маленький кусочек и по нему делает вывод о всей статье и, главное, об её авторе. Это в корне неверный подход, уважаемый. Да и к тому же, не ваше дело, по кому именно я изучаю историю. Главное, что я её изучаю и анализирую, чего и вам желаю.

Амартлен   20.10.2017 23:17   Заявить о нарушении
Всякие попытки довести до сведения Сталина о готовившемся нападении Германии на СССР воспринимаются им как провокации, имеющие цель втравить СССР в войну против Германии .Маршал Жуков в беседе с историком Виктором Анфиловым рассказывал, что когда он 17 мая 1941 г. доложил Сталину о подготовленных в Генштабе о контрмерах против сосредоточения немецких войс у границ СССР, вождь крайне болезненно отреагировал на это. "Вы что, хотите столкнуть нас с Германией?" - буквально прошипел он, услышав от начальника Генштаба предложение о нанесении упреждающего удара.

На одном из заседаний Политбюро Сталин упрекнул наркома обороны Тимошенко в том, что он слишком прямолинейно понял его речь 5 мая 1941 г., слишком буквально воспринял наступательный дух этого выступления. "Это я сказал для народа, - заметил Сталин, - надо же бдительность поднять. А вам надо понять, что Германия никогда не пойдет одна воевать". И добавил: "Если вы будете на границе дpaзнить немцев, и войска двигать без нашего разрешения, тогда головы полетят - имейте в виду". Об этом же Жуков и Тимошенко говорили и на разборе учения в Белорусском военном округе в 1955 г.

Попытки командующих выдвинуть к госгранице хоть какие-то дополнительные силы жестко пресекались. Их объявляли паникерами, наказывали - и не только в партийном и служебном порядке. Так, командир артиллерийского полка 10-й армии 17 июня 1941 г. на партсобрании сказал: "Может быть, это наше последнее собрание в мирных условиях". Поскольку это противоречило сообщению ТАСС от 14 мая 1941 г., его обвинили в панических настроениях и на следующий день арестовали. 23 июня дело командира рассматривали в Смоленске, когда немцы уже бомбили город. Но что из того! Логика следователей была проста: раз было сообщение ТАСС, что нападения ждать не следует, то - бомбят, не бомбят - исходить надо именно из этого.

Как отмечал Жуков: "... Введение в действие мероприятий, предусмотренных оперативным и мобилизационным планами, могло быть осуществлено только по особому решению правительства. Это особое решение последовало лишь в ночь на 22 июня 1941 года, да и то не полностью". Что значит "не полностью"? При рассмотрении подготовленной Генштабом директивы о приведении войск в боевую готовность Сталин вначале заметил: "Такую директиву давать преждевременно, может быть, вопрос еще уладится мирным путем. Надо дать короткую директиву, в которой указать, что нападение может начаться с провокационных действий немецких частей. Войска приграничных округов не должны поддаваться ни на какие провокации, чтобы не вызвать осложнений".

Александр Ресин   21.10.2017 02:38   Заявить о нарушении
Воспоминания маршала Жукова стоит воспринимать скептически, поскольку сей прославленный маршал старался всячески очернить покойного великого вождя народов и мог излагать откровенную ложь, описывая Сталина, а также его слова и действия. По поводу того, что Сталин сказал наркому обороны Тимошенко о том, что: "А вам надо понять, что Германия никогда не пойдет одна воевать", абсолютно верно. Германия одна никогда бы не пошла воевать с СССР и СССР в Великой Отечественной войне воевал не с Германией, СССР воевал со всей Европой, против её ресурсов. Чехи поставляли Вермахту треть вооружений, бельгийцы - стрелковое оружие, шведы - подшипники для всех немецких танков, французы поставили Вермахту 200 тысяч автомобилей, ремонтировали танки на заводе "Рено", а в Тулузе, где сейчас делаются французские аэробусы, делали гигантские морские бомбардировщики "Дорнье". Так что вся Европа своей экономикой воевала против СССР. Да и не только экономикой. У французов в дивизиях СС людей было больше, чем в Сопротивлении. Это они были последними частями, защищавшими Рейхстаг в 1945 году (дивизия "Шарлемань"). Даже маленький Люксембург (!) наскрёб два батальона и прислал воевать против СССР. Это не считая того, что на стороне Третьего Рейха против Советского союза воевали ещё финны, норвежцы, австрийцы, венгры, румыны, испанцы, итальянцы, бельгийцы, короче, можно сказать, вся континентальная Европа. А по поводу жёсткого пресечения попыток командующих выдвинуть к госгранице хоть какие-то дополнительные силы... Вы, видимо, действительно очень невнимательно читали эту мою статью, потому что в ней как раз описано, какие крупные силы были стянуты к западной границе СССР на учения в июне 1941. Поэтому-то так много советской боевой техники было уничтожено и захвачено гитлеровцами в первый месяц войны.

Амартлен   21.10.2017 19:48   Заявить о нарушении
Склоняюсь перед знаниями полемистов,я далек от глубин истории,так:телевизор послушал,советский фильм посмотрел,с соседом через забор побеседовал,а сосед -то не дурак,у нас все к нему прислушиваются. Нет ощущения,что спорите,скорее-дополняете друг друга и если честно :последние волосы на голове шевелятся от ужаса-вот это попала Россия под раздачу! Есть ощущение,что Сталин стал заложником и даже узником своей же пропаганды(монополия,так всегда бывает,нет зеркала обратной связи) ты попадаешь под обаяние собственной брехни-настолько она великолепна!(даже сегодня крышу рвет)-все эти его реплики (авось обойдется?):"у меня был дядя, так при нем душили его любимую жену,а он как мог утешал ее и просил потерпеть ,может обойдется?" Да -гений,кто бы спроил!-только чего и как?-здесь мнения расходятся между Конвоем и убитыми,и у Конвоя есть возможность написать историю ,а у убитых-нет,а жаль,предсталяю,что бы написали: расстрелянная Армия,спецы,разведка,политработники,коммунисты и не только советские,аристократия,дворянство (обломки, которые пошли за Лениным и Родиной и попали в ловушку),некоторые считают, что палачи убивают людей ни за что?-да где это виданно,чтобы агрессивная Серость любила и дорожила Талантом?-таких примеров историЯ не зафиксировала и не зафиксирует т.к. серость ничему не знает Меры,это Талант знает Меру ей и Серость брызгая слюной мстит за это Таланту,она хлопочет о себе!-прикрывая Это безопасностью народа и его обороноспособностью,а толпа ,чего Вы от нее хотите ,она и сама Талант не очень уважает,он автономен,вещь в себе,самодостаточен,не корпоративен,в отличии от серости и поэтому его легко убить-стая гиен травит Льва!-он высокомерен,карасив,горд,это возмутительно!-не любит аплодисментов,его от них тошнит и Серость это знает,аплодисменты перходят в овацию,все встают,чтобы не сесть без очереди!- "ну и где эти краснобаи-грамотеи!-кто помнит боярские роды убитые Грозным царем?-никто,и большевиков никто не вспомнит,а Царь!-это надолго и навсегда!-не уважают? и хрен с ними ,зато бояться!"-а это власть!-они тоже хотели власти?-а получил ее -я!-и теперь уже -навсегда! "Пусть нанесут кучу мусора..."- прекрасная самооценка и эпитафия на могилу несостоявшегося Наполеона. Да ,он был мощным императором-монархом,но в услорвиях монополии и создал ее не он,он только использовал (и я не говорю коммунизме и коммунисте,это отдельная тема и совсем другая история)-но все строилось на лицемерии,крутой и пожиже-брехне и это не давало ему покоя,не хотелось умирать,как представит,как эти животные (Политбюро)вывернут на Дрессировщика помои ,а с ними и часть своих ,чтобы сбросить хотя бы часть дерьма и крови с рук ,пролитой на удовлетворение гнилых амбиций банального уголовника. Хоть бы ПТУ закончил для биографии,так и умер без образования в луже собственного дерьма и ни один "сын" не подал подыхающему Отцу руки-это не симтоматика режима?-тогда что?-коммунист умирает убитый лучшими "сыновьями-кромешниками", в результате дворцового переворота-Ленин бы прочел с Марксом?-то то бы Кутуньо обрадовался.

Александр Соколенко 2   30.12.2017 17:51   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.