Рубеж-4. На теремном дворе

3. Месть  http://www.proza.ru/2015/11/08/379

4. На теремном дворе

История с платком не укрылась от глаз Ивора.
– Эй, парень! – окликнул он племянника, пряча в усах улыбку. – Лучше бы тебе смотреть в другую сторону. Послушайся моего совета –   поищи себе девушку попроще. С этой у тебя ничего не выйдет.
- Почему ты так думаешь? – хмуро спросил Гоннар. – Гнев еще не до конца оставил его.
- Я неплохо знал ее мать-кунку! И хорошо знаком с ее отцом ярлом Славятой.
- А кто это?

- Один из доверенных людей хакана. Уже два десятка лет он живет в Тумаше на границе со степью. В Велигарде уверены – пока он там, куны нам не страшны. Вот такой это человек!  Сейчас ярл по делам в Велигарде. И дочь его с ним. Зовут ее Чернава. После смерти матери Славята в ней души не чает. Скажу даже больше – он ее откровенно балует и слова не смеет сказать поперек. Она же растет настоящей дикаркой и повадками очень похожа на свою покойную матушку, которая обожала охоту и дикие скачки по степи. 

— Это ничего не значит, - заметил Гоннар.
- Ты так считаешь? Чернава ветрена и легкомысленна. Ты ведь успел разглядеть бедолагу, который вьется вокруг нее?
Гоннар поднял глаза и вопросительно посмотрел на дядю.
- Его зовут Межамир, он сын конунга Осломысла и внучатый племянник хакана, - отвечая на его безмолвный вопрос, сообщил Ивор. – Между прочим, очень опасный человек: злопамятный и подозрительный.  Я бы не стал с ним ссориться из-за пустяка, а платок – это пустяк. Поверь, я знаю, что говорю.
Гоннар кивнул.
- Я подумаю над твоими словами.
- Что здесь много думать? Просто забудь о ней. А теперь пошли. Нам не стоит медлить.

Ивор с Гоннаром миновали раскрытые настежь ворота и оказались на просторном дворе перед трёхэтажным теремом, который поразил юного воранга своим великолепием. Стены его, возведённые из фигурного кирпича, украшали расписные изразцы. В окна были вставлены настоящие прозрачные стёкла. Широкая лестница вела от роскошного красного крыльца на второй этаж, опоясанный галереей. Двери, обитые медными листами, имели позолоченные ручки.

Во дворе толпилось много людей разного вида и звания. Четверо гридней Ивора, уже давно ожидавшие своего начальника, тотчас подошли к нему.

- Оставайся пока здесь, - сказал дядя Гоннару. – Я разыщу ярла Ингельда и доложу об отправлении корабля. Заодно переговорю с ним о тебе.

Справа от терема во дворе располагалось красивое двухэтажное здание с узкими стрельчатыми окнами, широким крыльцом и высокой четырёхскатной крышей. Стены его были сложены из серых, плотно подогнанных друг к другу камней. Гоннар догадался, что это гридница. Ивор, сопровождаемый своими людьми, поднялся по крыльцу на второй этаж и исчез внутри палаты. 

Гоннар сбросил на бревенчатую мостовую свой мешок и стал рассматривать завсегдатаев хаканова двора. Как уже говорилось, площадь была полна народа. При желании здесь можно было отыскать все уличные типы большого столичного города. Вот послышался глухой стук копыт, и во двор в сопровождении дюжины вооружённых слуг медленно въехал видный осанистый мужчина в длинном, отделанном парчой кафтане и в узких склавских шароварах, заправленных в изящные сапожки с изукрашенными голенищами. Слуги спешились и остались во дворе, а мужчина быстро прошёл в терем. Стоявшая возле дверей стража беспрепятственно пропустила его. «Должно быть какой-нибудь знатный хересир», - решил про себя Гоннар. Появлялись здесь и люди попроще, которых можно было определить как просителей, торговцев и слуг.

Но больше всего толпилось гридней. Некоторые были в круглых шлемах с полумасками и кольчугах. Они стояли с закинутыми на спину щитами, положив на плечи копья и секиры, как видно, возвращались с дежурства или наоборот шли заменить на посту своих товарищей. Не мало было и таких, кто явился сюда не по служебной надобности, а просто пообщаться с друзьями.   Воранги в широких шароварах, белокурые айсты, приземистые склавы и скуластые узкоглазые вонглары, разбившись на отдельные группы, шумно обсуждали свои дела, то и дело переходя с одного языка на другой. Повсюду толковали о грядущем в скором времени походе на императора Трума. Хотя война ещё не была объявлена, и даже сама возможность её оставалась неопределённой, здешние говоруны считали вопрос окончательно решённым и выражали по этому поводу шумное одобрение.

Гоннар всецело разделял их настроение. Внимательно прислушиваясь к разговорам, он вскоре заметил трёх дружинников, появившихся с задней стороны терема и остановившихся неподалёку от крыльца. Одного из них Гоннар сразу узнал. Это был тот самый детина из свиты Межамира, который намеренно направил на него свою лошадь, когда проезжал мимо по улице. Эту обиду Гоннар помнил очень хорошо!  Варвар был велик ростом и на добрую голову возвышался над своими спутниками. Держался он развязно, разговаривал громко и бросал на окружающих дерзкие взгляды. Его товарищи, хоть и не обладали такой колоритной внешностью, тоже притягивали к себе взгляды. Старшему, принадлежавшему к племени ворангов, было лет 35. Судя по надменному виду, который он то и дело напускал на себя, это был не обычный дружинник, а детской. Об этом же говорил его щеголеватый кафтан, дорогие ножны меча и золотая гривна, висевшая на шее. Третьим   был здоровый, рыжий и рябой склав лет 28 в коротком жупане, из-под которого торчал обшитый тесьмой подол белой сорочицы. На голове у него красовалась лихо сдвинутая набекрень шапка с меховым, беличьим околышем.

Дойдя до крыльца, трое приятелей остановились, и Гоннар поневоле стал свидетелем их разговора.

- Тоже мне, делец доморощенный! – говорил с холодной усмешкой воранг, - лучше бы вовсе не брался. Торокашка верно говорит – цена такому коню –три связки куничьих шкурок, а ты дал за него марку серебра.

- И правда, - подхватил Торокашка, - Эсфандар у нас денег не считает.
- Что же вы молчали, когда я торговался, - зло отвечал Эсфандар.
Он двинулся к крыльцу и, проходя мимо Гоннара, сердито пихнул ногой его мешок, отчего тот отлетел на четыре шага.
- Разложились тут, словно у себя дома, - буркнул он, окинув недобрым взглядом стоявшего у стены юношу.

Его выходка рассмешила стоявших неподалеку дружинников.

Молодой воранг в два скачка обогнал обидчиков и остановился на ступенях, преграждая Эсфандару дорогу. Но обратился он не к нему, а к ворангу.
- Господин в чекмене, по-видимому, плохо видит, - медленно произнёс Гоннар. – Он пнул мой мешок, и не извинился. Кажется, ему не объясняли, что такое хорошие манеры.
Эсфендар остановился и уставился на Гоннара.
- Что, что он сказал, Стир? – прорычал он.
- Ты, наверно, туг на ухо, старина, - отвечал Стир, - этот молокосос только что назвал тебя слепым невежей.
- Он говорит, что тебя неплохо бы обучить хорошим манерам, - с ухмылкой добавил Торокашка.
- Так я затолкаю ему его слова обратно в глотку! – взорвался Эсфандар.
Он замахнулся своим огромным кулаком, но ударить не успел, потому что ощутил возле своего горла холодное остриё. Только что меч Гоннара был на боку, и вот он уже в его руке.   Казалось, что клинок сам выпрыгнул из ножен.
- Поставь на место мой мешок, и я тебя пропущу, - спокойно проговорил юноша.

Эсфандар замер на месте, боясь пошевелиться. Руки его были нелепо раскинуты в сторону, лицо побагровело.

В эту минуту на площадь внезапно упала тишина. Все, кто был во дворе, все, кто вёл непринуждённые разговоры, вдруг замолчали. И в этой тишине прозвучал спокойный, властный голос:

- Довольно! Убери свой меч.
Юноша понял, что должен повиноваться. Не сводя глаз с Эсфандара, он быстро отступил на два шага. Только потом он опустил меч и оглянулся. На верхних ступеньках крыльца он увидел невысокого ростом, но крепкого, широкоплечего мужчину лет 45, одетого в синий атласный кафтан, подол и рукава которого были оторочены узорчатой заморской парчой. Тонкие поперечные полоски парчи и ряд тесно пришитых серебряных пуговиц украшали также его грудь. Из-под кафтана виднелся ворот дорогой рубахи с двумя жемчужными пуговицами. Перекинутый через плечо парчовый плащ, наборный пояс с золотыми бляшками, сумка-такаш с чеканной золотой пластиной на крышке, шапка с лисьим меховым околышем и, наконец, богато изукрашенные ножны меча – всё говорило о его знатности и богатстве. 

- Ступай за мной! – строго произнёс незнакомец и, повернувшись, стал медленно подниматься по лестнице.
Гоннар убрал меч и зашагал следом. Они прошли через распахнутые двери на втором этаже, свернули направо и оказались в маленькой светёлке с узким застеклённым окном. Здесь стояло несколько гридней и среди них Ивор.
— Это и есть твой племянник? – строгим голосом спросил незнакомец.
- Сын моей сестры, господин, - смиренным голосом произнёс старый дружинник. – Он только сегодня приплыл в Велигард.

- И ты осмелился рекомендовать нам этого забияку? Не успел он сойти с корабля, как тут же затеял ссору с лучшим дружинником хакана. И где? Прямо под окнами его дворца! Клянусь, он прибыл из тех мест, где понятия не имеют о хороших манерах.
- Все не так, - возразил Гоннар. – Я обучался хорошим манерам, а Эсфандар не может быть лучшим дружинником. Веса и силы в нём и правда много, но умения и ловкости - не достаёт.
- Твой племянник всегда так не воздержан на язык? – спросил вельможа у Ивора.
- Господин мог убедиться, что он, по крайней мере, не болтает попусту.
- И ты готов поручиться за него?
- Как за самого себя! – твёрдо сказал старый дружинник.
- Пусть будет здесь завтра на рассвете!
И не прибавив больше ни слова, незнакомец удалился.
- Кто это был? – спросил Гоннар.

- Ярл Ингельд, - отвечал Ивор. – Он большой человек при дворе хакана. Если он порекомендует тебя Велемиру, тот, конечно, не откажется принять тебя в свою дружину. Однако, нам незачем здесь больше задерживаться. Пойдём, тебе надо приготовиться к завтрашнему визиту.

Дядя и племянник спустились по лестнице. Мешок Гоннара по-прежнему валялся за крыльцом, там, куда его отпихнул Эсфандар. Его самого и его приятелей во дворе уже не было. Гоннар молча подхватил свои вещи и вышел вслед за дядей со двора, провожаемый любопытными взглядами дружинников.

Дом Ивора находился в полумиле от княжеского терема. Это было большое двухэтажное здание, принадлежавшее богатому купцу-ворангу. На первом этаже располагалась лавка, а на втором сдавались внаём несколько светёлок. Ивор поднялся по лестнице на галерею, достал ключ и отпер одну из дверей. Войдя внутрь, Гоннар огляделся. Обстановка оказалась до крайности непритязательной: две лавки вдоль стен и стол, кое-какая посуда, да жаровня в углу, куда в холодную погоду засыпали раскалённые уголья. За крепкой, также снабжённой замком дверью помещалась клеть, где Ивор хранил оружие: несколько копий, кольчуги, шлемы, щиты, полдюжины мечей и секир. Любовно оглядев свой арсенал, старый дружинник сказал:

- Завтра сладим тебе всю экипировку: доспех и копьё. А теперь давай спать.
Он вытащил из кладовки две медвежьи шкуры, одеяла и постелили на лавках постели. Гоннар вознёс молитву Геревиту, поблагодарив его за поддержку. Потом он лёг на скамью и тотчас заснул.


5. Конунги  http://www.proza.ru/2015/11/12/333

«Заповедные рубежи»  http://www.proza.ru/2013/07/08/294


Рецензии
Горяч Гуннар, не по годам. Но смелость города берет!
И к счастью, повезло ему с дядей, тот мудр и воздержан,
к тому же не отречется от родного племянника!

С интересом и добрыми пожеланиями,

Лана Сиена   26.04.2021 11:12     Заявить о нарушении
Родичи друг за друга должны стоять до конца. Иначе, как противостоять враждебному миру? Спасибо за ваш отзыв, Лана!

Константин Рыжов   26.04.2021 20:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.