1. Угроза Сареза

       
 ТАДЖИКИСТАН.      
 
Душанбе — это  бурлящие  восточные  базары, неухоженные  гостиницы,  прекрасные  книжные  магазины  с  дешёвыми  раритетными  изданиями  в  букинистических  отделах;  это  благословенная  тень  чинар,  спасающая  от  жгучего  ока  животворящего  и  испепеляющего   солнца. 
Это  ещё  и  близость  с  Афганистаном  и,  следовательно,  объективный  разносчик  наркотической  чумы.
А  ещё  это  Памир - та  самая  «крыша  мира»  в  тени  которой  швейцарский  Монблан смотрится жалким  замухрышкой, но  с  Европейским  апломбом.   
Ах,  не  всегда  в  роковом  слиянии  с  природой  человек  чувствует  себя  властелином,  победителем стихий.
Памир, возвеличиваясь  над  суетой,  чётко  расставляет  акценты. 
Надёжным  помощником  человеку  в  нередких  схватках  с  природными  катаклизмами  призваны  быть  разработки  нашего  НИИГМП,  что  вследствии  политических  и  антинародных  игр  трусливого  и  корыстолюбивого  руководства  страны, сдавшего  СССР  торгашескому  произволу  и  беспределу  паразитирующих на  социалистических  завоеваниях набобов  и  акул  бизнеса,  превратился  сначала  в  придаток  НИИ  приборостроения,  а  потом  во  пшик. 
Радиометеорологические  автоматы  последних  разработок  включали  в  себя  и  датчики  уровня,  благодаря  чему   были  востребованы  Тадж. УГМС  для  мониторинга  уровня  воды  на  Сарезе.  Вода  в  Таджикистане - и  есть  тот  волшебный  эликсир,  что  может  сделать  этот  солнечный  край  Эдемом.
Нехватку  влаги  остро  ощущают  поля  и  сады  республики.
На  Памире  вода  есть...          
 
                ***
Рождаясь   от  лебедей  талого  снега,
От  солнечной  ласки  и  лежбища  льдов,
Бегу, и  приятнее  не  было  бега,
От  синих  вершин  до  зелёных  лугов.

Сначала  шепчу  извиненья  в  сближеньи
С  уступами  скал, но  по  мере  пути,
Я  быстро  взрослею 
                в  процессе  движенья,
И  тут  уже, скалы, со  мной  не  шути.

Я  с  рёвом  бросаюсь  на  эти  уступы
И  грозен  разящей  десницы  полёт.
Бороться  со  мной  бесполезно  и  глупо,
Мне  сопротивление  сил  предаёт.

Вода  на  Памире – летящее  чудо.
Куда  улетает? Слетает  откуда?
Кто  ведает, в  чём  назначенье  воды?
Дарить  наслажденье? Спасать  от  беды?

Чабан  и  учитель  в  суровом  краю
Встречают  почтительно  эту  струю.

К  воде  припадая  дымящимся  ртом,
Лежит  молодая  на  склоне  крутом 
Памирка,  и  влажные  губы  её
Целуют  целебное  это  питьё.

Под  звуки  дутара  и  трепет  кнута
Стекают  устало  отары  скота.
И, влагой  налившись  до  самых  рогов,
Уйти  не  спешат  от  её  берегов.

Шепчу  и  во  сне  я:
«Менгя  су  берды».
Нет  в  мире  вкуснее  памирской  воды.


Рецензии