История одного предательства. Казаки предатели

                История одного предательства.
Ни кто не забыт и ни что не забыто. Эта фраза посвящённая всем павшим и победившим в Великой Отечественной Войне, казалось бы должна быть священной для всех жителей России, заплативших за свою победу дорогую цену. Казалось бы … К сожалению, в последнее время, появились сотни и тысячи так называемых «казаков», героями для которых являются не советские солдаты и офицеры, партизаны и подпольщики, не жалевшие своих жизней для достижения победы над фашизмом, а «казаки» корпуса СС фон Панвица и казачьи генералы, предавшие своё отечество и приведшие на его землю злейшего врага. И это не только рядовые «казаки», сам атаман ВВД Водолацкий, ходатайствовавший о реабилитации генерала Краснова и его сподвижников, верно служивших 3 Рейху и лично Адольфу Гитлеру. Всех тех, кто присягал Гитлеру на верность и служил в войсках СС, признанных Нюрнбергским трибуналом преступной организацией, а его личный состав преступниками. Ниже, я хочу привести небольшой очерк об одном таком «казаке герое», которые его современные сподвижники, хотят оправдать. И вам судить кто он.   
Каждый в жизни вбирает свою дорогу. Один, ни смотря на угрозу смерти и пыток, как Гай Муций Сцевола, сжигает руку, но остаётся верен своему народу. Другой, подобно Иуде, продаётся за тридцать сребреников врагу и предаёт свой народ. И у нас, герои разные, У одного это майор Красной армии Кононов, добровольно сдавшийся немцам, и ставший одним из одиозных палачей войск СС. У другого – казак артиллерист Дегтярёв подорвавший себя и окруживших его немцев гранатой.
Все предатели уподобляются тому безвестному свинопасу, проведшему за золото персов в тыл героев-спартанцев. Предательство, это удар ножом в спину из-за угла. Может ли оно иметь оправдание? Для многих наших современников, к сожалению, да. Они готовы понять и простить, и даже представить героями казаков, предавших своё отечество за сотню другую марок, шнапс и безнаказанную возможность убивать себе подобных.
Дорога от хутора до немецкой комендатуры. располагавшейся на железнодорожной станции, была долгой. Трое мужчин уже прошли несколько километров по раскисшему от осенних дождей просёлку. Один, с винтовкой наперевес, шёл чуть позади. Он спешил и нервничал. Два его невольных спутника, жестоко избитые, едва передвигали ноги. Сухой колючий взгляд конвоира не отрывался от спин арестованных.
Кто были они – десантники, партизаны или первые встречные взятые по подозрению в сотрудничестве с партизанами? Этого полицай не знал. Но они были врагами его новых хозяев, а значит были врагами тех кто его вёл – полицейского Ильи Полотовского.
Полотовский спешил, его, за «ударную» работу, новые хозяева из СД премировали 2 пудами муки. Перед ним не стояла дилемма, что важнее, 2 пуда муки или 2 человеческие жизни. Муку он хотел получить ещё сегодня, но эти доходяги еле передвигали ноги и он не успевал до закрытия склада. Неподалёку от балки Крутой, полицай выполнил давно уже принятое решение. Он ведь был здесь Бог и царь. И одного его желания оказалось достаточно, чтобы расстрелять двух человек. Кто мог спросить с него? Немцы, которым он верой и правдой служил последние несколько месяцев. Или атаман Фильчуков, лично расстреливавший пленных? Нет, конечно, ибо установленный ими «новый порядок» узаконивал любое преступление совершённое их холуями. Может быть совесть? Но что такое совесть для Иуды, давно продавшего её? Убил он без колебаний, надеясь на свою полную безнаказанность. Расстрелянных Полотовский даже не попытался похоронить – ему было некогда. Забросив винтовку за плечо, полицай поспешил на склад, получать свою «премию» за убитых и замученных им людей. Но это убийство не осталось незамеченным местными жителями. 
34 года спустя, отвечая со скамьи подсудимых, он был внешне спокоен и уверен в себе. Он уже неоднократно попадал под суд как изменник Родины, но суду ещё ни разу суду не удалось  уличить в расстрелах и пытках советских людей. Он был осуждён только за службу в полиции. Теперь, он как всегда пытался выгородить себя, надеясь, что через столько лет, свидетелей его преступлений не осталось. Ссылался на то, что забыл подробности.
Но на этот раз ему не повезло. Свидетелей осталось много. В пригородном поезде его случайно узнали хуторцы и полицай был арестован. И вот суд устанавливает даже мельчайшие детали расстрела и припёртый к стенке фактами, палач был вынужден говорить правду. И картина преступления вырисовывалась всё полнее и гнуснее, когда выяснилось, что в тот день в управе давали муку и Полотовский боялся опоздать к её получению. Приобретение по чудовищной цене: две жизни за два пуда муки, вполне устраивавшее полицая, вызвало в зале суда бурю негодования.
Как же Полотовский пришёл в полицию? Когда начался его путь к предательству? Почему все люди вызванные в трибунал, все как один, давая ему характеристику говорили: «Он был как зверь». Быть может он был несправедливо осуждён по политической статье? Пожалуй нет, в 19 лет Полотовский был осуждён впервые. За воровство и хулиганство. Воровал он у своих же односельчан – тем даже пришлось организовать от него охрану.
Отбыв свой срок, он снова появился на хуторе в 1937 году и почти сразу был призван в Красную армию.  Служить ему пришлось на Дальнем Востоке, где как известно было неспокойно из-за происков японской стороны. В районе Халхин Гола начались бои и Полотовский дезертирует из части, предварительно обокрав своих товарищей и подделав воинские документы. Однако его вскоре задерживают, вновь судят и приговаривают к нескольким годам лишения свободы.
Великая Отечественная война застаёт Полотовского в заключении. И вновь ему дают возможность искупить свою вину. В первый, самый тяжёлый её год, когда решался вопрос, быть или не быть СССР как государству, а людей населяющих его как народам, Полотовского вновь призыают в армию. Бои иду под Воронежем, немцы рвутся к Волге и стремятся захватить Северный Кавказ. Сотни тысяч советских солдат, ценой своей жизни стремятся хоть как то замедлить движение гитлеровской военной машины.  Миллионы граждан СССР идут добровольцами для защиты своего Отечества, с готовностью погибнуть но не пропустить врага дальше, а Полотовский и такие как он, даже не помышляют о защите Родины.
Часть в которую он попадает, ещё до прибытия на фронт подвергается воздушному налёту. Воспользовавшись этим, Полотовский вновь дезертирует, и бежит, но не на восток, подальше от войны, а на запад, к линии фронта, с намерением сдаться немцам. Его задерживает заград отряд. Разговор с дезертиром в условиях тотальной войны был короток и суров – расстрел. Однако привести приговор в исполнение не успевают. И Полотовский, ночью, разобрав крышу наспех сооружённой землянки, бежит из под ареста. Несколько дней после этого он скрывается, а затем сдаётся немцам в плен, изъявляя желание служить новой власти.
На суде, отвечая прокурору на вопрос о мотивах своих действий, он заявил, что не желал воевать за советскую власть. Которая, требуя честно трудится, по его мнению, ни чего не давала ему в замен. Это больной вопрос нашей истории, и если бы не дальнейшая верная и кровавая служба гитлеровцам, его можно было бы понять и простить. Но Полотовский, решая жить только для себя, выбрал дорогу палача и убийцы. Он сделал свой выбор.
Устанавливая «новый порядок», гитлеровцы нуждались в людях типа Полотовского, готовых убивать и пытать не за страх, а за «совесть». Создавая на местах органы новой власти, они везде, где только можно, отыскивали недовольных советской властью или просто дезертиров и уголовников без совести и чести. Так, во главе организованного ими на западе Тарасовского района бутафорского казачьего подрайона они поставили убеждённого врага советской власти, бывшего войскового старшину Фильчукова. В Гражданскую войну он воевал на стороне белогвардейцев. Входил даже в организованный Круг Спасения Дона – собравшийся 11 мая по новому стилю в 1918 г. в Новочеркасске, который состоял из представителей станиц уже освобожденных от красногвардейцев. После Гражданской войны он долго скрывался, а при гитлеровцах выскочил как чёрт из табакерки.
Новоиспечённый атаман тщательно подбирал себе окружение. В него вошли бывший атаман Каунов, бывший вахмистр Титов, и другие «бывшие». Правда, таких «бывших» набралось немного. Большинство казаков, служивших у белых и тем более молодёжь, в услужение к новой власти не пошли. Но те, кто пришли, мало чем уступали фашистам в жестокости и цинизме.
Вначале немцы собирались создать из казаков предателей Родины «добровольческие казачьи части». Но эта затея с треском провалилась, на службу к нацистам пошли жалкие единицы. Тогда все всех «добровольцев» записали в полицию, в том числе и Полотовский. Который, по этому поводу не расстроился, так как не горел особым желанием воевать. Он получает оружие, удостоверение, повязку полицая и право безнаказанно убивать врагов 3 Рейха.
Он с усердием несёт патрульную службу, принимает участие в карательных операциях против партизан, советских парашютистов и мирных жителей. Отбирает у населения зимние вещи, скот и другое продовольствие для немецких оккупантов.  середине октября в руки полицаев попали раненые советские десантники и Полотовский участвует в их расстреле.   
Вскоре он начинает пользоваться особым расположением атамана и полным доверием атамана и полным доверием начальника подрайонной полиции. Они сру выделили его из числа других полицаев: исполнителен, безжалостен, прекрасно сознаёт, за что и кому служит. Круг замкнулся. 
Из обвинительного заключения: «Полотовский … в октябре 1942 года изменил Родине, в период службы в полиции нёс патрульную и караульную службу, участвовал в карательных операциях, производил обыски у местных жителей, арестовывал, охранял и расстреливал советских граждан».
Но в трибунале у него возникают «провалы» в памяти и он забывает отдельные события, прячется за спины своих начальников, отрицает всё, что только возможно и изворачивается. Однако материалы, собранные КГБ и найденные свидетели, подтверждают каждый пункт выдвинутых против него обвинений. Факты, исследуемые судом воссоздают истинную картину его кровавых злодеяний. Позже, в обвинительной речи, прокурор скажет, что людям, точнее нелюдям типа Полотовского, не свойственно осознание всей мерзости и низости совершаемых им поступков и деяний.
Так в конце декабря 1942 года, когда советские войска начали контрнаступление на Ростов, немецкое командование, не желая оставлять наступающей Красной армии мобилизационный резерв,  приказало Полотовскому и другим полицаям доставить группу советских военнопленных и всех мужчин призывного возраста, скрывающихся по хуторам, отконвоировать на Украину. Полотовский ревностно выполняет приказ своих хозяев. За его рвение и усердие, его назначают старшим по этапированию военнопленных и мирных жителей. Он лично предупреждает полицейских (что подтверждается ими самими, вызванными в суд в качестве свидетелей), что они головой ответят за каждого бежавшего. «Расстреливать при малейшей попытке к бегству» - таков его категорический приказ. Он не подпускает к колонне не одного из местных жителей, когда те пытались передать арестованным еду.
И всё-таки, один из арестованных, старший лейтенант Григорий Жук бежит. Полотовский знал, что до ареста тот скрывался в хуторе Подлесном и устраивает с несколькими своими подручными облаву. Ему удаётся найти и вновь схватить Жука. В тот момент, над ним не было ни кого из его начальников, на которых так любят ссылаться изуверы и убийцы, начиная от высших фашистских бонз до рядовых карателей. Он один вступал в роли судьи, прокурора и палача. Он упивался властью над безоружным человеком и принялся его жестоко избивать ногами и прикладом винтовки. А когда тот сказал, «Что же вы товарищи делаете? Ведь наши скоро придут!», Полотовский с остервенением закричал: «Мы, запомни, здесь не товарищи, мы – господа!».
Дорогу к месту расстрела местные жители нашли по кровавому следу, старший лейтенант Жук лежал лицом вниз – затылок его был размозжён выстрелом в упор. Так обычно убивают трусы или палачи. На спине офицера растекалось кровавое пятно. Под тяжестью неопровержимых доказательств и показаний свидетелей, Полотовский сознался в том, что перед тем как расстрелять, зверски избивал Жука. Тело которого оставил без погребения – вообще, Полотовский не давал себе труда хоронить убитых. Ни тех, кого расстрелял в балке, ни тех кого с другим полицаем Гришновым, своим дружком и подельником, оба пьяные, убили в роще в Мавревке. Никого. Став фашистским пособником, он принял их философию безнаказанного убийства, когда ни во что не ставилась ни жизнь, ни смерть человека. Так он и в себе убил всё человеческое, став зверем. Его односельчане говорили: «Мы боялись когда он приходил в хутор. Ведь Полотовский мог убить кого угодно, по поводу и без».
В январе 1943 года, разгромленные под Сталинградом гитлеровцы стали отходить и с Северского Донца, за ними потянулась и свора их приспешников всех мастей. На снисхождение им рассчитывать не приходилось, ведь у многих из них руки, как и у Полотовского, были по локоть в крови.
Полотовский, пан атаман Фильчуков и иже с ним, сбежавшие за Северский Донец, после недолгого замешательства, узнав о контрударе армии Манштейна, решили выяснить, не рано ли они, поджали хвосты, как нашкодившие шавки. Может стоит им вернуться и снова стать господами? В разведку вызвался идти Полотовский, нет, не от храбрости. Его, как и других гитлеровских холуев страшила месть за содеянное, а бежали они столь стремительно, что не успели ликвидировать многих свидетелей своих преступлений и замести кровавые следы. Не храбрость и отвага двигала Полотовским, а страх. Слишком много осталось свидетелей их кровавой «работы» во славу 3 Рейха, и их следовало ликвидировать, пока не подошли части Красной армии.
Именно с этой целью он разыскивает бывшего председателя сельсовета А. И. Ситникову. Но та оказывается в больнице, где слишком много свидетелей. Только их присутствие спасает женщину. Ведь Полотовский по натуре трус, всегда убивавший своих жертв выстрелом в затылок. Он не смел, не мог взглянуть в глаза тех, кого убивал…
Сорвалась и вторая акция по уничтожению свидетелей. Предупреждённые соседями, о появлении полицая, они скрылись. Полотовский всё больше выходит из себя: одна акция срывается за другой, а грохот канонады надвигающегося фронта всё ближе и ближе. Возвращаясь к немцам, на окраине он сталкивается с советской полковой разведкой.
События развивались стремительно. поняв, что будет обнаружен, он открывает огонь  из засады и убивает трёх красноармейцев, что позволяет ему уйти. Но не надолго. Вскоре его задерживают и отдают под суд. Но полицай оказывается необыкновенно везучим. Ему удаётся скрыть своё дезертирство, убийство и расстрелы советских граждан. И Полотовский был осуждён в 1943 году всего лишь за службу в полиции и пособничество гитлеровцам.      
И опять удача, Полотовскому удаётся бежать в который уже раз. Спасая свою шкуру и боясь разоблачения, он достаёт новые документы, меняет фамилию, выдаёт себя за офицера красной армии, присваивает себе высшее образование. Но это ему мало помогает и  он вновь был арестован. Однако и на этот раз ему удаётся скрыть от суда свои страшные злодеяния.
Но в 1977 году удача отвернулась от убийцы и палача Полотовского. 34 года он скрывался. всячески изменял свою биографию, но возмездие пришло. Он был опознан в поезде одной из своих жертв, чудом спасшейся от расправы. И вот в декабре Полотовской в шестой раз оказался на скамье подсудимых. Как и всегда врал, изворачивлся. Но неумолимые факты, сообщённые суду очевидцами тех страшных событий, свидетельствовали об одном – Полотовский виновен в предъявленных ему обвинениях.      
Семь дней в станице Митякинской выездная сессия военного трибунала Краснознамённого Северо-Кавказского военного округа рассматривала уголовное дело Полотовского. Допрошены десятки свидетелей, подняты архивы, исследовано множество документов. Только после тщательной проверки факты ложились в основу приговора. Трибунал приговорил Полотовского И. Я., виновного в измене Родине и казни военнопленных и советских патриотов к исключительной мере наказания – расстрелу.
Военная коллегия Верховного Суда СССР приговор Краснознамённого Северо-Кавказского округа оставила приговор без изменения. Отклонил ходатайство Полотовского о помиловании и Президиум Верховного Совета СССР. Приговор над предателем и палачом своего народа был приведён в исполнение.


Рецензии
Уважаемый Геннадий! Очень важная тема про тех, кто предал нашу Родину и об этом всегда надо помнить! Не вступая в дискуссию,чуть-чуть хочу внести ясность:Атаман ВВД В.П.Водолацкий никогда не поддерживал идею реабилитации предателя П.Н.Краснова и его приближённых. Был момент, когда к нему обратились "идейные" казаки-националисты с данной постановкой вопроса. Войсковой атаман дал команду собрать всю необходимую информацию по этому "делу" и дать раз и навсегда соответствующий ответ о невозможности рассмотрения вопроса реабилитации всех тех, кто служил у фашистов.Но оппозиция Водолацкого развернула компанию и раструбила в определённых СМИ искажённую информацию, при этом подключив даже группы ветеранов ВОВ. И ещё: полицейский Илья Полотовский никакого отношения к Донскому казачеству не имеет, кроме того, что жил на этой территории.Поэтому к данному произведению часть названия "Казаки предатели" не совсем подходит.
Желаю дальнейших творческих успехов - Георгий Арутюнов.

Георгий Арутюнов   14.12.2017 21:48     Заявить о нарушении
Давайте не будем наводить тень на плетень и выдавать желаемое за действительное. У меня ещё нет склероза, ла и проверить сей факт легко. Водолацкий подписал указ о создании рабочей группы именно по политической реабилитации Краснова. К чему тут лукавить? А потом разразился скандал и Водолацкий наклал в штаны и всё свалил на В. Воронина. Ниже привожу статью из "Русского православного агенства" "Русская линия":
Виктор Водолацкий: «Атаман Краснов сознательно принес себя в жертву»
Верховный атаман Союза казачьих войск России намерен добиваться общественной реабилитации Донского атамана

Атаман Всевиликого Войска Донского Виктор Петрович ВодолацкийВ четверг, 17 января, Верховный атаман Союза казачьих войск России, атаман Всевеликого Войска Донского, депутат Государственной Думы казачий генерал Виктор Водолацкий подписал приказ о создании на Дону рабочей группы, работа которой будет направлена на организацию мероприятий по политической и общественной реабилитации русского генерала, казачьего атамана и активного борца с большевизмом в годы Гражданской войны Петра Николаевича Краснова. Как говорится в приказе, возможность политической реабилитации П.Н.Краснова 24 января в Новочеркасске обсудит Совет атаманов Всевеликого Войска Донского.
«Это решение вызвано тем, что сегодня мы очень плотно работаем с казачьими организациями дальнего зарубежья, — пояснил в интервью „Русской линии“ Виктор Водолацкий. — После страшных событий Гражданской войны судьба разбросала казаков во многие уголки земного шара: в США, Канаду, Австрию, Чили, Данию… И сегодня они считают возможным начать с нами работу по передаче культурного наследия казаков (среди которых было немало ученых, писателей и историков), чтобы мы и наши потомки могли изучить их труды, могли узнать как сильно они любили свою Родину, как тосковали на чужбине и как не теряли надежды вернуться и послужить еще России. Исходя из этого, ряд казачьих организаций из дальнего зарубежья обратился в адрес Всевеликого Войска Донского с просьбой о рассмотрении возможности политической реабилитации известного писателя, публициста, атамана Всевеликого Войска Донского, генерала от кавалерии Петра Николаевича Краснова».
Отметив юридическую неправомерность казни Краснова как «изменника Родины» (атаман не являлся гражданином СССР, а сохранил подданство Российской Империи), В. Водолацкий подчеркнул, что «речь однако сегодня идет не о правовой реабилитации, потому что Верховный Суд уже несколько раз рассматривал этот вопрос и дал отрицательный ответ, а о реабилитации общественной, политической». «Петр Николаевич Краснов автор множества замечательных художественных и исторических произведений, и это культурное наследие сегодня возвращается в Россию. В каждом книжном магазине Москвы и Петербурга стоят его книги, по ним учатся в кадетских корпусах, но при этом Краснов не реабилитирован даже в глазах общественности. Поэтому мы и решили поднять этот вопрос», — рассказал казачий генерал.
Атаман Всевиликого Войска Донского Петр Николаевич КрасновКасаясь спорного и сложного момента биографии П.Н.Краснова — сотрудничества в годы Второй мировой войны с немцами, В. Водолацкий отметил, что он «призывал казаков бороться не с Россией, а с большевиками, которые узурпировали власть в результате переворота 1917 года». «Все его действия были нацелены на благо казаков, их жен, детей, которые оказались на чужбине и все эти годы мечтали вернуться на Дон, на Кубань, на Терек. Поэтому Краснов и вступил на этот жертвенный путь, имевший лишь одну цель — возвращение казаков на свою родину. Уверен, что Петр Николаевич, соглашаясь на такое сотрудничество, сознательно принес себя в жертву», — сказал Виктор Водолацкий.
В свою очередь, заместитель войскового атамана по идеологической работе казачий полковник Владимир Воронин в интервью «Интерфаксу» заметил, что «Атаман Петр Краснов был наиболее видной фигурой из казаков, который подвергся незаслуженным репрессиям. В лице Краснова мы хотим добиться реабилитации всего казачьего народа, поскольку погибли наши предки незаслуженно».

Геннадий Коваленко 1   15.12.2017 07:34   Заявить о нарушении
По поводу Ильи Полотовского, я вас так же огорчу до невозможности. Его папа вообще то был хуторским атаманом до революции.

Геннадий Коваленко 1   15.12.2017 07:36   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.