7. Крушение надежд

На  клан  зверей  змеиный  яд
Не  столь  стремительно  влияет;
Места  укуса  воспаляет,
Они  пылают  и  болят,
Но  соль  земли,  как   говорят,
Их  мозг  безумьем   расслабляет
Намного  позже… 
Павиан
Не  падал,  в  судоргах  не  бился,
Но  знал,  что  срок  недолгий  дан…
И  торопился, торопился.

Боль  нестерпима,  но  видны
Уж  брода  зримые  приметы:
Вот  холмик,  абрисом  луны,
Горит  в  лучах  дневного  света.

Ещё  чуть-чуть…
                  Но  смертный  круг
У  избавленья  на  пороге,
Сомкнулся…
             Дрил  увидел  вдруг,
Что  дальше  нет  ему  дороги.

Вдоль  брода  вытянулся  мост
Из  брёвен,  что  связали  крепко,
И  по  нему,  за  сцепкой  сцепка
Слоны  проходят  в  полный  рост.

Как  на  смотру,  шагая  в  лад,
В  броню  закованный  отряд,
Сияя  бронзой,  выступает,
Едва  пройдёт,  в  лесу  растает -
 Другой  щитами  заблистает…
Над  ними  кондоры  взлетают,
Их  копья  золотом  горят.

В  цепях  удерживая  строго,
Ведут  туземцы  носорога,
Чей  рог  отменной  остроты,
Чьи  склеры  злобой  налиты,
Но  цепь  и  копий  колотьё
Умеют  сдерживать  её.

Вот  в  позолоченной  броне
Гарцует  гордо  на  коне
Начальник  стражи,  а  за  ним
Надёжной  свитою  храним
В  кольце  из  царственных  особ
Ступает  знатный  эфиоп.

За  ним  ясновельможный  круг
Гетер  и  девственных  подруг, 
Корзинных  сёдел  череда
В  покровах  чести  и  стыда.

Под  наблюденьем  ездовых,
Рабы  везут  наряды  их,
И,  в  замыкающем  ряду,
Шатры,  пожитки  и   еду.

За   первым  строем,  новый  строй
Идёт,  скрывая  за  горой
Ряды  последние  свои…
И  нет  конца  у  той  «змеи».


Рецензии