16. Обвинение

Встал  жрец,  в  хламиде,  точно  знамя,
Во  звёздах,  тайнах  криптограмм
И  начал  так:  
                 «Да  будет  с  нами,
Ганнон  великий,  брат  Богам,
Твоё  заступничество   в  храме
Жрецов  Аммона  и  Истар.

Яви  провидца  божий  дар.

С  надеждой  ждут  карфагеняне
Веленья  сжечь,  спалить  дотла
Ту,  что  виновницей  была
Бесчестья  храму  Карфагена…

Да  будет  с  нею  непременно
Весь  род   блудницы  истреблён
Немедля…     прикажи,  Ганнон!

Известно  всем,  что  дьявол  ныне,
По  наущению  гордыни,
Похитил  деву – дочь  вождя – 
И,  честь  её  не  пощадя,
Умчал  в  леса,  сорвал  бельё,
Лишив  достоинства  её.

Сомнений  нет…Обнажена
       Близ  зверя  найдена  она.

Примеров  не  было  пока,
Чтобы  злодейская  рука
Коснулсь  чести  наших  дев,
В  преступном  деле  преуспев.
И  эта – первая – должна
Роль  грешницы  испить  до  дна…

Да  будет  дева  сожжена,
И  память  грязная  о  ней
Целеньем  жертвенных  огней
Навеки  испепелена.

Брат  Бога,  властный  сын  земли,
Ганнон  прекрасный,  повели
Казнить  её…  
                  Да  будет  так,
Как  порешил  ареопаг
Жрецов –  наместников  богов
У  Сенегальских  берегов».


Он  замолчал.  
                   Жрецов  плеяда,
Почувствовав  дыханье  Ада
И  греховодницу  кляня,
Склонилась,  требуя  огня.

И  воины,  и  мелкий  люд,
Что  поглазеть  собрались  тут
На  казнь, 
           придвинулись  крича:
«Огня!   Ведите  палача!»

Им  нетерпелось  посмотреть,
Как  будет  грешница  гореть,
Что  прокричит  на  алтаре,
Сгорая  в  медленном   костре.

Но  был  в  сомнении  Ганнон.

В  любовном  деле  искушён,
Взгляд  опытного  сластолюба
Твердил  ему,  что  эти  губы
Несчастной,    впадинки  у  глаз
Не  обесчестила  погуба
Свирепых  дьявольских  проказ.

Отметив  девы  строгий  лик,
Он  убеждал  себя  всё  боле,
Что  павиан,  по  Божьей  воле,
Желанной  цели  не  достиг.

Но  было  бы  неверным  шагом
Затеять  спор  с  ареопагом…


На  миг  оставив  судный  трон,
Привстал  властительный  Ганнон.
Сложивши  руки  на  груди,
Он   молвил:      
                    «Мудрые  вожди,
Богов  любимцы,  
                       вам  даны
Ключи  от  тайн  любой  вины.

Я,  как  и  брат  мой  Аполлон,
Печалью  вашей  удивлён.

Неверно  думать,  что  богиня,
Чьё  имя  славите  вы  ныне -
Истар, 
         в  душе  оскорблена…
О,  нет!  Богиней  спасена,
Та  дева,  что  посвящена
Её  величью.   
                   Божья  сила
Врага  надменного  сразила…

Да  будет  благостна  она
На  веки…      Соблазнитель   пал,
Не  тронув  той,  кого  алкал.

Нет  ран  на  теле  наглеца,
Нет  ни  царапин,  ни  рубца,

Кто  б  усомниться  ныне  мог,
В  том,  что  могущественный  Бог
Врага  дыханием  пронзил
И  взором  насмерть  поразил?
 
Нам  мудрость  предков  говорит:
Что  лишь  достойнейшим  открыт
Сосуд  божественной  любви…

Дворцы  небесные  свои
Для  дел  земных  в  урочный  срок
На  время  покидает  Бог
Для  покровительства  тому,
Кто  предан  ревностно  ему» 


Рецензии