Стихи, посвященные мне

                СТИХИ, ПОСВЯЩЕННЫЕ МНЕ.


                1.

        Этот пожелтевший от времени бумажный листок в крупную клеточку лежит в альбоме. Такой небольшой альбомчик  с толстыми розовыми корочками, на передней из которых золотыми буквами прописью выведено «НАШ РЕБЕНОК». В нем – мои фотографии, начиная с двухмесячного возраста и кончая 14-15-ю годами. Младший брат матери Саша умел и любил фотографировать, ему, в общем-то я и обязана тем, что моё детство запечатлено достаточно полно.

        Но сегодня я не про фото, а про листок в клеточку. Простым карандашом написаны стихи:

        В синем небосклоне
        Над селом Сорокино
        Яркая и новая
        Звездочка зажглась.
       
        В угловом домишке
        Улицы Почтовой
        У молодоженов
        Дочка родилась.

        Серые глазенки,
        Русы волосенки,
        Губки, словно искры
        На ветру горят.

        Ручки-ножки быстры.
        «Хороша девчонка!» -
        Все соседи наши
        Хором говорят.

   
        Эти стихи лежат в альбоме, наверное, с полвека. Они принадлежат моему отцу. В альбоме много фотографий, где мы с ним вдвоем в обнимку. Я очень любила его, а он очень любил меня – я старший ребенок в семье, родившийся, как большинство моих ровесников, через 10 месяцев после свадьбы.

        Сейчас ему хорошо за 80, он бодр и активен. Выступает на различных мероприятиях совета ветеранов, активно участвует в делах домкома. Борется за справедливость.
 
        После выхода на пенсию он стал писать статьи в одну из местных газет. Один из его циклов был посвящен качеству молочной продукции на прилавках магазинов нашего региона. Другой цикл – проблемам ЖКХ. Благодаря этим публикациям, газета сколько-то раз занимала первое место в РФ среди региональных газет в номинации «Журналистское расследование». И даже сам Алексей Пиманов, если кто не в курсе – автор и ведущий телепередачи «Человек и закон» -  прислал благодарственное письмо. Торговое и юридическое образование позволяют моему отцу делать безупречные во всех отношениях материалы.

        Но МНЕ он стихов больше никогда не писал, я думаю, что и не напишет.  И на фотографиях своих он либо один, либо с официальными лицами, вручающими ему дипломы, награды, грамоты…

        Разлюбил. Не до меня.
 
        Очень горько.


                2.


        Глаша-каша-колбаса,
        Жарена капуста!
        Съела мышку без хвоста
        И сказала: «Вкусно!».


        Мне пять лет. Я в садике возле песочницы. Эту дразнилку выкрикивает Оля Попова, кудрявая кареглазая девочка из нашей группы. Затем к ней присоединяются еще две девочки и скандируют её хором. Их имен я не помню. Помню, что меня впечатлила рифмовка моего имени с ненавистной манной кашей, нелюбовь к Оле Поповой осталась надолго. В конце первого класса я написала о ней обличающее стихотворение:

        Оля Попова красавица,
        Мальчишкам она хочет понравиться.
        Кудри у Оли так и вьются,
        Сердца у мальчишек так и бьются.


        Умишка не хватило понять, что вместо обличения получился комплимент.

        Оля осталась красавицей до сегодняшнего дня. У неё по-прежнему очень молодые карие глаза, по-прежнему вьются её пушистые волосы почти без единой сединки. Она благополучно замужем, бабушка двоих внуков. Перебрасываемся поздравлениями в «Одноклассниках», обнимаемся на вечерах встреч выпускников.

 
                3.

        Это стихотворение не записано нигде, оно просто осталось у меня в памяти.

   
        С ленивою ухмылкой сытой кошки
        Не тороплюсь я слопать эту мошку,
        А наслаждаюсь таинством игры.

        Она сидит, сидит в моей ладошке,
        Несчастная, уныло свесив ножки…


        Несколько строк не помню. А дальше – вот:


        … но что же вижу я?
        В моей ладошке вместо мошки – кошка,
        Небрежно лапкой сжавшая меня.


        Дальше опять не помню. Заканчивается стих какой-то туманной мыслью о том, что и мошка, и кошка, и сам автор находятся в жестких лапах Неумолимого Рока.

        Мошка-Кошка, это, конечно, я, Глаша Кошкина. Мне 19 лет, я сижу в кресле за столом в комнате моего соседа с третьего этажа, он сидит на диване с гитарой, поет мне песни собственного сочинения, читает стихи и Достоевского, что-то из «Неточки Незвановой», типа «я люблю вас безумно, не уезжайте с ним, а уедете, так я за каретой Вашей побегу».

        Я сидела, млела и в голове моей не укладывалась мысль, неужели это мне, Глаше Кошкиной, эти свечи, эти стихи, эти песни, этот Достоевский?! Как умно, как красиво, ну прямо, как в кино!

        Сосед разлюбил меня очень быстро, ему понравилась девочка в джинсах и разлетайке на лямочках. Когда они курили на балконе, я кидала со своего шестого этажа на их головы землю из цветочных горшков и пряталась, чтоб не увидели. Когда играли свадьбу в этой же квартире и подъезд содрогался от музыки и криков «Горько», у меня разрывалось сердце от чудовищной боли. Полгода я проплакала, а потом стало легче. Еще через три года стало совсем легко.

        Он работал на телевидении сперва ассистентом звукорежиссера, а кем потом – уж и не знаю. Теперь часто встречаю упоминания о нем в ЖЖ наших местных продвинутых авторов, где они гордятся знакомством с ним, и называют его мудрецом.

        А мне – не больно. Мне только жалко ту девочку, которая бродила по своему двору и смотрела на светящиеся окна комнаты третьего этажа, где ей совсем недавно читали стихи, пели песни и признавались в любви языком Достоевского.


                4.

        Эти стихи напечатаны на пишущей машинке и лежат где-то в папках моих архивов.


        Города и стихи созидает страх,
        Страх остаться среди зверей.
        Может быть, потому ты хранишь в глазах
        Отраженье ночных огней.

        Все проходят сквозь стены, и каждый прав,
        Утверждая, что он  - храбрец.
        Но герои имеют жестокий нрав,
        И сильнейший из них – подлец.

        Даже там, где не смотрят чужие сны
        И ночами не гасят свет,
        Видит каждый участок своей стены,
        До богов ему дела нет.
 
        Под твоими ногами хрустит песок,
        А песку, что кровь, что вода.
        Каждый вечер пускать себе пулю в висок –   
        Это странно? Наверное, да.


        Автор этих строк четверть века назад проходил интернатуру в нашей больнице. Неулыбчивый парень, с нервным тиком и тяжелым взглядом серых глаз на смуглом лице. Сын армянина и русской женщины, он носил материнскую фамилию. За чаепитиями в ординаторской обнаружились его энциклопедические познания в самых разных сферах жизни, далеких от медицины.

        Я тогда работала над текстом "Кассандры", была вся в греческих богах и героях. Он рассказывал о вооружении древних греков, тему оружия всех времен и народов он знал уникально. История, этнография, антропология,  и этот багаж – в 23 года?!
 
       Кроме того, он разбирался в музыке настолько, что писал тексты для самой популярной в нашем городе панк-группы. Был вхож в Ленинградский и Свердловский рок-клубы, самые крутые на те времена. Он познакомил меня с Вячеславом Бутусовым, когда тот приезжал к нам на полулегальные гастроли.

       Уже в 1988 году он рассказывал о том, что произойдет в мире на рубеже веков и далее. Я слушала внимательно, но считала, что всё это – фантазия творческого человека.

       Дружили мы с ним где-то с пару месяцев, потом он переключился на Маринку – дочку одной крупной медицинской чиновницы. Переживала я месяца полтора, не больше.

        Лет двадцать он проработал во ВТЭК, одновременно издавая поэтические сборники.

        Недавно набрала его имя в поисковике и нашла на сайтах мистической поэзии.


                5.

        В моих архивах есть самодельный альбомчик из нескольких машинописных листов с изумительными стихами. Одно из них посвящено мне, точнее, моим переживаниям по поводу отношений с тогдашним непосредственным начальником.


        Смотришь странно. Чуть небрежно,
        Чуть насмешливо, чуть нежно.
        Взрослая игра.
        Только знай, она опасна.
        Я теперь не так наивна
        И уже не так ранима,
        Как вчера.

        Для тебя мои мученья
        Были просто развлеченье.
        Не корю.
        Но все горькие уроки,
        И тоску, и боль, и слезы
        Отплачу монетой той же.
        Одарю.

        Получай любовь-фальшивку,
        Нежность-ложь и ложь-улыбку.
        Знаю – всё возьмешь.
        Без подмостков и без текста
        Мы с тобой играем пьесу
        Ложь – за ложь.

        В первом акте я – статистка, ты – герой.
        Ты уверен, что играешь ту же роль.
        Но начался незаметно акт второй…

   
        Её звали Зоя. Она была очень красива и очень больна. Густые темно-русые волосы чуть выше плеч, серые глаза за очками в золотистой оправе, очень женственная фигура – грудь четвертого размера и широкие бедра при узкой талии.

        Почему она выбрала из всех меня для дружбы – я не знаю.
 
        Она умела слушать, а я любила рассказывать. По моим рассказам она потом писала стихи.
 
        Когда я ссорилась с мужчинами, почему-то во время мытья посуды на кухне повторяла вслух именно эти строчки, вне зависимости от причины ссоры. И боль уходила.

        Как сложилась судьба Зои – я не знаю. Жизнь давно развела нас. Может её уже нет в живых, её диагноз был достаточно серьезен.


                6.

        Мой муж никогда не писал стихов. У него техническое образование. Но, каждое утро собираясь на работу, он поет нечто вроде:


        Плачет Глаша в коридоре,
        У неё большое горе.
        Злые люди бедной Глаше
        Не дают наистись кашей.

        Ты не плачь, не плачь, Глафира,
        А пойди попей кефира!


        А ведь вышла же я за него замуж!
        И вроде ничего, живём!

        А что стихи закончились, так всему своё время! Главное, что они - были. И остались в памяти вместе с их авторами.


Рецензии
Дорогая Глафира!

С большим интересом прочитала Ваш рассказ. Он запоминается и не оставляет читателя равнодушным.

Не скрою: очень понравились стихи молодого медика, безупречные по форме и сильные по содержанию.

Очень симпатичная главная героиня. Ей хочется посочувствовать как в ее детстве, так и теперь, такую она вызывает симпатию.
Хотя, по большому счету, все у нее хорошо: и отец сохранил светлую голову, физическую подвижность и интерес к жизни в своем преклонном возрасте, и муж к ней неравнодушен, несмотря на долгий и счастливый брак, и подруга с детских лет есть. И воспоминания, теплые, пронзительные, неповторимые, тоже остались. И то, что она вдохновляла других на создание стихов - это же особый дар, и он дается не каждой...

А еще дар - это написать такой светлый и теплый рассказ. Браво!

Желаю новых творческих успехов!

Елена Бетнер   26.05.2019 08:14     Заявить о нарушении
Благодарю Вас, Елена. Я долго думала, размещая этот текст, не нарушаю ли я авторское право тех, кто писал эти стихи. Но пока не предъявили :-) и не привлекли :-). Прошу прощения за задержку с ответом, в квартире бываю нечасто, а на даче интернета нет. Наступил огородный сезон,что поделаешь.

Глафира Кошкина   27.05.2019 18:54   Заявить о нарушении
На это произведение написано 29 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.