Возвращение. Часть 9. Глава 12

   Ветер гудит в каминной печи, бьётся в окна, врывается в двери. Порывами дождь с градом стучат по стеклу, тревога закралась в душу. Нет, я не боюсь за себя, беспокоюсь о том, чтобы на имя любимой женщины не легла тень позора.
-  Итак, Вы утверждаете, мсьё Боссе, что Ваши отношения с вдовой Прижан ограничиваются невинной дружбой?
-  Я могу поклясться на Библии, что наши отношения чисты и не скрывают ничего предосудительного.
   Бернард Жозеф закинул ногу на ногу с грацией великосветского льва.
-  Тогда как объяснить Ваши постоянные, по утверждению отца Карадека, тайные встречи, на которые Вы сбегали и возвращались поздней ночью? - его серые, стального цвета глаза впились в меня острым взглядом.
-  Видите ли, с некоторых пор появившаяся между нами с отцом Карадеком неприязнь возросла до крайности. В течении дня мы добросовестно исполняем свои обязанности и вынуждены вместе нести всю тяжесть приходских забот, но вечерами его присутствие становится для меня невыносимым, и я предпочитаю прогуляться в одиночестве или в обществе друга.
-  Вы имеете в виду Мирабель Прижан?
-  Да... - я открыто взглянул в его глаза, - после смерти супруга несчастная женщина нуждалась в сочувствии и моральной поддержке, в ней же нуждался и я, находясь между жизнью и смертью. Мы подружились, что в этом плохого?
-  И Вы, мсьё Боссе, продолжаете утверждать, что ваши отношения ограничиваются исключительно дружбой?
-  Я искренне люблю эту женщину и не смог бы причинить вреда ни её душе, ни телу.
-  Как же быть тогда с утверждениями, что Вы возвращались со встреч с ней навеселе?
-  В замечательном настроении - несомненно, но не от распития алкогольных напитков, как утверждает небезызвестный нам человек. Я просто был счастлив.
   Бернард нервничал, пальцы его рук беспокойно забарабанили по столу. В дверь заглянуло довольное лицо Карадека, он жаждал моего распятия.
-  Выйдите вон! - грубо крикнул ему Дюбуа, и злорадство исчезло с пухлого лица доносчика.
-  Он ещё пишет о Вашей подозрительной любви к сиротам, особенно к некой девочке, которая открыто проявляет к Вам свои пылкие чувства... Цитирую: "Они обнимаются и целуются всякий раз при встрече, девчонка не отлипает от обожаемого пастыря, что наводит на некоторые мысли неприличного характера. Не менее двух раз в неделю он посещает приют и часто остаётся с детьми наедине, предпочитая вышеуказанную сиротку и её братьев более, нежели других детей."
   Я схватился за голову, чувствуя, как приливает гнев, наполняя меня доверху, словно кувшин кипятком.
-  Какой же мразью нужно быть, чтобы придумать такое?!
-  Отец Эдуард, держите себя в руках и отвечайте спокойно.
-  Простите, не ожидал... - я встал и прошёлся по комнате, пытаясь успокоиться под пристальным наблюдением Дюбуа: от проницательного взгляда его не ускользало ни малейшей детали.
   Снова сел и, посмотрев ему в глаза, тихо ответил:
-  Мне не в чем перед Вами оправдываться.
-  Как Вы понимаете, я обязан встретиться со всеми этими людьми и поговорить о Вас.
-  Как Вам будет угодно. Я могу идти?
-  Впустите этого... - он вовремя сдержался, не озвучив вслух свои мысли, - теперь я допрошу его. И, пожалуйста, до завершения расследования не покидайте пределов моего поля зрения.
-  Это означает, что я под домашним арестом?
-  То и означает: Вы не можете договориться или каким-то образом повлиять на ход моего дознания. Надеюсь, Эдуард, Вы понимаете, сколь серьёзно и шатко сейчас Ваше положение и, уж будьте уверены, я докопаюсь до истины!

Продолжение: http://www.proza.ru/2016/01/28/1007


Рецензии
Новый день с хорошей книгой и замечательными размышлениями Эдуарда!
«подумаешь, кто-то любит поесть и от рождения не наделён талантами, а ещё жаден и любит всё критиковать... Ведь, если задуматься, и в этом человеке должно быть что-то доброе и светлое, ведь пошёл же он в духовники, посвятил себя Богу?! Но чувство такое, что он оскорбляет этим и Бога, и саму Церковь! Стоп. Нужно перестать об этом думать. Я осуждаю ближнего своего, грешу. Но как может быть иначе, когда перед глазами воплощение всего ненавистного?!»

Пытается простить, как настоящий священник.  
«Если бы я не знала Вас, то решила бы, что передо мной роковой мужчина, погубивший множество женских сердец!.. А что больше всего меня поражает - это сила Вашего духа. Ведь чтобы я ни делала, какие бы не приложила усилия, мне Вас не переубедить. При всей своей внешней мягкости и спокойствии, Вы - очень цельный человек, Эдуард, и таким останетесь навеки. Сколько бы не сталкивала нас судьба, Вы неизбежно верны тому, кого полюбили более самой любви.»
Какая замечательная характеристика и любовное признание!  
«Вы ещё пожалеете о том, как поступили со мной!.. - он ударил дверью, уходя.
   Невольный вздох облегчения вырвался из моей груди. Даже если я проведу хоть один день без этого человека, жизнь наладится.»
Ох, такие ведь не сдаются! И переубедить их в чём-то очень сложно!
«Он приехал поздним вечером последним поездом из Ренна. Красавец, с выправкой ватиканского офицера, не раз появлявшийся на моём пути, верный слуга и правая рука князя Церкви, Бернард Жозеф Дюбуа. Он стал за эти годы ещё более статен и крепок, как закалённый в боях стальной клинок, начищенный до блеска заботливой рукой хозяина.»
Какое событие совершится?! Я это узнаю!
Но пока не узнала. Опять пролетела стремительно! Хочется читать дальше, но останавливаюсь!
До скорой встречи, Наташенька! Добрых дел! Хороших дней!

Лидия Сарычева   13.07.2019 11:24     Заявить о нарушении
Лидочка, спасибо тебе огромное!
Я не поспеваю за твоим темпом.
Сегодня опять был сумасшедший день,
вот только сейчас и вздохнула свободно...
Лето всегда полно малых дел требующих больших усилий.
Добра тебе, мой Ангел!
Сил и вдохновения!
Всем от меня огромный привет!
Обнимаю с любовью,

Натали Бизанс   13.07.2019 22:39   Заявить о нарушении
На это произведение написана 21 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.