Эссе Дева с волосами тона индейского лета

                Па-ба-ба, па-ба-ба-ба-ба, па-ба-ба
                Па-ба-ба-ба-ба, па-ба-ба, па-ба-ба-ба…
Во времена молодости родителей была очень популярна песня романтичного  кудрявого ньюйоркца, поющего на французском.  Песня о невозможности расставания и вечной любви, романтичный мотив которой часто напевался:
- Была осень,  такая  осень, когда стоит хорошая погода.
Время, которое бывает лишь в Северной Америке,
там его называют «Индейским летом»…
Они ехали в лифте парижского отеля, беседуя с постояльцем  из соседнего номера:
- Вы впервые в городе?
- Да!
- Уже побывали  с дочерью в здешнем Disney-Land?!
- Еще нет, но, все может быть!
- Я впервые попал  в  волшебную страну  в двенадцать  лет, а сейчас мне двадцать семь. И все еще хочется туда вернуться!  Мой самый любимый аттракцион – Питер Пэн. Как зовут маленькую принцессу?
- Ариадна.
-  Какое красивое имя, почти Ариэль, любишь мульфильм  о ней?!
Персонаж американской экранизации, Русалка с волосами цвета «индейского лета», огненно-красными, пылающими среди морских просторов, сразу вспомнилась.   Современная история  героини подводного царства, готовой  пожертвовать собой  и самым дорогим, единственно имеющимся  ради вечной любви,  одно из любимых  приключений мультипликационной страны Великого Сказочника:
… Сегодня я далек от того осеннего утра,
Но будто бы я там,
Я думаю о тебе, где ты, что делаешь,
Существую ли я еще для тебя?
Я смотрю на волну,
Что никогда не достигнет дюны.
Видишь, как и она,
Я вновь откатываюсь назад,
Так же,  как и она,
Я лежу на песке
И вспоминаю,
Я вспоминаю о приливах,
О солнце и о счастье,
Которые прошли у моря,
Целую вечность назад, век, год…
Проживание у моря и частые поездки к другим берегам, в чужестранные земли – сбывшаяся мечта:
- Я в гостях у французской Русалочки! Принцессы моих детских фантазий  и грез! Прогулка по бульвару Montmartre, вверх к историческому холму, белоглавой La Basilique du Sacre-Coeur. По пути восхождения мимо художественных лавок, уютных кафе с шумными компаниями, французских игроков в кости, начавших партию  прямо посреди улицы на картонных коробках. Задержались среди  собравшейся толпы болельщиков и простых наблюдателей. Поднявшись вверх по многочисленным ступеням и оглянувшись  назад, увидели ошеломляющую панораму Парижа за спиной:
- Как  высоко мы забрались!
Тут же услышали вопрос художника, рисовавшего неподалеку:
- Откуда прибыла маленькая путешественница?! О, из России? Не хочешь ли мне позировать?!
Ребенок с одобрением прыгнул на предложенную ему скамеечку, старательно выполняя все просьбы:
- Прирожденная натурщица! Как зовут твою игрушку?
- Kitty!
- Hello, Kitty!
- Я из Италии, Флоренции, пять лет работаю в Париже. Молодец, хорошо сидишь!
- Адель тоже у нас рисует!
Показываю фотографии ее работ, сохраненные в мобильной галерее:
- Как интересно! Этого кота рисовала ты? Просто профи! Умница! И натюрморт тоже твоя работа? А этот рождественский пейзаж, просто super! Кто с тобой занимается? Передавай respect своему наставнику!
- А это наш старший! Он танцовщик, студент хореографического отделения.
- Боже! Мне выпал случай познакомиться с русской семьей талантов. Какая для меня честь!
На холсте быстрые движения остро отточенного карандаша. Умело владея магией жестов,  мастер воспроизвел всеми узнаваемую Адель в шапке с ангелом на фоне  парка развлечений Уолта Дисней  и башни Эйфеля:
- Великолепно, спасибо за дружеский шарж и память, рады знакомству!
Отважились на поездку  в парижском метро.  Дважды пересаживались, уехав  не туда. Вдруг вспомнила, что книга писательницы-польки Мануэлы Гретковской, учившейся в этом городе,  с собой.  Спешное перелистывание страниц. Вот, наконец, и карта-схема станций здешнего метрополитена! Уточнение линии и дальнейшего маршрута:
- Ребята, нам туда, скорее, поезд подходит!
- Чтобы мы делали без  книги?!
- Ничего, уточнили бы у прохожих,  посмотрите, сколько народу!
- Да,  воистину «Все мы здесь эмигранты»! Можно,  я почитаю ее, пока будем добираться?!
Изучили премудрость колоды  с ее символами - достопримечательностями  столицы по пути в пригород, прочитав «Парижское таро» писательницы-антрополога, где нас ждали  французские друзья.  Уже вечером  из гостей  всей компанией поспешили  на рандеву с  «парижской  дамой с большой буквы», сели на речной трамвайчик, укрывшись от начавшегося  проливного дождя. Во время экскурсии по Сене слушали краткую  историю города  на пяти языках,  осмотрели береговые окрестности в сопровождении песни пасмурной капели по ту сторону запотевших окон,  в очередной раз полюбовались на огни вечернего города.  На следующий день утреннее посещение Лувра, длительное хождение его залами, обошли все: разные эпохи, стили, направления. Засвидетельствовали почтение «таинственной незнакомке» Леонардо. После позднего обеда в кафе напротив, заполнили  свой досуг вечерним катанием на елисейских каруселях и общением с французской семьей, любуясь панорамным взором на город с высоты колеса-обозрения. Перед муниципальной ратушей позабавились на катке, в номер вернулись румяными, отдохнувшими  и  голодными.  Переодевшись, поужинали в ближайшем ресторане и вспомнили о "Париже" Седрика Клапиша с его героем-танцовщиком знаменитого кабаре:
-  Вот мы и на улице с красной мельницей!
Перед входом в помещение  выстроилась длинная очередь. Публика, волнующаяся, что представление вовремя не начнется, поскольку всех вряд ли за пятнадцать минут успеют раздеть в гардеробе. Слаженная работа служащих потрясла своей расторопностью и тактом:
- … В своем длинном платье ты была похожа
На акварель кисти Мари Лорансон,
И я помню, хорошо помню все,
Что я сказал тебе тем утром,
Год тому назад,  век назад, вечность…
Собравшиеся в зале нарядные зрители за  бокалом  шампанского провели прекрасный вечер в обещанной обстановке  праздника, действа, мастерства. Блеск и яркость декораций, высокий мелодичный голос русской солистки, международный состав кордебалета, озорство танцевальных постановок. Чем не вечер-romantic для двоих среди полного зала себе подобных?! И ответ себе самой:
- Зачем ты в этом городе?!
Мой профессиональный интерес к  творчеству современника, русского по происхождению французского писателя-эмигранта Андрея Макина. Богатое христианскими перифразами его «Французское завещание», подвинуло  меня риторический на  диалог с самой собой и читателями  в статье научного журнала «Лингвориторическая парадигма: теоретические и прикладные аспекты». Связующая  нить судьбы многих семей, подданных Российской Империи и СССР, русско-французские культура и литература сегодняшних времен. Серебряная пряжа Золотой Девы  и загадочная улыбка «petite pomme» земных француженок привели в  Cathedrale  Notre-Dame de Pari c  его служащими-католиками  в  белых сутанах,  на вечернюю службу. Завораживающее звучание живых  и  чистых голосов, торжественность обстановки  в сопровождении  церковных  хоралов. Уют и умиротворение, божественные мелодии и тепло красных свечей, искренность клятв  прихожан и простых посетителей  в этот  предзимний вечер. Молитва  перед столь родной, домашней иконой  «Владимирской Богоматери», висящей  на стене  французской обители. Русские  следы и современное российское наследие в Париже, во Франции. Нулевой меридиан французских дорог, поворот через левое плечо и бросание монеты, продолжение пути поутру на свидание  со старинным  Авиньоном. Крепости и валы, замки и усадьбы французской провинции, пыль погоста  возлюбленной великого Петрарка, той самой, которую ищет главная героиня-наследница киношлягера  по мотивам известного романа Дэна Брауна. Связь времен и языков, понимание закона вечной жизни  и вечной разлуки. Однажды, поэт,  увидев свою небесную голубку на службе в храме, понял для себя истину и цену познания.  Подтверждение смыла  вечных строк  Джо Дассена  в  пору его «Индейского лета»:
… Мы пойдем, куда ты пожелаешь, когда ты пожелаешь.
И мы будем любить друг друга, даже если не станет любви,
И вся жизнь будет, словно это утро –
Все в цветах бабьего лета.
Спустя три года поздравление  известного русского эмигранта, рожденного и крещенного на донской земле, проживавшего когда-то в оккупированной Варшаве, помнящего ее той прежней, еще не взорванной, пережившего бомбежку Белграда и другие события мировой истории.  Православный подарок - икона во все тех же ярких  оттенках красной  яшмы. Приветствие - поздравление  из далекой  России в рождественский  Нью-Йорк. Скорый ответ электронной почтой:
-  Спасибо за подарок! Вчера у меня был 95-летний юбилей, а сегодня я получил от Вас посылку. Спасибо, спасибо!


Рецензии
Я зашла туда, куда пожелала. И оказалась в мире прекрасного, для которого нет времён и народов. Есть красота человеческих отношений, красота созданная природой: внутренняя красота человека и окружающего мира. Вы соединили все лучики красоты и подарили их читателям. Наполнили нас своим Божественным видением мира.

Валентина Визирская   07.03.2018 20:55     Заявить о нарушении
Спасибо, читала вас, согласна со всем, напишу на днях рецензию.

Ольга Губернская   14.03.2018 14:46   Заявить о нарушении