Против канонизации Иоанна Грозного

                Впервые о «святости» царя Иоанна Грозного я услышал лет двадцать пять назад. Идея показалась настолько абсурдной, что её даже не стоило обсуждать. Однако, нашлись люди, усиленно проталкивающие и насаждающие в головы православных христиан эту химеру, на что Церковь дала исчерпывающий ответ устами нескольких своих специалистов (например, архим. Петра Веретенникова). Поборники канонизации не успокаиваются до сих пор и всеми силами стараются доказать правомерность своих притязаний. Такая настойчивость принесла  результаты, и поборники канонизации появились в разных слоях общества, в особенности в кругах околоцерковной интеллигенции. На наших глазах в посткоммунистическую эпоху в ряды Церкви влилась значительная доля неофитов, то есть людей, не имеющих православных корней, лишённых в детстве православного воспитания, не знающих христианского жизненного уклада, но обладающие патриотическим настроем и часто «ревностью не по разуму». Именно в этой среде и зародились симпатии к Грозному государю. Эти настроения были бы смешными, если б со временем не обозначилась иная цель, к которой шли поклонники Иоанна 1У. А вот эта цель качественно иная, гораздо более опасная, возмутительная и абсурдная, чем причисление к лику святых тирана ХУ1 века. Я имею в виду попытки реабилитации И.В. Сталина, которого теперь представляют человеком не только религиозным, православным, но и тайным монахом. А там и до канонизации недалеко! Вот, где собака зарыта! Начали с «кустаря», а дошли до «мастера» заплечных дел! Остаётся прицепить к пантеону Малюту Скуратова и Л.П. Берию. В защиту последнего уже раздаются голоса. Попутно пытаются реабилитировать и Григория Распутина – «святого старца». Сразу встаёт вопрос: кому и зачем это нужно? Ответ лежит на поверхности: это нужно людям, недовольным нынешним политическим курсом или, в большей степени, недавним политическим курсом. Их вполне можно понять. Правление либералов-демократов принесло стране неисчислимые беды и унижения русскому человеку. При Ельцине в СМИ неприкрыто глумились над русским патриотизмом, обзывали народ «быдлом», «совком», «рабом». Эта вакханалия достигла крещендо во время первой чеченской войны, что породило, разумеется ненависть и протест со стороны патриотически настроенных кругов общества к пресловутой «пятой колонне», от которой и шли эти уничижительные эпитеты. Разумеется, все помнят и знают, что дело не ограничилось только унижениями и «обзываниями», страну и народ ограбили до нитки. Именно либералы старались извратить и опоганить русскую историю, стараясь внушить русским комплекс неполноценности. Эффект получился обратный: даже, когда демократы говорили правду о тёмных моментах в русском прошлом (а они есть в истории любого народа, например евреев, о чём неоднократно свидетельствует Библия), им не верили. Именно так случилось с Грозным. Его хаяли, а ура-патриоты твердили: клевета! Кое-кто решил, что единственный способ вернуть утраченное, то есть стране – её богатства, народу – достоинство – восстановить прежние коммунистические порядки и обелить «попранных героев». Ведь подобные энтузиасты родились и жили после ухода со сцены наиболее кровавых представителей советской власти. Одно дело Ленин, Троцкий и Сталин и совсем иное Брежнев или Андропов! Поколению недовольных «демократией» неплохо жилось при последних коммунистах. Это означает, что многие неофиты, внешне православные христиане, не избавились от иллюзий  творцов и «практиков» коммунизма Маркса - Ленина-Сталина, внушённых им с детства.
                Если рассмотреть аргументы сторонников канонизации Иоанна Грозного, то они смехотворны и сводятся, в основном, к трём постулатам. Первый: Грозного очернил историк Н.М. Карамзин, потому, что он масон, а на самом деле, царь «хороший». Действительно, Николай Михайлович какое-то время сотрудничал с Новиковым и состоял в ложе, но затем от организации «вольных каменщиков» отошёл. Он был некоторое время на подозрении у правительства императрицы Екатерины11 как ученик масонов, но его не тронули, так как имелись доказательства о его разрыве с «вольными каменщиками». Факт «заступничества» Карамзина за Новикова перед правительством, когда последнего заключили в крепость, приводится как порочащий аргумент, но этот случай как раз свидетельствует о порядочности Николая Михайловича, который был человеком чести и возмущался жестокостью расправы с бывшим соратником. Будьте покойны: соответствующие карательные структуры в тогдашней России были на высоте и кого надо, всех доставали. Весьма успешную борьбу с масонами возглавлял сам Потёмкин, за что Г.А. после его смерти пинали все, кому ни лень, в особенности в советский период. Что касается «Истории государства Российского», то это замечательный труд, встреченный с восторгом тогдашним читающим обществом, который не потерял своего значения и в наши дни. Читается легко. Слог замечательный. Пожалуй, ни один последующий русский историк не писал так художественно. Никаких масонских «знаков» или предпочтений в нём нет. Карамзин был религиозным человеком, что отражается  в тексте. Прожил достойную жизнь и принял христианскую кончину. Масонский период – ошибка. Кто не ошибается? Известны и иные выдающиеся личности, порвавшие с масонством. Например, Моцарт, А.С. Пушкин, но никому не приходит в голову отвергать их творчество или сомневаться в его качестве.
             Аргумент второй: пресловутый 9 том «Истории» с радостью встретили декабристы – тоже масоны, революционеры, враги России и т.д. А почему бы им его и не похвалить, когда он нравился всей образованной части общества? Приводят особенные восторги декабриста К. Рылеева. Ну и что? Сам Рылеев обладал литературным вкусом, был неплохим поэтом, написал замечательное стихотворение про Ивана Сусанина. По логике поклонников Грозного, Сусанина теперь прославлять не следует. А может, стоит, подобно библейской пчеле собирать нектар и с ядовитых цветов?  Второй аргумент выставляют «ревнители», которые хотят быть белее белых. Патриотический лагерь у нас неоднороден: есть и такие, кто хочет быть краснее красных.
              Третий аргумент: Грозного (и Распутина) почитали такие и такие-то старцы. Нет уверенности, что эти сведения правдивы: «Кто-то кому-то сказал, кто-то что-то слышал» - вот уровень «достоверности» подобных сообщений. Старцы сами не причислены к лику святых. А если и причислены, то могут ошибаться в вопросах, не имеющих прямого отношения к спасению.
               Хулители Карамзина забыли одну существенную вещь. Настоящий учёный-историк работает с ИСТОЧНИКАМИ. Таковыми являются, во-первых, документы изучаемой эпохи. Во-вторых, свидетельства современников или людей, общавшихся с современниками, а в случае нашем ещё один важнейший источник - летописи. Учёный не находится под влиянием псевдоисторических фильмов или художественной литературы советского периода, подобно поклонникам Грозного. А вот источники рисуют эпоху Иоанна 1У весьма мрачными красками. У поклонников Грозного и тут наготове аргумент. Дескать, свидетельство князя Курбского не имеет цены, потому, что он относился к царю предвзято, и вообще, он диссидент, этакий Солженицын ХУ1 века, а иностранцы, жившие в Москве не могли быть объективными по отношению к русскому монарху. Эти утверждения, мягко говоря, спорны. Тот, кто действительно читал переписку царя с А. Курбским, может заметить,  что опальный князь в своих обличениях употребляет вполне корректные выражения, а царь, напротив, отвечает со свойственными ему гневливостью и грубостью, впрочем, весьма красноречиво, этого не отнимешь. Когда князь Курбский заявляет, что впредь царь лица его никогда не увидит, Грозный отвечает, что мол, подумаешь, уязвил: «лица твоего эфиопского не увижу!». Где тут братская любовь и христианское отношение к врагам, характерные для человека святого?  Иностранцы же вовсе не всегда порицали Иоанна. Иногда и хвалили. Например, за следующее деяние. В Москве в одно время появилось слишком много нищих бродяг, по-нынешнему бомжей. Царь велел их собрать возле одного из московских прудов. Нищие явились, надеясь на царскую милостыню. Вместо этого их всех утопили  в проруби. Иностранный наблюдатель хвалит царя за домовитость  и наведение порядка. Таких эпизодов в жизни Грозного имелось предостаточно, правда по масштабам злодеяний он значительно уступал некоторым  западным монархам, вроде Генриха Английского Синей Бороды или Людовика Х1 Французского и прочим Францизскам, так, что иностранные наблюдатели к нему за подобные деяния не в претензии.
             Большинство наших историков (а вовсе не один Карамзин) относятся к личности Грозного отрицательно и никто даже речи не заводил о его канонизации. Среди этих учёных В.О. Ключевский, С.М. Соловьёв, С.Ф. Платонов, П..И. Ковалевский, С..Б. Веселовский, А.Г. Кузьмин, В. Л. Махнач и другие. Это всё люди русские, известные и даже знаменитые, и не масоны!
                Но самым убедительным аргументом против святости царя Иоанна 1У служат убийства двух святых: преподобномученика Корнилиия Псково-Печерского и митрополита Московского Филиппа. Причём первый убит Грозным собственноручно. В случае канонизации царя, придётся этих святых деканонизировать. Кстати, убийство псковского игумена не единственное, совершённое Иоанном. Всё-таки удивительно: наши ревнители не по разуму тащут во святые СЫНОУБИЙЦУ, криком крича, что никакого сыноубийства не было. Но в переписке с Курбским царь этот факт не отрицает, а только пытается оправдать своё преступление. Кроме того, Грозный не в первый раз стал причиной смерти своего отпрыска. В своё время лаврский подвижник преподобный Максим Грек предсказал ему смерть первенца царевича Димитрия (поистине, это имя стало роковым для русских монархов) от первой цены царя Анастасии в случае ослушания, когда старец не благословил ехать царя по святым местам с женой и новорожденным сыном. Грозный не послушался  и младенец умер.
                Уже не раз обращали внимание, что у Иоанна 1У Грозного явно налицо признаки психического заболевания, называемого паранойей. Паранойя это соединение мании преследования с манией величия, в основе которых садизм, то есть потребность  жестоко мучить кого-то, издеваться над кем-то. Власть – величие дают неограниченные возможности для осуществления этой порочной склонности, а сознание греховности подобного состояния вызывает страх наказания и бешеную мнительность. Грозный – пример маниакальной подозрительности. Ему повсюду мерещилась измена, не беспочвенно, скажем ради справедливости. Но если б царь был другим, не вызывал бы всеобщий страх и ненависть, не приходилось бы так сильно опасаться!  Другим, ещё более впечатляющим примером параноика служит И.В. Сталин. Как можно этого не замечать! Недаром при И.В. выпущены фильмы «Иоанн Грозный» и «Пётр 1». Рыбак рыбака видит издалека!
                Великий русский народ дал миру целый сонм святых, возможно, больший, чем любой другой христианский народ. Кроме того, во всех областях человеческой деятельности, будь то политика, военное дело, наука или культура русские породили столько гениев, что нация может ими гордиться в веках. И нет никакой необходимости записывать в святые и державники тирана, психопата и садиста, пусть даже он и совершил какие-то полезные деяния, а не только неблаговидные поступки.

                Февраль 2016


Рецензии