аксф3

Глава 7

Тем же вечером, спустя двадцать минут после расставания с господином Сальковым, Сергей Иванович занялся проверкой данных, купленных у вышеупомянутого господина за круглую сумму. В своё время Сергей Иванович приобрёл, ни много – ни мало, электронную паспортную базу данных РФ. Она встала ему в три тысячи долларов на специальной площадке одного из чёрных рынков столицы и обновлялась за семьсот долларов в год. Или за сто пятьдесят долларов ежемесячно. Сергей Иванович обновлял базу раз в год, и так уж получилось, что время последнего обновления почти совпало с появлением господина Салькова.
- Итак… Грузовицкий Степан Анатольевич… Одна тысяча девятьсот семьдесят третий год рождения… Благовещенск Амурской области… Люберцы, Московской области, улица Советская… - приговаривал Сергей Иванович, сверяясь с записями Константина и показаниями в базе данных. Пока всё сходилось. Вернее, сходилось в части последнего места жительства интересного господина. Поскольку о месте и годе его рождения Константин Сальков не знал. Но об этом «рассказывала» умная база, составленная и обновляемая специалистами своего дела.
- Ты спать идёшь? – спросила, не входя в кабинет, Анфиса.
- Пока нет, мне ещё надо позаниматься, - отозвался Сергей Иванович и продолжил упражнения с компьютером. Сначала он проверил регистрацию господина Салькова, ориентируясь на Лобню. И нашёл там только одного временно проживающего Салькова Константина Борисовича 1986 года рождения.
- Очень хорошо, - пробормотал бывший пограничник и переписал адрес временной регистрации Салькова в бумажку с адресом господина Грузовицкого. Затем, не откладывая дел в долгий ящик, Сергей Иванович открыл электронную почту в Яндексе и отправил самому себе письмо в почтовый ящик в Мэйл. В письме Сергей Иванович записал адреса Грузовицкого и Салькова. Закончив с почтой, Сергей Иванович решил разузнать о господине Салькове больше, нежели было известно от него самого, из его паспорта и из адресной базы данных. Бывший пограничник ввел в строку поиска два слова «частный детектив» и через несколько секунд любовался на первую страницу перечня услуг, предлагаемых специалистами вышеназванной профессии.
- Однако, - пробормотал Сергей Иванович, прочитав о том, что некое московское детективное агентство разыскивает пропавших людей, находит должников, разруливает любые семейные проблемы и собирает всякую полезную информацию в течение 24 часов в сутки на территории всей РФ. Бывший пограничник открыл домашнюю страницу этого способного агентства и, не мудрствуя лукаво, позвонил прямо с компьютера на указанный контактный телефон.
На мониторе компьютера появилась заставка, а мелодичный женский голос ответил:
- Алло! Вас слушает дежурный секретарь детективного агентства «Губчека, Инкогнито и компания (18) ».
- Мне нужна самая подробная информация на гражданина РФ Салькова Константина Борисовича, 1986 года рождения, место рождения – Новосибирск, - доложил Сергей Иванович. Он тоже выключил камеру, поскольку не хотел светиться перед пусть даже и дежурным секретарём частного детективного агентства со столь многообещающим (равно как и двусмысленным) названием.
- Срочность? – поинтересовалась секретарь.
- Максимальная, - ответил Сергей Иванович.
- Вы ознакомились с прейскурантом, прежде чем обратиться к нам? – спросила секретарь.
- Я думаю: я справлюсь и без ознакомления, - самоуверенно возразил бывший пограничник.
- Приятно слышать. Но я имела в виду не одну только вашу платежеспособность. В нашем прейскуранте предложен подробный перечень услуг, которые мы предоставляем нашим клиентам. Что касается сбора информации на того или иного гражданина РФ, то такая работа у нас нормируется по разным категориям сложности. Вы вот сказали, что вам нужна самая подробная информация на некоего Салькова Константина Борисовича. Вопрос: по какому статусу, присвоенному данному господину, вы хотите получить о нём самую подробную информацию?
- Пожалуйста, популярней, - откровенно язвительным тоном попросил Сергей Иванович.
- О, вы только не обижайтесь! – воскликнула секретарь. – Мы всегда готовы разъяснять нашим клиентам всё, что им непонятно. В данном случае, я готова выступить устным гидом в дебрях нашей электронной формалистики. Статус же присваивается тому или иному субъекту, с кем мы собираемся работать, по специальной квалификации. Так, например, если ваш Сальков Константин Борисович обыкновенный обыватель или мелкий служащий, ему мы присваиваем статус «кролик». Если же господин Сальков – средний бизнесмен, аналогичный чиновник, офицер-военнослужащий или сотрудник правоохранительных органов – его статус будет «заяц». Если же…
- Я понял, - прервал «расходившегося» секретаря Сергей Иванович, - всякий статус будет стоить дороже, а на верхушке вашей квалификации сидит слон? И это какой-нибудь теневой олигарх, явный депутат госдумы или вор в законе окружного масштаба?
- Лось, - без тени смущения возразила секретарь, не затрудняясь опровергать потенциального клиента насчёт олигархов, депутатов и воров в законе.
- А как там со степенью сложности самой работы в теме сбора информации? – решил идти до конца Сергей Иванович. В общем, приходилось раскошелиться на телефонные расходы, коль уж не удосужился ознакомиться с этим гадским прейскурантом.
- Три степени плюс четыре поправки, - охотно сообщила секретарь, даже не сбившись с дыхания. – Первая предусматривает сбор общей информации по следам разных периодических интернет-изданий с использованием всевозможных платных баз данных официального открытого характера плюс электронные картотеки по местам работы и в военных комиссариатах. Вторая будет дороже из-за привлечения официально закрытых баз данных. Третья встанет вам ещё дороже из-за установления за вашим субъектом наружного наблюдения. Поправки…
- Не нужно поправок, - отмахнулся Сергей Иванович, - я уже определился. Статус – кролик, степень сложности – первая. Срочность работы по-прежнему – максимальная.
- Хорошо. Перейдите на страницу «Договор» и заполните предложенную форму по выбранным вами статусу субъекта и категории сложности работы.
Сергей Иванович перешёл и обнаружил, что договор не предусматривает его анонимности во взаимоотношениях с агентством. Хотя выше договорной формы крупным шрифтом стояло обещание сохранения полной конфиденциальности.
«Что ж, поверим», - подумал Сергей Иванович и быстро заполнил форму: где надо, ответил на вопросы, где надо, поставил галочки или прочерки. Затем «ткнул» кнопку «готово». Через минуту страница «закрылась» и вновь появилась давешняя заставка.
- Наш гонорар за предложенную вами работу составит две тысячи четыреста пятьдесят долларов США, - сообщил голос.
- Деньги, разумеется, вперёд? – не удержался от сарказма Сергей Иванович.
- Деньги вы переведёте на наш счёт в течение суток по указанному номеру после того, как получите отчёт о выполненной работе, - ответил приятный женский голос, совершенно не выказывая никакого угрожающего металла. Или холода. Приятный себе и – приятный. Тем не менее, Сергей Иванович понял, что шутки шутить с хозяевами обладательницы данного голоса таки не стоит.
- А насчёт заявленной конфиденциальности не надуете? – не удержался он от очередного саркастического вопроса.
- Не извольте беспокоиться.
- Как скоро ждать отчёт? – задал очередной вопрос бывший пограничник.
- В течение восьми часов, - доложила секретарь и, в свою очередь, поинтересовалась: - Где вы узнали о нашей фирме?
- В интернете, - не стал юморить Сергей Иванович. – Это вам для отчёта?
- Да, для него, - совсем уже по-человечески вздохнула секретарь. – Шеф тратит кучу денег на рекламу и требует следить за рейтингом отдачи…
- Понятно, - сочувственно возразил бывший пограничник. И решил на этом закругляться. То есть, ограничиться заказом на господина Салькова, оставив господина Грузовицкого без внимания детективного агентства. Ведь если простой обыватель Сальков обошёлся ему в нехилый гонорар, то сколько будет стоить такой законспирированный гусь, как господин Грузовицкий? Наверняка, птица высокого полёта в сфере полукриминального банковского бизнеса.
Денег, в общем, Сергей Иванович пожалел. Тем более, что в теме наружного наблюдения он мог дать фору любому детективному агентству. А фора по времени ему была нужна позарез, поскольку его у него оставалось чуть больше трёх недель. А ещё Сергей Иванович не хотел лишних свидетелей. И пусть эти свидетели – детективные профессионалы, обещающие полную конфиденциальность, кому они нужны? Особенно в такой ситуации, когда на носу возможно мокрое завершение отношений с деятелем от вышеупомянутого полукриминального бизнеса. Или даже с целой компанией подобных.

Перед тем как заснуть, Сергей Иванович мысленно пролистал резюме, составленное по итогам проделанной за сегодня работы плюс полученной информации. На первом месте данного резюме «стояло» окончательное разъяснение отношений между банкиром и Андреем.
«Вот оно как повернулось, - соображал бывший пограничник, устроившись на обширной общей кровати подальше от огнедышащей Анфисы. – Теперь понятно, почему банкир моего незадачливого брательника не собирается идти в суд и наезжать на его жену. А она и знать не знает, что в скором будущем может оказаться не только очень бедной вдовой, но вдовой совершено дохлой…»
Да, он был циником. Но как им не стать, пройдя такой жизненный путь, какой прошёл он? Тем не менее, именно этот циник собирался лечь костьми, чтобы спасти и брата, и его жену, и их детей. Эту милую девчушку с голубенькими глазками и серьёзного пузыря по имени Феофан.
На втором месте образовался вопрос: да кто он на самом деле такой, этот господин Грузовицкий? И если сначала меры предосторожности, принятые вышеупомянутым господином для телефонного (виртуального) общения с его коллегами по работе (или ещё кем-то там), показались Сергею Ивановичу обоснованными, то по здравому размышлению вышеупомянутый вопрос и образовался. Ведь, если верить Константину Салькову, этот Грузовицкий – всего правая рука частного предпринимателя. Коих в Москве и России хоть пруд пруди. А его коллеги (или ещё кто-то там) ещё жиже. Так на хрена такая повышенная секретность?
«Да, на хрена? – повторил мысленный вопрос бывший пограничник. – Ведь он, блин, не тайный агент Навального? Или этого… как его… Огольцова? Нет, Удальцова! Каковой агент, зараза, есть глубоко законспирированный боевик, собравшийся в компании таких же законспирированных сообщников подпилить сук, на котором сидят и наш дорогой президент, и вся его «Единая Россия». В общем, никакой этот господин Грузовицкий не боевик и не агент. А обычный банковский служащий... Мягко говоря…»
Додумавшись до этого места под флёром антипатриотичного юмора, Сергей Иванович стал засыпать. И приснились ему Навальный, коего Сергей Иванович не уважал за его откровенный популизм, и наш дорогой президент. Навальный сидел на условной башне из слоновой кости, а наш дорогой президент расположился на одном из «выступов» всамделишного Кремля. А так как Кремль был-таки всамделишный, а башня из слоновой кости – чисто условной, то даже во сне Сергей Иванович продолжил не уважать господина Навального. Что касается президента, то даже во сне, и даже после антипатриотических мыслей перед ним, Сергей Иванович продолжил относиться к нашему дорогому президенту хорошо. То есть, не изменил своего мнения насчёт того, что в стране могло бы быть и хуже, захвати в ней власть какой-нибудь политический выжига типа…
В этом месте своего сна Сергей Иванович вовремя вспомнил о политкорректности и не стал поминать известных фамилий. А потом и вовсе проснулся. Он взял сотовый, посмотрел время – без пяти шесть утра – и получил сообщение. Бывший пограничник открыл сообщение и прочитал, что его заказ выполнен. А отчёт переслан на указанный в форме договора адрес электронной почты.
- Очень хорошо, - с удовлетворением пробурчал Сергей Иванович. Будучи современным человеком, он не удивился такой оперативности. Ведь сейчас – не тридцать лет назад, когда для того, чтобы московский детектив мог собрать нужную информацию на какого-нибудь жителя Новосибирска, ему, детективу, следовало дождаться начала рабочего дня в Новосибирске, а затем звонить своему местному агенту. Или какому-нибудь участковому инспектору, работающему левые заказы за скоромные чаевые. Теперь всякий уважающий детектив имел под рукой опытного хакера. Который мог запросто войти в любой электронный (виртуальный) накопитель любых данных. А также вскрыть любое хранилище с записями любого видеонаблюдения.
- Чо? – проснулась Анфиса.
- Спи, ещё рано, - возразил бывший пограничник, оделся и пошёл в кабинет. Там он в течение десяти минут перевёл на номер счёта детективного агентства требуемую сумму, и только потом открыл электронную почту. Затем Сергей Иванович «развернул» письмо и обнаружил в нём, помимо дежурной официальной фразы, прикреплённый файл в текстовом формате. Этот файл Сергей Иванович скопировал в свои документы, там его открыл и, убедившись, что файл скопирован корректно, очистил почту от письма из детективного агентства.
- Что ж, теперь посмотрим, что это за гусь в действительности, этот Сальков Константин Борисович, - вполголоса произнёс бывший пограничник и стал читать.

Глава 8

Подозрения не обманули Сергея Ивановича. И господин Сальков оказался не совсем тот, за кого он себя выдавал. Нет, он соответствовал и своим реквизитам, и остальным паспортным данным, однако сильно приврал насчёт бывшей трудовой деятельности. Так, он не работал ни в каком рекламном агентстве, но трудился в качестве преподавателя по информатике в новосибирском техническом университете. При этом его белая зарплата составляла 25 тысяч рублей. Сколько получал господин Сальков помимо своей белой университетской зарплаты, агентство не разузнало. Но определённо обвинило господина Салькова в хакерской деятельности. Подтверждением обвинения агентство показало три судебных иска, предъявленных господину Салькову городским судом города Новосибирска в теме незаконной хакерской деятельности. А именно: господин Сальков был трижды уличаем во взломе баз данных региональных дилеров программного антивирусного обеспечения. По всем трём искам вышеупомянутый господин Сальков отделался административным взысканием в виде трёх штрафов, но на том дело не закончилось. В теме судебных преследований. Но завершилось четвёртым судебным разбирательством уже по уголовному делу, в котором господин Сальков сначала выступал в качестве главного подозреваемого, но потом вдруг сделался свидетелем.
Более полутора лет назад в одном из новосибирских интернет-кафе, работающих в закрытом формате (типа – только для избранных), случилась довольно крутая разборка. Это интернет-кафе арендовало двухкомнатную квартиру в двухэтажном старинном доме. И работало почти круглые сутки. Жильцы второго этажа, разбуженные стрельбой в четыре утра, вызвали наряд полиции. Наряд прибыл на место и обнаружил в интернет-кафе, помимо погрома (варварски раскуроченные компьютеры, побитые мониторы и выпотрошенный сервер), три трупа молодых людей с огнестрельными ранениями. Владелец кафе отсутствовал, а записи видеонаблюдения показали, что за два часа до начала стрельбы кафе посетил господин Сальков в компании с каким-то другим молодым человеком. Как потом господин Сальков покинул кафе и как туда проник убийца (проникли убийцы), на записях видеонаблюдения не отразилось. Куда делся молодой человек, прибывший в кафе вместе с господином Сальковым, также было непонятно.
В этом месте отчёта Сергей Иванович прочитал, что о подробностях следствия он может узнать за дополнительную плату.
- Ну, да, конечно, - проворчал он и стал читать дальше.
А дальше шли такие данные, о которых Сергей Иванович знал сам. Типа, господин Сальков, выйдя из последнего судебного разбирательства не только сухим, но и без подписки о невыезде, рассчитался в своём университете и отбыл в московскую область. Где проживает, согласно записи о временной регистрации в соответствующей инстанции, по такому-то адресу в городе Лобня.
Завершала отчёт небольшая приписка. В ней говорилось, что агентство перевыполнило свою работу, поскольку пришлось дополнительно повозиться с восстановлением тех виртуальных (электронных) данных о господине Салькове, которые кто-то предварительно уничтожил. Но агентство надеется на дальнейшее сотрудничество с заказчиком и «прощает» ему вышеупомянутую переработку в виде своеобразного бонуса.
- Что ж, спасибо, - буркнул Сергей Иванович. – Однако надо же: восстановление виртуальных данных!
С этими словами он взял телефон и отправил в агентство СМС. В нём бывший пограничник поблагодарил детективных деятелей за работу и заверил их в том, что если у него вновь возникнет потребность известного толка, так он непременно обратиться только к ним.
«Да, способные ребята, - подумал он, прикидывая поспать ещё часа два, - и за клиента сражаются. Потому что, блин, сплошная конкуренция. Как в среде производителей копчёной колбасы, шоколадных конфет и хлебного кваса. Хотя, в отличие от отечественных производителей отвратных продуктов питания, наши детективы – как показал опыт – работают много качественней… Но каков хмырь этот Сальков! Якобы бывший провинциальный рекламный деятель, вынужденный искать лучшей жизни в окрестностях столицы. Интересно, чего он там намутил в своём Новосибирске, коль решил линять оттуда, воспользовавшись своевременным предложением работы, поступившим от Андрея? Причём линять, предварительно уничтожив все свои данные, «застрявшие» на разных местных виртуальных и электронных носителях. И насколько правдиво он поведал мне о своей нынешней деятельности, якобы полностью подчинённой заказу работодателя? И насколько связана его теперешняя деятельность с прошлой? А на хрена в действительности он приезжал ко мне? Неужели только за тем, чтобы помочь мне в розыске пропавшего брата? Помочь, разумеется, за деньги, потому что какой дурак нынче поверит в безвозмездный альтруизм…»

Прошло три дня. Сергей Иванович заказал путёвку в Грецию (в одни из семейных пансионатов на берегу Ионического моря) сроком на три недели, начиная с последней декады текущего месяца, а назавтра собрался в Москву. А вчера у них с Анфисой произошёл крупный разговор. Сергей Иванович, то есть, поведал своей сожительнице о желании поправить здоровье на одном из южных морских курортов.
«Это как это поправить?! – с места в карьер раскипятилась молодуха. – А я?!»
 «А ты за хозяйством присмотришь, - терпеливо растолковывал Сергей Иванович. – Или давай кур с боровом резанём, кошек с собаками – скорняку, а сами – на курорт?»
 «Дык я Витька попрошу, он присмотрит, - упёрлась Анфиса, - он как раз опять безработный…»
Витёк, старший брательник Анфисы, пил горькую и ни на какой работе подолгу не держался.
«Угу, - ухмыльнулся Сергей Иванович, - твой Витёк, пока мы будем на солнышке загорать, сначала всё наше добро по миру пустит, а потом и домик подпалит».
«Дык можно маманю вместе с ним», - не отставала Анфиса.
«А за вашей коровой кто будет ходить, Александр Сергеевич Пушкин? – возразил Сергей Иванович. – Вот ему больше делать нечего вместо того, чтобы как следует к дуэли с Дантесом подготовиться…»
 «Какого ещё Дантеса? – сшиблась с темпа Анфиса. – А разве ж дуэли ещё не было? Чо ты мне мозги пудришь?!»
 «Короче! – рявкнул Сергей Иванович. – Послезавтра я еду, а ты остаёшься здесь. Ясно?!»
 «Чего эта мне ясно-а!? – завизжала Анфиса. – И никуда ты без меня не поедешь!»
 «Ну, мне надо с одним другом встретиться, из прошлой жизни, понимаешь? – перешёл на заговорщический тон с оттенками искательного примирения Сергей Иванович. – Ты ведь в курсе, чем я занимался в Латинской Америке? Он только из тюряги вышел, сбросил мне на аварийный адрес сообщение и…»
 «И?» - развесила уши глупая баба. Вначале она заподозрила (и правильно сделала) своего сожителя в желании сокрыть истинную цель поездки. Но Сергей Иванович правильно повёл переговоры, и Анфиса начисто забыла о том, что его кормильца просили о помощи в розыске пропавшего брата.
«И он вернёт мне кучу денег, - подмигнул Анфисе Сергей Иванович. – Когда Микки усадили в тюрягу в Рио, я слил пятьдесят тысяч долларов хорошему адвокату, и он помог Микки с амнистией пожизненного срока».
«И как он тебе вернёт кучу денег, если твои деньги пошли адвокату, а твой Микки только что откинулся из тюряги?» - сообразила Анфиса.
«Молча! – возразил Сергей Иванович. – Выйдя из тюряги, Микки напряг старых подельников, которых не сдал во время посадки, и те собрали ему целых сто двадцать тысяч евро компенсации. Вот он и хочет вернуть мне мой полтинник. Усекла?»
 «Усекла!» – разинула рот Анфиса. Она знала, что её сожитель – мужик денежный, но насколько именно – ни-ни. – Ты поэтому типа на курорт, чтобы встретиться со своим корешем?»
 «Типа того, - кивнул головой Сергей Иванович. – Я предлагал Микки тащиться к нам, но он побаивается ехать в Россию».
«По-ня-а-тно-а», - глубокомысленно произнесла Анфиса.
«Вот получу должок и купим тачку, - пообещал Сергей Иванович, - а то сколько можно без тачки?»
 «Верно!» - загорелась Анфиса. Она давно канючила насчёт машины, но не знала, что Сергей Иванович не покупает тачку не из-за отсутствия достаточного количества денег, а потому, что давно прикинул тройную выгоду от поездок на такси вместо содержания собственного автомобиля. Не считая денег на его покупку.

Глава 9

Перед поездкой случился скандал. Старший брат Анфисы раздобылся крупной суммой денег, накупил бухла и отправился гужбанить на историческую родину. Точнее, к мамане. Где-то в райцентре у него была общая с бывшей женой квартира, но бывшая жена брательника Анфисы имела родственные связи с местной полицией. Поэтому пьянствовать и безобразничать косвенный родственник Сергея Ивановича Хромова предпочитал или у дружков, или в родной деревне.
Бедная маманя беспутного великовозрастного сыночка жила в семи вёрстах от деревни, где обосновались Сергей Иванович с Анфисой. Молодуха получила тревожное сообщение от родительницы, вызвала такси, быстро попрощалась с сожителем и рванула в родную деревню. Спасать маманю, корову и отчий дом. А Сергей Иванович встал ни свет – ни заря, вбросил семимесячному боровку сухих отрубей, подсыпал зерна птице, покормил кошек с собаками и быстренько соорудил себе внешность Исидора Гуэльо. В таком виде он, не замеченный соседями, покинул деревню и по железке дошёл до райцентра. Там Сергей Иванович нанял частника и доехал на «столицы» области. В областном центре Сергей Иванович сел на автобус и через пять часов был во Владимире. И только оттуда бывший пограничник оправился в Москву. А там взял такси и поехал в Люберцы. Не доезжая автовокзала, куда он заказал московского таксиста, Сергей Иванович позвонил Анфисе. И в течение минуты выяснил, что у неё всё в порядке. Брательник, то есть, благополучно препровождён в наркологичку с диагнозом «белая горячка», а сама Анфиса уже дома. Всё это встало Анфисе в семь тысяч рублей (пять дней полноценного стационара в «камере» для V.I.P. районного значения) плюс литр первача экипажу скорой наркологической помощи. Да ещё те пять штук, которые Сергей Иванович давеча скинул на кредитную карточку «родственника». Скинул под видом компенсации за неиспользованный отпуск на последней работе «родственника», откуда тот был недавно изгнан. Сергей Иванович знал, что брательник Анфисы не такой дурак, чтобы «оспаривать» не причитающуюся ему сумму, но безропотно примет подарок судьбы под видом ошибки бухгалтера бывшего работодателя и использует данную сумму строго по назначению. Что, в общем, и произошло. Одно удивляло бывшего пограничника: как можно так быстро допиться до белой горячки?

- Простите, вы не подскажете, где здесь ближайшая гостиница? – изображая испанский акцент, спросил Сергей Иванович у первого встречного полицейского. Полицейских было двое, и они гуляли рядом с люберецким автовокзалом. Обращаясь к ним, бывший пограничник провоцировал их на адекватную реакцию, желая в деле проверить свой фальшивый паспорт.
- Ваши документы, - не преминул прицепиться к Сергею Ивановичу страж подмосковного порядка.
- О, да, пожалуйста! – широко улыбнулся бывший пограничник.
- Хм… гражданин Испании… К нам с какой целью? И откуда так хорошо знаете русский?
- Я здесь учился тогда, когда советские студенты ходили на демонстрацию 7 ноября, а ваши коллеги работали в милиции, - многословно объяснил фальшивый испанец.
- Где учились? В Люберцах?
- В МГУ!
- А какого х… А зачем прибыли в Люберцы?
- О, здесь жила одна моя бывшая сокурсница, и я…
- Понятно. Слышь, Ариф, иностранные туристы должны получать временную регистрацию?
- Не знаю, э! Пошли вот там перспективный групп нарисовался!
Полицейский вернул паспорт Сергею Ивановичу и показал ему спину, намереваясь идти с напарником к перспективной группе жестикулирующих гостей подмосковного агломерата, чтобы проверить их на наличие регистрационных документов.
- Господа! – воззвал к полицейским спинам бывший пограничник. – Вы мне так и не сказали, как мне пройти к ближайшей гостинице?
- Я похож барышня из справочный служба, э? – не оборачиваясь, огрызнулся один из подмосковных полицейских, и они с напарником таки накрыли перспективную группу.
- А вон там ближайшая гостиница! – подсказала Сергею Ивановичу некая дама и указала на шестнадцатиэтажное здание, украшенное огромным логотипом какой-то импортной торговой компании.
- Спасибо, мадам! – прижал руки к груди Сергей Иванович, перевесил поместительную спортивную сумку на другое плечо и двинул в сторону указанного здания. Был ранний вечер, кругом горели фонари, сияла реклама и светились окна жилых домов. Пошёл дождь пополам со снегом. Ветер дул слабыми короткими порывами. В трёх минутах ходьбы от автовокзала на бывшего пограничника навалились какие-то ближние иностранцы. Они стали хлопать его по плечам, по спине и призывать вспомнить, как они все вместе весело проводили время вчера вечером.
«Блин, своих карманников в России мало, ещё эти понаехали», - брюзгливо подумал фальшивый испанец. Он легко идентифицировал данную категорию преступников и решил действовать по-свойски. То есть, не дал им под сурдинку обчистить себя, но одному грамотно загнул пальцы, а второму каблуком придавил подъём стопы. А так как ближний иностранец был обут в легкомысленные кроссовки, то он взвыл от боли и отстал от «клиента». А тот, которому загнули пальцы, присел в нужном направлении, а затем и вовсе упал, повалив на землю ещё одного своего подельника. Сергей Иванович, воспользовавшись передышкой, быстро выдрался из компании специалистов своего дела и, заметив такси, направился к нему. На ходу он обернулся и увидел других полицейских. Те равнодушно наблюдали за происходящим. Очевидно, уже проверяли вышеупомянутую компанию на предмет регистрации.
Сергей Иванович приблизился к такси, плюхнулся на заднее сиденье и назвал адрес той гостиницы в Люберцах, где он заранее заказал номер. Всего за сто пятьдесят долларов в сутки. Примерно столько, сколько стоило недельное проживание в бунгало на берегу океана в Бразилии в окрестностях Макапы (19) . Люберецкая гостиница, выбранная для недлительного проживания бывшим пограничником, не могла похвастать своим соседством с океаном, подмосковной речушкой или водохранилищем, зато находилась в одном спальном районе, где был зарегистрирован по месту своего постоянного жительства господин Грузовицкий.

Номер находился на втором этаже какого-то бывшего административного здания. И размером вполне соответствовал нормальному гардеробу. Зато имелся довольно сносный санузел, разделённый парниковой плёнкой, телевизор из серии «ретро», дубовый кондиционер, не отличающий Цельсия от Фаренгейта, и мини-бар, набитый всякой выпивкой по цене коллекционного. Время набежало к восьми. Сергей Иванович задёрнул шторы, включил верхний свет и разделся. Затем он ополоснулся, достал из сумки домашние бутерброды, числом три, и перекусил. Бутерброды он запил чаем из термоса и повалился на двуспальную кровать. Отдыхал бывший пограничник ровно сорок минут, потом встал и занялся вещами. Он достал из сумки спортивный костюм тёмно-серого цвета, такую же куртку с капюшоном и оделся. На ноги бывший пограничник обул зимние кроссовки болотной масти, и приготовил чёрный вязаный колпак с прорезью для глаз. Он упаковал во внутренний карман куртки бумажник с двумя кредитками, международным паспортом и российскими деньгами, а потом рассовал по другим местам два носовых платка, тонкие матерчатые перчатки, небольшую упаковку с гигиеническими салфетками, перочинный нож, изготовленный по спецзаказу, и сотовый телефон. Затем Сергей Иванович машинально встряхнул сумку и повесил её в шкаф. В сумке лежали кое-какие сменные вещи, туалетные принадлежности, «косметичка», дактилоскопический пульверизатор, лэптоп размером с хороший еженедельник, запасной смартфон, универсальное зарядное устройство и запасной аккумулятор к лэптопу. Свой родной паспорт и немного налички, семьдесят тысяч рублей и десять тысяч евро, бывший пограничник держал в специальном кармане, сделанном в двойном дне сумки. Надо сказать, что эта сумка также шилась на заказ, а двойное дно было сработано из плотной толстой кожи так, что карман внутри неё не прощупывался.
Уходя их номера, Сергей Иванович тщательно протёр гигиенической салфеткой шкаф, куда повесил сумку, и подошёл к двери. Он послушал, нет ли кого в коридоре, и бесшумно покинул номер.

Сергей Иванович был на месте без чего-то десять вечера. Он медленно двигался метрах в пятидесяти от дома господина Грузовицкого и разглядывал окна на восьмом этаже типовой девятиэтажки нового поколения.
«Хорошо было бы, конечно, последить за этим хреном, прежде чем переться к нему в гости, - подумал бывший пограничник. – Но, во-первых, у меня мало времени, а, во-вторых, какой из меня терпеливый топтун? А вот взять за жабры и потрясти господина Грузовицкого – это у меня получится без дураков на пять с плюсом. И чем раньше я это сделаю, тем лучше».
Как нормальный профессионал, он был знаком с новинками из «семейства» средств слежения и наблюдения. Также Сергей Иванович знал, что их нетрудно приобрести. Имелись бы деньги. Однако, как тот же профессионал, он железно помнил, что иметь при себе всякие подозрительные предметы вроде незарегистрированного оружия или специальной антенны-перехватчика телефонных переговоров было небезопасно. А ну, как тебя возьмут за задницу и досмотрят? А у тебя…
«Для нормальной наружки нужна тачка, - соображал бывший пограничник, – где можно держать всякую специальную аппаратуру. Но какая на фиг эффективная слежка на тачке в условиях сплошной пробки?»
Гуляя рядом с местом проживания правой руки криминального банкира, Сергей Иванович не забывал о повсеместном видеонаблюдении, поэтому он старательно прикрывал лицо капюшоном. Так он добрёл до специального ларька и купил букет цветов. Затем Сергей Иванович отоварился большим пакетом и запаковал его пустыми коробками, которые нашёл тут же, возле цветочного ларька. Минуту спустя, он перешёл улицу в положенном месте, миновал подобие скверика и встал метрах в десяти от нужного подъезда. Через пять минут возле подъезда образовалось подходящее движение: на бордюр напротив него наехала заляпанная грязью иномарка, из неё вылезла дама, она заперла тачку и направилась к двери, оборудованной домофоном. Сергей Иванович ускорился и настиг даму тогда, когда она отпирала дверь своим ключом.
- Минуточку! – воскликнул бывший пограничник и ринулся к подъезду.
Дама даже не дрогнула. Она вошла в проём и уже отпустила руку, чтобы дверь автоматически закрылась за ней. Но затем бросила взгляд через плечо и боковым зрением засекла мужчину, вставшего почти рядом с ней и неуклюже перехватывающего большой пакет и букет с цветами.
- Простите, - сказала дама и придержала дверь.
- Огромное вам спасибо! – с чувством возразил Сергей Иванович. – Один цветок из букета законно ваш!
- Возьму три, - не стала церемониться добрая женщина, отоварилась цветами и направилась к лифту. – Вы едете?
- Нет! Надо посмотреть почту!
Разговаривая, Сергей Иванович «держал» на лице специальную гримасу: оттянутая вниз, слегка свёрнутая в сторону и выдвинутая вперёд нижняя челюсть, и соответственно кривобокая улыбка. Дама, разглядев кавалера с цветами в свете лестничной площадки, машинально пробормотала «Однако!» и, больше не настаивая на продолжении знакомства, укатила вверх.
«Четвёртый этаж, прекрасно», - отметил бывший пограничник, выждал три минуты, вызвал лифт и поехал на шестой этаж. Там он несколько секунд постоял, прислушиваясь к движению за дверями квартир и в шахте лифта, и, никем не замеченный, быстро проник на пожарную лестницу. Здесь пришлось потесниться, поскольку современные пожарные лестницы строились в ещё более экономичном виде, нежели квартиры.
- Чёрт! – ругнулся бывший пограничник, стараясь не ободраться об железо переходных конструкций, поднимаясь на восьмой этаж. Вернее, на восьмой с половиной, потому что площадки между сдвоенными маршами пожарной лестницы не соответствовали уровню расположения квартир с их балконами ровно наполовину. В силу такой «архитектуры» безопасности Сергею Ивановичу предстояло либо спуститься на нужный уровень, либо подтягиваться. Но прежде всего следовало позаботиться об одежде. Сергей Иванович засунул капюшон в карман на воротнике куртки, а карман застегнул. Затем натянул на голову вязаный колпак.
- Та-эк-с, - невольно прокряхтел бывший пограничник, свешиваясь вниз и заглядывая в окно кухни господина Грузовицкого. Окно было задёрнуто плотной шторой, свет в кухне не горел, а оконное стекло оказалось чистым. Далее, за окном кухни, следовал балкон. Балкон пребывал в первозданном после завершения строительства состоянии, а застеклить его господин Грузовицкий не успел. Или просто не хотел этого делать. На балкон выходили наполовину стекленная дверь и окно единственной комнаты квартиры «подопечного». Всё также было плотно завешено, однако свет в комнате горел.
«Что ж, придётся поупражняться в качестве воздушного акробата», - мысленно пошутил Сергей Иванович и, цепко ухватившись руками в кожаных перчатках за металлическое обрамление пожарной площадки, стал спускаться ногами вниз, целясь ими на подоконник кухни. Однако для того, чтобы дотянуться носками кроссовок до цели, ему пришлось поочередно отпустить руками обрамление и перехватиться за торец бетонированной площадки. Хватаясь за торец левой рукой, Сергей Иванович слегка «промахнулся» и зацепился за него только пальцами. Сердце предательски ухнуло, правая рука непроизвольно напряглась и, повиснув на долю секунды на одной только руке, бывший пограничник одновременно зафиксировал левую руку в нужном положении и коснулся ногами скользкого подоконника.
- Уф-ф, - негромко выдохнул Сергей Иванович и слегка подвигал подошвами кроссовок по подоконнику, - сейчас самое интересное…
Самое интересное, однако, выглядело вполне прозаично. А то. Всего одно быстрое движение, вначале которого «стоял» точный толчок руками, направляющий туловище тренированного профессионала в сторону оконного стекла так, чтобы оно встало вплотную к данному стеклу и максимально параллельно ему. Ноги, заранее закреплённые на подоконнике (насколько это представлялось возможным), должны были выпрямиться, а руками следовало упереться в верхний обрез оконного блока. И, надо отдать должное нашему герою, с задачей он справился без помарок. То есть, правильно рассчитал силу толчка, чтобы именно в момент окончания инерции нормально встать в оконном проёме, одновременно «схватившись» руками за его внутренний верхний торец. При этом не раздавив стекла и не задавив собственным, брякнувшимся с двадцатипятиметровой высоты, телом какую-нибудь даму с собачкой.






 (18) Название, разумеется, вымышленное





 (19) Район впадения Амазонки в Атлантический океан. Не самое популярное среди туристов место


Рецензии
Герман, меняй жанр, тебе говорят!!! Интересно, что "эротическая проза" в предыдущих главах девушку не смутила!
Приятный отголосочек из времён нашей молодости прозвучал в мыслях героя: "безвозмездный альтруизм".. Ще не вмерло дело МСБА и его почётных членов!

Сергей Фоминъ   19.10.2017 00:16     Заявить о нарушении
отвечаю с опозданием
в интернете ползаю редко
спасибо за интерес и рекомендацию
вот очухался от очередной пьянки отбанился и сижу интересуюсь
БУДЬ ЗДОРОВ ДРУЖИЩЕ БЫЛИ БЫ МЫ И ФИГЛИ ЖАНРЫ

Герман Дейс   19.10.2017 21:46   Заявить о нарушении
Да уж. Береги себя, Жорж!

Сергей Фоминъ   20.10.2017 00:26   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.