Ярмарка правосудия,

или Как предотвратить ошибки президента Медведева
при назначении чиновников на высокие должности в регионах

(Расследование и размышления 2008 г.)

Приветствуя начало деятельности нового президента России с антикоррупционных действий, мы не можем не напомнить ему и его помощникам, что коррупция пустила глубокие корни и процветает там, где царствует так называемая круговая порука, где срослись судебная и исполнительная власти, где на высоких должностях много лет сидят одни и те же люди, где порядочность и справедливость выброшены на свалку за ненадобностью в угоду наглости и бесстыдству.

Почти 8 лет назад (14 ноября 2000 г.) в небезызвестной «Независимой газете» была опубликована заметка «Судейская ярмарка». Заголовок неяркий, но подзаголовок «Как подставили президента Путина при назначении им чиновника на высокую должность в регионе» сразу обращает внимание заинтересованного читателя, прежде всего, из числа жителей Карелии.

Вновь вспомнить данную публикацию подвигнуло опасение, что аналогичная ситуация с «подставой» уже нового президента при повторном назначении на должность председателя Верховного Суда Республики Карелия Б.К. Таратунина может весьма скоро повториться.

Итак, для начала цитата из той заметки восьмилетней давности. Её автор Анатолий Исаакович Розенберг, кандидат медицинских наук, врач высшей категории, ветеран Великой Отечественной войны поясняет, почему же Б.Таратунин вновь оказался на высокой должности: «… Видимо, до сведения президента не была доведена информация, по каким причинам для согласования этой кандидатуры на ответственный пост без ограничения срока полномочий карельскому Законодательному Собранию понадобилось три попытки. Руководство Верховного суда РФ характеризовало Таратунина положительно, хотя многочисленные факты свидетельствуют о массе допущенных им нарушений законности. Убедился в том я сам на печальном опыте тяжб с местной судебной машиной, много лет возглавляемой Борисом Константиновичем. Достаточно вспомнить о моих мытарствах в начавшихся в 80-е годы спорах «частного лица» с Карельским обкомом и Петрозаводским горкомом КПСС, выдвинувшим против меня десятки позорящих лживых обвинений. Лишь с помощью Верховного суда РСФСР мои иски к парторганам о защите чести и достоинства приняли к производству, после чего партийным бонзам пришлось опровергать свои наветы (об этом в 1990 г. писали «Известия», «Комсомольская правда», «Крокодил», «Человек и закон», карельская пресса). Однако, вопреки очевидному, коллегия по гражданским делам ВС Карелии и лично Б.Таратунин очень долго «не находили подтверждения» доводам о вмешательстве партийных органов в данное дело и неправильности прежних решений местных судов.

Судебные постановления по моим делам, одобренные верно стоявшими на страже интересов КПСС Верховным судом и самим Таратуниным, отменялись по протестам из Москвы семь раз! Только тогда мои иски были полностью удовлетворены».
Возможно, тот, кто прочитал эту обширную цитату, подумал, что у карельского учёного старые счёты с Фемидой? А кто старое помянет… Но если бы только он один в те и последующие годы возмущался деятельностью высокопоставленного судьи… Другие факты проявления откровенной тенденциозности Б.Таратунина и некоторых подчинённых ему судей предавались гласности в 90-х гг., в 2000-м и последующие годы. Широкой общественности Карелии и России это становилось известно от почётного работника прокуратуры РФ, председателя Комитета по законности и правопорядку Палаты республики ЗС Карелии Михаила Быканова (интервью «Страшно, когда судья пользуется двойными стандартами» в газете «Столица» и статья «Большое доверие – велик и спрос, или Почему я голосовал против Б.К.Таратунина» в газете «Карелия»), председателя республиканской комиссии по правам человека Марата Тарасова (заметка «Окликание правосудия» в газете «Северный курьер»), адвоката гильдии адвокатов «Московский юридический центр», координатора карельского отделения Общероссийской общественно-политической организации «Юристы за права и достойную жизнь человека» Анатолия Хоменея (интервью «Судье закон не писан?» в газете «Столица»), журналистов Сергея Куликаева (заметка «Скандал в храме Фемиды») и Валентины Акуленко (заметка «Кто рассудит судей?») в той же газете «Северный курьер», Ивана Гусева (журналистское расследование «Семейный подряд» в газете «Столица»), Натальи Захарчук (другое журналистское расследование «Будем делать так, как надо…» в той же газете), Арины Громовой (заметка «А был ли адвокат?») и Леонида Хозина (заметка «Исчезнувшая фабрика») в разных номерах газеты «Карельская губерния» и др.

Один из самых крупных судебных скандалов в Карелии приключился в начале этого века. Предприниматель Александр Белявский, отчаявшись найти правду, отправил письмо президенту Путину с просьбой защитить его «от правового беспредела, царящего в Республике Карелия … Уже в процессе судебного разбирательства (11 месяцев (!) разбиралось пустяковое дело об изменении формулировки увольнения истца. – Курсив мой. – Г.М.) мне неоднократно говорили другие люди, пострадавшие от правового беспредела, что моя проблема лишь в том, что не я первый обратился к адвокату Таратунину, так все вопросы он решает по звонку своему отцу, а именно Таратунину Б.К.».

И ещё одна цитата из письма президенту страны: «По сути дела мы превратились в подобие латиноамериканской республики, где судебной властью правят два человека – Таратунин Р.Б. и Таратунин Б.К., а суд стал семейным предприятием, цель которого провести любое выгодное им решение суда». Фразы из письма А.Белявского показались Б.Таратунину оскорбительными, и он организовал судебное преследование… нет, не автора письма, а 23-летнего корреспондента Ваню Гусева, который осмелился процитировать это письмо в своём замечательном журналистском расследовании «Семейный подряд». Таратуниными были заявлены иски к Гусеву в счёт возмещения морального вреда на общую сумму в 300 тысяч рублей, и 4 января 2002 года «в целях обеспечения гражданского иска следователь поспешил наложить арест на имущество обвиняемого». Кроме того, смельчаку грозило наказание в виде штрафа или даже двух лет лишения свободы. Журналисты, общественные организации, политические партии организовали в Петрозаводске на проспекте Ленина митинг «За свободу слова!», а редакция газеты «Столица» (которая вскоре прекратила существование…) срочно подготовила спецвыпуск «Цена свободы слова – суд и уголовная статья», который увидел свет 17 января. В нём отражено мнение многих известных людей Карелии. В частности, депутат Василий Попов, находящийся в оппозиции к Главе республики, заметил: «Борис Таратунин, по-моему, ощущает себя неким царьком, причислил себя к лику неприкасаемых, к некой элите, которой позволительно то, что нельзя обычным людям». А тогдашний глава администрации города Петрозаводска Андрей Дёмин, возмущённый тем, что «В Карелии создан серьёзный прецедент, угрожающий свободе слова» и что «практически все местные средства массовой информации подмяло под себя карельское правительство», пообещал: «Я, как человек, который занимается политикой и общественной деятельностью, буду прилагать все усилия для решения этой проблемы, в противном случае Иван может оказаться первым в ряду наказанных за то, что выполнял свой профессиональный долг».

Усилия оппозиции ни к чему не привели, «оклеветанные» довели дело до конца, и журналист в мае 2002 года был осуждён, но от исполнения наказания его спасла Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, которая в кассационном определении отметила, что судья Таратунин Б.К., являясь отцом адвоката, принимавшего участие в гражданском деле, не имел право участвовать в рассмотрении дела, однако он не только рассматривал дело, но и «принял решение по жалобе Белявского». Кроме того, воспроизведение Гусевым в своей статье точного текста письма Белявского нельзя признать клеветой и поэтому в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный в ст. 129 УК РФ.

В результате «судебная коллегия определила: приговор Новгородского областного суда от 24 мая 2002 года в отношении Гусева Ивана Анатольевича отменить и дело производством прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления».
Казалось бы, справедливость восторжествовала, однако почему-то осталось ощущение, что ничего не изменилось, зло не наказано: виновники страданий Белявского, Гусева и их родственников не понесли никакого наказания и спокойно продолжают свою юридическую деятельность в обслуживании сильных и богатых мира сего…

Судья Михаил Гошкиев, зная о неблаговидных деяниях Б.Таратунина, обращался в администрацию Президента РФ с просьбой не допустить Таратунина на должность председателя BС РК. Узнав об этом, Таратунин Б.К. обиделся. И вскоре ему представился «счастливый» случай поквитаться с независимым судьёй. Когда он узнал, что судья М.Гошкиев, к тому времени уже будучи в отставке, принял участие в предвыборной кампании на стороне партии «Патриоты России», то поставил вопрос перед квалификационной коллегией судей о привлечении «политического деятеля» к дисциплинарной ответственности. За что? Просто за высказывание политических взглядов в период предвыборной кампании»! Выполняя волю Таратунина, квалификационная коллегия судей РК, а затем и Верховный суд РК, наказали Гошкиева. Однако все решения о его наказании Верховный суд РФ отменил как необоснованные и противоречащие Конституции РФ и международному праву.

А вот какие очень серьёзные обвинения в несправедливости и тенденциозности Б.Таратунина приводит М.Гошкиев: «По ходатайству и настоянию Таратунина Б.К. был принят судьей и в дальнейшем назначен председателем Сортавальского суда (ныне уже покойный) Воронин В.В., которого ранее увольняли из судебной системы. В нарушение закона принята судьей Семерикова Т.А., которая к тому моменту не имела необходимого пятилетнего стажа работы по юридической специальности.
В судейский корпус на должность судьи принят отставной прокурор Кибизов С.М. Потом его назначили председателем Петрозаводского городского суда. Но в процессе согласования его кандидатуры в Законодательном Собрании РК депутатам стало известно о злоупотреблениях Кибизова в период его работы в прокуратуре РК. По этой причине представление прямо на заседании ЗС было отозвано, так как согласия на назначение он всё равно бы не получил. Но через некоторое время изменился порядок назначения судей, и Таратунин "протащил" Кибизова в судьи. Теперь Кибизов не председатель городского суда, а судья Верховного суда РК. Свой человек!
В 1996 г., не имея полномочий, несколько месяцев исполнял обязанности судьи в Беломорском районе РК некто Сиренев М.И. Впоследствии его кандидатура была представлена на согласование в ЗС РК. Когда стало ясно, что и Сиренев согласование в ЗС не пройдёт, представление было отозвано. Опять же, когда изменился порядок назначения, Сиренев был назначен судьей Петрозаводского горсуда.
 
Когда в печати появились публикации в связи со скандалом по факту подделки судебного решения по делу Бобрикова A.M. (в действиях судьи Сиренева и других участников процесса по этому делу, по мнению, М.Гошкиева, имеется состав преступления), Сиренева М.И. назначают судьей Медвежьегорского районного суда…
Несложно видеть, что ко всем этим назначениям и передвижениям по горизонтали и вертикали, судейских чиновников и родственников, приложил руку всесильный Борис Таратунин.

Вызывает умиление ответ Б. Таратунина на вопрос журналистки С. Лысенко из «Се-верного курьера»: «Отдельные судьи разъезжают на новых роскошных иномарках, построили дорогие дачи и тому подобное. Откуда такие средства? Огромная зарплата?». Вот как ответил интервьюируемый (в сокращении): «Я сам часто слышу, что судьи очень и очень богатые… Что касается новых иномарок, сам удивлён: действительно, откуда у коллег такие деньги?». Председатель суда, якобы, не в курсе, почему его подчинённые стали сказочно богаты… Кто ж поверит такой «наивности»? Все до сих пор смеются, читая этот пассаж, опубликованный аж 9 лет назад.

«Имея приличную зарплату, Б.К. Таратунин позволяет своему заму проводить собрание судей ВС по вопросу организации ходатайств в Москву о выделении ему, Б.К. Таратунину, дополнительной премии». Это цитата из письма зам. председателя петрозаводского городского суда, судьи с 1985 года, делегата двух съездов Судей РФ, члена Совета судей РФ двух созывов, члена квалификационной коллегии судей Республики Карелия с 1993 года А.М. Суркова, направленного в Высшую квалификационную коллегию судей Российской федерации. В том письме Сурков приводит многочисленные примеры поведения Таратунина и просит рассмотреть вопрос о прекращении его полномочий как председателя Верховного суда Республики Карелия в связи с тем, что он своим поведением умаляет авторитет судебной власти.
В «Независимой газете» читаем: «Сын и дочь Б.Таратунина, ещё будучи студентами юрфака, начинают вести адвокатскую деятельность. Нанявшие их лица пользуются особой благосклонностью высоких судейских чиновников.
В своё время Инна Таратунина была юрисконсультом у хозяйки коммерческой фирмы, которая совершила хищение в крупных размерах, незаконно вывезла из страны валюту и ювелирные изделия. Суд Петрозаводска приговорил ее к шести годам лишения свободы с конфискацией имущества. Однако коллегия по уголовным делам Верховного суда РК во главе с первым замом председателя Борисом Бубновым, до странности смягчает приговор: условное осуждение без конфискации. А протест прокурора отклоняется решением президиума ВС РК за подписью Таратунина-папы. В результате юрисконсульт Инна Таратунина круто взмывает вверх по карьерной лестнице: уже в 2001 году она - помощник прокурора г. Петрозаводска.
Другой родственник председателя - Сергей Кива, совершивший неприглядные деяния, также утверждает, что ему опасаться нечего.
А что стоит история с увольнением шофёра А.А. Новожилова, работавшего в Верховном суде РК? Б.К. Таратунину было не стыдно несколько раз судиться с рабочим, проигрывать ему в судах и всё же добиться его увольнения, сократив его должность. В заметке «Скандал в храме Фемиды» описывается неприглядное лицо председателя Б.Таратунина, который через подставное лицо покупает для себя в своём ведомстве металлический гараж, потом приказывает водителю, исполнявшему по совместительству обязанности начальника приёмной: «Возьми мою сестру, но оформить необходимо другую женщину. Пришла работавшая уборщица получать деньги, а они уже получены родственницей председателя. Скандал, виноватым оказался Новожилов».
 
Вопиющая мелочность председателя проявилась и в случае с объявлением водителю замечания и лишением его премии. Новожилов обращается в Мурманский областной суд, который «отменяет этот приказ как незаконный. Председатель в свою очередь нанимает адвоката и предъявляет водителю иск на сумму 816 рублей за якобы растраченный бензин, а Мурманский суд отказывает в иске, как необоснованном. Новожилов доказал, что на этом бензине по команде председателя он ездил в Медвежьегорск на служебной машине за мешком сахара для того же председателя.

Председатель списывает с водителя 126 рублей за пережог бензина, а комиссия по трудовым спорам и затем Кандалакшский суд уменьшают эту сумму». И т.д. и т.п.

Когда Таратунин всё же уволил строптивого рабочего, Михаил Быканов, узнав об этой «победе», заметил: «Если бы таким образом избавлялся от неугодного водителя руководитель какого-нибудь ИЧП, я бы ещё мог понять. А тут – Председатель Верховного суда республики…»

Анатолий Розенберг: «Заглянем-ка в святцы. Закон «О статусе судей в Российской Федерации» и Кодекс чести судьи России установили: судья должен руководствоваться нормами нравственности, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, причинить ущерб его чести, репутации, поставить под сомнение его объективность при осуществлении правосудия, добросовестно исполнять профессиональные обязанности... Грубые нарушения процессуального закона, в том числе фальсификация судебных документов и пренебрежение этическими нормами, являются вескими основаниями для прекращения полномочий судей.
Риторический вопрос: вполне ли соответствует этим высоким требованиям председатель Верховного суда Карелии?
Читаем другое высказывание нашего героя. Оно не смешное и, по мнению газеты «Столица», подпадает «под юрисдикцию статьи 305 Уголовного кодекса, которая предусматривает уголовную ответственность за вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта». Вот что Б. Таратунин заявил на заседании Совета судей Карелии: «… я до сих пор убеждён, что Питкярантский суд и наша Судебная коллегия приняли правильные, законные решения, независимо от того, какая позиция будет у Верховного суда РФ». А позиция у Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда России оказалась однозначной: Территориальная избирательная комиссия Питкярантского района и районный суд правильно поступили, что отказали в регистрации кандидату в депутаты Законодательного Собрания от Питкярантского района А.Макаревичу, который, как выяснилось, помимо средств избирательного фонда потратил на агитацию свои деньги. А это запрещено федеральным законом об основных гарантиях избирательных прав.
 
Но почему же Таратунин пошёл на заведомо проигрышную «сделку» с законом? Объяснение простое: конкурентом Макаревича – ставленника нового правительства Карелии был С.Яскунов, отставной зампред бывшего председателя правительства Республики Карелия В.Степанова. Поэтому Таратунину и не стал нужен депутат Яскунов, оказавшийся политическим противником нового главы РК? И хотя судья очень старался заполучить в законодательном органе своего человека, но потерпел фиаско.

Это было 10 лет назад, но добрые дела не забываются, и поэтому Глава республики С.Катанандов делает всё, чтобы Б.Таратунин продолжал свою деятельность в качестве руководителя Верховного суда Карелии, но многим из тех, кто знает, о чём речь, кажется, что напрасно Сергей Леонидович это делает: небезгрешен его протеже.

А.Розенберг рассказывает, как 8 лет назад большинство депутатов Законодательного Собрания республики в течение трёх месяцев дважды отклоняли кандидатуру Бориса Таратунина на ключевой судейский пост. Однако председатель карельского правительства Сергей Катанандов, преодолевая сопротивление парламентариев и, взяв на себя функции "толкача", упорно продвигал эту фигуру на привычное место.

Впрочем, в конечном счете, карельские депутаты тоже приложили к этому руку. Решающее третье голосование всё-таки дало желанный перевес в пользу правительственного протеже. То ли здесь сказались закулисные методы работы с более сговорчивыми парламентариями, то ли ближе к истине версия самого самого Б.Таратунина об особой заинтересованности некоторых из них в благоприятном решении ряда судебных дел». Именно таков, считает А.Розенберг, смысл интервью председателя Верховного суда Карелии Б.Таратунина, данного газете «Наблюдатель» по мотивам голосования, когда на вопрос: «На вас оказывалось давление?» он ответил: «Депутаты знали, что заканчиваются мои полномочия, и загодя к этому готовились. Намёки приходилось слышать разные: имей в виду, говорили мне, скоро срок назначения. Непосредственно по телефону были разговоры: дескать, если не примете "нужное" решение, то смотрите...».

А.Розенберг: «Так опытный юрист обвинил оппонентов в уголовно наказуемом деянии — вмешательстве в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия, совершённом с использованием служебного положения!

Карельские народные избранники пока предпочли "не заметить" столь серьёзный выпад в свой адрес. Быть может, и впрямь на этой «ярмарке согласования» состоялся совсем уж неприличный торг по специальным вопросам более правильного толкования законов? Иначе как объяснить, что местное парламентское большинство вкупе с главой республиканской исполнительной власти всё же решилось представить президенту России специалиста по «кривосудию» в образе судьи-праведника?
Но ведь во избежание возможных ошибок при назначении высокопоставленных чиновников в регионах у президента, наверное, должен быть надежный механизм контроля, обеспечивающий надлежащий и постоянный уровень ответственности представляющих кандидатуры органов. Выборочная проверка их соответствия нормам законов свела бы к минимуму вероятные проколы. Этому бы способствовала и отмена указов о назначениях, изданных на основе недостоверных сведений».

Чтобы предотвратить появление Указа президента Путина о назначении Б.Таратунина на высокий пост, в Москву было направлено пять обращений с информацией о злоупотреблениях председателя Верховного суда РК. Администрация президента переправила бумаги в Верховный суд РФ «для принятия решения», там подождали выхода в свет Указа и, как рассказывает газета «Столица», в Петрозаводске высадился номенклатурный десант из судей Высшей квалификационной коллегии РФ. Это был именно десант, так как прибывшие члены коллегии А.Киселев и М.Мацков, находясь с 4 по 7 июля в Петрозаводске, беседовали только с теми, с кем хотел Таратунин и его соратники. А М.Гошкиева они «не нашли», хотя многие знали, что он находился в это время в Олонецком районе, так как о визите столичных гостей его никто не предупредил. Но «десантники» в справке указали: «Его местонахождение неизвестно». Случайно узнав о прибытии членов коллегии, М.Быканов, который также не был извещён о визите, вручил им документы о «художествах» Таратунина: «На следующий день, - рассказал М.Быканов в заметке «Обман президента России», - они вернули мне эти материалы, сообщив, что отразят их в справке. Однако каких-либо сведений об этих документах или о фактах, в них изложенных, в справке не оказалось.

А вот что в справке было указано: «…в Республике Карелия создалась несколько нездоровая атмосфера вокруг Верховного суда и его председателя – Таратунина Б.К., и связано это с многочисленными публикациями в местной прессе…». О чём эти публикации? Опровергнуты ли изложенные в них сведения? В чём суть «несколько нездоровой атмосферы»? Какова её связь с публикациями? Как реагировали на них Верховный суд и Таратунин? Ответов на эти вопросы в справке членов ВКК нет».
 
Зато по ситуации с водителем Верховного суда РК Новожиловым А.А. в справке написано: «Нарушений закона в работе председателя Верховного Суда Республики Карелия Таратунина Б.К. не установлено. Сам Новожилов от встречи с проверяющими отказался, заявив, что никаких претензий к Таратунину не имеет».
 
Такая оценка деятельности Таратунина явно тенденциозна. Не мог член Верховного суда РФ посчитать законными противоправные действия Таратунина, которым дана надлежащая оценка четырёх судов. Значит «деяния Киселева и Мацкова характеризует одна и та же направленность – стремление скрыть или извратить подлинные данные о действиях Таратунина».

Прошло с тех пор несколько лет. Заматеревший на своём посту Б.Таратунин никого не боится и продолжает, по сведениям лиц, пожелавших остаться за кадром, свои противоправные действия. Вполне возможно, так как он уверен: его всегда выручат те, кого он в своё время защитил и спас…

Итак, не исключено, что по данному материалу в Карелию вновь будет десантирован какой-то состав судей или других чиновников, которым будет поручено проверить факты и сведения, изложенные здесь, поэтому просьба к ним, опросить всех, кто в той или иной степени причастен к делу Таратунина, и не только тех, кто счастлив работать с ним и под его «крылом»… И вынести справедливый вердикт. Вера в подлинное правосудие у россиян пока ещё не уничтожена.
 
Мы надеемся, что новый президент России не будет обманут своей администрацией, как был обманут в своё время бывший президент.

В заключение приведу мнение Генерального директора Центра политической информации Алексея Мухина по поводу инициативы Дмитрия Медведева, приступившего к реформированию судебной системы и борьбе с коррупцией: «Судейский корпус, как и милицейский, — это очень закрытая каста и очень мало реформируемая профессиональная категория. У судей, как и в МВД, развита круговая порука, судейская честь не позволяет выносить на всеобщее обозрение какие-то промахи и коррупционные проколы. Президент столкнётся с очень серьёзной проблемой, ему, как в своё время Путину, придётся создавать здесь некую параллельную вертикаль власти. То есть некую касту в касте, опираясь на которую, он сможет проводить реформы».

Посмотрим, как будет на самом деле.
Геннадий МИНГАЗОВ,
главный редактор Карельской экологической газеты «Зелёный лист»
член СЖ России с 1980 г. и Медиасоюза с 2002 г.

(В данной работе использованы материалы, предоставленные судьёй
Верховного Суда РК в отставке Михаилом Гошкиевым).

P.S.: Возможно, у проверяющего возникнет вопрос о свежести предоставленных мате-риалов в 2008 г. Да, я тоже сразу обратил на это внимание, но автор подборок после неоднократных попыток обновить факты, отступил от этого, так как все, к кому он обращался за новыми сведениями, отказывали ему, хотя, по их словам, таких фактов предостаточно. Они просто боятся, так как республика маленькая…


Рецензии
Все верно написано!

Светлана Юшко   24.02.2018 23:44     Заявить о нарушении
В других местах, говорят, и не такое происходит...

Геннадий Мингазов   13.03.2018 23:35   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.