Диана хутора

Диана – Богиня Света и Жизни, Покровительница Женщин.
(Из народной Мифологии)

Вместо вступления:::...Уж какое-такое-сякое растение, а Мандрагора известна всем.
Или почти всем...

...И настолько всем известна, что любой человек, прочитавший один-два сборника "фэнтези" сразу скажет, что это колдовское, ведьминское зелье...
О магической силе которой говорилось, что вырастает она из соков повешенных, поэтому под виселицами можно было часто встретить колдунов и ведьм, и что они никогда не произносят "мандрагора", а именовали её в древние времена "devil apple", а теперешние российские ведьмаки и ведьмачки понятнее для всех - "чёртово яблоко".
  ...Теперь, когда я вам напомнил насчёт "яблока", можно перейти и к рассказу об одной из «ведьмачек» с нашего донского хутора.
----------------
... При крещении в Войсковом соборе  на майданной площади древней столицы казачества нарекли её Дианой, а в быту звали её просто Динкой или Дуней.
Кохалась она в подвесной колыбели казачьего куреня бабкою своею, которая на коленях стояла перед древними святыми иконами и молитву читала:

«Матерь божья, пусть свет луны, солнца лучи, зоревая роса, девичья краса войдут в рабу божью Диану, чтоб могла она сердца казаков  разжечь, растопить, жажду любви утолить и насладиться».
                Бабка Дианки была известной знахаркой в том хуторе. Весь чуланчик был у неё завешан травами разными, на полках баночки и скляночки из фарфора и молочно-белого стекла, содержащие элексиры и мази, её руками изготовленные по рецептам её прапрабабки, давно вылетевшей в прорубленную дыру в крыше куреня, перед смертью передавшей своё знахарство внучке, Фроське.

...Делала снадобья бабка Ефросинья мудрёно: - сажа, гусиный жир, яд серых полевых гадюк, собачья печень, петушинная жёлчь, таинственный корень мандрагора, который ещё называли «пОскрипом, красавкою, драконьей кровью“, всё это настаивалось на медовухе. И пользовала казаков и казачек этими элексирами и мазями. Нуждающихся хуторян и хуторянок в помощи бабки Ефросиньи было так много, что ей приходилось не спать ночами, а шастать по степи, балкам, лесу, лазить в речных прибрежных зарослях, по кладбищам соседних хуторов в поисках нужного материала для изготовления снадобий. Бабку Ефросинью одни считали ведьмою, а другие даже забыли её настоящее имя и фамилию. Кто-то начитался Библии и в книге Бытия вычитал, что таких, как Фроська, ещё в библейские времена звали не иначе как  Мандрагорова Дева. Так прилипло это звание к Ефросинье.

Как только внучка, Дианочка, годкам к восьми стала соображать, что к чему, бабка Мандрагориха стала обучать её своим знахарским секретам. Показывая ей корень мандрагоры, похожий на человека, она говорила:

- Дианочка, это растение называется мандрагора. Оно из божьего царства и живое. Оно в божьем царстве было человеком, а на земле стало получеловеком, видишь, Дианочка, вот тут написано по древнему «semihomo». А ещё тут написано, и я то знаю, что мандрагора, наподобие людей, бывают жещинами и мужчинами. Вот смотри – белая мандрагора – это самец, а чёрная – самка. Если их вырывать с корнем, они кричат; крик этот может свести с ума тех, кто его слышит. Так написано в книге-книг «Ромео и Джульетта».
Это священная книга, в ней всё про любовь сказано. Она у образов лежит. По этой книге любви, Дианочка, я тебя и учить буду белой магии. Прабабка твоя - та чёрной владела, так её дядька Петька Валет плетью так отходил, что живого места на ней не было. А помереть не могла, мучалась, выла волчицею, пока в курене дыру на крыше не прорубили, в которую дух её тут же и вылетел. А я не в неё пошла, я по знахарсту, добро людям делать всю жизнь стараюсь. Вот и тебя, милая моя, белой магии учить буду. Так что ты запоминай всё хорошенько.
 
    - Бабуличка, так это получается, что Он – Ромео, а Она – Джульетта?
    - Ну, да.
    - И я хочу быть Джульеттой.
    - А ты, Дианочка, богиня. Ты всем Джульеттам - Джульетта. Вон ты какая у меня красавица! Я вот тебя майской зоревою росою начну умывать, так тебя все казаки любить будут. Будут, как цуцики бегать за тобой.

Теперь Динка, как её звали хуторские, умываясь майской росою, превратилась в красавицу и с лёгкой руки бабки, стали звать её - Дианой. В хуторе, конечно, никто не знал о Джульетте из италийской Вероны, а вот свою, хуторскую красавицу Диану, знать стали не меньше, чем её бабку, Мандрагорову Деву.
Красота Дианы влекла к ней всю мужскую братию, а хуторских казачек влекло к ней умение девчонки помогать им в любовных делах. Женщины без любви жить не могут. Они на всякие уловки пойдут, и к ведьмам с ведьмаками пойдут, и не только златом-серебром заплатят, но и чем те пожелают. А те: порчу навести – пожалуйста, надо отравить соперницу – пожалуйста. Да разве всё перечислишь из их борьбы за любовь?! А те, кто их на это подталкивает, и есть чёрные ведьмы и ведьмаки.

... А красавица Диана была не из них. Она наловчилась изготовлять талисманы с применением мандрагоры для излечения от бесплодия. И многие казачки побежали к "Джульетте".

- Всё очень просто, - говорила она, мило улыбаясь, казачкам на выданье, у которых не было женихов, - кусочек корня мандрагоры зашей себе в лифчик и он привлечёт к тебе любовь.

А другим: - Ах, у вас с мужем  в постели одни раздоры?! Вот капни в эту настоечку корня мандрагоры собственной кровушки, поугощай его. Он не откажется, так как это медовуха, а какой же казак от медовухи дармовой откажется! И наступит у вас мир да благодать.  А там и казачата пойдут.

- И откуда ты, Диана, всё знаешь? Такая молодая, а уже ведьма.

- Никакая я не ведьма, я – Диана. Моё дело делать всё для свершения любовных желаний. Чтобы у каждой Джульетты был свой Ромео. Меня бабушка учит белому волшебству, чем я и отличаюсь от сорока ведьм нашего хутора.
----------
  ... Впервые услышал я хуторскую богиню Диану в яркий майский день, когда солнце уже прорезывало золотыми полосками чащу по над Доном, когда я подошёл к живой изгороди хутора. В эту минуту разлился как-то чудно по серебряной глади Дона прекрасный девичий голос. У меня сердце замерло, и я, как окаменелый, стоял и долго не мог вслушаться в мелодию. Голос ко мне уже близился, и я стал разбирать слова песни:  «Ой ти, козаче, ...».
 
  И тут у кущей сирени я увидел девушку. Она мне показалась настоящей богинею: вся голова в цветах, между волосами, вместо жемчугу, ягоды из белых черешен. В пышном соцветии сирени девушка отыскивала пятилепестковые цветки и, называя их «счастьем», прикладывала к своим губам, а затем опускала в плетёную корзиночку. И наполнив её, она, как мимолётное виденье, растворилась в чаще у Дона.

  Увидеть живую богиню-Диану, и правда, было моим счастьем... 


Рецензии
Михаил Ханджей! Здравствуйте!
Я не только помню и знаю, как восхищаюсь Вашим творчеством,
но я ещё не забыла, как жутко завидовала некоторым теперь нашим общим знакомым,
к которым Вы заходили.

Диана... для меня это пока как вводная часть - в деле Диану
ещё не увидела. Заинтригована, выстроился ассоциативный ряд...

Я закрутилась на Стихире... мой дом - Проза, но как-то так неожиданно для меня вышло. На Прозе очень мало пишу, но мой рассказ "Женюсь" претендует хотя бы
на необычность.

Буду ждать продолжения Дианы. Это стоит того.

К Вам и Вашему творчеству с глубочайшим почтением,

Дарья Михаиловна Майская   23.06.2016 22:28     Заявить о нарушении
Дарья Михайловна, о каком чувстве страха Вы говорите!? Выбросте эту глупость из головы. Не знаю как Петру Билык, а мне ваши "страхи" видятся нелепостью. Мне дорога ваша оценка рассказов, так как нахожу в вашем лице человека пожившего, повидавшего, многое прочувствовавшего, с которым можно поделиться своим художественным виденьем окружающего тебя БЫТА, и не более того. Так что о идолопоклонстве и слушать не хочу.
Ваше "Женюсь" обязательно прочту, и слово своё скажу.
С добрыми пожеланиями.
P.S. "Диана хутора" - это одна из миниатюр сборника, где стоит прочесть "Цыганский зуд", "Хутор сорока ведьм", "Верка Дурбан и банкирчик" и т.д. Тогда возникает некоторая картина БЫТА, в котором мне посчастливелось жить или наблюдать многократно.


Михаил Ханджей   23.06.2016 22:06   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.