Легенда о падающей Бальтире. Часть IV. Гл. 7 - 8

Глава 7

Молодого академика Ирдага, возглавившего Научный Центр в Тиоле, не оставляло тягостное ощущение, что Эльцэтра и он сам находились под внешним контролем. Свою тревогу ему не хотелось связывать с отклонениями в психике, но тем не менее, он не решился озвучить действительную причину, которая многим могла бы показаться аномальной. Мог ли он кому-нибудь открыться и рассказать, кто в действительности преподнёс ему Формулу мира? Поделиться своими сомнениями, что за грандиозными планами по освоению космоса, скрывается нечто противоестественное, несмотря на мобилизацию всех ресурсов планеты? Довериться Арди? Но тот не верил в потусторонние силы и был бы первым, кто предложил бы ему отдохнуть и встряхнуться. Поделиться с Кэлой? Она врач. И как раз по этой части. Но Кэле и самой не давал покоя тот же Огненный Бог. Выходит, и ей не мешало бы подлечиться? Как и всем образованным эльцэтрианам, которые в быстроте осуществления поставленных задач не видели ничего необычного? Всем, кроме Ирдагу, который вознамерился самостоятельно во всём разобраться.


Через полтора месяца после открытия Формулы мира состоялось первая личная встреча Ирдага с академиком Корбутом. Все сложилось естественно. После образования Штаба защиты планеты, ШЗП, куда оба входили на правах его руководителей, встреча была предопределена. Связались через секретарей. Корбут легко пошёл на контакт и предложил встретиться на нейтральной территории в Греми — маленькой, уютной стране Восточного полушария, умудрявшейся сохранять дружеские отношения со всеми соседними государствами.

Ирдаг летел из Западного полушария. Полет длился больше десяти часов, с одной дозаправкой в Северной Илине. Здесь к Ирдагу присоединился Арди, но только затем, чтобы передать срочные бумаги. В ожидании дозаправки друзья устроились в небольшом кафе аэропорта, где Арди, деликатно и ненавязчиво направил рассуждения Ирдага в определенное русло. Да так успешно, что до Ирдага сразу не дошло, что тот примчался не из-за срочных бумаг, а из-за его персоны.

Когда Ирдага избрали академиком, Арди торжествовал так, будто поздравляли не старшего друга, а его, любимого. И вдруг в огромном собрании произнесли его полное аристократическое имя — Арди Грэг Дортон младший. Арди не ожидал, что друг поделится с ним славой, а тем более убедит Учёный совет, что Формула Мира — их совместная заслуга. Услышав своё полное имя, красавец и всеобщий любимец, как ни в чем не бывало, поднялся на трибуну, раскланялся и поблагодарил Ученый совет за оказанную ему честь. Это в кулуарах приятель Ирдага чуть не надрал ему уши. Видите ли, шеф сдрейфил и решил разделить ответственность на двоих. Но позже Арди с улыбкой признался, что звание академика ему всё-таки нравится. Теперь он не станет отвлекаться на всякую ерунду, и будет делать только то, что захочется. Посмеялись от души. Ирдаг позавидовал его характеру — нетерпеливому, жизнерадостному и стойкому.



Отставив чашку с недопитым кофе, Ирдаг уставился на Арди. Тот тоже чувствовал в их деле какой-то великий подвох, но предпочел бы своими сомнениями ни с кем не делиться. Того же он хотел от Ирдага. Когда тот встретится с Корбутом, совсем не обязательно обсуждать сокровенные мысли и выглядеть в его глазах неадекватно. Прежде следовало бы разобраться во всем самим и только потом привлекать к обсуждению щекотливой темы старого академика. Пусть их недоговоренность останется при них. Они и между собой о ней не очень-то распространялись.

Объявили посадку. За Ирдагом пришли. Мужчины поднялись и по-братски обнялись. Ирдаг успел шепнуть приятелю, что всё будет в полном порядке.



     Академик Корбут был старше Ирдага на сорок лет. Его имя гремело в научных и политических кругах всего мира. Маститый академик считался признанным лидером старшего поколения ученой элиты, отличавшейся консерватизмом старой школы и весьма осторожно относившейся к новым веяниям, чтобы вновь не подвести планету к международному конфликту. Корбут во многом разделял консервативные взгляды «стариков» на прогресс в целом. Но сохранив свежесть ума, вовсе не стремился отправляться на покой, успокоив тщеславие давно достигнутыми успехами. Когда в Долине Радости вырос научный город, Академик Корбут естественным образом оказался во главе талантливого коллектива молодых ученых. Со временем их влияние на власть и бизнес оказалось таким заметным, что порой возникала неясность, кто же в действительности управляет государством и общественным мнением.

Ирдаг встретился с Корбутом, как и хотел, наедине. Молодой лидер и убеленный сединами мудрец. Они походили друг на друга: высокие, широкоплечие, с волевыми, суровыми лицами. Таким, как Ирдаг, Корбут был в далекой юности. Таким, как Корбут, со временем обещал стать Ирдаг. Они не были ни близкими, ни дальними родственниками, но многое объединяло их. И не только гениальный ум, но и некая избранность, ее отпечаток на их лицах.

Ученые намеревались обсудить ряд непростых вопросов по освоению космоса. Недавно открытая планета угрожала эльцэтрианской Цивилизации. Естественно у исследователей дальних глубин космоса возник вопрос, почему седьмая планета Бальтиры, названная  Арсадом, неизменно ускользала от их внимания при наличии современных телескопов и космических станций?

— Складывается впечатление, что Арсад защищен глобальным экраном, отражающим сигналы наших радиотелескопов, — спокойно изрек Корбут, удобно развалившись в кресле.
     Со стороны казалось, что внутреннее убранство комнаты занимало седовласого мудреца гораздо больше завязавшегося разговора. Неоднократно посещая эту загородную резиденцию, академик с удовольствием выискивал очередные изменения, вносимые оформителями здания и парка. Ирдаг прилетел сюда впервые, смена декораций интересовала его меньше всего.

— Разумеется, экран не естественного происхождения, и — это лишнее подтверждение того, что планета-невидимка заселена, причем враждебными нам племенами.

— Не мельчите, — усмехнулся Корбут, — какими там племенами. Высказывайтесь откровеннее. Это высокоорганизованное, крайне циничное сообщество, которое ради собственных интересов использует Эльцэтру в качестве сырьевой базы. Им глубоко наплевать, что она заселена. И отнюдь не безмозглыми существами, а вполне разумными аборигенами.

— Вы говорите об этом так спокойно?

— А что остается? Рыдать от бессилия? Мы разумные, но не настолько, потому и засекли Арсад, по существу, случайно.

— И незадолго до очередного визита космических пришельцев, после которого нам не придется заниматься воспоминаниями. - Ирдаг внимательно взглянул на Корбута.

— Да, мы не в состоянии проследить преемственность Цивилизаций. В сущности, налицо чей-то грандиозный замысел и такое же исполнение. Сначала планету сотрясают гравитационные бури, после чего на нее высаживаются незваные гости, и следы прежних  цивилизаций исчезают.

— Осталось прояснить, коллега, откуда свалилось это теперешнее откровение, заставившее нас заинтересоваться своим прошлым? Словно нам предоставили шанс отвести очередной удар секиры.

     Тяжелые вопросы не застали Корбута врасплох. Определенно они мыслили в одном направлении.
     Корбут взял со стола курительную трубку, не торопясь набил ее высокосортным табаком и так же не торопясь сделал длинную затяжку. Если с одновременным выводом формулы вопрос, по крайней мере, логически объяснялся, то непростительная невнимательность астрономов вызывала, мягко говоря, недоумение. Сделав очередную затяжку, Корбут отложил трубку на подставку и остановил внимательный взгляд на Ирдаге: «Хотя при наличии защитного экрана, что говорит о сверхразумности его создателей, вероятность просчетов более чем возможна».
     Старик давно уловил, куда клонит его гениальный собеседник, не решаясь вынести свои домыслы на обсуждение. Улыбнувшись опасениям молодого академика, Корбут сам напомнил Ирдагу о старинном предсказании, предвещавшем грядущий конец света.
   
— Дорогой Ирдаг, — спокойно продолжал Корбут, — мы не помним, чем занимались десять-двадцать лет назад, а речь идет о событиях двухсотлетней давности. Это больше, чем эпоха. Полагаю, вы не увлекаетесь слухами? Лично я — нет. В конце концов, мы сами обнаружили Арсад и сделали вывод, что он заселен агрессивными существами. Их пришествие - чем не конец света? Вернемся к конкретным фактам. Само по себе появление огромного небесного тела повлечет гравитационные искажения. Эльцэтре грозит смена климата, геологические и водные подвижки.Моделирование сближения планет предсказывает значительное смещение тектонических плит. В результате гигантские волны могут накрыть все острова и оба материка Восточного полушария. Страшно представить, но без принятия соответствующих мер население погибнет и без помощи пришельцев с Арсада. В относительной безопасности, в смысле гигантского цунами, будет только материк Урапа. Хотя, естественно, и там планетарная катастрофа не проходила без последствий. В живых оставались лишь немногочисленные группы мужчин и женщин, которые и выстраивали новую цивилизацию, по уровню развития никогда не поднимавшуюся выше предыдущей.

— Кроме нашей.

Проигнорировав замечание, Корбут продолжал:

— Арсад заселен невероятно живучими существами, которые ухитрились приспособить для жизни непригодную, с моей точки зрения, планету.

— Возможно, на ней есть то, что им крайне необходимо. — Задумчиво вставил Ирдаг, — Кроме того, у них колоссальная продолжительность жизни.

— По сравнению с нашей — несомненно. На Эльцэтре им было бы точно жарковато. Хотя и у себя им видимо тоже не очень-то сладко. Наверняка инопланетяне страдают от излишнего холода и космической радиации.

— Поэтому и укрыли Арсад тончайшей пленкой из золота, запасы которого периодически восполняют на Эльцэтре.

— Момент для размышления. Еще двести лет назад Восточное полушарие было совершенно пустынно. Таким оно оставалось на протяжении долгих тысячелетий, потому что все выжившие после катастроф племена не смогли создать Цивилизацию, способную преодолеть водную преграду. — Сказав это, Корбут помедлил. Ирдаг убедился, что старик не оставил без внимания его замечание.

— Инопланетяне не подозревают, что население Эльцэтры заметно поумнело. — Глаза Ирдага вспыхнули.

— Нас бы они точно не пощадили, — рассмеялся Корбут, поглядывая на часы. — А не пора ли нам пообедать? За разговором мы забыли о хлебе насущном.

Отмахнувшись от предложения сделать передышку, Ирдаг поспешил озвучить волновавший его вопрос:

— Наша Цивилизация все же поднялась на следующий виток развития. Что произошло двести лет назад, изменив прерывистое течение жизни?

Корбут пропустил вопрос Ирдага мимо ушей и поднял руку с дорогими часами на запястье, недвусмысленно намекая о желании прервать беседу.

Учёным накрыли стол в комнате с видом на лесное озеро. Прислуживал личный слуга Корбута. Академик никогда не расставался с преданным стариком, сопровождавшим его большую часть жизни. Отобедав, мужчины остались в той же уютной комнате, пересев в удобные кресла.

— Итак, мы поумнели? — После пары рюмок дорогого вина Ирдаг развеселился.

— Еще как поумнели! — Тоже оживившись, воскликнул Корбут. — На этот раз наших друзей встретят ракеты, способные донести боеголовки до Арсада. Шестьсот лет — не малый срок для человеческой культуры. И на Эльцэтре нашлись сильнейшие, положившие начало Эпохи Мудрых. Согласен, потребовались не только физическая сила и выносливость, но и незаурядный ум. Так неужели за такой долгий срок Эльцэтра не могла народить собственных гениев? Догадываюсь, куда ты клонишь. Ребёнок белой инопланетянки. Как видишь, я тоже сведущ в мифах.

Восемнадцатилетний мальчик якобы изменивший ход нашей истории. Хочется верить, что эльцэтриане и сами кое-что из себя представляют. Мы слишком натерпелись от всех пришельцев, и от твоего мальца, кстати, тоже. То грандиозное побоище в Башне натворили не пришельцы с Арсада, а твой мальчишка, взорвавший себя вместе Замком, руины которого возможно покоятся на дне Миусской впадины. За сорок лет мы создадим заслон всем пришельцам, позарившимся на нашу планету.

— Итак, инопланетяне? — Спросил Ирдаг, уходя от упоминания третьей силы, натолкнувшей их двоих на Формулу Мира.

— Нам достаточно Арсада и гравитации. Это достоверно. Но что делать, приходится считаться с незваными гостями.

Мужчины засиделись допоздна, корректируя программу и ход выполнения совместной работы, которая складывалась из двух составляющих: постройки звездолёта и ознакомительного полёта на Уриду, где в дальнейшем планировалось строительство военных баз и жилого комплекса для эльцэтриан. Грандиозный проект предполагал объединение ресурсов всей планеты. Его планировалось завершить всего за полтора, два года.

Строительство подземных убежищ на самой Эльцэтре академики почти не обсуждали. Руководители только отметили, что пока этот вопрос находится в стадии рассмотрения.




Ирдаг не сказал Корбуту, кто на самом деле подарил им готовую Формулу мира, но после встречи, уведомив правительство, занялся поисками затонувшего в океане легендарного Замка, объяснив какому-то высокопоставленному чиновнику, что относится к своему увлечению с легким юмором.

Вскоре в районе Миусской впадины дрейфовало научно-исследовательское судно «Кимбел», оснащенное современным оборудованием и глубоководным батискафом, предел погружения которого составлял около двух километров. Тогда как Замок, по всем источникам, «затонул» на глубине свыше десяти километров. Помогли чуткие эхолоты — резкий выброс самописца указал присутствие на плоском рельефе дна массивного объекта и его высоту — две тысячи метров.

В рабочем журнале океанологов появились его координаты, а на волнах поселился опознавательный буй. Академик из Тиоля принимал в работе океанологов самое активное участие. Вертолет военно-воздушных сил доставлял Ирдага на борт «Кимбела» практически ежедневно.

Корбуту доложили о необычном увлечении Ирдага едва ли ни сразу. В разговоре по телефону он поинтересовался, не нужна ли Ирдагу помощь. Молодой академик поблагодарил коллегу, но от помощи отказался. Он так и не поделился с ним своим сокровенным подозрением, что в основе всех их действий заложен не Божий промысел, а вмешательство Космической силы, которая обнаружила себя в зале Главного компьютера, и вывела на экран монитора решение, которое не было продуктом его собственного вдохновения! Это был внедренный в его сознание конечный результат не его поисков!

В зале Главного компьютера состоялась его встреча с Космическим Разумом, пославшим на Эльцэтру свой виртуальный образ, который продиктовал ему Формулу Мира.



* * *

Барди и Нук «наблюдали» за учеными днём и ночью. Когда Штаб Защиты Планеты принял решение о строительстве звездолета «Торнадо», пришельцы из прошлого, укрывшиеся в Замке на дне океана, вполне заслуженно отпраздновали свой личный успех. Без помощи Крэйндара и Крэйн им удалось сконцентрировать усилия Корбута и Ирдага Пруса именно в области космических исследований.

Сам Крэйндар оказался перед непростым выбором. Один из главных персонажей его сценария стал импровизировать. Занялся поисками Замка и вознамерился убедить себя и научное сообщество, что Формула Мира, астрономические прогнозы и развернувшееся строительство звездолета «Торнадо» — вовсе не результат умственного озарения двух знаменитых ученых, а своего рода массовый психоз, возникший в обществе под воздействием космического давления.

Бурная деятельность молодого академика требовала срочного вмешательства. Но по какой-то причине Крейндар оставил все, как есть. Ирдаг продолжал поиски Замка.



Глава 8. Так правят миром.

В строительстве звездолёта и осуществлении первого полёта на Уриду участвовала вся планета. Были привлечены ученые, инженеры, квалифицированные рабочие, десятки институтов и проектных организаций, тысячи промышленных предприятий. Казалось, Эльцэтру охватило единое воодушевление, единый порыв. Барди и Нуку оставалось только следить, чтобы бурная деятельность эльцэтриан не перелилась через край. Но в семье, как говорится, не без урода.

Развитие космической техники предполагало и создание принципиально нового оружия. С его помощью эльцэтриане собирались противостоять захватчикам с Арсада. Влиятельные коррумпированные чиновники из высшего эшелона власти вознамерились использовать святую задачу защиты планеты с целью наживы. Вступив в сговор с криминальными международными группировками, продававшими и перепродававшими современное оружие и боеприпасы, они пустили средства и технику по тёмным каналам. Над космическим проектом нависла реальная угроза.

Барди и Нук с тревогой следили за развитием событий. Барди нервничал, Нук не находил себе места. Не решаясь нанести по преступности справедливый удар, «вершители судеб» не знали, что предпринять. Мужчины «из прошлого» не были политиками и финансистами, чтобы разобраться во всех тонкостях махинаций. Они нуждались в совете, а тот, кто мог вмешаться, уже давно не объявлялся. И вдруг каскад искр. В Подземелье в свободном кресле перед Черным Кубом материализовался Крэйндар.

— Как ты догадался, что мы нуждаемся в помощи? — Облегченно вздохнул Нук, отвлекаясь от Экрана.

— Старик, это трудно объяснить, но я постараюсь.

Огненный Бог восседал перед черным Кубом, оттенявшим его мощное тело в золотой одежде, с таким видом, будто только что вернулся издалека и, не заходя к себе, спустился в Подземелье, чтобы взять бразды правления в свои руки и успокоить друзей.

— Человек не видит своей внешней оболочки, которую называет аурой. Тогда как она является носителем информации о состоянии его тела — его духа, его мыслей, наконец, его болезней. Не стану загружать вас лишней информацией. Представьте только, что вашу личную ауру окружают особые вихри, которые разносят информацию о состоянии вашего организма на далекие расстояния и которые контактируют с аурой других людей. К сожалению, а может быть так и надо, вы не «слышите» друг друга. Лишь отдельные особи способны воспринимать подобные сведения, и то далеко не полные и на очень коротком расстоянии.

— А ты способен. — Поняв суть, не столько спрашивая, сколько утверждая, прошептал Нук.

Крэйндар улыбнулся:

— Каждая частица Вселенной находится в особой связи со всеми остальными частицами. Но, чтобы вступить в эту единую связь, необходимо затратить особую энергию, которую аккумулируют в своем теле такие, как я.

— Значит, ты нас «услышал» и ради нас покинул Сферу? — уточнил Барди.

— Ради нашего общего дела, Барди, которое задумали притормозить собравшиеся в гостинице преступники.

— Ты «слышишь» всех? — не унимался Барди.

— Теоретически я способен «слышать» всех. Но пока идентифицировать каждый источник «звука» мне удаётся далеко не всегда.

— Что ж, ближе к делу. — Сменил тему Барди. — Бандиты намерены захватить военный завод в Кирле.

Крэйндар окинул соседей внимательным взглядом. Его властное лицо осталось таким же непроницаемым и холодным. Он уже принял решение и легко поднявшись, прижался к Кубу, возложив на его чёрную грань мощную руку. Определенно между Огненным Богом и этим уникальным предметом была какая-то связь. В ответ на прикосновение, Куб ответил напряженным низким гулом. Что это было? Благословение, подсказка или нечто иное? Получив «ответ», Крэйндар уже не обращал внимания ни на Барди, ни на Нука, словно их вообще не было рядом с ним.

Десятиметровая грань Куба ожила, показывая уютный городок и гостиницу, куда съехались главари и сподвижники преступной мафии со всей Эльцэтры. Их около двух сотен, но они вознамерились диктовать всему мировому сообществу свои условия.

По узеньким улочкам городка бегали дети. Их матери спешили в магазины, а отцы заканчивали дневную смену. Возможно, они даже догадывались, что происходило за стенами фешенебельной гостиницы. Но что могли изменить маленькие люди неласковой к ним земли? Мафиози не интересовала судьба планеты через сорок - шестьдесят лет. Их заботила сегодняшняя реальная власть. А власть — это деньги и военная мощь.

Барди и Нук замерли. Мощная рука Огненного Бога вошла в глубину виртуального пространства. В ответ на живой город легла её страшная черная тень с широко разведенными пальцами. Знак Его присутствия и власти. Тень заскользила над городом и остановилась над жилым кварталом, где располагалась гостиница. Глаза Огненного Бога вспыхнули, а красиво очерченный рот исказила жестокая складка.

Барди и Нук жаждали мщения. Их полная негодования аура встревожила Крэйндара, однако принятые им меры вогнали Барди и Нука в состояние полного оцепенения.

Неотрывно глядя на экран, Огненный Бог сжимал сильные пальцы в мощный кулак. Нависшая над живым кварталом тень от его руки немедленно повторила страшное движение, собирая всех и всё в жуткий комок из живой и каменной плоти.

Гостиница, где совещались отцы мафиозных кланов, и прилегающий к ней жилой массив лежали в руинах.

— Так правят миром. — Жестко усмехнулся Огненный Бог, неуловимым движением выключая экран и вид разрушенного города.

- Там были и мирные жители. — Прошептал потрясенный Нук. Его губы тряслись, а пальцы судорожно комкали подол синего халата. Но, взглянув на Мстителя, Нук сник и сжался в комок. Рядом с ним возвышался не Дарэнд, а Крэйндар, воплощение неведомой ему грозной стихии.

— Жизнь жестока и несправедлива. Взывать к фанатикам — бессмысленно. Вы знали это, когда жаждали мщения. Забудьте, что видели, и не считайтесь с частностями, когда решается судьба основного.

Готовый исчезнуть Крэйндар как-то странно посмотрел на Барди и невозмутимо добавил:

— Я вытащил из-под обломков женщину. Для людей она погибла, но я сохранил ее для себя.

Дотронувшись до Куба, Крэйндар исчез. Нук посмотрел на Барди, стиснул руки и мысленно включил Экран.

— Мы не можем осуждать его, как он не осудил нас, когда мы сами мечтали о мести. Лучше посмотрим, кого еще можно спасти, да побыстрее.


Рецензии
Наташа! Всё ближе сюжет приближается к кульминации. Но вмешательство мафии усложняет фабулу. Кроме загадочных туманно-абстрактных формул Огненный Бог пока никак не помогает эльцэтрианам. Ах, да! Последний эпизод подтверждает его могущество...но ведь и жестокость тоже! "Мы не можем осуждать его"... - грустно читать об этом. С уважением,

Элла Лякишева   30.10.2018 17:50     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.