Особенности национального шопинга за бугром

В этом тексте, как и в большинстве других моих произведений, в оригинале имеются сноски, разъясняющие те или иные слова и понятия, которые, к сожалению, не отображаются на данном сайте





Особенности национального шопинга за бугром.



 Проникновенье наше по планете
 Особенно заметно вдалеке –
В общественном парижском туалете
 Есть надписи на русском языке.
В.С. Высоцкий









Мне, как сказку, приговор читал судья,
А за окнами вовсю февраль свистел,
Говорил, что подрасстрельная статья
Мне начертит номерочек на кресте.
 Сергей Наговицын

Болгария. Солнечный берег.  Мечта сбылась –  доллар вычеркнули!
Все, вероятно, помнят магазины «Березка», в которых счастливый обладатель финских или немецких марок, американских, канадских или австралийских долларов, шведских или норвежских крон и прочей конвертируемой валюты мог приобрести то, что никак и нигде нельзя было купить за родные «деревянные» трудовые, выданные в кассе предприятия бумажки: шариковые авторучки с «раздевающимися девушками, женские колготки, нейлоновые мужские сорочки, безразмерные мужские носки и другие абсолютно дефицитные вещи. Альтернативой «Березкам была только «Галёра», то есть галерея 2-го этажа универмага «Гостиный Двор или Iso keltainen tavaratalo (Большой желтый универмаг), как называли его финны .Здесь,на «Галёре»,можно было купить практически все: и джинсы «Ливайс » или «Суперрайфл » с «хулиганскими карманами»  и джинсовый костюм или кроссовки фирмы «Адидас »( Кто носит фирму «Адидас», тому любая баба…) и нейлоновую «пайту » и колготки,  и плащ «Болонья », ,да и все остальное,  включая безразмерные носки и шариковые авторучки, что нельзя было приобрести ни в одном советском магазине. Поэтому «Березки» были чрезвычайно привлекательным местом, но в то же время все эти магазины находились под самым пристальным вниманием многочисленных карательно-надзорных органов: КГБ, милиции оперативных отрядов, дружинников. На выходе могли задержать любого, даже не совершавшего покупок. Сам факт посещения валютного магазина намекал на некую вероятность наличия у данного человека иностранной валюты, что уже само по себе было тяжким преступлением и  являлось основанием для возбуждения уголовного дела по 88 статье УК РСФСР
( статья, между прочим, подрасстрельная) .
Но это все скорее преамбула. Рассказать я хочу не об этом, а об эпизоде на Солнечном берегу в Болгарии в магазине «Кареком» – болгарском аналоге наших «Березок».
Гуляя вдоль берега, я набрел однажды на такой магазин. Поскольку в Болгарии, а особенно в местах массового наличия туристов со всего мира, надзор не был таким тотальным, как у нас, то я пезволил себе ради любопытства и для сравнения заглянуть внутрь.
Хожу вдоль прилавков, рассматриваю витрины, улыбаюсь приветливым продавщицам. Мое внимание привлекает большая компания солидного вида узбеков или таджиков(каюсь перед теми и другими, но различать их не умею), также внимательно изучающих содержимое витрин и обсуждающих, что именно они будут покупать и в каком количестве. Когда я слышу, что в намеченные покупки включаются пять видиомагнитофонов «Грюндик» и столько же радиоприемников,то у меня возникает предчувствие назревающего ,если не скандала, то весьма щепетильной ситуации. Понимая, что сейчас ребята попадут в неудобное положение, я подхожу к самому старшему и явно самому уважаемому в этой группе и тихонько говорю:
–  «Извините, но вы обратили внимание, что здесь весь товар продается только на валюту?»
Он смотрит на меня снисходительно и демонстрирует толстенный рулон болгарских левов в крупных купюрах.
– У нас этой валюты на весь магазин хватит»
Я его немного понимаю. Для нас – советских граждан и болгарские левы - тоже валюта. Но в «Карекоме», как и в «Березке»это не «катит». Здесь нужны доллары всех  мастей, марки, кроны и фунты серьезных государств ,а болгарские левы, как и советские «деревянные, к таковым не относятся и вместе с монгольскими тугриками, кубинскими песо, польскими злотыми, румынскими леями, венгерскими форинтами и даже марками ГДР валютой не являются. Это я и пытаюсь втолковать соотечественнику. Союз еще не распался и Средняя Азия пока для меня еще часть Родины, а за державу всегда обидно. С чего это ты взял?- недовольно смотрит на меня мужик. Вероятно, я сказал что-то, что не укрепляет его авторитет среди соотечественников. А ты посмотри!– тоже перехожу на «ты».– Все ценники в долларах, видишь перед ценой значок в виде буквы S?
И тут в глазах моего визави появляется выражение превосходства и он ничтоже сумняшеся произносит фразу, которая убивает меня наповал:
– Смотреть надо. Земляк, внимательнее, прежде чем учить! видишь, что этот значок везде зачеркнут,причем целых два раза.На этом я прекратил свои попытки предотвратить конфуз соотечественников. Список намеченных покупок, кажется, уже достиг половины содержимого прилавков, витрин и полок магазина. Уже кто-то был послан ловить такси, так как в руках, даже многочисленная компания явно не смогла бы унести все намеченные к приобретению товары. Там одной туалетной бумаги было,кажется, сто рулонов. ( Она ведь тоже была на родине в дефиците) Я ушел, испытывая чувство неудобства и даже обиды за этих ребят, которые с минутуы на минуту попадут в неловкую ситуацию, а судя по характеру того человека,с которым я общался, по его абсолютной убежденности в своей правоте ,он еще долго будет готов доказывать, что значок доллара зачеркнут дважды, а у него достаточно «валюты».

Болгария. Несебр. Турецкий транзит.
Абсолютно уникальный древний городок Несебр расположен на небольшом полуострове в Черном море и связан с материком узким перешейком-дамбой. На материке – тоже Несебр, но уже современный, спальный район – ничего интересного.
 А вот на полуострове -  старый город-порт, основанный еще фракийцами с увы, почти полностью разрушенными византийскими термами,  древним амфитеатром,  который и сегодня является местом, где проводятся различные выступления, многочисленными старинными храмами, такими, как, например, Церковь Святого Стефана  одиннадцатого века с более чем тысячью сохранившихся фресок или церковь Святого Иоанна Алитургетоса Неосвященного датированная  четырнадцатым веком, от которой, к сожалению, немного осталось. Старый Несебр, которому более 2000 лет по-прежнему остается изысканно-древним и романтичным. С узенькими улочками, не приспособленными ни к какому движению, кроме пеше-конного, с булыжными мостовыми, с непривычно нависающими над улицами вторыми этажами домов – экономия места. На этом фоне по городку бесконечной чередой снуют туристы со всего мира, бесконечно фотографирующиеся на фоне достопримечательностей, любующиеся чудными видами с высоких скалистых берегов на море, порт со стоящими на рейде судами, приценивающиеся к разного рода сувенирам на многочисленных столиках и в маленьких магазинчиках, расположенных по всему городу.
Мы тоже спускаемся по лесенке, явно стилизованной под древность и попадаем в небольшой подвальчик без окон ниже уровня земли.  Красивая пышнотелая болгарка с большой темной косой, уложенной вокруг головы, в национальной вышитой белой кофте, напоминающей украинские вышиванки, и цветастой легкой юбке почти до пола встречает нас приветливой улыбкой.
–Пан  и паненка sk;d?
– спрашивает она  то ли по-польски, то ли по- русски.. Поляков среди туристов много, и по -польски здесь говорят многие, впрочем, как и по-русски. Болгары в школе в обязательном порядке учат,  учили раньше русский язык.  Паненка – это о моей дочери, так как именно с ней в тот год мы отдыхали на Солнечном берегу, а пан – это, вероятно, я.
–Мы из Ленинграда, отвечает дочь. Далее следует привычное, но от этого не менее приятное:
–О-о – Ленинград – как я рада, что вы ко мне заглянули,– и начинается экскурсия – ярмарка-продажа по полкам и витринам лавки. Перед нами выкладываются очень дорогие, нам не по карману, национальные болгарские наряды – с вышивкой, аппликациями и прочими украшениями. Хозяйка, видя,  нашу реакцию на цены, смущенно-дружески улыбается и, прикладывая кофточку к дочкиной груди, цокает языком:
– Красив имате дъщеря .  Я скину цену, берите не пожалеете, это ручная работа – двух одинаковых не найдете. Это в горах, в селе только одна старенькая бабушка так вышивает – больше никто. Она дальняя родственница моего мужа, вот и отдает только мне на продажу ( врет, наверняка, но блузка действительно идет дочке, а цена уже становится приемлемой, хотя и все равно недешевой).
–Ладно уговорила, красота ! Демонстрирую я одновременно и зачатки болгарского,  и свою галантность.
– Благодаря . – ответствует с нескрываемым удовольствием  дама. А может,  еще украшение к кофточке посмотрите. У меня много разных необычных бус и браслетов из ракушек.
–Родственница в горах  делает?– Без намека на издевку, иронизирую я, давая понять, что подобные рекламные трюки мне известны и понятны. Но в это время в подвал почти бегом сбегает по лесенке невысокий, даже скорее маленький – про таких обычно говорят: – «метр с кепкой» мужичок, весь в коже. Кожаные штаны, кожаная куртка, из-под которой выглядывает кожаная  же жилетка. В довершение образа в руках у мужика имеется невероятных размеров светло-коричневой  красиво выделанной кожи чемодан. Нет. Это был не чемодан, ибо его размеры требовали иного определения. Это, следовало назвать «мечтой оккупанта » или «гросс Германия» . В  этот  сундук можно было посадить не только его владельца, но и хозяйку магазинчика, и при этом там бы еще нашлось место и для меня.( должен признаться, что я бы от такой возможности не отказался, но мужичка постарался оттуда выпихнуть)
 Я искренне пожалел, что это только  неосуществимые мечтания, а «кожаный» - явный кандидат на противоправные действия какого-нибудь общества защиты животных, запыхавшись,  по –русски спросил неожиданно:
– А туалетная бумага у вас имеется?
–Есть, конечно, и хозяйка указала на верхнюю полку, где действительно плотными рядами теснились знакомые цилиндры, за которыми  охотились у нас на родине и стояли в многочасовых очередях.
 Мужик попытался дотянуться до добычи, но, даже встав на цыпочки и почти подпрыгнув он не доставал до вожделенных пачек. Видя его мучения, хозяйка принесла откуда-то из подсобных помещений небольшую в три ступеньки лесенку, поставила ее около полки, легко, несмотря на комплекцию, взошла на верхнюю ступеньку и, оглянувшись смущенно на меня, потянулась к пачкам.
–Сколько Вам требуется?
Мужик, положил на пол свой кофр. Раскрыл его и ответил:
–Все, что есть! Похоже, дама такого не ожидала.
– Как.  совсем все? – у меня много есть!
Все. Все, – радостно подтвердил клиент. Мне на всю деревню, все заказывали.  К   нам,  в Миасс, ее вообще не завозят– дефицит; приходится в Челябинск ездить. Да и там очереди на несколько часов, если, конечно, есть в продаже.  Так что я сейчас возьму, сколько в барсетку  поместится, отнесу на корабль, а потом снова приду. Все заберу!– повторил он, – до последнего рулона. Тетка в шоке снимала с полки рулоны один за другим. Когда первый, ближайший ряд перекочевал в кофр, она уже с трудом дотягивалась до второго. Ей пришлось раздвинуть  лестницу повыше. Я стоял, немного ошарашенный аппетитами уральца, но тут мое внимание переключилось на  значительно более интересные вещи. Теперь, доставая с верхней полки  бумагу уже от стенки, хозяйка была вынуждена встать на самую верхнюю ступеньку стремянки и старательно тянуться вверх, чтобы ухватить очередную пачку. При этом открывался чудный вид на ее ножки, которые раз за разом, с каждой пачкой бумаги, выглядывали из-под юбки, сверкая в полутьме подвала  белыми пятнами бедер и сиреневым краем резинок, глубоко врезавшихся в самый верх ног, туда, где ноги начинались, а может заканчивались – неважно, переходя в аппетитные булочки. Кажется, она перехватила мои откровенные взгляды и начала старательно одергивать юбку, пытаясь как-то прикрыть свои достоинства от моих нескромных глаз.
Наконец она облегченно вздохнула, сняв с полки последнюю пачку бумаги. Но «чемоданчик» наполнился только наполовину.
–Давайте еще! Вы сказали, что у Вас много.
 –Надо идти на склад. –Похоже, что она уже была не рада такому оптовому клиенту. Но бизнес – есть бизнес и она удалилась на склад, бросив на меня осуждающий взгляд. Мы с дочкой отправились дальше гулять по Несебру. Через некоторое время Ленка толкнула меня:
–Смотри, вон туалетчик идет. И действительно, мимо нас , на удивление быстро пронесся «кожаный», весь в мыле,  но бодро волоча свой огромный баул с добычей. Щел он явно в направлении порта. Подойдя к обрыву, с которого гавань была, как на ладони,мы увидели, как по трапу стоявшего у стенки огромного  белоснежного многопалубного корабля под советским флагом карабкается наш уральский мужичок, очевидно, торопясь в свою каюту, чтобы разгрузить покупки.
Примерно через пару часов, уже возвращаясь из Несебра на берег в Новый город и проходя мимо того же корабля, мы опять нос к  носу столкнулись с этим деловым мужиком, снова тащившим тяжеленный сундук  на борт. Какая это была ходка по счету – неизвестно. Я поинтересовался у кого-то на набережной
– А этот корабль откуда и куда.
–Да это же круизный лайнер. Курсирует по маршруту Поти – Стамбул–Несебр–Одесса–Поти. Везде стоянка по одному дню. – ответил мне какой-то земляк.
 Понятно, кожа в Стамбуле, бумага в Несебре, глядишь, и тур окупился. Я порадовался за удачный торговый день болгарской красотки и, закрыв глаза, тайком от дочки вздохнул, вспомнив ослепительную белизну выглядывавшую из-под юбки. Только вздыхать и оставалось. Любимая дочь на данный момент колосниками висела на ногах, но, как ни странно,  связывала руки. 
 Париж. Универмаг «Тати». Маскара
В Париже есть три магазина системы дешевых универмагов «Тати». Эти магазины по низким ценам, иногда даже по себестоимости скупают залежалый товар у производителей,. причем товар хорошего качества, но в силу разных причин: мода, погода – зима оказалась мягкой, и теплые вещи, например, дубленки не востребованные покупателями. «Тати» продает эти товары с очень небольшой наценкой, зарабатывая не с нормы прибыли, а с оборота. А обороты у них, надо полагать гигантские, так как туристы в Париже считают своим долгом посетить эти универмаги и что-нибудь по дешевке прикупить.
 Вот и мы с женой не прошли мимо одного из этих магазинов на площади Республики. Выйдя из одноименного метро  Republique, мы нырнули в суету огромного многоэтажного универмага, по которому сновала  пестрая разноязычная толпа:  вездесущие японцы с  непременными фотоаппаратами, фиксирующие друг друга чуть ли не ежеминутно, индусы в тюрбанах и  разноцветных шароварах, арабы с пакетиками жареной саранчи, продававшимися прямо у входа., иссиня черные представители каких-то неведомых мне африканских племен и народов.  При этом тут и там слышалась родная речь, и рiдна мова.  Жене была нужна хорошая тушь для ресниц. Мы заходили уже в несколько парфюмерных магазинов, но везде ценник был таким, будто эту тушь делали из золота с добавлением алмазной крошки. Мне было не жалко денег – надо, значит надо, но жену «душила жаба» и мы решили попытать удачу в «Тати». Поскольку нас предупреждали, что в этих магазинах полно карманников, которые слетаются из разных стран, то деньги и  документы я убрал далеко во внутренние карманы пиджака, а жена повесила сумочку на грудь, перекинув ремень через шею. Мы около часа бродили по залам, знакомясь с товарами, но не находя пока нужного нам. Отличительной особенностью «Тати» являлась экономия на продавцах, которых почти не было, за исключением, пожалуй, отдела с мехами: шубами и шапками. Товар был просто раскидан по прилавкам, навален в металлические корзины, похожие на урны для мусора в наших офисах, только больших размеров. Народ с энтузиазмом перелопачивал горы кофточек, шорт, носок. колготок, ремней, сумочек, кошельков и прочих вещей в поисках того, что могло приглянуться. Спросив  жестами ( жена помахала пальчиком, будто накрашивая ресницы), а я вдобавок вспомнил слово «маскара» )  у  с трудом найденного служителя, стоявшего на возвышающейся площадке и наблюдающего за залом , мы, наконец добрались до сваренной из частых  металлических прутьев корзину; в ней,  к нашей радости, лежали беленькие картонные коробочки-параллелепипеды, где это самое слово «маскара» и было напечатано, разумеется, на местном французском наречии.  На краю корзины был прикреплен ярлык с той же надписью и ценой – которая была примерно втрое ниже, чем та, что мы видели в предыдущих магазинах. Жена тут же радостно схватила каждой рукой по коробочке и удивленно повернулась ко мне.
–Они пустые!
–Как это пустые?– Я  не понял.
– Внутри нет ничего, только коробочка.– Я тоже взял одну упаковку и обнаружил, что там,  внутри действительно нет никакой туши – вообще ничего. Я взял еще несколько  - тот же результат. Я внимательно осмотрел саму коробочку, и мне все стало понятно. На  белом глянцевом картоне отчетливо выделялся штрих код, предназначенный для считывания специальной системой, контролировавшей поток покупателей на выходе из отделов. Система была проста и, в принципе, эффективна. Найдя подходящий товар, вы шли с ним к работнику, и он выписывал чек, который затем оплачивался в кассе. При этом кассир, обнулял, обезвреживал магнитную метку штрих кода на покупке или снимал магнитную клипсу с одежды и т.п. Теперь уже система не могла увидеть купленный и оплаченный товар,  а значит, можно было беспрепятственно на законных основаниях вынести товар из универмага. Но на пластмассовых цилиндриках с тушью никаких штрих кодов не было. По простоте душевной кто-то догадался разместить эти метки не на самом товаре, а на его упаковке.  Я склонился над корзиной и стал методично перебирать лежащие в ней коробочки из-под туши, ориентируясь на вес. Коробочки были невесомы, в то время как полная коробка с тушью должна была  быть существенно тяжелее. Я рылся с полчаса, жена помогала мне, фактически перебирая товар еще раз, но результат оказался нулевым. Я, правда, все-таки  выудил со дна одну коробочку, в которой лежало что-то более тяжелое, и радостно вручил ее жене. Она тоже обрадовалась, но наша радость оказалась преждевременной. Хотя в этой коробочке и находилась тушь, но использовать ее было нельзя, так как кисточка была обломана под корень.  Я взял пустую коробку и  эту со сломанной кисточкой и обратился к женщине на наблюдательном посту. К моей радости и удивлению, она оказалась способной объясниться на английском(надо сказать, что в Париже этот язык явно не жалуют и в отличие почти от всего остального мира на нем мало кто может внятно говорить. Я показал даме свои находки и объяснил проблему. Она поняла и, кажется. даже не удивившись, прокричала что-то парню, стоявшему на другой площадке. Тот, в свою очередь,. что-то проговорил в, висевшую на груди, рацию, и через некоторое время два негритосика приволокли и поставили рядом с той корзиной новую, на которую тут же набросился жаждущий народ. Мы успели ухватить две коробочки. Надо признать, что вокруг в основном звучала русская речь, причем я собственными ушами слышал, как вполне приличного вида дородная дама в дорогой дубленке громким шепотом инструктировала подругу в не менее дорогом зимнем пальто с песцовым воротником:
–Маринка, не бзди! Ни хера они не увидят. Вынимай тушь из коробок и  спокойно клади в карман. Не надо ни в какие лифчики  заныкивать. Штрих коды только на коробках. Я вчера уже штук тридцать вынесла. Надо еще столько же, и поездка окупится!
 Мы выписали чек, расплатились и, сгорая от стыда, , но восхищаясь креативным мышлением наших соотечественников ( точно по Задорнову!), отправились дальше  гулять по французской столице.
Был канун Рождества, шел мелкий снег, падал на зеленую еще травку, деревья повсюду были расцвечены разноцветными гирляндами, публика фланировала туда – сюда. Мы шли довольные – нам повезло – не всю тушь «раскупили»  сообразительные российские граждане!
 Финляндия. Хельсинки. Универмаг «Antilla»
  Первое, что бросилось в глаза, еще даже до входа в универмаг, – это большое, но от руки и с ошибками написанное объявление на входных дверях на русском языке следующего содержания:
Уважаемые гости из России
 Убедительно просим вас не уносить в  примерочные кабины  более двух вещей одновременно., чтобы не оголять витрины.
  Далее это объявление дублировалось при входе в отделы одежды, как  женской, так и мужской. И еще одно такое же красовалось уже непосредственно на стенке самой примерочной кабины. Я долго не мог понять, в чем смысл и причина подобной просьбы и почему это адресовано именно к россиянам? Почему, рядом не висит такое же объявление на английском, шведском, финском, эстонском или, скажем, немецком и японском языках с аналогичной просьбой к гостям из этих стран и к своим собственным, местным гражданам? Что за особое уважение или же это какая-то утонченная дискриминация? Понимание пришло  ко мне случайно, когда, примеряя  понравившиеся мне брюки, я  раз за разом гонял жену  и девчонку –  продавщицу, меняя одни цвета на другие, один размер на другой. В это же время за матерчатой перегородкой, фактически шторой, примеряли одежду две русскоязычные подружки. Их достаточно громкий разговор–– в полной уверенности, что русского здесь не понимают, открыл мне глаза на особенности поведения наших граждан в финских магазинах, подозреваю, что и не только  в финских.
– Давай , Люська, давай, не тяни время, быстрее вторые трусы надевай. Это меня заинтересовало и я стал прислушиваться.
–Да они мне жмут, – отвечала невидимая мне, к сожалению, Люська.
 –Сейчас схожу, принесу побольше.  Поскольку продавщица была занята моими брюками, то никто не обратил внимания на то, что девица притащила, похоже, целую пачку трусов. По крайней мере, из-за занавески послышалось:
– Ни… себе, с ума сошла, заметят же.
 Не ссы, подруга. Трус не играет в хоккей. Давай-ка я тоже несколько штук на себя натяну. О-па. Отлично, правда жопу режет, но это переживем. Все, надо закругляться. А то обратят внимание, что мы долго меряем.
–Надо бы еще то платье, что я смотрела, синенькое в горошек, скоммуниздить, больно хорошенькое.
–Это как два пальца об асфальт! Снимай пока свое и плащ. Судя по всему платье было доставлено в примерочную и благополучно натянуто на пачку трусов.
 Все, пошли, подбери, заткни за пояс или защеми трусами  обновку, чтобы из-под твоего край не выглядывал, – я пойду повешу кофточки и серое платье или тоже возьмем? Может, мне надеть?
–Не выйдет, оно длинное, будет торчать.
–Это точно. Ладно, завтра пойдем в другой, тот, что у площади, где автобусы останавливаются – надо колготок прихватить штук несколько, а то у меня уже все износились с прошлой поездки.
Теперь мне стало понятно появление необычного объявления. Разумеется, я не произнес ни слова, хотя так и подмывало. Уж очень хотелось  посмотреть, как будут охранники  слой за слоем освобождать соотечественниц  от трусов. Но не хватало еще встревать в скандал и объяснять финнам, что я слышал, тем более, что за отсутствием практики, я капитально подзабыл финский. Брюки в этот день, к разочарованию девицы, которая меня обслуживала,  да и собственному, я так и не подобрал.


Турция, Анталия. Частная ювелирная лавка
 
 Таких, или похожих небольших ювелирных магазинчиков-мастерских здесь на каждом шагу ровно несколько. Одна на другой.. И в каждой вас ждет радушный мастер-хозяин, всегда готовый угостить вас ароматным чаем, развлечь дружеской беседой на английском языке.
–Нет, нет, упаси господь. Меня совершенно не интересует, купите вы что-нибудь или нет. Главное – это дружба между людьми. Вы можете, конечно, купить серебро у моего соседа. Он тоже хороший мастер. Но вот серебро у него из Туниса, а значит, – грязное, с примесями. У меня серебро из Тайланда – чище не бывает, очень высокая проба.  И не надо спрашивать у меня, сколько что стоит. Ведь вы сюда зашли не для того, чтобы ценами интересоваться, а чтобы увидеть настоящую красоту, которую никакими деньгами – ни фунтами, ни евро, ни долларами, ни тем более вашими рублями или нашими лирами измерить просто невозможно. Что, мадам, вам нравится этот браслет? Сразу видно. Что мадам знает толк в украшениях. Признаюсь честно, это не моя работа. Мне пока такое не по плечу. Это делал мастер, которому я в подметки не гожусь. Это делал великий мастер Туантонг  -золотое копье  с севера Тайланда, из Черного храма в Чианграе. Я склоняюсь перед его мастерством. Глядя на то, что выходит из его рук, будь то изделия из серебра, золота или резьбы по дереву, как-то даже язык не поворачивается оценивать это в каких-то дензнаках.
 Кстати, вы из России? Это хорошо. Мне нравятся люди из России. Они не такие, как немцы или англичане. Вам налить еще горяченького? Чай надо пить только горячим, тогда чувствуешь его аромат, тогда он утоляет жажду. Когда чай остынет, он становится ароматизированной водой, не более того. И чай надо пить без сахара.  Сахар изменяет. Забивает вкус чая. Немцы и англичане не умеют пить чай. Они сыпят в стакан уйму сахара, наживая себе диабет. Они дуют на чай, остужая его. Совсем не умеют. Русские обжигаются. Ругаются при этом, но пьют правильный горячий чай. И русские предпочитают сахару что-то другое – джем или варенье. Угощайтесь, моя жена варила это варенье из абрикос вон с того дерева во дворе. Кстати,.можете, если захотите, пойти и покушать абрикосы прямо с ветки – это вкуснее и полезнее, чем с базара. Юная леди, мыть их не обязательно. Не бойтесь – кушайте на здоровье. Свежий абрикос прямо с ветки так же чист и безопасен, как  юная свежая невеста, впервые входящая в дом мужа. Не красней, дэвушька, не красней.  Ты уже достиг возраст, когда есть много общий с тебя и абрикос или персик. И это хорошо, это не надо стесняться! У нас, если женщин говорят, что она как персик, это не есть оскорбление или приставать. Это значит, что  мы восхищаемя ее красота и благодарен. Что мы можем смотреть этот красота.
 Господа и мадам, – турок на секунду замолкает и виновато смотрит на нас. Я не предлагаю молодым леди, но вам я должен был сразу предложить наргиле и, заметив наше недоумение, пояснил: – у вас это называется, кальян. Покорнейше прошу меня простить. У меня есть даже безникотиновые медовые смеси для наргиле. Это очень вкусно и приятно и совсем не так вредно, как тот дым, который вы вдыхаете, куря сигареты. Все  или почти все вредные вещества остаются в шахте , а температура горения наргиле намного, на сотни градусов ниже, чем в сигарете.
–Спасибо, вежливо отказываемся мы, – как-то мы к этому не приучены. Я однажды пробовал, но мне не понравилось.
 Хасан– Так зовут турка– достает с витрины понравившийся младшей дочери браслет, якобы из Таиланда. Работа действительно тонкая и похоже, на самом деле из Юго-Восточной Азии. Фактически, браслет состоит из многочисленных фигурок слонов, с переплетенными хоботами, которые , кажется, идут по окружности браслета в бесконечном движении. Довольно трудно заметить место, где надо слегка надавить на хобот одного из слонов, чтобы тот вышел из зацепления с хоботом соседа и браслет раскрылся. При этом механизм раскрытия явно чересчур тугой, и браслет так и норовит захлопнуться, щелкнув по руке.
 Хасан видит, что я нашел недостаток в конструкции и честно признает это.
– Туантонг делает только сами изделия: то, что делается из ценного материала :золота, серебра, черного дерева, тика, а уже его ученики доделывают всякого рода застежки, замки  и прочие стальные и медные детальки. Учитывая это, если вы решите все-таки оставить этот браслет у себя на память о нашей встрече и нашей стране, то я, конечно, сброшу изрядную сумму с его стоимости. Мне уже надоело ходить вокруг да около, да смотреть, как сердится жена, слушая комплименты в адрес несовершеннолетней дочки:
–Я понимаю, что искусство бесценно, но само изделие имеет какую-то цену. Так что прежде, чем решить, мы должны понимать, во что это нам встанет.
–Обычно за изделия этого мастера я прошу от двухсот долларов, но, учитывая имеющийся недостаток. я готов уменьшить эту цифру на пятьдесят долларов.– И, вероятно, не будучи до конца уверенным в том, что мы его правильно поняли,. делает то, что делают почти повсеместно, в разных странах продавцы в магазинах, на рынках и пляжах – достает калькулятор с большим экраном,  набирает на нем названную цифру и поворачивает экран к нам, давая возможность  ее рассмотреть. Я качаю головой и  благодарно смотрю на Хасана.
–Огромное Вам спасибо. Это действительно хорошая цена, но, увы, для меня это немного дороговато. Вы же видите, что у меня две дочери и жена. Я не могу позволить, чтобы подарок получила только одна из моих женщин. Но я не настолько богат, чтобы купить каждой из них что-то на такую сумму. К сожалению, мой папа не оставил мне ни одной нефтяной скважины.
–Хасан смеется в усы и понимающе кивает,  Хорошо, когда отец заботится о своих детях в равной степени. Я назову вам цифру в сто двадцать долларов и, надеюсь, что это вас устроит.
Я достаю из кармана  стодолларовую купюру, кладу ее на стол перед Хасаном, давая ему понять, что это моя крайняя цена и я готов ее оплатить. Хасан вздыхает, теперь уже с ноткой горечи:
 – Ну, почему я такой мягкий, меня так легко уговорить. Именно столько я плачу  тайскому мастеру, так что никакой выгоды для меня в этой сделке нет. Но должен признаться, что я впервые действительно получил удовольствие от беседы с вашими соотечественниками (интересно, где он разглядел беседу? На мой взгляд, это был длинный монолог!)  Обычно русские, услышав цену в двести долларов, тут же перебивают:
– А за десять?! И это раздражает, если честно. Вы такого себе не позволили. Я вернул вложенные деньги, что уже само по себе неплохо, я хорошо провел с вашей замечательной семьей  время и вынес новые впечатления о Вашей стране и ее людях. Значит, время прошло не зря. И я верю, что когда-нибудь вы снова заглянете сюда, и мы снова будем пить чай и разговаривать. И может быть, тогда я сумею уговорить вас покурить кальян, и вы станете его поклонником, как множество людей в разных странах. Кстати. У меня ведь и кальяны тоже есть и очень даже оригинальные – и из стекла, и из меди, и из керамики.
Я испугался, что монолог опять затянется на неопределенное время, Хасан явно не прочь был позаниматься маркетингом кальяна, поэтому я поспешил вежливо попрощаться и откланялся с благодарностью.


Дорогой читатель! Очень прошу поделиться своим мнением, какое бы оно ни было. Ведь я старался в том числе и для тебя!


Рецензии
Советский человек всегда отличался креативностью в силу тяжелых условий жизни.

В 80-х годах в Швеции владельцы супермаркетов обнаружили , что товары с полок магазинов почему то испарялись в неизвестном направлении. Установка видеокамер и увеличение охраны не помогло, товары продолжали пропадать.
Причину выяснили случайно. Оказалось ,что наши люди, которых в Швеции стало немало после падения железного занавеса , нашли халяву в некоторых особенностях работы шведских магазинов . В их супермаркетах внутри располагались почтовые отделения, которыми привыкшие к удобствам шведы пользовались для того, чтобы купленные в магазине товары не везти самому к себе на дальний хутор, а отправляли их почтой. Наши сообразительные товарищи из этой процедуры этап покупки исключили и просто брали товар на полке и отправляли по почте в назначенный адрес. Работникам почты спрашивать у клиента оплачена ли эта покупка в голову не приходило.

Эти же умнейшие головы придумали и как отправлять письма бесплатно. Во всем мире ,если адрес указан неверно или человек наклеил недостаточно марок для оплаты, письмо возвращается отправителю. Наши люди и здесь не растерялись. На конверте на месте адреса отправителя писался адрес получателя, и соответственно на месте получателя писался адрес отправителя. Марка не наклеивалась вообще. Почта, получив неоплаченный конверт, естественно отправляла его обратно, как вы понимаете по адресу получателя.

Александр Ресин   03.10.2018 03:10     Заявить о нарушении
Да, насчет креативности - это нам не откажешь. Жаль только, что все уходит на предмет украсть и нае..ть. Спасибо за прекрасное дополнение к моему обзору. Если вы не возражаете, то в будущем я позволю себе включить и этияркие эпизоды в свое повествование. Премного благодарен за визит и отклик, Ю.Я

Юрий Яесс   03.10.2018 11:42   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.