Либерал

               
                ЛИБЕРАЛ               
             
                (По  сказке  М.Е. Салтыкова Щедрина).

                … "Русский либерализм не есть нападение на существующие порядки вещей, а есть нападение на самую сущность наших вещей, на самые вещи, а не на один только порядок, не на русские порядки, а на самую Россию. Наш либерал дошел до того, что отрицает самую Россию, то есть ненавидит и бьет свою мать. Каждый несчастный и неудачный русский факт возбуждает в нем смех и чуть не восторг. Он ненавидит народные обычаи, русскую историю, все.
Если есть для него оправдание, так разве в том, что он не понимает, что делает, и свою ненависть к России принимает за самый плодотворный либерализм "

                Федор Михайлович Достоевский.


 
           ***

Жил-поживал  в  стране  полнощной
Преоткровенный  либерал,
По  площадям,  полям  некошеным
Зевак  досужих  собирал.

Кричал  властям:
     «Вы  сук  свой  рубите,
Как  раз  накличете  беду...
Себя  безвременно  погубите
И  нас  с  собою  в  череду!»

Окрест – и  тина  не  ворохнется,
Молчит  опасливо  народ…

Гляди  как  сам  не  ухоронится,
Попав  в  судейский  окорот?

Толпе  до  дури  этой  дела  нет,
Властям  же  ставится  на  вид,
Чтоб  топтунов  на  этот  странный  след
Наслать…   
             небось  не  убежит.

«Три  истины, - он  пел, - задаток
Покоя  праздного  у  нас:

"СВОБОДА",
       "ВИДИМЫЙ  ДОСТАТОК"
     и   "ТВОРЧЕСТВО  НАРОДНЫХ  МАСС".

Где  нет  свобод,  там  идеала,
Горенья
              люди  лишены…
Глядишь – и  вера  захромала
В  дела  правителей  страны,
В  их  праведность…

Жизнь  без  достатка
Лишает  сАмости  народ…

Властей  удушливая  хватка,
Забравши  силу   в   свой  черёд,
Без  упреждения,  без  стука
Вползёт  в  обитель  бедняка,
Где  равнодушие  и  скука
Грызут  его  исподтишка.   

Без "ТВОРЧЕСКОЙ  НАРОДНОЙ  СИЛЫ"
Скудеют  мысли  ручейки…
Величье  предков, 
                их  могилы
От  равнодушных  далеки».

Так грезил  не  переставая,
Неугомонный  либерал,
Надеждой  сирых  согревая,
В  чём, несомненно, успевал.

"Освободившись  из  сетей
Паучьей  власти  всех  мастей,
Народ,
        Отечество  любя,
Спасёт и  вольность  и  себя".

Слепцов  блуждающих  в  пути,
Он  чаял  к  свету  привести,
Благоволеньем  опалить
И  жажду  правдой  утолить.

Власть,  до  поры,  была  мила,
Следя  за  ним  из-за  угла.

"Пускай  поврёт  пустголово
(что  под  луной  давно  не  ново),
Пытаясь  бледные  мечты
Спустить  с  эмпирий, с  высоты
Пониже,  хоть  бы  на  вершок…

(Однако,  этот  запашок… )"

При всём при этом либерал
Так  благородно  обмирал,
Превознося  белиберду
У  властьимущих  на  виду,
Что,  при  деянии  таком,
Смотрелся  милым  простаком:

Там  поскулит,  там  подвильнёт,
Там  бескорыстьем  щегольнёт…

Власть   за  грудину  не  хватал,
А  просто  время  коротал,
Не  обличая  всё  и  вся,
А   «по-возможности»   прося.

Хоть  либерала  самого
То - «по-возможности»- смущало,
Но  он  мирился  для  начала,
Твердя,    что,  дескать,   ничего,

Что   скромность   эта - не  петля,
А  действо  общей  пользы  для,
Чтоб  тех  идей  златую  нить
Верней  потомству  сохранить.

Ох,  знал  каналья-либерал
Ущербность  лозунгов:
     "Свобода",      
         "Достаток",
            "Творчество  народа"…
И  делом  их  не  поверял.

Те  отвлечённые  значенья –
Суть  надболотное  свеченье
Огней,  блуждающих  в  ночИ,
Как  отражение  свечи.

Так  бает  сказки  кот-Баюн,
Касаясь  лапкой  звонких струн,
Сонливым  голосом  поёт,
Да  мёда-сыти  не  даёт.

Ох,  знал  проныра-либерал:

Чтоб  стал  доступным  идеал,
Его  свергают  с  высоты,
Дробя  на  мелкие  черты,

Тряпицами   поверх  прорех
Латают   стыд  и  мелкий  грех.

С  того  и  летопись  ведёт
Лихой  словесный  оборот:
Мол  «по-возможности»  просил,
«По  доброму»,
                «по  мере  сил».

Так  либерал,  гордясь  собой,
Перепоясался  на  бой
Со  скверною, 
                Оборотясь
К  столпам,
Опалы  не  боясь:

«Свобода»   - есть  такой  предмет,
В  котором  от  первотворенья,
До  натурального  мгновенья
Предосудительного  нет?»

Властители   в  ответ  ему:
"Про  то  и  спорить  ни  к  чему!
На   нас   клевещут, 
                будто  мы
Клеймим  свободные  умы.

Отнюдь!  За  вольность  мы  стеной,
Об   ней  печалимся  одной…
Об  дерзостях,   об  мыслях  смелых…
Но,  «по-возможности»…
                «в  пределах».

«В  пределах»? … Гм…
                Играем  в  прятки?   
  « А  обеспеченность»?...
                «Достатки»?

«Да  Бога  ради!   Нам  то  что-с?
Хотя  и  к  ним,  весьма  возможно,
Влачиться   надо  осторожно…
«В  пределах»  должен  быт  запрос».

"А  творчество  народных  масс,
От  плебса  инициатива,
(Пусть  не  лишённая  наива)
Признайтесь,  не  пугает  вас?"

«Сей  идеал,  когда  «в  пределах»,
Простителен,   коль  он  удел  их.
Вреда  не  много  от  него…
Пущай  творят…
                мы  ничего».

«В  пределах?..   Да… 
                Ну  как  без  них?..»
Суждений  он  не  ждал  иных,
Да  и  людишек  очень  знал,
С  которых  песню  зачинал.

«Пусти  Савраса  без  узды,
Как  раз  наделает  беды,
Какой  и  в  год  не  расхлебать…
С  уздой,  понятно,
                благодать:
Бредёт  с  опаскою  Саврас…
А  нет – так   дрын   есть   про  запас».

Стал  либерал  свои  идеи
Кромсать  «в  пределах»…
Тут  урвёт,
            урежет  там, 
                здесь  переврёт
И  спрячется,  дохнуть  не  смея.

Глядят  столпы…
                «Каков  мастак!
Ведь  надо ж вывернуться  так!
Любезен,   пО-милу  хорош,
Сияет,  будто  медный  грош".

Так  увлеклись  его  игрой, 
Что  даже  думали  порой:
Неплохо  б  эдакую  стать
И  на  себя  перелистать!

Глядишь,  в  усердии  своём,
И  сами  то  же  запоём.

«Давай ,- кричат, -
            тут  обойди,
                там  тыном  перегороди,
Здесь  затушуй,  а  там  уреж,
Тут  расплешуй  в  ограде  брешь.

Гляди  как  выйдет  твой  черёд,
Козлом  залезть  в  наш огород,
 (когда   минутка  подойдёт).

Мы  б  хоть  сейчас…
                да  крепок  тын
И  ты, признаться, не  один…
Смекаешь  ли?»               
                - «Небось  смекну,
Но  всё ж,  по  дружбе,   намекну:
Постыдно  мне  щипать  да  рвать,
Да  идеалы  предавать!»

«Глядь,  застыдился...
                экий  вздор!
Небось  не  выест  глаз  позор,
Зато  заря  твоих  идей
Проймёт, возрадует  людей».

Идеи   (даже  холостые),
Пусть  мимолётные,  пустые,
Пусть  невесомые,  как  пух,
А  всё  властям  смущали  слух:

«Вдруг,  «по  возможности»  внедрясь
В  сознание  народных  масс,
Крамольных  мыслей  вредный  стих
Дойдёт-докатится  до  них!

Пусть  незаметны,  еле  жИвы,
«Души  прекрасные  порывы»,
А  всё,  коль   носом  потянуть, 
Не  пахнут  розами...  отнюдь».

Так  рассуждали  меж  собою,
Крестом  чело  обороня
От  либерального  привоя,
Столпы  сегодняшнего  дня –
Адепты  властного  порока,
Что  по  углам  тенета  вьют…

«Пущай  явившийся  до  срока
В   иной   попросится    приют.

Невмоготу  нам  песни  эти,
А  то  и  вовсе  ни  к  чему.
Коль  разобраться  по  уму,
Те  бредни – маленькие  дети…

Всё  б  им  шалить-озоровать,
Да  стены  дома  подрывать.

Годами  сложенный  уют
Они  с  задором  непонятным, 
С  усердьем  нелицеприятным
Гляди – загадят,  оплюют».

Так   кропотливо   доносили
До  либерала-бунтаря
Греховный  вред  его  усилий,
Что  понял  он: 
                и  впрямь  зазря
Его   бесстыжие  препоны
Чернят  привычные  резоны.

Но  так   прегорек  был  упрёк,
Что  стона  выдержать  не  смог:

«Ах,  как  печально  пониманье
Бессилья  света  перед  тьмой,
Неужто  все  мои  старанья
Уйдут  с  порожнею  сумой»?

«Чудак,-  твердили  либералу,-
Не  стоит  плакаться  судьбе…
Ведь  мы  потворствуем  тебе
Хранить  святые  идеалы,
Торить  грядущие  пути
И  "слово  истины"  нести…

Но  не  спеши,  за  ради  Бога,
А  постепенно,  понемногу...

Коль  «по  возможности»    нейдёт,
Её   (возможность)  в  свой  черёд
На  элементы  расчлени,
Оставив  тленное  в  тени.

Убрав  связующий  костяк,
Пристрой  какой  ни  есть  пустяк,
«Хоть   что-нибудь»…
Имеет  вес  любой  невидимый  процесс.

И  он  сподобился  понять,
Что  вдруг  идею  не  поднять,
Что  надо  мирно,  по  чуть-чуть
Желать  урвать  «хоть  что-нибудь».

И  понеслось…
                Мечту  губя,
Уничижая  сам  себя,
Дивился:   
            как   доселе  мог
Блукать   во  тьме  среди  дорог?

Насколь  же  глуп  был  до  того,
Как  урезонили  его,
И  как  наивно  полагал
В  борьбе  за  светлый  идеал,
(О  коем  искренне  радел)
Иной  использовать  предел.

Нашлись  к  тому  уподобленья:

Зерно, мол,  не  по  мановенью
Пускает  колос;
                а  сперва
Гниёт  в  горниле  естества.

Росток,  продуктом  разложенья,
Зимою  стынет  без  движенья.

Прозябнет,  в  трубку  перейдёт,
Чтоб  колосится  в  свой  черёд…

У  идеала  тот  же  путь:
Сперва  посей   «хоть  что-нибудь».

Пока  взойдёт – сиди  и  жди,
А  пропадёт – не  осуди.

Так  либерал  и  поступил:
Пустяк  слезами  окропил,
Посеял  впрок  «хоть  что-нибудь»,
А  сам  прилёг   часок  вздремнуть.

Ждёт  он  пождёт…  всё  роста  нет!
«Хоть  что-нибудь»  не  йдёт  на  свет.
В  навозе  ли  сгорел  до  тла,
Иль  почва  мёртвая  была?

«В  чём  здесь  причина»? – повторял
Наш  дурачина-либерал…

Всеведающие  ему
Вмиг  пояснили,  что  к  чему:

«Размах  идей  твоих  широк,
Он  людям  горлу  поперёк.

Народец  подл  и  духом  слаб…

Будь  либерал  ты,  будь  сатрап,
С  душой  к  нему,  иль  без  души –
Ему  хоть  кол  во  лбу  теши!

Спасать  такого  от  обид –
Вполне  пустячная  затея,
Он,  изголяясь  и  лютея,
В  тебя  же  плюнуть  норовит.

Большая  надобна  сноровка,
Чтоб,  обойдясь  с  такими  ловко,
Достоинство  не  уронить
И  в  чистоте  себя  хранить».

«Помилуйте!
                О  чистоте
Я  и  помыслить  не  умею,
Влекусь  планидою  своею
Не  со  щитом,  а  на  щите.

С  таким  запасом  торжества
Я  в  путь  отчаянный  пустился!..
А  до  чего  теперь  скатился,
На  что  убил  свои  слова?

От  «по  возможности» 
                до  края
Дошёл
   Прошу    «хоть  что-нибудь»,
Всё  урезая,  подтирая,
Переиначивая  суть.

Ужель  предела  нет  паденью?

Властители  на  то  в  ответ:

«Оставь,  любезнейший,  сомненья!
Пределов  истинному  нет!».

И  сконструировали  фразу,
Да  так,  что  понял  он  не  сразу:

«Ты  нападай,  обороняясь,
Грози  тюрьмою  и  сумой,
При  том  умело   «применяясь»
Словами  к  подлости  самой».

«Как  так?»  -
            «Да  просто…  Идеалы,
Что  массам  хочешь   донести,
Должны  быть  мизерны, 
                столь   мАлы,
Чтоб  людям   незачем   расти.

Чтоб   «применяясь»  к  ним  могли  бы
В  момент  сомненья  разрешить:
Быть  неподкупнейшими,  либо
Предать  и  подлость  совершить?

Тут  либерал,  морщиня   лоб,
Былых идей  оплакал  участь:
Вам,  клятым,  надобен  холоп,
А  с  ним  и  вся  его  подлючесть.

Гляди  как,
             - Господи  прости,-
И  самому  бы  ненароком,
С  таким  негаданным  наскоком
Мне  «подлеца»  не  огрести!»

Шпыняют  власти  либерала,
Его  задумчивость  узря:
"Где – прыть  твоя?   
                чай  поустала,
Себя  за  прошлое  коря?..

Оставь  убогое  смиренье,
Крепись,  коль  кашу  заварил,
Дай  грешным  нам,  «по  мере  сил»
Покоя  ублаготворенье".

И  стал  он, 
        к  подлости  людей
Умело  способ   применяя,
ПастИ  уродцев  от  идей,
Властям  пововсе  не  пеняя.

Так  дело  шло  за  днями  дни…

Мерилом  подлости  вершима,
Сочилась  ядом  искони
Через  сознание  и  мимо
                мразь  идеалов…
Наш  герой
Знай  либерастит,  знай  бодрится:

«Нет  лиха  в  том,  что  способ  мой
Тропою  подлою  струится.

Пусть  сам  я  и  погряз  слегка:
Лицо,  глядишь  ка,  с  рылом  схоже,
Но  разойдутся  облака
И  солнце  высушит  одёжу.

Росой  омоюсь
                и  тогда
Забыв  уступчивость  былую,
Пойду  крушить  напропалую
Став  либералом,  хоть  куда!»

А  властные,
                в  запев  ему:
«Тебе  и  слава  по  уму»!

Гулял  однажды  либерал
С  приятелем  по  парапету;
Идеи, 
         те,  каких  уж   нету,
Перебирал,  перевирал.

Себя  премудрым  выставляя,
Он  сведующих  мирно  клял,
Заслуг  властей   не  умаляя…

Известно – дУрочку  валял.

Вдруг  чувствует –
                щекИ  его 
Коснулось  брызгодуновенье.
Он  призадумался:
                "С  чего,
Взялось  такое  отправленье?"

На  небе  сини  благодать,
Дождить  оттуда  нет  резону,

Помоям  тоже  нет  закону,
Чтоб  их  из  окон  выливать…

«Откуда  брызнула  водица? –
Пеняет  другу  либерал,-
Я  позволенья  не  давал,
Природе  надо  мной  глумиться».

«Взгляни - ка  за  угол,  мой  свет,
Там, подлинно,  мужик  таится.
Он  оплевал  тебя
                и,  мнится,
Теперь  боится  дать  ответ».

За   «свет  идей  твоих» 
                в  глаза
Тебе  он  плюнуть  собирался,
Да  не  открылся,  побоялся,
А   плюнул   спрятавшись -
                из-за…
Что  с  подлостью  соизмеримо…

Пожалуй,
               праведное  зло
Тех  капель  вынесло  бы  мимо,
Да  только  неостановимо
К  щеке  их  ветром  нанесло».
 




 


Рецензии