Судьба мудрее. Глава 11. Школьница

      В первый класс я пришла с большущим желанием учиться и уже умела бегло читать и немного считать. Цифры знала до ста, не путала, только больше интересовалась буковками. В разлинованной тетрадке я сплетала из них слова и предложения, непременно вникая в суть написанного. Окружающие охотно общались с любознательным ребёнком и тем самым множили мою радость.
      К нескрываемому удовольствию учителей, школьную программу я осваивала без труда. Отношения со сверстниками складывались сложнее. Поначалу наше единство не чувствовалось: вдруг тридцать незнакомых человечков оказались рядом без моего на то согласия! Тихие и шумные, капризные и послушные, умненькие и не очень, они не слишком стремились к знаниям. Подчас нам не о чем было говорить. Игры мы тоже выбирали разные. Нередко на уроках я засыпала от скуки или безучастно глядела за окно. Зоркая учительница быстренько прерывала эту леность индивидуальными заданиями и предлагала что-то раскрашивать, расчерчивать, клеить, складывать, нумеровать. Пока одноклассники осваивали азы письма и счёта, я спокойно справлялась с занимательными поручениями и частью домашнего задания. Мне нравилось быть исполнительной и понятливой. 

      Школьное воспитание для большинства детей страны Советов являлось основным. Преданность властвующей партии закладывалась неуклонно и поэтапно: октябрёнок – пионер – комсомолец – коммунист. Казалось, это единственно правильный жизненный путь. Пафосный лозунг "Ни шагу назад, ни шагу на месте, только вперёд и только все вместе!" был моим личным убеждением. Я без сомнений следовала навязанным идеалам и с дрожью в голосе выразительно читала рассказы и стихи о Ленине. На детских конкурсах, приуроченных к главным праздникам Родины, всегда побеждала! Остальные ученики в конкуренты не годились. Видимо, они недостаточно любили дедушку-вождя, раз говорили о нём тихо, сбивчиво и без вдохновения.
      Ещё, приткнувшись на задворки хора, я надрывно пела песни о революции. А пребывая в молчаливых раздумьях, видела в пылающем сердце Данко спасительный свет для всего человечества. Смертельную жертву считала оправданной, ведь победа над мраком легко не даётся. Нужно бесстрашно "бороться и искать, найти и не сдаваться!". Правда, было не совсем понятно – что искать-то? Где? Зачем? И с кем насмерть бороться? Но главное - не сдаваться! Тут всё ясно.

      Мой патриотизм, поддерживаемый учителями и серьёзными старшеклассниками, сквозил в мыслях, делах и словах. В школе я считалась образцом для подражания, откликалась на все просьбы детей и взрослых, участвовала в математических, литературных и биологических олимпиадах. Похвальные грамоты получала одну за другой. Сначала с гордостью возглавляла октябрятскую звёздочку из пяти человек, потом - пионерскую дружину, а к восьмому классу доросла до председателя ученического комитета школы. Я научилась ладить со сверстниками и на невидимой шкале ценностей неизменно ставила интересы коллектива выше собственных. После уроков наравне со здоровыми ребятами мыла полы в кабинетах и коридорах, подметала тротуары, собирала макулатуру и металлолом, а летом увлечённо осваивала несложную ремонтную работу в виде побелки стен, покраски дверей, плинтусов и оконных рам. 
    
      В третьем классе у меня появилась близкая подруга Оксанка. Мы сидели за одной партой и после уроков не расставались до позднего вечера. Говорили обо всём на свете, включая девичьи тайны и мелкие обиды. Иногда слегка спорили и вслух мечтали о будущем. Обычно гуляли часами. Немного проголодавшись, на карманные деньги, скромно выделяемые из родительского бюджета, покупали пару круглых булочек с непонятным названием "Кунцевские", по три копейки каждая. И на два стакана цитрусового лимонада наскребали карманную мелочь.
      Громоздкие серебристые автоматы "Газ-вода" стояли в многолюдных местах по несколько в ряд, не позволяя жителям города мучиться от жажды. При дефиците наличности нам доставалась безвкусная и бесцветная жидкость с колючими пузырьками, атакующими рот до самой гортани. Цена этому сомнительному удовольствию была копейка. Из одного стакана мы с подругой отпивали глоточками ровно по полпорции. Подростковые отношения держались на честности, доверии и взаимной симпатии. Славное было время - искреннее, неповторимое! Мама Оксаны, Нина Даниловна, женщина чрезмерно деловая и сдержанная, не препятствовала доброму внеклассному общению и надеялась, что отличница (то есть я) положительно повлияет на её дочь, не имеющую должной тяги к урокам.

      Под предлогом совместных занятий я довольно часто появлялась в чужом доме. Только благим намерениям всегда мешали другие интересы, и учебники запросто отодвигались в сторону. Я все задания тщательно выполняла вечером, а Оксанка себя не утруждала, получала с лёту "тройки" да "четвёрки" и к большему не стремилась. В угоду маме она рисовала в дневнике нужные оценки, виртуозно справляясь с подставой. Когда обман раскрылся, страх перед неминуемым наказанием потерял силу.
      Хотя и нравилось мне жильё Оксаны с её отдельной комнатой, при Нине Даниловне я старалась там не бывать. От неулыбчивой женщины ощутимо веяло холодом и недоброжелательностью. После вежливого приветствия я нетактично сбегала на улицу. Подруга живо отправлялась следом. Здесь никто не сверлил нас едкими взглядами и не прислушивался к секретным разговорам. Большие и маленькие тайны мы родителям не доверяли, отношения "дочки-матери" оставляли желать лучшего и в одной семье, и в другой. Однако Оксане повезло: у неё ещё был папа. К нему душевно тянуло нас обеих.
      
      Дядя Лёня работал радистом на огромном рыболовецком судне, соответственно, большую часть года находился в долгосрочном плавании. Он возвращался домой лишь на несколько месяцев, и тогда дочь купалась в отцовской любви. Мне тоже перепадало немного внимания. От чужого папы бежать не хотелось. Я чуть ли не каждый день пила чай с заморскими конфетами и завороженно слушала рассказы о загадочных путешествиях, заодно выбалтывала свои и мамины новости. Иногда получала на память маленький заграничный сувенир и жвачку в придачу, да не простую, а с обёрткой-наклейкой.
      Когда на пороге появлялась Нина Даниловна, взор дяди Лёни угасал, чарующая улыбка пропадала. Мы с Оксаной скорее уходили из дома и возвращались затемно. Похоже, семейный плен для отца подруги был тяжким. В частые командировки он собирался припеваючи. Отчаливал быстро, не прощаясь. Я невольно вспоминала о собственном папе, запропастившемся бесследно. Хоть бы открыточку в день рождения прислал иль письмецо из нескольких строк. Ждала, но тщетно! Зато дядя Лёня передавал издали сердечные приветы и желал, чтоб я всегда была умницей. Мы с подругой сочиняли длинные-предлинные ответы на его весточки и мечтали о нескорой встрече. Вот такого папу можно ждать долго-долго... Но где его взять, я понятия не имела.

      Отпускные визиты дяди Лёни выводили нас с Оксаной из однообразного житейского равновесия. Мы наслаждались сбоем привычного ритма и неизбежными плюсами, вытекающими из занятости взрослых людей делами и друг другом. Время вечерних прогулок не ограничивалось, походы в кинотеатры учащались, карманных денег хватало не только на воду с сиропом, но и на вкуснейший сливовый сок, мороженое, шоколадные конфеты и сладкие "Майские" булочки. Наше детство счастливо проскочило без излишеств, баловства, дорогой одежды. Компьютеров и сотовых телефонов в помине не было, всё обсуждалось с глазу на глаз: от коллекций карманных календарей и фотографий популярных артистов до ночного шорканья в родительской спальне. Постельная тема тревожила нас запретом, но не чувственностью. 
      Меня повлекло к мальчикам после тринадцати лет. Платонически, без капли желания отдаться. Просто хотелось пригодиться единственному человеку в трудный момент, доказать свою верность и надёжность. Дружбу я считала самым главным даром судьбы, остальное, о чём смутно догадывалась, могло только прилагаться. Потом, когда-нибудь. Настоящий зов сформировавшегося женского тела заявил о себе годам к семнадцати. Я романтично размечталась о настоящей любви, переполненной взаимной нежностью, но даже в мыслях не допускала мимолётной близости. А желание Оксаны вкусить греха оказалось без тормозов и закончилось сумбурной свадьбой в восемнадцать лет на последнем месяце беременности. Подруга переселилась из благоустроенной квартиры родителей в какой-то затрапезный барак и познала все тяготы неразумного супружества и раннего материнства. Мы закрутились в разных измерениях.

      
      Фото из сети Интернет. 
      Продолжение - http://www.proza.ru/2017/01/09/373


Рецензии
Доброй ночи, Марина. Радуюсь за Вас, что оценили в школе и Вам там было хорошо, почувствовали свою нужность, восстребованность.
Да и подружка рядом, а это такое счастье для девочки. Конечно, не хватало папы, но раз так получилось, то ничего не поделаешь
Меня воспитывал отчим, и я ему благодарна за все, что он сделал для меня.
Одно время мы жили за пределами нашей страны, я училась в разных школах при посольстве. Конечно, я скучала за Россией, читала классику, иногда навещала бабушку. Особо некогда было сойтись с одноклассниками, они постоянно менялись. Но и это прошло.
Затем вернулась в Москву, и там началась студенческая жизнь.
Я многим обязана родителям, старшей сестре, которая удачно вышла замуж во второй раз, они усиленно мне помогали финансово, да, есть что вспомнить хорошего и плохого. Жизнь продолжается.
Спасибо, что делитесь своей историей.
Спасибо за откровенность перед читателями, это бесценно.
С искренним уважением и сердечностью,

Варвара Сотникова   17.10.2022 23:30     Заявить о нарушении
Хорошего дня, Варвара!
Спасибо, что читаете мои воспоминания и делитесь своими.
Конечно, в жизни перемешано плохое и хорошее. Но куда потянешься, с тем и останешься.
С взаимной сердечностью,

Марина Клименченко   18.10.2022 15:39   Заявить о нарушении
На это произведение написано 88 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.