Судьба мудрее. Глава 13. Конфликт

      До восьмого класса моя школьная жизнь шла размеренно и удачно. Я утвердилась в привычной ребячьей среде, лидировала в учёбе и общественных делах, была любимицей почти всех педагогов.
      За два года до выпускных экзаменов сразу несколько учителей настойчиво заговорили о возможности получить золотую медаль. Однако из-за случайной подростковой ссоры, не имеющей ко мне прямого отношения, славной награды я не удостоилась.
      Нешуточный конфликт невольно спровоцировала новенькая ученица, появившаяся в нашем классе посреди года. Мальчишкам нежная и спокойная Инна на первый взгляд показалась неинтересной, а девчонки мигом оценили и невзлюбили голубоглазую блондинку - излишне хороша! Таких конкуренток надо сразу отодвигать подальше.

      Кому в голову пришёл скверный план, не знаю. Сперва взволнованные "леди" кидали на оторопевшую одноклассницу презрительные взгляды и заговорщицки перешептывались. Потом опустились до мелких пакостей: подкладывали кнопки на стул или засыпали сиденье мелом, прятали учебники и тетради. То портфель у Инны пропадал, то верхняя одежда "терялась".
      Вскоре этого показалось мало, юные мстительницы вошли во вкус и организовали настоящий бойкот с ежедневной травлей.

      По утрам Инна боялась приближаться к школе, входить в класс, её парта вдоль и поперёк была исписана грубыми словами. Даже во время уроков проскальзывали обидные насмешки, вызывающие всеобщий хохот.
      На переменах запуганная и униженная девочка не выходила ни в коридор, ни во двор, а домой бежала со слезами. Вслед обязательно нёсся поток громких оскорблений, летели увесистые снежки или мелкие камушки. Никто с новенькой не разговаривал, рядом не стоял и не присаживался - игнорировали, как могли.
      В заразной дури девчонки кичились превосходством и безнаказанностью. Они никогда великодушием не отличались, а тут стервозные нравы полезли наружу безудержно.   

      Стыд за чужие гнусные поступки меня измучил. Решив прекратить издевательства, я срочно покинула свою "крутую" последнюю парту и основательно расположилась рядом с Инной за первой. Здесь, прямо перед лицом учителя, добровольно никто не сидел – ни списать, ни слова лишнего сказать.
      Демонстративное перемещение под удивлёнными взглядами одноклассников заняло всего минуту. Злые затейницы на моём пути не встали, знали, что я их не боюсь. Глупое столкновение уладилось легко и быстро.
 
      Затравленная девочка быстро оценила смену обстановки, очнулась от кошмара, подняла голову. Её светло-синие глаза повлажнели, я ободряюще улыбнулась: мол, всё прошло, беспомощного одиночества уже нет. Инна поверила, оживилась и через несколько дней стряхнула с себя остатки страха. 
      Забыв про бойкот, мы смешливо переговаривались и блистали знаниями на радость учителям и на зависть обидчицам. Я просыпалась пораньше и терпеливо встречала Инну по утрам, в учебное время тоже далеко не отходила, а после занятий провожала до автобусной остановки.
      Иногда приглашала подружку в гости или бывала у неё дома. Особой вины за новенькой не числилось, лишь слово поперёк кому-то сказала, чем вызвала ярое недовольство сверстниц.

      Наш классный руководитель Наталья Николаевна могла погасить этот конфликт в зародыше, но проигнорировала служебный долг. На мелкие безобразия она всегда смотрела отстранённо, я крупное незамеченным не оставила. Когда страсти утихли, устроила вдруг долгое и нудное комсомольское собрание на тему неуставных взаимоотношений. 
      Девчонки шумели, свою подлость не признавали, наперебой несли ахинею и навешивали на Инну немыслимые грехи. Однако по существу придраться было не к чему. Обвиняемая защищаться не умела, понуро молчала, то краснела, то бледнела. Мальчишки безразлично отрешились от происходящего и прикрыли уши ладонями, будто головы подпирая. Похоже, мне одной нужна была правда. Утомившись от глупых разбирательств, я заявила, что все неправы - и одноклассники, и учитель. Зря Инну обидели. Извинились бы, да разошлись с миром, хватит грязь перемалывать.
      Это предложение Наталье Николаевне совсем не понравилось. Она недобро встрепенулась, отвела глаза и руку от протокола и в негодовании представила меня врагом народа: "Как посмела игнорировать мнение коллектива? Разве тому вас учили? Единоличница объявилась! Нечего из себя адвоката строить!" Повестка обличительного заседания резко переключилась на недостойное поведение вчерашней фаворитки. Я была крайне изумлена!   
      
      Показательное шоу подразумевало признание несуществующей вины и моё публичное раскаяние. Казалось, мир сходит с ума - проблемы раздуваются на пустом месте. Не ведая, как противостоять безрассудству, я возбуждённо и необдуманно выпалила, что уйду из школы, но свою позицию не сменю.
      В ответ Наталья Николаевна ехидно ухмыльнулась: "Куда уйдёшь? Сиди уж! Где тебе ещё золотая медаль светит?" Верно, нигде больше не светила. Я дерзила, доказывая, что вовсе не нуждаюсь в ней.
      Одноклассники затаили дыхание, с вожделением ожидая моего наказания за грубый разговор с учителем. Запугивание плохой характеристикой действия не возымело, я упрямо твердила, что перейду в другую школу. Это было делом чести и принципа. 

      Весть об обострившемся конфликте незамедлительно долетела до педсовета. Коллеги Наталью Николаевну не поддержали, она примирительно подобрела и прочла всем родителям лекцию о воспитании подростков. Ничего полезного не сказала и вскоре уволилась по собственному желанию. Учебная жизнь вернулась в прежнее русло.
      Предотвращая мой опрометчивый уход, завуч и директор непедагогично внушали маме, что нездоровый ребёнок с ершистым характером не приживётся в незнакомом окружении. Пусть всё будет стабильно и благополучно.
      Но дух моей юности бунтовал, отвергая покой вместе с намеченной наградой. Скорее всего, маленькой школе понадобилась медалистка как показатель добросовестного труда педагогов. Я идеально соответствовала подобранной роли и заподозрила, что получаю завышенные оценки. Удар по гордости был немалый.

      Сгладить разочарование и удержать меня на прежнем месте могла любимая учительница по физике, только по странному совпадению она уволилась накануне досадного недоразумения.
      Следом другая зацепочка сорвалась: красавчик Сашка Касатиков, моя тайная любовь, закончил десятый класс и уехал из города поступать в лётное училище. Трепетные вздохи и романтические мечтания разом прекратились.
      Инна успешно сдала экзамены и перешла в школу, где училась раньше. Ей там обрадовались. Наши тёплые отношения настоящей дружбой не стали.

      После недолгих колебаний я собрала необходимые документы и простилась с педагогами. Напоследок они обещали горькое раскаяние в якобы неосмотрительном поступке. Я им не верила, ведь трудный путь выбрала осознанно, чтобы не одноклассникам и учителям, а себе доказать - с кривыми ногами и независимым нравом смогу везде учиться! Даже в специализированном классе с углубленным изучением физики и радиоэлектроники, куда принимают не всех желающих.
      Благодаря блестящим отметкам за предыдущие годы, я прошла конкурс без затруднений. Затем неторопливо и доброжелательно побеседовала с директором выбранной школы. Она очень интересовалась моими знаниями, при этом физический недостаток никакой роли не играл. В пачке деловых бумаг медицинская справка залежалась невостребованной.   
 

      Фото из сети Интернет.
      Продолжение - http://www.proza.ru/2017/01/14/311


Рецензии
Здравствуйте, Марина.
Вот и драматургия, вот и перипетии. Когда взрослые занимаются попустительством, дети распускаются.
Вот и проявился характер героини. "Значит нужные книги ты в детстве читал".
Успехов.

Андрей Жунин   12.06.2021 02:51     Заявить о нарушении
Хорошего дня, Андрей!
Да, книги я читала нужные и равнялась на достойных героев. Потому и не плутала по жизни бестолково.
С наилучшими пожеланиями,

Марина Клименченко   12.06.2021 09:29   Заявить о нарушении
На это произведение написано 88 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.