Судьба мудрее. Глава 14. Перемены

      Мама не противилась тому, что я сменила место учёбы. Она переживала лишь из-за дальнего расположения школы. Переполненные автобусы были для меня непривычны и даже опасны: в часы пик толпа нервозно-торопливых пассажиров могла раздавить или затоптать любую свою составляющую.
      Приближаясь к общественному транспорту, я становилась неотрывной частью очумевшего людского потока и передвигалась в нём с трудом. Но себя не жалела, не ныла даже мысленно, ведь в новом коллективе хотела быть равной, не иначе. Многие ребята тоже приезжали издалека, едва успевая к первому звонку.

      Итак, очередной учебный год начался. Праздничная сентябрьская толчея наполнилась любопытно-настороженными взорами учителей, учеников и родителей. Мои одноклассники и одноклассницы, наряженные в стандартные костюмы и платья, всё равно выглядели очень разными.
      Я не могла прикрыть свои специфические отличия формой и слегка комплексовала, но зря: никто презрительных взглядов не кидал и глупых вопросов не задавал. Среди чужих людей впервые было комфортно. 

      Школа оказалась огромной, немудрено заплутать в кабинетах, коридорах и этажах. Всюду был завидный порядок, и нужные классы я запомнила мигом. А к шумным переменам с мельтешением разновозрастной ребятни привыкала долго.
      Резвящиеся малыши чуть ли не сбивали меня с ног, и на первых порах приходилось опасливо передвигаться вдоль стен и перил. Благо, ни одной неприятности не случилось, мелкие волнения учёбе не мешали и мой оптимизм не сбивали.   

      В рамках какого-то педагогического эксперимента в нашем девятом «б» собрались сильнейшие ученики со всего города. Мы друг друга совсем не знали, знакомились сдержанно и вежливо, наскоро определяя симпатии. В нынешней жизни прошлые заслуги не учитывались, все доказывали, кто есть кто.
      Требования по основным предметам значительно превышали образовательные стандарты, и через год несколько человек, не выдержав умственной нагрузки, вернулись в прежние школы. Меня такая участь миновала, но ученический блеск померк: "пятёрки" вдруг превратились в "четвёрки", изредка и "тройки" случались.
      Оценки выставлялись заслуженно, я досадовала, но исправляла их без волокиты. Лишь по литературе снова всплыли проблемы. Думала, не выберусь из тупика. Теперь в сочинениях, идеально написанных по пунктам и правилам, не хватало моих рассуждений - вот дела! Раньше в них нужды не было.
 
      Нина Александровна учительствовала строго, справедливо, бескомпромиссно, в то же время мыслила свободно, нестандартно, искренне. Ребята её побаивались и уважали, авторитетное мнение не оспаривали, оценки не обсуждали. А я так хотела добраться до причин постоянного "хорошо"! Почему не "отлично"?
      Недовольство нарастало из месяца в месяц, однажды мы с литератором поговорили открыто, но по-доброму. Нина Александровна категорично сочла все мои сочинения бесчувственными. Я расстроилась, однако не обиделась, ведь так оно и было. Мне в голову не приходило делиться личными переживаниями и беспокоиться об их творческой ценности. Душу всё прятала, прятала... Может, стоило её приоткрыть?   

      После волнительной беседы я собралась написать что-нибудь отвлечённое от школьного курса. Для начала подходила нейтральная природно-погодная тема. Меня всегда привлекали цветочки-лепесточки, но за окном звенела капелью ранняя весна. Город ещё пребывал в зимней скованности, кругом безобразно распласталась грязно-серая слякоть. Никакой романтики!
      Заслуживал внимания лишь проснувшийся Амур, с натугой и треском срывающий с себя внушительный снежно-ледяной панцирь. Вдохновлённая шикарным зрелищем, я живо нарисовала словесную картинку. Не поленилась украсить её своими фантазиями, представляя каждую глыбу льда сказочным существом.
      За работу, полную свежих сияющих впечатлений, впервые получила "пятёрку". Душа удовлетворённо рванула ввысь - долголетнее затворничество ей изрядно надоело. Я отринула сомнения, смущение, условные рамки и повторила письменные откровения. Опять удачно!

     Незаметная связь с Ниной Александровной окрепла, в конце каждого нового текста она обязательно добавляла несколько ободряющих строк и направляла мои мысли в правильное русло. Я нуждалась в доверительной переписке и подробно рассказывала о прочитанном, увиденном, услышанном.
      Мнение учителя стало гораздо важнее отметок. Но теперь сочинения оценивались по особой шкале ; "Великолепно!", "Замечательно!", "Бесподобно!". А вдобавок к официальным "пятёркам" прилагались один или два плюса. Невероятно! Я шагнула за невидимый барьер, при этом высокую похвалу не афишировала и часто меняла тетради. Маленькая тайна была светлой и тёплой, как лучик солнца. 

      Ещё мне нравилась химия – наука точная, сложная, магическая, требующая глубокого понимания. Я молча дорожила симпатией преподавателя, занималась вдумчиво и воодушевлённо. Галина Николаевна хвалила по делу и по пустякам, по её благим пророчествам меня ожидала блестящая научная карьера. Хотелось этому верить! И непременно быть умницей.
      Однако к некоторым предметам я не испытала ни малейшего интереса. Сюда попали история и география. Равнодушным учителям хватало краткого пересказа параграфов. Они не углублялись в детали значимых событий: назвал ученик даты, особенности стран и континентов, фамилии героев или политиков – вот и прекрасно. Я получала отличные отметки мимоходом, совершенно не утруждаясь. 

      Нечто подобное приключилось и с радиоэлектроникой. Потешный дядька вёл уроки, не сильно напрягая юные умы. Блестящий специалист в своей области, он не имел педагогического образования и стеснялся ставить плохие оценки. Его ученики поголовно были отличниками и хорошистами.
      Мне "светил" только второй вариант. И то благодаря соседу-телемастеру, верно спаявшему мудрёные схемы из домашних работ.
      Когда на плате в нужном порядке замигали крохотные разноцветные лампочки, учитель неподдельно восхитился. Наше общение закончилось празднично, кроме весёлых огоньков, похожих на новогоднюю иллюминацию, ничего не запомнилось. Углубленный курс радиоэлектроники, предусмотренный программой элитной школы, славно погрузился в прошлое.

      А привычное освобождение от физкультуры меня совсем не обрадовало. Подобную невзрачную перспективу по начальной военной подготовке я сама исключила, так как жаждала познать армейские премудрости. Без строевых упражнений обошлась, зато лучше мальчишек разбирала и собирала автомат Калашникова, уверенно управлялась с противогазом, знала назначение каждой ампулки и таблетки в пакете индивидуальной защиты.
      Когда в школьном тире проходили стрельбы, сердце моё ликовало. Старенькие пневматические винтовки служили исправно, я укрощала волнительную дрожь, прижимала холодный приклад к щеке, благоговейно задерживала дыхание и осторожно нажимала на спуск. Выстрел, основанный на внимательности и интуиции, получался!
      Стоя удержать оружие в неподвижности не удавалось: спастика дёргала мышцы и лишала тело надёжной фиксации. Зато в положении лёжа я раз за разом попадала в центр мишени. Винтовка чуть вздрагивала и приятно толкала в плечо, сообщая, что своё отработала. Остальные девочки эти великолепные ощущения со мной не разделяли, и я охотно растрачивала чужие пули, отпущенные на урок.
      Влечение к оружию вечно полусонный военрук не приветствовал. Мол, не подходящее это занятие для женщин, тем более для инвалидов. Жаль, что не получилось доказать ему обратное.
 
            
      Фото из сети Интернет.
      Продолжение - http://www.proza.ru/2018/01/18/342


Рецензии
Здравствуйте, Марина.
Если бы вы пульнули в военрука, он бы сразу поменял своё мнение.
Теперь мне понятно, почему у вас личные переживания на 5 с плюсом.

Ну что ж откроем новую страницу жизни. Как говорится, "Судьба мудрее".
Успехов.

Андрей Жунин   12.06.2021 18:51     Заявить о нарушении
Да, мнение военрука оказалось ошибочным. )
Наверное, читатели откликаются именно на эти переживания.
Меня тоже цепляет искренность авторов.
С уважением и благодарностью за отклик,

Марина Клименченко   13.06.2021 08:29   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 83 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.