Фацетии

               "... ибо какой упрек могу  навлечь на себя я за то,  что подражал нашим предкам в этом,  если даже не мог подражать им в другом..."               
                Поджио Браччиолини                               
               
          Я уже заканчивал школу, когда мне в руки попался случайно томик Поджио Браччиолини. Книжка, хорошо оформленная, была выпущена в начале тридцатых годов издательством "Время". Мне нравились книги этой серии - "В сторону Свана", "Фальшивомонетчики", "Дон Мануэль - лентяй" - чувственные и ироничные, написанные людьми с тонким вкусом.               
          То, что я стал читать, привело меня в замешательство. Оказалось - это сборник анекдотов, часто не слишком остроумных и почти всегда достаточно плоских. Я был поражен - неизвестно почему, но Прошлое казалось мне возвышенным и утонченным: мне так нравились гравюры с готическими соборами, я увлекался старинной музыкой. И вдруг - у автора этой, казалось мне, такой одухотворенной  эпохи - столь явно дурной вкус!  - Допустим,- думал я, - такова и была в действительности Эпоха, по сути все еще Средневековье, с его грубостью и примитивными средствами выражения: взять хотя бы скульптуру в тех же готических соборах. Но современники - м о и  современники - что  они могут найти привлекательного в этих малопристойных, да еще к тому же неловко рассказанных историях? Я не находил ответа.               
           Прошли годы, десятилетия. Я стал уже немолодым, очень немолодым человеком, когда заметил, как странно смотрят на меня иногда внуки, их друзья, когда я рассказываю им очередной анекдот, очередную байку времен моего  детства.  То, чем не задумываясь,  потчевала меня моя любимая бабушка,  сидя за своей швейной машинкой,  кормившей и одевавшей всю нашу семью: эти рассказы о Ходже Насреддине - бабушка провела свое детство на Востоке, в Трапезунде - эти анекдоты про Кинто, старотифлисские стишки и песенки...               
           "С разным девочкам гулял, сильно наслаждался, нехорош болезнь поймал,.... насморк назывался"....               
           Нет, не стеснялась бабушка, рассказывая мне,  как Кинто приглашал в баню незнакомую молодую женщину из Общества:               
           - Мадам-джан, пойдем в баню!               
           - Фу. нахал!               
           - Не хочешь - ходи грязный!               
           А я, я по малолетству не слышал в этом анекдоте ничего непристойного, ничего, кроме проповеди... чистоплотности.               
           Или эта сценка - танцующие на городсом балу Кинто и Курсистка:               
           - Пойду к окну, - говорит утомленная жарой и танцами девушка.               
           - Пойди, какни, - соглашается Кинто...               
           Ну что, скажите на милость, тут остроумного? - мои внуки и их подруги натянуто улыбаются, явно не чувствуя...  не чувствуя того, что не смог распознать тогда, раскрыв "Фацетии" Браччиолини, я сам: атмосферы, запаха эпохи, такого резкого, что я чуть было не написал слово:  вонь.               
           Впрочем, для историка  города, их быт, события давних времен не воняют, и аромат эпохи  говорит ему о ней больше, чем не всегда достоверные и честные строчки летописца.               


Рецензии
Если от меня пойдешь налево,
На балконе сидит королева,
Зис, эцева, пехзе вера сдгеба
Эткоба дамкрати ром счирдеба,
У нее жених живет в Париже,
Он по моде очен-очен рыжи,
Она называет его Жаком,
Потому что ходит он пиджаком)))

Поется с ярко выраженным тбилисским акцентом))) Пела мамина подруга, но слова некоторые, сдается мне, изменены были ввиду присутствия малолетних слушательниц)))

Сопико   30.05.2018 18:56     Заявить о нарушении
Сопико, это так здорово - слышать знакомый акцент, пусть он только на бумаге, но ведь слышен же! Да. тифлисский фольклор неистребим и возрождается иногда неожиданно на совсем, казалось бы, иной почве. Так, приходит однажды на кухню дочь, Наталья, и сетует: Нинель Ивановна задала по литературе "Песнь о Буревестнике". Наизусть. А не только не учится. но и не нравится вовсе! Что поделаешь - пришлось посидеть полчаса и вот что получилось: Над седым равнином моря Сурб-Саркис гулиаэт И один поганый птичка Он под хвост толкаэт. Всэ воробышка-синичка Дома отдыхаэт, Толко этот врэдни птичка Крилями махаэт! Он кричит противним криком, Спат он всэм мэшаэт, И, как пьяни хулиган Пакой нарушаэт! Чорни ворон прилэтаэт, Птичка забираэт, И его он за скандал В КПЗ сажаэт! Сказывается-поется на мотив известной "В Александровском саду музыка играет".... Каково же было мое изумление /как писали во времена Грибоедова/, когда я на следующий день увидел в дневнике у Наташи 5 по литературе! Оказывается, и Нинель Ивановна была вовсе не такой уж любительницей Горького. А тифлисский фольклор, напротив, уважала... И еще вспомнились мне строчки про Николая Коплатадзе, директора Бюро Прогнозов: Кока, Кока, Николоз, Кому нужен твой прогноз? - Вместо жары - наводненье, вместо дождика - мороз!

Александр Парцхаладзе   30.05.2018 20:08   Заявить о нарушении
Брависсимо!!! Вихалисе дзалиан! Спасибо огромное!

Сопико   30.05.2018 23:24   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.