Звезда Пушкина

РАССКАЗ-СКАЗКА ДЛЯ ДЕТЕЙ ДОШКОЛЬНОГО И МЛАДШЕГО ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА

      Ночь. Небо украшено множеством звёзд и яркой луной. Но вот, кажется, одна звёздочка сорвалась с неба и полетела на Землю. Куда, зачем?

      Царскосельский лицей. Тишина. Все лицеисты погасили свечи в своих комнатках-кельях и заснули крепким сном. И только одному из них, смуглому, с рыжими кудрями и голубыми глазами, явно не спится. Это Саша Пушкин. Он вскочил, зажёг свечу, стал у конторки и на листе бумаги появились строчки:

      Мне видится моё селенье,
      Моё Захарово; оно
      С заборами в реке волнистой
      С мостом и рощею тенистой
      Зерцалом вод отражено...

      Сегодня он целый день вспоминал Захарово. Дома, в семье он был молчаливый, застенчивый, неуклюжий малыш. Матушка любила его сестру Ольгу и брата Лёвушку, им дарила внимание и ласку. А он, недолюбленный, обиженный, ещё больше замыкался в себе. 

      Но вот бабушка Мария Алексеевна купила недалеко от Москвы дом в деревне Захарово и привезла сюда на лето внуков. Едва возок остановился, он спрыгнул с него и побежал посмотреть на эту дивную природу, пруд, речку, берёзовую рощицу. Деревенские мальчишки прибежали, помогли разгрузить вещи. Вскоре он с ними подружился и научился играть в горелки, лапту, золотые ворота, ручеёк, зарю-заряницу, городки и другие игры. Здесь он впервые увидел крестьянский труд в поле, познакомился с народными обычаями, увидел народные праздники.

      Вечером, уложив внука в постель, бабушка, а то и няня рассказывали ему русские народные сказки и он, очарованный и счастливый, сладко засыпал. А завтра будет опять беготня, игры и поездки к родственникам, что жили неподалёку.

      Когда он вернулся в Москву, его было не узнать. Он превратился в подвижного  живого мальчишку, который то и дело бегал по дому и везде успевал. Изменения в нём заметили и именитые гости, часто бывающие у них, известные литераторы Жуковский, Карамзин, Дмитриев, Батюшков,  и так же дядя Василий Львович Пушкин. Они вели разговоры о литературе, искусстве, читали свои произведения. Присев в сторонке на кресло, он с восторгом внимал каждому их слову.

      Саша сам пробовал сочинять. Случайно его поэма попала в руки гувернёра-француза и он посмеялся над ней. Мальчик заплакал и кинул поэму в печку. И всё  же он продолжал писать и его стихи с каждым годом становились всё лучше и лучше.

      Однажды, когда Саше было уже 12 лет, приехал дядя Василий Львович и сообщил, что в Царском селе открывается Лицей для детей высокопоставленных дворян и пообещал обязательно устроить туда племянника. Так он оказался в Лицее.

      Вдруг за окном что-то ярко засветилось. Саша открыл окно и в комнату влетела... Звезда.

      - Здравствуй, Пушкин!
      - Здравствуй, Звезда! Ты ко мне?

      - Да, ведь я твоя Звезда. Я родилась вместе с тобой 26 мая 1779 года. И хоть я на небе, но я всегда с тобой, наблюдаю за тобой, радуюсь твоим успехам и даже вдохновляю тебя. Просто ты меня не видишь.

      - Спасибо тебе!
      - Скажи, Пушкин, как тебе живётся в Лицее?

      - Прекрасно живётся. У меня много друзей, учителя самые лучшие. Учусь  же так себе. Люблю словесные дисциплины: российскую, латинскую, французскую, немецкую. А вот с математикой и физикой не дружу. Кажется, учителя мне это прощают.  Когда не могу решить задачку, говорят:  "Идите, Пушкин, и пишите стихи". Сейчас я в Лицее лучший поэт, это все признали. Ещё люблю рисование, танцы, фехтование, верховую езду. В свободное время мы, лицеисты, много спорим, говорим о литературе, следим за новинками, издаём свой журнал. В парке много развлечений, бегаем, играем в мяч и, смешно сказать, лазаем через забор в царский сад, яблоки воруем.  Государь, конечно, недоволен.

      - А что ты думаешь о своём будущем?
      - Сначала хотел стать военным, офицером. Но потом, посмеявшись над собой, решил, что красиво мёрзнуть на параде - это не для меня. После окончания Лицея буду служить каким-нибудь чиновником. Но нет, нет! Не этого я хочу! Литература, поэзия - вот моё призвание! Недавно написал, слушай:

      ... И знай, мой жребий пал, я лиру избираю,
      Пусть судит обо мне, как хочет целый свет,
      Сердись, кричи, бранись, - а я таки поэт.

      - Но литература ещё никого не накормила, - заметила Звезда.
      - Тогда я буду первым, кто будет зарабатывать себе на жизнь литературным трудом.

      - Эх, Пушкин, тогда денег тебе никогда не будет хватать. Ну что ж рада, что мы наконец встретились с тобой, поговорили.
      - Погоди, Звезда, не улетай. Ты должно быть знаешь о моём предначертании?
 
      - Да, ты станешь великим русским поэтом. Ты напишешь многие произведения, которые на века войдут в российскую и мировую литературу. Тебя назовут классиком и будут изучать твоё творчество в школах.
      - А почему бы и нет!

      - Но в 21 веке найдутся некоторые недалёкие людишки, которые будут говорить: "Ах, зачем нам этот Пушкин! Он устарел, он никому не нужен!"
      - А фигушки им! А ешё, ещё что?

      - Ещё памятники тебе установят, сначала в Москве, потом в Петербурге и дальше, дальше по всей России, по всему миру.
      - Ну что ж, я рад за себя. Пусть это будут памятники не мне, а российской литературе. А то неудобно как-то. И...
      - И скоро утро, Пушкин, ложись спать. - И Звезда улетела.

      "Знаю о чём он хотел спросить, - подумала она. - Но не могла же я ему сказать, что в 37 лет, он, защищая честь своей любимой жены, погибнет на дуэли. Но я, его Звезда, буду светить всегда!"

      На коллаже:

      В центре:
      Царскосельский лицей в пушкинские времена.
      Памятник Пушкину-лицеисту в Царском селе - Пушкине.

      Слева:
      Саша Пушкин маленький.
      Памятник Саше Пушкину и бабушке Марии Алексеевне Ганнибал в Захарово.
      В Лицее - скульптура Пушкина-лицеиста и его комната.
      Пушкин - выпускник Лицея.

      Справа:
      Саша в отцовской библиотеке.
      В лицейском парке.
      Памятник А.С.Пушкину в Москве.  Скульптор А.М.Опекушин.Установлен в 1880 году по инициативе бывших лицеистов.
      Памятник А.С.Пушкину в Одессе.  Ниже бюста располагается поэтическая лира,
а над ней звезда.

      






















 












      


Рецензии
Михаил Лермонтов
СМЕРТЬ ПОЭТА

Отмщенья, государь, отмщенья!
Паду к ногам твоим:
Будь справедлив и накажи убийцу,
Чтоб казнь его в позднейшие века
Твой правый суд потомству возвестила,
Чтоб видели злодеи в ней пример.

Погиб поэт! — невольник чести —
Пал, оклеветанный молвой,
С свинцом в груди и жаждой мести,
Поникнув гордой головой!..
Не вынесла душа поэта
Позора мелочных обид,
Восстал он против мнений света
Один, как прежде... и убит!
Убит!.. к чему теперь рыданья,
Пустых похвал ненужный хор
И жалкий лепет оправданья?
Судьбы свершился приговор!
Не вы ль сперва так злобно гнали
Его свободный, смелый дар
И для потехи раздували
Чуть затаившийся пожар?
Что ж? веселитесь... — он мучений
Последних вынести не мог:
Угас, как светоч, дивный гений,
Увял торжественный венок.
Его убийца хладнокровно
Навел удар... спасенья нет:
Пустое сердце бьется ровно.
В руке не дрогнул пистолет,
И что за диво?.. издалека,
Подобный сотням беглецов,
На ловлю счастья и чинов
Заброшен к нам по воле рока;
Смеясь, он дерзко презирал
Земли чужой язык и нравы;
Не мог щадить он нашей славы;
Не мог понять в сей миг кровавый,
На что́ он руку поднимал!..
И он убит — и взят могилой,
Как тот певец, неведомый, но милый,
Добыча ревности глухой,
Воспетый им с такою чудной силой,
Сраженный, как и он, безжалостной рукой.
Зачем от мирных нег и дружбы простодушной
Вступил он в этот свет, завистливый и душный
Для сердца вольного и пламенных страстей?
Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,
Зачем поверил он словам и ласкам ложным,
Он, с юных лет постигнувший людей?..
И прежний сняв венок, — они венец терновый,
Увитый лаврами, надели на него:
Но иглы тайные сурово
Язвили славное чело;
Отравлены его последние мгновенья
Коварным шепотом насмешливых невежд,
И умер он — с напрасной жаждой мщенья,
С досадой тайною обманутых надежд.
Замолкли звуки чудных песен,
Не раздаваться им опять:
Приют певца угрюм и тесен,
И на устах его печать.
А вы, надменные потомки
Известной подлостью прославленных отцов,
Пятою рабскою поправшие обломки
Игрою счастия обиженных родов!
Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда — всё молчи!..
Но есть и божий суд, наперсники разврата!
Есть грозный суд: он ждет;
Он не доступен звону злата,
И мысли и дела он знает наперед.
Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:
Оно вам не поможет вновь,
И вы не смоете всей вашей черной кровью
Поэта праведную кровь!

Тауберт Альбертович Ортабаев   07.09.2017 15:19     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.