Судьба мудрее. Глава 18. ВУЗ. Начало пути

      Моё поступление в престижный ВУЗ для друзей и знакомых явилось полнейшей неожиданностью. О смене своих приоритетов я им не говорила, и некоторые приятели посчитали, что в ход пошла тайная протекция.
      Мы с мамой посмеивались и никого не разубеждали. Не было у нас ни нужных связей, ни завидных покровителей, ни лишних денег для оплаты сомнительных услуг. Только благосклонность судьбы выручала, но не все в неё верили, зато наперебой пророчили невыносимые трудности.
 
      А мне недосуг было задумываться об учебных каверзах. Авось справлюсь! Кое-какие медицинские понятия уже имелись, я же с детства любила всё, что связано с больницей, и зачастую целыми днями крутилась около мамы на сестринском посту. То таблеточки в мензурки раскладывала, то градусники да направления больным по палатам разносила. Уколов и крови совсем не боялась, о физиопроцедурах много знала, о массаже, о плёночках из кабинета ЭКГ.

      В моих играх бутылочки из-под лекарств, жгуты, салфетки, лоточки, пинцеты и шприцы были первой необходимостью. Строение человеческого тела я самостоятельно изучала по сложным картинкам для докторов, названия разных болезней точно связывала с поражением внутренних органов или нервов.
      Верно судила о гипертонии, стенокардии, хондрозе, ангине, гастрите. Даже полезные рекомендации могла дать. Только не понятно, почему не мечтала стать врачом.

      Прибольничная территория с лечебными корпусами, подсобными строениями, пышным садом и неровными клумбами была родной и знакомой до мелочей. Я там выросла и никогда не скучала.
      Сотрудники и пациенты хвалили меня даже по пустякам, одаривали мелкими игрушками и угощали свежими булочками, сахарным печеньем, душистыми пряниками и шоколадными конфетами. Было так приятно!
      Мамой своей я гордилась! Спасая чужие жизни, она получала немало благодарностей и грамот. Неплохо, если у нас будет единый профессиональный путь. Поздно отступать. Вперёд и с песней!

      Тёплые воспоминания поддерживали мой дух недолго. Боевой настрой сник на зачислении. Это важное и волнующее событие собрало в холле института человек двести или больше. Почти каждого новоиспечённого студента сопровождали родители. Лица у всех были скорее испуганно-озабоченными, чем счастливыми: вот и шагнули детки во взрослую жизнь! Мамам и папам осталось радостно всплакнуть и помахать им вослед.

      Списки первокурсников висели на главном стенде и состояли сплошь из незнакомых фамилий. Одна неразбериха! В поисках одногруппников переполошенный народ метался из стороны в сторону. Бойкая молодёжь оттеснила меня в самый дальний угол, слава Богу, хоть с ног не сбила. Бесполезная суета улеглась после того, как все чинно разместились в огромном актовом зале. Торжественный момент наконец-то настал!
      Декан лечебного факультета, профессор Георгий Владимирович Ананьев, после краткого приветствия рассказал о ВУЗе, потом без церемоний пригласил на сцену невесть кем назначенных старост. Они становились связующим звеном между студентами, преподавателями и руководителями института - незавидная перспектива. "Ох, сейчас кто-то "влипнет"!" - подумала я сочувственно. Хорошо, однако, сидеть на мягком кресле и быть зрителем!

      Скорее всего, остальные ребята имели такое же мнение: кому хочется за всю группу отдуваться? Свои бы проблемы решить... Домыслить не удалось, вдруг отчётливо и правильно прозвучала моя фамилия. Как гром среди ясного неба, пугающий до дрожи.
      Вот это фокус! Вопиющая несправедливость! Почему именно я?! Кому в голову пришла нелепая идея назначить инвалида старостой? Не хочу, не хочу, не хочу! Серьёзные обязательства страшно на себя взваливать.   
      За последние школьные годы я почти утратила лидерские стремления, собиралась учиться в ВУЗе без дополнительных забот. А тут из полутьмы, скрывающей мой физический недостаток, пришлось подниматься на залитую ярчайшим светом сцену.  Чтоб все видели и знали, кто я такая. И какая. Шок!

      Чрезмерное волнение меня окольцевало, сдавило, запульсировало в висках, растеклось по телу липким потом и застряло в груди. Я еле вынесла всеобщее обозрение, в шумный зал спустилась на ослабших дрожащих ногах, задыхаясь от смущения. 
      Едва угасли неприятные эмоции, ко мне со всех сторон стали подходить незамеченные прежде юноши и девушки – те самые, за которых нужно ответ держать. Лица, имена и фамилии мелькали, словно в тумане.
      Круг обязанностей обозначился в общих чертах, но уже предвещал головную боль и нескончаемое напряжение. Мой рассудок, слегка подавленный внезапными переживаниями, включился на полную мощность.

      Студенческая жизнь резко набирала обороты, имея давний опыт организатора, я приспосабливалась к ним наспех. К окончанию первого семестра наша группа из девяти человек неплохо сплотилась и благополучно выделилась на курсе: указания деканата исполнялись чётко и вовремя, успеваемость держалась на высоком уровне, редкие прогулы обычно скрывались.
      Ребята оказались такими же умными, сознательными, целеустремленными, как в незабываемом спецклассе. Моя хромота никому не мешала. Я быстро научилась подчиняться приказам начальства, не теряя авторитета и симпатий одногруппников. Через год должность старосты стала вполне комфортной.
 
      Не слишком утомительная общественная работа от учёбы меня не отвлекала. Профилирующие предметы (латинский язык, анатомия, биология, химия) я осваивала с интересом и без затруднений.
      Но в длинном списке изучаемых наук были ещё физика, высшая математика, история КПСС, атеизм, философия. Политизация сферы образования не знала меры, будто бы лечить людей придётся по принципам марксизма-ленинизма. Никак иначе! 

      Бестолковые установки душа моя не принимала, зубрить я не умела. Промучившись несколько месяцев, нашла единственный выход – конспекты первоисточников. Это же основа основ! Кто поспорит? Можно не слишком вникать в содержание нудных трактатов, главное – тетрадку красиво оформить: тему выделить, поля отвести, на них ленинское «NB!» кое-где поставить, умную фразу красным подчеркнуть. И на семинарах не зевать, хоть на один вопрос преподавателя ответить, если поймёшь, о чём он. В общем, стабильную "четвёрку" я себе обеспечила не напрягаясь.   
      Но к писаным и неписаным законам советской страны приспосабливались не все. Из-за "неудов" по политическим предметам нерадивых студентов отчисляли без душеспасительных бесед. Для медицинской сферы эти немалые потери вряд ли были оправданными.

      
      Фото из сети Интернет. Хабаровский Мединститут, ныне - Университет.
      Продолжение - http://www.proza.ru/2018/01/22/304


Рецензии
Здравствуйте, Марина.
Легко, плавно катится колесо жизни. Успели заскочить в последний вагон. Очень комфортно чувствуете себя, излагая от первого лица.
Но если пойдёт действие(вас взяли в заложники на даче), первое лицо начинает тормозить.

Андрей Жунин   15.06.2021 20:04     Заявить о нарушении
Неслабо потрясло меня в этом "вагоне". Но путь был правильным.
Вот закончу правку того, что уже есть, и от первого лица писать больше не буду.
А то слишком много "я" получается. )
Всего наилучшего, с уважением,

Марина Клименченко   16.06.2021 05:24   Заявить о нарушении
На это произведение написана 81 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.