Судьба мудрее. Глава 27. Интернатура

      Интернатура - это заключительный этап высшего медицинского образования, период самостоятельного врачевания под контролем опытных коллег. Я страстно желала применить свои познания на практике, однако карьера началась с горем пополам: меня неудачно распределили в больницу, расположенную на самой окраине города. Стоило только согласиться с этим решением деканата, и целый год пришлось бы выматывать силы и терять уйму времени на дорогу.

      Толкотня в переполненных автобусах и повторные пересадки с одного транспорта на другой были для меня затруднительными. Опасаясь повредить едва окрепшие кости и связки, я обратилась за помощью в городской отдел здравоохранения. Заведующая вполне могла дать направление в ближайшую клинику, но почему-то не захотела, хотя врачи требовались везде. Наверное, ей не приглянулся мой простецко-неполноценный вид, как и декану Дулину несколько лет назад. Впечатления от этих встреч остались одинаковыми.
      Во взгляде большой начальницы я сразу уловила пренебрежение. И разговора, даже краткого, у нас не получилось. Казалось, мы принадлежим к разным мирам, которые не должны пересекаться. Напомаженная пышнотелая дама, крепко пахнущая французским парфюмом и явно пресыщенная властью, встретила меня крайне недружелюбно. Даже присесть не предложила. Похоже, она куда-то опаздывала, потому нервно теребила то воротничок своей яркой кофточки, то полы распахнутого халата. Заодно поправляла причёску невероятной красы, блистала массивными золотыми серьгами, кольцами и дизайнерским маникюром.

      В суть моего робкого прошения раздражённая женщина вникать не думала, чтобы скорее закрыть вопрос, категорично и безапелляционно заявила: "Если не способны трудиться – сидите дома. Вы же пенсию по инвалидности получаете, можно и не работать. Нечего служебные пороги обивать!". Вот так-так! Чиновничья порода дала о себе знать. Я не сильно удивилась, однако расстроилась. Люди в белых одеждах далеко не всегда оказывались чистыми душой и помыслами. Понятно было, что удобный вариант интернатуры мне не получить. Нравственная глухота непробиваема! А дэцэпэшная доля незавидна. 
      Но руки я не сложила. Чуть испуганно отправилась на приём к вышестоящему руководителю. Уже в крайздравотдел. Народа разных чинов там собралось так много, что ожидать вердикта пришлось несколько часов. Меня, как самую молодую и тихую, остальные посетители всё время смещали к концу очереди. Я с ними не спорила и в кабинет зашла последней.    
      Глава региональной медицины был немолодым, изрядно утомлённым, но спокойным и внимательным. Мою проблему он посчитал мелочью и разделался с ней ровно за пять минут одним телефонным звонком. Хромота препятствием для врачевания вообще не рассматривалась. В назначенный срок я всё же обрела законный статус врача-интерна.
      
      До нового рабочего места можно было дойти без затруднений, теперь мне ничто не мешало доказывать профессиональную состоятельность. Дела крупные и мелкие удавались, однако путаных моментов хватало. Но я разбиралась в них с интересом. Пациенты, медсёстры и доктора относились ко мне уважительно, порой удивляясь дотошности и старательности. За спины наставников я не пряталась, с обязанностями справлялась не хуже других молодых специалистов. Только поначалу не умела отделять физические страдания больных от их душевной боли. Попытки облегчить всё сразу вызывали немало дум и волнений, собственные тревоги неизменно уходили на второй план. 
      Коллеги с большим стажем не скупились на советы и помогали избежать фатальных ошибок. Мой опыт складывался из удач, оплошностей и недочётов. Я продумывала каждое лечебное действие, прислушивалась к замечаниям старших товарищей, исправляла упущения и спешила делать добро. 

      Реальным поводом для гордости стала личная папка в регистратуре поликлиники. Надпись на её красной обложке извещала о том, что в определённые дни и часы приём ведёт врач-терапевт Клименченко Марина Викторовна. Любуясь своим именем, я каждое утро проходила в кабинет по длинному узкому коридору и волновалась о том, как больные воспримут хромого доктора.
      Необычная походка привлекала внимание столпившихся пациентов, их взгляды были очень разными - удивлёнными, жалостливыми, пренебрежительными, но чаще - понимающими и добросердечными. Толкаясь в очереди, старички обсуждали свои и мои недуги. Порой колко судачили: "Сама вон какая больная! А нас лечить берётся...". Опасались, наверно, доверять здоровье инвалиду. Кто-то понимал, что доктор в основном работает головой, кто-то – нет.

      Я старалась быть выше пересудов и благодушно забывала чужую бестактность. Толковые назначения приносили страждущим облегчение, а мне - стимул для работы и множество искренних благодарностей. Однажды очередь на приём растянулась до бесконечности.
      Кроме этих радостей, осталась в памяти и первая зарплата. Сумма в сто двадцать рублей по тем временам считалась немалой. Большую часть я отдала маме на покрытие текущих расходов и хронических долгов. Карманные двадцать рублей оказались баснословным богатством! Этих денег хватало на косметику, новые книги, дорогое печенье, конфеты "Птичье молоко" и даже на импортные шоколадки с изумительной фруктовой начинкой!
      Я обрела желанную самостоятельность. Мы с мамой стали лучше питаться и одеваться, купили цветной телевизор, провели домашний телефон, а по вечерам традиционно пили ароматный чай со сладостями и неторопливо обменивались новостями. Медицина определяла близость помыслов и темы разговоров. По юношеской глупости я мало следовала родительским нравоучениям и предостережениям, но всё равно для нашей семьи те годы были лучшими.


      Фото из сети интернет.
      Продолжение - http://www.proza.ru/2017/01/23/312


Рецензии
Ох, как радостно за Героиню истории.
Наконец-то обрела свою любимую (!) профессию!
Это дорогого стоит.
А фраза -

"По юношеской глупости я мало следовала родительским нравоучениям и предостережениям..."

Так знакома, видимо, для всех людей.
Все мы в молодости не желаем слушать более старших, умудрённых жизненным опытом людей. Увы, правда.
Нравится читать. Душой переживаешь за героиню, вспоминая и свои годы юности.
Жму -понравилось.
Читаю дальше.

Галина Леонова   18.04.2022 14:26     Заявить о нарушении
Сердечно Вас благодарю, Галина!
С теплом,

Марина Клименченко   18.04.2022 17:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 77 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.