Судьба мудрее. Глава 30. Добрый путь

      Несмотря на некоторые перипетии, мой профессиональный путь был добрым и удачным. Точно таким, как мечталось в юности. Не ошиблась судьба, определив его.
 
      Я честно врачевала четверть века. Первые пять лет работала на пределе физических возможностей и с огромным моральным напряжением, но в скидках на нездоровье не нуждалась. Главный врач поддерживал меня словом и делом: оплачивал дополнительные часы приёма, позволял менять его график, предупреждал о текущих проверках, направлял без отрыва от производства на курсы по диабетологии и тиреоидологии.
      Местные и приезжие лекторы каждый год проводили интересные и полезные конференции, лекции, семинары. Зная о новейших разработках в эндокринологии, я внедряла в практику то, что могла - в основном, методы диагностики и лечения.
      Оснащение кабинета постепенно улучшалось: сначала появились новые весы, разные таблицы, плакаты, муляжи, потом глюкометры, пробные шприц-ручки. Всё это позволяло доступно объяснять пациентам особенности их заболеваний.

      По долгу службы я была не только лекарем, но и учителем. Много лет вела занятия в "Школе больных сахарным диабетом", программу которой без прикрас можно назвать наукой выживания. Она пригодилась десяткам моих пациентов - молодым и пожилым, хорошо образованным и не имеющим понятия о медицине.
      Не жалея сил и времени, я мотивировала их на спасительное изменение образа жизни. Менее всего в рядах учеников ожидала увидеть Нину Александровну - любимую учительницу по литературе. В пенсионном возрасте у неё обнаружился тяжёлый диабет, и срочно понадобилась помощь. Видимо, пришла пора отдавать тепло, когда-то мне подаренное.
      Теперь я стояла с указкой у доски и диктовала уважаемому и дорогому человеку правила борьбы с недугом. Она их прекрасно усвоила, здоровье поправила, обняла меня благодарно и сказала, что я на своём месте, пользы людям принесу немало. Это была похвала высшей пробы!

      Не успела я оглянуться, как набралось пять лет трудового стажа, и настал срок получать начальную квалификационную категорию. Некоторые коллеги игнорировали необязательный этап, не желая мотать нервы и сталкиваться с придирчивой комиссией. Но мои отчёты внушали оптимизм, каждый год отмечался большими и малыми нововведениями, успехами, и я азартно взялась за дело.
      Сопоставить цифры, сделать таблицы и диаграммы было не слишком сложно. Правда, в поликлинике даже простенького образца не нашлось, чтобы посмотреть, как правильно оформляются необходимые документы. Сначала я немного растерялась, потом обратилась к примерам и рекомендациям докторов из Новокузнецка, а в некоторых тонкостях разобралась сама. 

      Строгие рецензенты оценили мой труд высоко, с тестами я справилась запросто, на вопросы о специфике амбулаторной работы эндокринолога ответила бодро. В результате на немноголюдном торжественном заседании получила вторую врачебную категорию. А вместе с ней - одобрение и тёплые поздравления от местных медицинских светил.
      Профессора и доценты воодушевлённо пожелали мне дальнейших удач, профессионального роста и выразили надежду на нашу скорую встречу. Я приняла их напутствия как руководство к действию, перевела дух и через пару лет досрочно претендовала на первую, более значимую, категорию.
      Члены аттестационной комиссии несколько удивились рвению молодого доктора, однако единогласно меня поддержали. Дерзкая попытка закончилась триумфально! До вершины врачебной карьеры оставалось пять лет. 
    
      Руководители больницы поощряли все мои достижения почётными грамотами, премиями, устными и письменными благодарностями. Смущённая частой похвалой, я старалась не выделяться среди коллег. Спокойно вела приём в маленьком уютном кабинете и регулярно проводила медосмотр якобы здорового населения - работников ближайших предприятий, студентов и школьников. 
      Ежегодно у трети первично обследованных выявлялись признаки эндокринных отклонений. Как бы ни продвигалась медицина вперёд, распространение зоба, сахарного диабета и ожирения неуклонно возрастало.
      Я вела статистику, делала выводы, определяла лечебные проблемы и задачи. Так собрала материал и спустя пять лет приблизилась к очередному рубежу. В тридцать семь лет мне без вопросов, быстро и доброжелательно присвоили максимально возможную категорию. Высшую! 

      Эту удачу во многом определила награда краевого конкурса "Признание". Он проводился в нашем регионе впервые, кроме основных показателей работы понадобились описания интересных клинических случаев, тайные отзывы обо мне пациентов, коллег, главного врача, ходатайство Ассоциации эндокринологов.
      Я заинтересовалась проектом, немного напряглась, собрала большой пакет требуемых бумаг, снова прошла тестирование и неожиданно получила Диплом второй степени в номинации "Лучший врач-эндокринолог". К нему прилагалось материальное вознаграждение, невеликое, правда, но всё равно было очень-очень приятно!

      Другим важным подспорьем для получения высшей категории стали печатные работы. Без особых усилий я проанализировала собственные наблюдения, результаты деятельности и сложила почти научный трактат.
      Наполненный логичными заключениями и дельными предложениями, он представлял определённую ценность для практикующих врачей. Несколько статей были опубликованы на страницах специализированных журналов Дальнего Востока, что для обыкновенного доктора - несомненное достижение.   

      Я очень долго была нужной в медицинской сфере, гордилась принадлежностью к самой гуманной специальности, признанием сотрудников и больных, ранней карьерой. С привычными чувствами долга и ответственности спешила делать добро и считала врачевание одной из составляющих личного счастья. Ведомая ежедневными служебными "надо", порой не успевала заботиться о собственном здоровье - проблемы больных были важнее.

      Ни разу не изменив своему выбору, я стала свидетельницей развала советского здравоохранения и его российской переделки. Сначала безоговорочно верила в благую суть реформ, участвовала в них в полную силу.
      И правда, десяток лет забота Родины о простых гражданах набирала обороты. Потом один за другим грянули всемирные финансовые кризисы, их последствия затронули все стороны экономики. Денежные вложения в непродуктивные отрасли ограничились рамками до крайности урезанного бюджета.
      Медицина уподобилась сфере производства. Здоровье стало предметом торга, а сестринская или врачебная помощь - оплачиваемой услугой. Исход людских страданий попал в прямую зависимость от толщины кошельков. Доктора научились лечить болезнь, а не человека. Причём, по утверждённому шаблону, зачастую без милосердного подхода. Все забыли, что когда-то врачевание считалось искусством…

      Родной мир, наполненный самопожертвованием и готовностью трудиться за идею, остался далеко в прошлом. За годы всяческих перемен моё дело потеряло святость. Я не приспособилась к безжалостным выпадам времени, не перекроила мысли, стремления, убеждения. Несколько лет исправно ходила на работу, только уже не любила её как прежде - слишком много накопилось неразрешимых противоречий.
      Руководители, с которыми я работала душа в душу, отправились на пенсию, слаженный коллектив распался, от большого терапевтического объединения осталась одна поликлиника, и та стала второстепенным филиалом другой организации.
      Даже чудесный прибольничный сад, давно заброшенный, но ещё живой, пошёл под сруб. Деревья, как положено, умирали стоя, их опилочный прах витал по округе несколько дней. Светлый зов детства умолк, а жернова прогресса вертелись быстрее и быстрее.
 
      Мой труд был востребованным, но гражданский патриотизм зачах, из-за непродуманных указов не осталось места ни творчеству, ни инициативе, ни новаторским идеям. Душу корёжило от холода и неуюта, она, изрядно опустошённая, устала от обязательств, настойчиво запросила тишины и покоя.
      Я завершила профессиональный путь с чистой совестью: долг врачебный исполнен, для блага больных людей сделано всё возможное. Теперь бы отдохнуть и отыскать другую добрую дорогу. Судьба наверняка подскажет нужный поворот. Надо ей верить!


      Фото из сети Интернет.
      Конец первой части. Продолжение - "Спортивные страсти".


Рецензии
Марина, вечер добрый!

Прошло четыре года с момента написания твоего рассказа, а состояние здравоохранения в городе неуклонно падает.
Пришли дилетанты- руководители, которым по барабану все, кроме "бабла".
Профессионалов увольняют без нато причины, это вообще беззаконие, даже в дремучие 70-е-80-е такого близко небыло.
Смутное время, коллега!!

С уважением Саша

Александр Железногоров   15.06.2021 12:57     Заявить о нарушении
Смутное, Саша!
Я вовремя ушла из медицины, не успев ужаснуться нововведениям.
Хорошего дня желаю, с уважением и благодарностью за прочтение и отклик.

Марина Клименченко   15.06.2021 13:23   Заявить о нарушении
На это произведение написано 115 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.